Sunshine

Слэш
NC-17
В процессе
35
автор
Райчес бета
kuromoo гамма
Размер:
планируется Макси, написано 38 страниц, 4 части
Описание:
Где ты, душа, подобная моей?
Посвящение:
любви к В26
свою бету цмокаю в лобик :>
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 13 Отзывы 13 В сборник Скачать

4. мне ничего не страшно

Настройки текста
— Теперь, я надеюсь, ты объяснишь, какого черта ты устроила, — почти прорычал Гамма, развернувшись на пятках и едва не столкнувшись с Элен, одновременно с этим нервно одергивая ворот рубашки. Фран поморщился, чувствуя, как громкий голос Гаммы острием ввинчивается прямо в череп и пробивает его насквозь. Парень выдохнул, поведя плечами, и оглянулся. Ему очень нравился дом Юни: здесь везде чудилось ее присутствие. Никакого выставленного напоказ бесполезного богатства, ничего лишнего, только приятные деревянные арки, светлые стены, пропитанные солнцем и уютом, и, как акцент, по большей части темные картины в массивных рамах. — Братан, кто там? — показалась из дверного проема лохматая голова с длинными розовыми волосами. — О, это ты, Элен! — Нозару, — девушка кивнула и махнула парню рукой, а затем вновь перевела взгляд на Гамму. — Я буду разговаривать только с твоим боссом. — Развяжите руки уже-е-е, — протянул Фран, лениво переминаясь с ноги на ногу, — а то я их не чу-у-увствую. — Нозару, — после долгой паузы наконец позвал Гамма, — принеси нож или ножницы в зал, пожалуйста, и позови Тазару и госпожу Юни, — затем повернулся к Элен и Франу, жестом приглашая их пройти за собой. Зал был предназначен, скорее всего, для обедов с большим количеством гостей, подумалось Франу. Половину комнаты занимал длинный стол с десятком стульев вокруг него, сбоку стоял камин, добавляющий уюта обстановке наравне с тяжелыми темно-синими шторами, обрамляющими высокие окна. У стены стояли высокие шкафы с прозрачными дверцами, сквозь которые Фран мельком увидел статуэтки, посуду на подставках, еще какие-то мелочи, больше напоминающие чью-то коллекцию. Светлые стены и высокий потолок не давили со всех сторон, что парню нравилось больше всего — после жизни в тесной квартирке с двумя крошечными комнатами ему здесь, казалось, было даже легче дышать. Через пару минут розовым вихрем в комнату ворвался Нозару с ножницами в руках, в мгновение ока освобождая Франа от его оков. Тот размял плечи, стискивая зубы, когда острая боль разрядом прошлась от пальцев до самой головы, и морщась от ноющей боли, отдающейся в мышцах. — Ты бывала здесь ра-а-анее, Элен? — полушепотом обратился к ней Фран, садясь рядом и потихоньку растирая запястья. — Да, конечно, бывала. По работе, — добавила она, встретив вопрошающий взгляд парня. Через минуту в зал вошел высокий, крупный мужчина, с невероятно смуглой кожей. Он на вид был даже крупнее Закуро, и Фран нервно сглотнул. Мужчина улыбнулся Элен, выставляя белые зубы и потирая светлую короткую бороду, а после шумно приземлился на стул аккурат напротив Франа. — Это Тазару, мой брат, — радостно сообщил Нозару, делая неопределенный жест руками. «Правда братья, что ли? Они ведь совсем не похожи», — подумал Фран, когда они сели напротив. Внешне они и правда были диаметрально противоположными. Хотя бы потому, что Тазару был раза в два (а то и больше) крупнее своего брата, который ростом был чуть ниже самого Франа, только еще худее, еще изящнее, еще миниатюрнее. Это было одновременно странно и мило: Нозару был совсем миловидным, с широко распахнутыми глазами, вечной полуулыбкой, с идеальным, почти кукольным лицом, острым разлетом ключиц, который виднелся из-под явно большой по размеру майки, тонкими запястьями и угловатыми плечами. «Я почему-то так и думал, что вечно при параде тут ходит только Гамма», — и Фран не смог сдержать улыбки. — Фран! — и парень резко обернулся на звенящий голос Юни, которая вошла в зал вместе с идущим позади нее Гаммой, забывая обо всем на свете. — Что произошло? Фран тут же подскочил со стула, чувствуя целый букет накативших одновременно эмоций: это и вина за то, что заставил подругу волноваться, и страх, что она рассердится, и радость от встречи. Она подлетела к нему, легкая и почти невесомая, нежно касаясь его рук и обеспокоенно заглядывая в его зеленые глаза, пытливо ища в них ответ. — Госпожа Юни, — Элен привстала, кивая головой, но тут же села на место, поймав взгляд девушки, который метал молнии. — Скажи мне, почему ты здесь так рано утром и в сопровождении Элен, Фран? Что случилось? — Принцесса, — тихо позвал ее Гамма, подходя сзади и кладя руку ей на плечо, — не торопитесь, давайте по порядку. Касание мужчины чуть охладило ее пыл, и поэтому она легко кивнула, нехотя отпуская руки Франа и чуть неуверенным шагом отходя от него, чтобы сесть во главе стола. По правую руку от нее расположился Гамма, глядящий исподлобья на Элен, и Нозару с Тазару — первому, казалось, было абсолютно все равно, а второй выглядел крайне обеспокоенным. После того, как все расселись, и Юни кивнула Франу, тот начал подробнейший рассказ обо всем, что произошло сегодняшним утром. Он волновался, иногда запинаясь, с трудом восстанавливая последовательность событий, но в целом — рассказ вышел максимально полным. Фран понимал, что утаивать что-либо сейчас было бесполезно, если он хотел, чтобы ему помогли. Закончив говорить, он поднял встревоженный взгляд, чувствуя, как неприятно пересохло горло. Но никто не проронил ни слова — повисла долгая, напряженная тишина, которую никто из присутствующих не решался нарушить. Каждый, даже легкомысленный на вид Нозару, глубоко задумался, почти не шевелясь. Франу было настолько неловко, что ему хотелось провалиться сквозь землю вместе со стулом, на котором он сидел. Было так тихо, что казалось, он слышит, как шумит кровь в ушах и бьется сердце. Наваждение развеялось, когда Элен осторожно и нерешительно положила свою изящную руку ему на колено, подбадривающе улыбаясь. — Для ясности, — вдруг подал голос Тазару, наконец нарушая тишину своим низким, басистым голосом, — хорошо то, что парнишу оттуда вытащили. Плохо, что, вероятно, они знают, кто это сделал, и знают, куда его увезли. Что думаешь, Гамма? — Согласен, — Гамма кивнул в ответ. — Закуро, падаль! — Нозару стиснул зубы и двумя кулаками слегка ударил по столу. — Давно напрашивается! — Успокойся, — прервал его Тазару, — я уверен, что до кровопролития не дойдет, конечно, но нам — а особенно тебе — следует быть очень осторожными. — Я не понимаю, — задумчиво сказала Юни, хмуря брови и переплетая пальцы. — Ладно Закуро — но причем тут Кикё? Я имею в виду, он просто… человек. Ну, как бы, он максимально неподозрительный. — Я согласна с этим, — кивнула Элен. — Если так подумать, в Варию никогда о нем не поступало информации. — Откуда, извини меня, она у вас вообще может быть? — Гамма вопросительно приподнял бровь. — Я бы не стал доверять посторонним, а своего эспера у вас нет. «О, отлично, еще одно незнакомое слово, с которым мне предстоит разобраться», — невесело подумал, Фран продолжая слушать. — Кстати об этом, — Нозару резко вскочил с места, — я, пожалуй, свяжусь с Генкиши прямо сейчас. «Ах, профессор, как вы интересно все закрутили, аплодирую вам стоя, — хмуро подумал Фран, вытягивая ноги под столом. — Как же мне теперь все это поня-я-ять?» — Что такое Вария? — скромно подал голос Фран. — Ты даже этого не знаешь? — Тазару удивленно приподнял бровь. — Вария — это… Семья, скорее всего? Сложно слово подобрать. — Вария это семья, — с улыбкой поддержала Юни. — Такая же, как наша. — Ну, не такая же, — возразил Гамма, но под осуждающими взглядами Тазару и Элен замолк. — А Елена, спасшая тебя, — не абы кто, а первый варийский цепной пес, правая рука Суперби Скуало и просто сердцеедка. — Не слушай его, — Элен раздраженно выдохнула. — Никакой не цепной пес. Просто помогаю господину Скуало в делах. — Скуало? — сердце Франа начало биться быстрее. — Я же знаю его-о-о. — В смысле знаешь? — недоверчиво спросила Элен, хмуря брови. — Мы с ним виделись совсем неда-а-авно, при продаже дома, мы там были с профессором. А Скуало был с Луссурией, он вел себя немного… Странно. — Как странно? Расскажи подробнее, — попросила Юни. — Он говорил, что сожале-е-ет, что не может мне чего-то рассказать, называл профессора кровожадным и… А, еще они сказали Кикё в самом начале про то, что он нарушает правила. А еще, судя по всему, они меня зна-а-ают. — Кто? — недоверчиво переспросил Гамма. — Скуало и Луссу-у-урия. — Элен, позвони Скуало, попроси его приехать, — растерянно попросила Юни, глядя на девушку. — Хотите сказать, госпожа, что Кикё и Вария не поделили пацана? — Тазару проводил взглядом уходящую Элен. — Не знаю. Но кроме Скуало никто нам не сможет ничего рассказать, — Юни пожала плечами. — Елена, судя по всему, ничего не знает, — Гамма вздохнул. — Это из-за тебя мы оказались втянуты во все это, — обратился он уже к Франу. — Ну прекрати же, Гамма, — Юни мягко прервала его и повернулась. — Он сам ничего не понимает, зачем его осуждать? Фран, — она улыбнулась, — я и моя семья сделаем все, чтобы тебя защитить. — Друг моего Босса и мой друг, — Тазару громко хохотнул, пожимая плечами. «Он мне определенно нравится, в отличие от Гаммы, который, судя по взгляду, хочет меня убить», — Фран поёжился. Юни встала под взволнованным взглядом Гаммы и подошла к сидящему Франу со спины, крепко обнимая того за шею и утыкаясь носом в его макушку. От нее пахло цветами, кофе и чем-то неуловимо знакомым: скошенной травой ли, необъятным полем или рассветною росой — парень не мог разобрать, но ему в один миг стало спокойнее в ее объятьях. Юни определенно умела своими маленькими руками исцелять душевные раны, и в этом была ее невероятная сила, равной которой не существовало в целом мире. — Спаси-и-ибо тебе, — полушепотом ответил он, рукой нежно касаясь ее острого локтя и прикрывая глаза. — Я очень ра-а-ад, что у меня есть ты. Спокойствие, которое несла собой Юни, странным образом подействовало на всех. Даже Гамма, сидящий ранее как на иголках, постепенно расслабился, выдыхая, оттянул ворот рубашки, облокачиваясь на стол и не отрывая внимательного обожающего взгляда от Юни; Тазару как-то приосанился, развеселился, подобрел — и Фран, глядя на них, чуть улыбнулся, опуская взгляд и рассеянно проворачивая кольцо на пальце. «Не расслабляйся, дружище, — подбодрил его внутренний голос. — Ты еще ничего не сделал, чтобы сидеть на месте и наслаждаться жизнью». «Юни со мной, — и его сердце затопила новая волна нежности. — Мне ничего не страшно». «Полагаешься на женщин? Как же это похоже на тебя». От бессмысленной перепалки Франа с его внутренним голосом отвлекла Элен, возвращаясь в зал с телефоном в руке. Она выглядела крайне спокойной и уверенной в себе, с ее идеальной осанкой и серьезным взглядом, которого не могли скрыть очки. — Скуало прибудет через час, — оповестила она всех, окидывая взглядом комнату. — Можно расслабиться, — кивнула всем Юни, вставая и направляясь к выходу. — Пойдем, Тазару, — лениво позвал мужчину Гамма, потягиваясь, — нужно будет кое-что уладить. Все ушли, оставив Франа наедине с Элен, и она, улыбнувшись, подошла ближе. От нее пахло чем-то древесным, травянистым, терпким — как поздняя осень или лунная ночь, — и парень думал только о том, что в противовес светоносной, теплой Юни в этом мире существует Элен, которая ассоциировалась с серебристым лунным светом, легкой таинственностью и загадкой, которую непременно хочется разгадать. «Такая ли эстетика тебе по душе?» — сам у себя спросил Фран, вслушиваясь в собственные ощущения. Элен медленно коснулась черных волос, заправив прядь за ухо и не решаясь смотреть своими пронзительными синими глазами на Франа, — и тот был покорен богиней луны, был готов присягнуть ей на верность в тот же миг — от необдуманных решений его удерживали только остатки самоконтроля. «Черт, этот хвост на голове ужасный, футболка мятая…» — Фран неловко потер переносицу. — Извини… Что так вы-ы-ышло. И спасибо тебе большое, — после долгого молчания наконец протянул Фран. — Не благодари, — она смущенно отвела взгляд. — Я сделала то, что должна была. — У тебя будут из-за меня пробле-е-емы? — задал Фран чересчур волнующий его вопрос. — Я… не знаю, — Элен пожала плечами и улыбнулась. — Может, мой начальник и показался тебе строгим, но так только кажется. Он очень хороший человек. — А Луссурия? Он показался мне немного странным, но он, вроде, заба-а-авный. — Луссурия просто невероятный! Он известный стилист, ты знал? И так целый час они провели за разговором. Франу смутно чудилось, что он знает Элен очень давно, а не какие-то пару часов. Она рассказывала о путешествиях, об Италии, с огромным интересом слушала о родной для парня Франции: и этот ее огонь внутри постепенно передавался парню. С каждым словом он понимал ее все больше и больше, и почти физически чувствовал, как пропускает через себя каждую ее эмоцию. Это было какое-то новое, неожиданное для него ощущение, будто человек перед ним — раскрытая книга, нужно только взять в руки и перелистнуть на нужную страницу. В голове была такая потрясающая ясность, что никакие пережитые волнение не смогли бы сейчас испортить ему настроение. — Я хотела тебе кое-что отдать, — Элен опустила взгляд и, как показалось Франу, смутилась. — Возьми, пожалуйста, — она вытащила откуда-то из юбки визитку и протянула ее. — Напишешь мне? А после вернулся Гамма, позвав их обоих на второй этаж, в кабинет Юни. Он был не слишком большой, но светлый и уютно обставленный. В таком типичном стиле Юни: фотографии на стенах, светлое кресло, ковры на полу, изящный письменный стол в форме буквы «Т», светлые стулья вокруг него — Фран сел с краю, улыбаясь сидящей напротив Элен. За правым плечом Юни неизменно стоял Гамма, отчего-то очень довольный. Через минуту Нозару открыл дверь, пропуская в комнату Скуало, после чего кивнул и удалился. Мужчина выглядел недовольным, невыспавшимся, с темными кругами под глазами; серебро волос спуталось, черное худи с огромным капюшоном висело мешком — он медленно обвел всех присутствовавших хищным взглядом и кивнул Юни. — Я нихера не понял, — кратко прокомментировал он свое появление, снимая капюшон и пальцами прочесывая свои волосы. — Скуало, — предупреждающе сказал ему Гамма. — Присядь, — миролюбиво, но твердо сказала ему Юни, делая приглашающий жест рукой. — К чему это? — он устало выдохнул, опираясь руками на стол и наклоняясь вперед. — Я пришел забрать этих двоих и извиниться за предоставленные неудобства. Надеюсь и на дальнейшее сотрудничество, благодарю за гостеприимность. Все, ребята, встаем — и на выход, — он махнул рукой. — Скуало, — с нотками возмущения воскликнула Юни, — я позвала тебя в свой дом с расчетом на то, что ты нам что-то расскажешь, а не устроишь цирк. — Это не касается Джиглио Неро, — отрезал Скуало, чуть наклоняя голову вбок и не сводя пристального взгляда с девушки. — Джиглио Неро взяли на себя ответственность за Франа и его безопасность, — ледяным тоном пояснил ему Гамма, и у Франа от этого голоса побежали мурашки по спине. — Хорошо, — после недолгого раздумия согласился Скуало, неторопливо садясь по левую руку от Элен. — Хотя я уверен, что Генкиши рассказал бы вам больше. «Хоть он и выглядит пугающе, но он такой… адекватный? Вселяющий доверие?» — Фран закусил губу. — Мы все внимание, — кивнула ему Юни, ставя локти на стол. — В общем, кратко: у Варии имеется договор, подписанный Аннет Легран, о том, что после того, как ее внуку исполнится двадцать один год, он переходит в наши руки, — он закусил губу и начал нервно постукивать пальцами по столу. — Аннет Легран — это?.. — Юни не успела закончить вопрос. — Моя ба-а-абушка, — мертвым голосом отозвался Фран, невидящим взглядом сверля столешницу. «Конечно. Кто бы сомневался, что корень зла находится там. Она всегда так делала, а теперь еще и продала меня», — парень почувствовал головокружение и тошноту, подступающую к горлу. — Но это ненормально, — возразила Юни, хмурясь. — В каком веке мы живем? Фран что, вещь? Или раб? Это незаконно, в конце концов! — Ну, по части закона я скажу так: в нашем мире больше решают связи, договоренности и информация, чем он, — мужчина поправил волосы. — Тут он прав, — вполголоса отозвался Гамма, еще больше нагнетая обстановку. — Вы что, хотите его как раба забрать себе? Я не позволю, — Юни сжала ладонь в кулак, и от этого Фран неожиданно почувствовал себя как за каменной стеной. — Говорю же, Генкиши рассказал бы больше, — с досадой ответил Скуало, щурясь, — или Бел, он вообще все знает. Юная леди, я не вдавался в детали, поэтому не могу вам помочь — но то, что парню в Варии будет лучше, — это факт, — он перевел взгляд на Франа. — Сколько тебе сейчас? — Два-а-адцать… исполнилось. — Год не дотерпели, — он спокойно улыбнулся. — Так что, Юни? Нам нужно договориться. — Это… Я считаю это неправильным. Он свободный человек и может делать выбор сам, Скуало, — Юни была серьезна как никогда. — И до тех пор, пока он не сделает свой выбор, он останется под покровительством Джиглио Неро. — Я знаю, что он волен делать выбор сам, — Скуало нахмурился, чеканя каждое слово. — Его никто не собирается заковывать в цепи и уводить в рабство. Но раз тут замешан Закуро, я решил, что парню будет безопаснее у Варии. Пока что. А что думает сам Фран? — Я… — парень сразу же почувствовал себя неловко под взглядом насмешливых серых глаз, — не зна-а-аю. Мне нужно время, чтобы все… обдумать. — Скуало, — привлекла внимание мужчины Юни, — остановимся на том, что Фран сделает выбор сам. — Соглашусь, — он легко кивнул. — И если этот выбор будет в пользу Варии, — продолжила девушка. — Он уйдет отсюда только с Занзасом. — Не думаю, что Босс будет этим заниматься, — возразил мужчина. — Придется, — Юни улыбнулась. — Вы взяли на себя ответственность вершить чужие судьбы, и поэтому вам придется идти до конца. — Хорошо, — Скуало встал, пристально глядя на Юни и чуть склоняя голову. — Я прекрасно знаю, что госпожа Джиглио Неро держит свое слово. — Закончим на этом, — Юни протянула ему руку для рукопожатия. — Да, благодарю, но… — он перехватил ее тонкие пальцы, наклоняясь и невесомо касаясь губами ее руки. — Могу ли я поговорить с Франом? Наедине. — Пожалуйста, Юни, — вдруг попросил парень, дрожащими руками сжимая край стола. — Я бы… хоте-е-ел этого. — Да, — легко согласилась Юни, смотря Франу в глаза и кивая, — да, конечно. Она неторопливо прошла к выходу, жестом приказывая Гамме и Элен следовать за ней. Когда дверь закрылась, и Фран остался один на один со Скуало, стало так тихо, что парня снова затошнило. Ему начало казаться, что у него отобрали весь воздух, и он сейчас просто задохнется. Ему было некомфортно и немного страшно от предстоящего разговора: он просто не знал, что сказать, какие подобрать слова. Земля словно ушла из-под ног, а мир перевернулся, и уже было невозможно понять, где правда и правильное решение, а где его ждет разочарование и золотая клетка, куда так старательно хотела засунуть его родная бабушка. Он осторожно поднял взгляд на мужчину, приоткрывая рот, как выброшенная на сушу рыба, но нужные слова никак не могли выстроиться в целую фразу. — Я не буду тебя уговаривать, — начал Скуало, решив начать диалог первым, — но таким людям, как ты, нужно особое окружение и особый путь, где ты сможешь раскрыться полностью. — Я не понима-а-аю, о чем вы, — Фран резко откинул все плохие мысли и сосредоточился. — Это традиция, — Скуало сел напротив. — У каждой семьи есть свой эспер. — Я слышал это слово сего-о-одня, — внезапно вспомнил Фран слова Гаммы. — Кто это таки-и-ие? — В общем смысле, информаторы, которые знают все и обо всех, помимо этого — чуткие психологи, эмпаты, профессионально играющие на эмоциях, короче, реально страшные люди. Но этому нужно очень, очень долго учиться. — Чего-о-о? — Фран недоверчиво нахмурился. — А я при чем? — Тебя выбрал для нас Рокудо Мукуро, — он хмыкнул. — Ситуация со временем немного поменялась, и теперь ты единственный претендент на эту роль. — Вы знаете Учителя? — удивленно спросил Фран, вскидывая бровь. — Знаю, — Скуало кивнул, — хотя не хотел бы. Он тот еще засранец, если честно. «Отлично. Сначала профессор, а теперь, оказывается, еще и Учитель, — Фран вздохнул. — Как же мне не везет с наставниками по жизни». — Даже если в этом замешал мой Учи-и-итель, — Фран пожал плечами. — Это почти ничего не меняет. Я хочу сделать выбор сам, и мне не нра-а-авится, что кто-то постоянно пытается все решить за меня. — Я понимаю, — Скуало казался совсем не агрессивным и даже приятным. — Обязательно поговори с Генкиши, в семье Джиглио Неро он эспер. Крутой парень, но с прибабахом — расскажет тебе много чего интересного. И пообещай мне подумать, окей? — Я согла-а-асен, — недолго думая ответил Фран. «Ведь это ни к чему не обязывает, верно?» — Отлично, — Скуало встал и протянул ему руку для рукопожатия. Фран вместе со Скуало спустился к выходу со второго этажа, чтобы проводить их с Элен. На какое-то мгновение ему показалось, что на самом деле не все так уж и плохо, и ситуация вполне разрешима: Скуало казался нормальным, перспективы в Варии — заманчивыми, и, кроме всего прочего, у него было в запасе много времени, чтобы все тщательно обдумать. Однако незримое присутствие бабушки, которая никак не могла дать Франу спокойной жизни, все же ощущалось — и это раздражало. «Но ты обещал ему подумать», — напомнил внутренний голос Франу, и впервые за этот день он с ним согласился. Элен улыбнулась ему на прощание, Скуало коротко кивнул — и они покинули дом Джиглио Неро. — Госпожа сказала, чтобы ты подошел к ней, — сообщил Гамма. Юни ждала его на кухне, сидя на высоком барном стуле и задумчиво глядя на чашку кофе. Когда Фран вошел, стараясь шагать как можно более тихо, она вздрогнула, посмотрев на него виноватым взглядом, и вздохнула. — Извини. Я повела себя ужасно, — она поджала губы и снова опустила взгляд. — Прекрати-и-и, — Фран мягко улыбнулся, садясь напротив. — Я очень тебе благодарен. И твоей семье-е-е, конечно. — Останешься пока у нас? — Юни буквально расцвела. — У нас есть хорошая гостевая комната для тебя. — Если это не доставит пробле-е-ем, — он немного смутился. — О чем речь, не нужно беспокоиться. — Я обещал Скуало поду-у-умать, но я до сих пор почти ничего не понимаю из того, что произошло. — Конечно, ты же сегодня столько пережил, — она с жалостью посмотрела на парня, — тебе нужно отдохнуть. Но я тебе скажу так: мы очень давно работаем бок о бок с Варией, и у них действительно будут для тебя лучшие условия. Просто меня взбесило то, что Скуало рассказал про… твою бабушку, и поэтому я взяла ответственность не отпускать тебя. Извини еще раз, я не должна была так поступать. Это… эгоистично. — Да, это на нее очень похо-о-оже, — Фран кивнул. — Она всегда меня контролировала и хотела распланировать всю жизнь за меня. — По сути ты же ничего не теряешь, так? — она взяла парня за руку. — Попробуй. Я и моя семья всегда поддержат тебя в случае чего. Только для начала… Давай дождемся, когда приедет Генкиши? Он уехал в командировку буквально на днях, и мы ждем его примерно в середине августа. Да, может, это и долго, но зато ты отдохнешь и все как следует обдумаешь… — Это все не укладывается в моей голове-е-е, — Фран драматично вздохнул и поник. — Я же говорила, что этот мир гораздо сложнее, чем ты думаешь, — Юни улыбнулась, и за окном из-за облаков выглянуло солнце, освещая добрую часть кухни. Вечером после тяжелого, насыщенного дня Фран пошел в гостевую комнату, надеясь лечь пораньше поспать, потому как сил не оставалось совсем. Он устало закрыл дверь, оглядываясь и оценивая обстановку. Такие же светлые стены, широкая кровать, аккуратно застеленная, тяжелые шторы и россыпь ковров по полу — это все создавало ощущение дома. На кровати лежали вещи, любезно одолженные Нозару на первое время, и, не особо много думая, Фран решил, что у него хватит сил на то, чтобы переодеться. Но как только он начал стягивать с себя джинсы, из кармана вылетела визитка с номером Элен, наскоро написанным от руки, и парень, закусив губу, спешно полез за телефоном, который, слава богу, каким-то чудом умудрился не потерять при похищении.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты