Проблема с воспоминаниями 100

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Драко Малфой/Гарри Поттер
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Любовь/Ненависть ООС Повседневность Попаданчество Постканон Романтика Учебные заведения Флафф Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
После Битвы за Хогвартс детям разрешили нормально доучиться последний год и сдать экзамены. Но не все готовы сдавать, ведь одним из заданий является вызов Патронуса, а для этого нужны хорошие воспоминания. К сожалению, у оставшихся слизеринцев со счастливыми воспоминаниями проблема, а у одного гриффиндорца проявляется комплекс Героя. Или он тут ни при чем?

Посвящение:
Посвящается всем любителям драрри, романтики и заклинания "Экспекто Патронум".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Знаю, идея заезженная, но очень уж мне захотелось написать фантик по драрри.
13 апреля 2019, 22:05
      Пепельноволосый парень стоял на самом верху Астрономической башни и смотрел на только-только заискрившийся рассвет. Его взгляд был абсолютно пустой и ничего не обозначающий. Он не наслаждался рассветом, пением всевозможных магических и немагических птиц, не наблюдал за действиями, происходившими в Запретном лесу, который широко раскинулся и подножья этой башни… Нет, ему это все было не интересно. Он наблюдает за этим видом вот уже восьмой год и знает его наизусть.       В данный момент он думает о двух вещах. Первая — это как ему сдать экзамен по ЗОТИ, если у него уже битых 2 месяца не получается Патронус, а экзамен через месяц. И второе — что ему делать с одним шрамоголовым и абсолютно отвратительным гриффиндорцем, который вот уже третий год не вылезает из головы. О втором пункте можно подумать чуть позже, а желательно вообще забыть. Он ведь не хотел повторить жизнь своего крестного, любившего всю жизнь одну девушку. Нет, он этого определенно этого не хотел. Поэтому сейчас нужно думать только об этом злополучном заклинании.       Ах да, этого парня зовут Драко Люциус Малфой. Что же он делает в Хогвартсе вместо того, чтобы вместе с отцом сидеть в Азкабане? Он не знал сам. Точнее знал, но не хотел верить. Его оправдали, как и его мать. Если вам непонятно, кто же мог вступиться за эту отвратительную семью, то вы не одни такие. Все магическое сообщество негодовало, когда «Пророк» напечатал, что Люциуса посадили на пожизненное в Азкабан, а Драко с матерью оставили в покое. Даже поместье не отобрали. Только конфисковали все темномагические книги с артефактами и половину денег. Но Драко и Нарцисса не надеялись даже на это, ведь понимали, что не сделали ничего для нормальной жизни. Но один человек заявил перед всем судом, что они дважды спасли ему жизнь, и если бы не эти двое, то его бы сейчас не было, и миром бы правил Волдеморт.       В общем да, всеми известный Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Герой магического мира, Победитель темных магов и просто парень с повышеным скилом везучести заступился за двоих из Малфоев, предоставив воспоминания, и ответив на все вопросы суда под Сывороткой правды. Реакцию остальных людей в зале суда нужно было видеть. Половина Визенгамота смотрели с огромным шоком, остальные с недоверием. Люциус готов был заавадить всех и вся, особенно защитника его семьи. Нарцисса не смогла сдержать слез и ревела почти в голос. После суда она буквально повисла на Герое и плакала ему в плечо, уговаривала поужинать с ними, обещала любую помощь, на что Поттер отвечал ей, что он всего лишь дарил «жизнь за жизнь». А Драко… А что Драко? Во время допроса Золотого Мальчика он сидел бледный, как фарфор, даже еще белее, чем обычно. Он не мог поверить, что объект его обожания заступился за него. Но самое ужасное было то, что Гарри во время всех 6 часов суда ни разу не взглянул на Малфоя-младшего. Ни разу. Как будто специально избегал его.       С того момента прошло больше девяти месяцев. Все это время Драко думал об этом странном поступке со стороны Поттера. Однажды, через 2 месяца после суда, Герой все-таки принял приглашение Нарциссы и пришел проведать Малфоев. Женщина была вне себя от счастья, благотворила и боготворила Гарри как могла. И снова Мальчик-Который-Два-Раза-Выжил почти не смотрел на Драко, а если и смотрел, то очень непонятным взглядом. С какой-то…тоской? Нет, бред какой-то.       Драко старался жить спокойно и не думать о несносном мальчишке, но все его мысли возвращались к круглым очкам и шраму в виде молнии. Именно поэтому он не мог вызвать достойного Патронуса, не мог сконцентрироваться.       Но, слава Мерлину, никто не догадывался о влечении Драко, ведь почти ни у кого из оставшихся в Хогвартсе учеников Слизерина не мог вызвать Патронуса, не хватало счастья в их жизнях. Змеев не травили в школе, но очень тщательно избегали. Находясь рядом, делали вид, что никого нет. Это тоже очень сильно влияло. Слизеринцы были в отчаянье.       Но, как говорится, вспомнишь лучик — вот и солнце. Бывший Пожиратель смерти был так увлечен мыслями о Поттере, что и не заметил, когда он появился рядом. Не заметил, как он вошел на площадку, как он увидел блондина, как он встал рядом, как стоял рядом с ним несколько минут. Драко заметил Гарри только когда тот положил ему руку на плечо и задал вполне логичный вопрос: — Драко, что ты здесь делаешь в такую рань?       Сказать что Малфой испугался — ничего не сказать. Он аж подпрыгнул, а рука потянулась за палочкой, но увидев объект своего испуга, он смутился. Парень, в которого он был влюблен положил руку ему на плечо, стоит так близко, что можно услышать его дыхание и почувствовать его запах. Поттер назвал его Драко…впервые за 8 лет! Шок и смущение — вот что чувствовал Драко. А сам мальчик-Который-Выжил, увидев такую реакцию собеседника, лишь улыбнулся. Улыбнулся очень мягко и нежно. Улыбнулся так, что хотелось целовать эту улыбку, забрать ее себе… Но тут Малфой заметил в короткой речи возлюбленного еще одно непонятное слово. — В смысле рано? Сейчас же должно быть поздно… — но тут говоривший повернул голову в сторону и увидел, что солнце уже поднялось над горизонтом. Посмотрев на время, он понял, что сейчас 6 утра, и это действительно рано. Он пробыл здесь всю ночь и даже не заметил этого. Настолько Поттер занял его мысли… — Чем же ты таким здесь занимался, что не заметил, как прошла ночь? — с долей ехидства, но вполне дружелюбно спросил Гарри. — Не твое дело, — слова вырвались быстрее, чем произносящий их успел подумать, и он мысленно дал себе ладонью по лбу. Ну вот за что ему это? — Да что ты сразу огрызаешься! Просто интересно стало, — пожал плечами Золотой мальчик. — Тебе интересна моя жизнь? О, какая честь! Сам Герой магического мира соизволил поинтересоваться о моей жизни! — и опять Драко не подумал. Слова вырвались сами, по привычке. Гарри на это лишь сморщился. — Не стоит меня так называть. Никакой я не герой. Я лишь делал то, что мне говорили настоящие герои. Мне столько раз спасали, что я уверен, что даже ты больше герой, чем я. — Ага, ты еще скажи, что не убивал Того-Кого-Нельзя-Называть. — Ну, может и убивал, но только половину его. Другую половину крестражей уничтожил не я, — вздохнул Поттер. Что-то потянуло его на откровения. - Зачем ты мне все это рассказываешь? — а Малфой так и не научился доверять людям. Нет, ну, а что, чего этот Избранный начал рассказывать про то, как убивал Темного Лорда? Вдруг он это рассказывает, чтобы убить и Драко… Что за чушь? — Хотел тебя разговорить, чтобы узнать, что ты здесь делаешь и что тебя тревожит. Думаю тебе стоит высказаться, иначе твои мысли съедят тебя изнутри. Поверь, проверено мной, — во время произнесения этих слов Поттер смотрел на Запретный лес, а Малфой смотрел на гриффиндорца огромными глазами. Как бы не хотелось признавать, но он прав. Драко просто необходимо выговориться. Конечно, о своей безответной любви он не будет рассказывать, но вот о Патронусе вполне можно. — Экзамены… Вот о чем я думаю. Хотя нет, скорее об одном экзамене. Я абсолютно без понятия, как буду сдавать ЗОТИ, я так и не научился вызывать Патронуса, а это важная часть зачета. А для работы в Министерстве ЗОТИ очень важно. — Ты из-за этого переживаешь, — искренне удивился Гарри, — а как ты учился? — - Ровно так же, как написано в учебнике. 2 месяца над этим бьюсь, но не в какую, — Малфоя начал раздражать этот удивленный тон. Ну не все же тут гении и любимчики учителей, у кого-то может что-то и не получаться. — Ну, по учебникам ты никогда не выучишься. Ты попробовал попросить кого-то из учителей или однокурсников? — Ты издеваешься? Как я могу кого-то о чем-то просить, если я СЛИЗЕРИНЕЦ! Я ПОЖИРАТЕЛЬ СМЕРТИ, Мерлин тебя дери! Ты что, не видел как нас презирают? Только не говори, что нет. О, эти удивленные глаза. Значит не видел. Что, а ты понаблюдай! Всем до нас сейчас нет абсолютно никакого дела! — слизеринец уже перешел на крик. О, как же его бесит этот удивленный взгляд! Как же он его обожает! — Прости, Драко, я правда не замечал. Мне очень жаль. Я пытался убедить остальных, что в том, что Шляпа отправила вас на Слизерин нет ничего плохого, и что Метку вы приняли лишь от любви к родителям, но они меня не слушают. Только Невилл, Гермиона и Луна меня поняли. Я очень сожалею, — в словах Героя была искренняя печаль и скорбь, что сразу же выбило Малфоя из колеи. Поттер…извиняется перед ним? Серьезно? Он пытался устранить дискриминацию факультета Змеев? Это…как минимум неожиданно. — Зачем… Зачем ты все это делаешь? Зачем пришел к нам на суд? Зачем спас меня и маму от Азкабана? Зачем пришел проведать? Зачем пытаешься очистить наши имена? — голос бывшего Пожирателя был очень хриплый и тихий из-за сильного шока. Да что не так с этим гриффиндурком?! — А как ты думаешь? — так же тихо ответил Поттер. А Драко не думал. Не хотел думать. Не сегодня, не сейчас. Сейчас они стояли рядом и смотрели вниз с Астрономической башни.       После нескольких минут тишина начала становиться напряженной. Первым не выдержал Гарри: — Так что там у тебя с Патронусом? — Да, ничего. Думаю, если у меня не получится 1 заклинание, то я получу хотя бы «выше ожидаемого». Надеюсь этого будет достаточно. Просто отработаю остальное, — в голосе блондина проскользнули печаль и отчаяние, но он сдержался, голос не дрогнул. Но не тут то было. Он забыл, что у Избранного присутствует комплекс Героя и он не может все оставить как есть. — Нет, Драко, так не пойдет. Я не могу принять то, что из-за одного лысого маразматика ты получишь оценку ниже, чем заслуживаешь! — И что же ты предлагаешь? — ухмыльнулся несчастный. — Я…я… О! Придумал! Я сам тебя научу! Я же первый освоил это заклинание. Я точно знаю, как нужно действовать, — наигранно самодовольно проговорил Поттер. Это было настолько наигранно, что смешно, а не неприятно. Только Мальчик-Который-Хочет-Помочь может так говорить. — Ну…э…я…не хотел бы тебя утруждать…я…ну…думаю, что у тебя есть дела поважнее… — промямлил Драко. Он не был готов к такой любезности со стороны Героя. Очень не готов, — ну, ладно, давай попробуем. — Иди сюда, — Гарри пошел ближе к центру смотровой площадки, чтобы было больше места, — так, ну, думаю теоретическую часть ты знаешь. Тогда сразу к практике. Вытяни палочку перед собой, расслабься… — Поттер, я не первокурсник, я знаю как нужно колдовать! — рявкнул Малфой. — Да, да, я понял. Тогда представь самый счастливый момент своей жизни. Может что-то из детства или Хогвартса, не важно. Главное, чтобы это воспоминание олицетворяло твою самую искреннюю радость.       Драко задумался. Он закрыл глаза, представил и… — Экспекто патронум! — голубой огонек появился на кончике палочки, задержался там пару секунд и потух, — это бесполезно! — слизеринцу было стыдно. Так оплошать перед Героем… — Ничего страшного, чтобы сотворить телесного Патронуса нужно много магической силы. Наверное, твое воспоминание слишком слабое. Что ты представил? — Ммм… Первый полет на метле? — Малфою стало еще более стыдно и обидно. Такой бред он представлял. Но он же не виноват, что ничего более счастливого он не мог придумать! Но Поттер на это лишь понимающе, и совершенно беззлобно, улыбнулся. — Я тоже сначала думал, что это мое самое счастливое воспоминание. Первый полет… Я был на 3 курсе, в моей жизни совершенно не было радости, нужной радости. Сирота, до 11 лет живший с ненавидящими его родственниками, Мальчик-Который-Выжил, вечно попадающий в смертельно опасные передряги… — и тут Драко задумался. Он никогда не смотрел на жизнь Золотого мальчика под таким углом. Он всегда думал, что у этого парня есть все — деньги, слава, друзья… Но у него было очень мало любви. Родительской любви. А все, кто когда-либо дали ему эту любовь в конце концов умирали. Такой судьбы не пожелаешь никому, — Да, я понимаю тебя. Поэтому дам тебе совет — это не обязательно должно быть воспоминание. Это может быть мечта. Сон или что-то в этом роде. В момент создания моего первого Патронуса я думал о родителях. Представлял их, будто они стоят рядом и улыбаются. И это работало.       Что ж, блондину было нечего терять, и он решил попробовать.Что же было его мечтой? Верные друзья? Это была скорее потребность, нежели мечта. Любовь родителей или отсутствие Лорда? Так мама его вроде любит, а Лорда сейчас уже нет. Тут Драко посмотрел на Гарри. Он наблюдал за своим учеником, поймал его взгляд и улыбнулся. Так тепло стало на душе, что он сразу нашел нужную мечту. Вот Поттер подходит к нему и нежно сжимает в объятиях, будто боится потерять. Шепчет на ухо всякую белиберду, по типу «любимый мой» или «не отпущу никогда». Потом немного отстраняется, но лишь для того, чтобы поцеловать возлюбленного. Малфой представил теплоту губ своего «учителя», его объятия, словно на яву ощутил тепло его тела. — Экспекто Патронум, — эти слова Драко прошептал с закрытыми глазами, потому что не смог сказать громче, не смог посмотреть на предмет мечтаний. Радость вперемешку с невыносимой тоской захватили его разум. В то же время Гарри восхищенно наблюдал за тем, как из палочки подопечного вырываются лучи голубого света и принимают образ…оленя? Среднего размера, немного меньше, чем у Поттера, но более элегантного и нежного. Малфой открывает глаза и замирает в испуге. Нет, его Патронус не может быть такой же как у Поттера! Нет, он не сможет это вытерпеть. Он резко опускает палочку и олень исчезает, растворяясь в воздухе. Слизеринец смотрит на Гарри. В глазах последнего отражается радость, удивление и…надежда? Да именно она, но на что он надеется? Драко не может вытерпеть этот взгляд, закрывает глаза руками, пытаясь остановить навернувшиеся слезы и выбегает из башни. Нет, он не может надеятся на взаимность. Уже завтра Поттер расскажет слабость бывшего Пожирателя своим мерзким дружкам и вся школа будет над ним насмехаться. Нет он этого не переживет. Ну как можно было влюбиться в этого шрамоголового идиота?! — Драко, стой, остановись! — беглец услышал голос Избранного только у подножья лестницы, — стой, пожалуйста, стой, — Гарри говорил все тише, так как подходил все ближе. И вот он стоит на расстоянии вытянутой руки, — Драко, это…правда? — Что именно, Поттер? — То, что ты меня…то есть я тебе…нравлюсь? — Может быть, и что с того? Давай, беги рассказывать это все школе, можешь смеяться сколько хочешь, мне все равно! — голос Малфоя сорвался, глаза наполнились слезами, но он смог их остановить. Ему было жутко обидно. И больно. — Что с того? Ты спрашиваешь, что с того? А вот что, — произнеся это Гарри поднялся на носочки, все-таки он был на полголовы ниже и поцеловал шокированного Драко. Через пару секунд он отстранился и склонил голову, разглядывая свои ботинки. — Что, во имя Мерлина, это было? — в ответ лишь молчание. Ну что ж… — что бы это ни было, Поттер, сделай это снова, — не успел Гарри опомниться, как блондин взял его за подбородок, поднял голову вверх и поцеловал. Через этот поцелуй он хотел отразить всю свою любовь, всю привязанность, все страдания. Кто же знал, что это взаимно? Гарри на пару секунд застыл, но вскоре обнял Драко за шею и ответил на поцелуй с такой же нежностью. — Ну и как давно, — спросил Малфой, отстранившись через пару минут, но не выпуская парня из объятий. — С пятого курса. А ты? — С шестого… И все это время ты молчал? И чего же ты ждал, Поттер? — Тебя ждал, думал, что ты меня ненавидишь… — виновато ответил Герой. — Гиппогриф тоже думал и в котел попал! — усмехнулся Малфой. — Ой, ну хватит уже язвить! Лучше поцелуй меня…

***

      Когда они наконец зашли в здание школы было 8 утра, самое время для завтрака. Все время до этого они гуляли во дворе Хогвартса, не боясь, что их кто-то заметит. Да и зачем скрывать свои чувства, наскрывались уже.       В Большой Зал Драко зашел держа под локоть Поттера и смеясь над чем-то вместе с ним же. Это было так странно, необычно и…уютно, что они не заметили, что войдя в зал вся школа замолчала. Эту тишину разрушил кашель Рона и Блейза, стук падения вилки из руки Джинни, Чжо и Невила, хихиканье Луны, облегченный выдох Гермионы, которая естественно обо всем догадывалась с самого начала, хлопок, когда Дин и Симус дали друг другу пять, и звук столкновения Панси и МакГонагалл с полом, которые успели упасть в обморок. Главное, чтобы у последней не случился инфаркт на нервной почве. Все-таки не молодая женщина (кстати, когда Минерва рассказала эту новость портретам Снейпа и Дамблдора, то реакция была тоже ничего. Северус начал нервно смеяться, прерывать на слова «где же я недоследил», а потом упал в обморок. А Альбус начал визжать и прыгать по картинке, советуя директрисе добавить по 100 очков Гриффиндору и Слизерину). Остальные просто в шоке молчали. Не каждый же день увидишь Малфоя и Поттера, двух заклятых врагов, идущих под руку и весело смеющихся… Ну, а виновники сего действия преспокойно разошлись на разные стороны зала и сели лицом друг к другу. Снова возобновился гул голосов, обсуждающих произошедшее, а те ученики, что были поближе начали задавать вопросы Драко и Поттеру. Те же в свою очередь переглянулись и подмигнули друг другу. Это будет веселый день. Да и неделя тоже.

***

Спустя месяц, экзамен по ЗОТИ

— Итак, мистер Малфой, вы ответили на все предыдущие вопросы абсолютно верно. Осталось последнее. Вызовите, пожалуйста, Патронуса, — аврор, принимающий экзамен, коварно улыбнулся. Драко был последним слизеринцем в списке выпускников, и ни один из них не смог вызвать сильного телесного Патронуса. Ему было интересно наблюдать за разными эмоциями на лицах несчастных детей. Но не тут то было. В голове Драко замелькали картинки, и ни одной воображаемой, только настоящие воспоминания. — Экспекто Патронум, — уверенно произнес Малфой. Из палочки заклубился дым и превратился в элегантного и гордого оленя. Экзаменатор шокировано посмотрел на слизеринца. Но масло в огонь подлило то, что в эту же самую минуту другой аврор принимал экзамен у Поттера и задал ему тот же вопрос. Из палочки Избранного появился более мощный, но менее тонкий и уверенный олень. Два Патронуса подошли друг к другу, потерлись носами и вернулись к хозяевам. То, что Авроры были в шоке — ничего не сказать. А мальчики хитро переглянулись и счастливо рассмеялись. — Что ж, сэр, не у всех слизеринцев есть проблема с воспоминаниями, — ухмыльнулся Малфой. — Особенно у некоторых самоуверенных блондинов, — в тон ему ответил Поттер, — я свободен? — Да, мистер Поттер, — ответил экзаменатор, — вы сдали на высший балл. — Вы тоже можете быть свободны, мистер Малфой. Оценка, как вы понимаете, высшая. — Я рад, — Малфой довольно улыбнулся. Он сделал пару шагов к выходу, как его остановила сильная рука. — Хорошее заклинание, мистер Малфой. Таким Патронусом вы бы смогли отогнать сотню дементоров за раз, если не больше, — наигранно вежливо сказал Гарри. — Благодарю вас, мистер Поттер. У меня был хороший учитель, — Драко максимально сдерживал смех, но долго этого делать не смог и парни звонко рассмеялись. На них косились остальные ученики, но им было все равно. Они были счастливы, а их Патронусы были только «за».
Примечания:
Такой вот получился небольшой, но я надеюсь милый фанфик. Я обожаю драрри и надеюсь вы тоже. Если увидите ошибки, которые я просмотрела - тапками и помидорами не кидаться. Жду объективной критики. Всем печенек)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.