Живём дальше.

Слэш
R
Закончен
253
автор
Размер:
Драббл, 366 страниц, 122 части
Описание:
– Сашенька, Саш, может, лучше не надо? Я нервничаю. Ты же знаешь, я как придурок начинаю себя вести, когда нервничаю.

– Вот и отлично, пусть сразу узнает о тебе всё самое худшее. Мне потом меньше краснеть придется.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
253 Нравится 136 Отзывы 35 В сборник Скачать

96.1 Моя Эсмеральда

Настройки текста
Гренгуар любит весну в Париже. Весна всегда грядёт вихрем, и кружит голову цветочными запахами, и блеском луж на мозаичных мостовых слепит глаза, и греет солнцем. Его девятнадцатая весна взрывается зеленью сумасшедших глаз и звонким радостным смехом. Его девятнадцатая весна светит яркой улыбкой и завораживает плавными взмахами рук. У мальчика-весны бесконечно встрёпанные ветром лохматые волосы и музыка пульсом под кожей. Яр топчется на ярмарочной площади под помостом и не может отвести взгляд — как ловко и мягко переступают по доскам босые ступни, как изящно изгибаются кисти, как пляшут по воздуху длинные пальцы. Он сглатывает, жмурясь — от мальчика-вихря кружится голова, он все мысли себе забирает, он в каждую весеннюю строчку проникает безудержным светом и счастьем. — Ну-ка, ну-ка, не жадничайте, доставайте свои кошельки! Весна долгая, наглядитесь ещё, только плясать на пустой желудок — дурная затея! Ох, посмотри-ка на этого бедолагу. Ты чего глаза закрыл, маленький? Не понравилось? Гренгуар вздрагивает, когда голос неожиданно становится тише и ближе — словно прямо к нему обращается, — и неуверенно взмахивает ресницами. Мальчик-вихрь трогательно заламывает брови, серьёзно заглядывая ему в лицо и почти опустив приспособленный для сбора даров бубен. — Немножко забыл дышать, — с тихой смущённой улыбкой искренне признаётся он и следит, не моргая, как на губах напротив такая же улыбка проступает отражением, — когда тебя увидел. Он судорожно в кармане монетки нашаривает — последнее, что у него осталось, но не жалко же, — и протягивает быстро, роняя со звоном к остальным — а мальчик его запястье легонько перехватывает и губами коротко прижимается к серединке ладони. Яр потом эту ладонь к собственным губам прижимает, бредя прочь от площади. Он приходит на каждое представление. Прячется теперь, держится поодаль, за лавками, за спинами, от смущения цепенеет — поэт скромен, поэт смелым бывает только в стихах, этими стихами уже вся его чердачная комнатушка завалена, листы по полу разбросаны, листы на стенах, листы даже на потолке. — Эй! Petit ami! Он просто плетётся по тихой улочке, напевая под нос, а его такой знакомый живой голос окликает из-за плеча, и очень хочется рвануть наутёк — но дыхание за спиной такое заполошное, шаги приближаются бегом, и теплая ладонь опускается на плечо до дрожи ласково. — Bonjour, — с доброй насмешкой сообщают на ухо, и Яр мурашками покрывается с головы до ног. Он же натура романтичная и впечатлительная, восприимчивая до ужаса, ранимое сердце — поэтами другие и не становятся, наверное. Он очень хорошо понимает, что влюблённый взгляд теперь не получится спрятать. — Ты от меня скрываешься! — словно читая мысли, мальчик-весна заявляет обвинительно, разворачивая его к себе. Так же, как тогда, внимательно в глаза заглядывает: — Я что, страшный? — Просто невыносимо, — с нервной улыбкой и вздохом признаётся Яр. — Невыносимо прекрасный для моего слабого сердца. — Опять меня смущаешь, — высокие скулы и вправду чуть-чуть краснеют. Мальчик прищуривается подозрительно: — Или ты со всеми так разговариваешь? — Я поэт, мне можно. Ему нравится огонёк интереса и любопытства, загорающийся в зелёных глазах; ему нравится, нравится, нравится каждая секунда рядом, каждый вдох рядом, каждый взгляд; он готов трепетать от восторга и, по правде говоря, сдерживается с огромным трудом. — А обо мне что-нибудь писал, Поэт? — весна интересуется с лёгким благоговением, наклоняя голову; Яр негромко хмыкает, кивая. Ещё бы он не писал. Когда сердце так мечется в груди, и хоть бы куда-нибудь выплеснуть чувства, от которых рёбра жалобно трещат. — Почитаешь мне? Вихрь тянет его за руки, вихрь бодро шагает рядом, на ходу пританцовывая, ударяя босыми пятками по чистым лужам. Яр всеми силами старается выровнять дыхание — каждая светлая улыбка всё равно весь воздух из лёгких выбивает напрочь... — ... Она плясала, как живой огонь. — Ну почему "она"? — его тут же перебивают, весна расстроенно дует губы: — Не так уж сильно я похож на девчонку! — Цыц, всё поймёшь! — Яр раздражённо щёлкает его по носу. Он, конечно, маленький и робкий, но когда он — Поэт, он уверен в себе, как никогда, и своей минутой славы упивается в полной мере. — Слушай! Он берёт новый вздох. ㅤона плясала, как живой огонь ㅤа я следил за ней, заворожённый ㅤглазам — раздолье, но рукой — не тронь ㅤиль будь отвергнут, страстью обожжённый... — И почему — "не тронь"? — с очередной вспышкой солнца чужие ловкие пальцы поддевают его руку, тянут настойчиво... Мальчик-весна останавливается совсем — и прижимает его ладонь к своей щеке. Яр застывает на пару мгновений, не дыша, и осторожно гладит впалую ямочку; весна довольно прикрывает веки: — Видишь, ничего я не обжигаю. Прикоснуться можно. — Ты внушаешь мне ложную надежду, — Гренгуар улыбается капельку грустно, скользя кончиками пальцев по гладкому подбородку. Он привык не надеяться ни на что, не думать о шансах на взаимность, он живёт в моменте, он дышит любовью. Он любовью з-а-д-ы-х-а-е-т-с-я, когда мальчик-весна льнёт ближе, весело задевая носом тонкий нос, и обнимает его шею тёплой ладонью. — Я верю твоей любви, Поэт... — с улыбчивой серьёзностью выдыхает вихрь, невесомо гладя его скулы. — ... Я вверяю ей себя. Губы касаются губ в первый миг неуверенно и осторожно, но тут же — горячее, сильнее, с какой-то жадной жаждой. Гренгуар, закидывая руки мальчику-весне на шею, дрожит: он внезапно чувствует, чувствует, чувствует так много всего — от горячих ладоней, скользнувших по рёбрам и жгущих бока сквозь одежду, от сумасшедшей нежности мягкого рта, от жара чужого тела; он принимает каждую каплю чужого жара под кожу, он словно весь г-о-р-и-т, это невыносимо, абсолютно невыносимо, и выплеснуть чувства в слова не выходит, пусть он и пытается, и остаётся только... жаться ближе, шептать в горячечном бреду строки между поцелуями, и задыхаться, и умирать, и воскресать в бережно сводящих с ума руках. ㅤя умер и воскрес в короткий миг ㅤразверзся рай средь пламенного ада ㅤПариж сиял камнями мостовых ㅤи шла по ним босая Эсмеральда... [ — И почему всё-таки Эсмеральда? — У весны невыносимо зелёные глаза, знаешь. Изумрудные. — Опять заставляешь меня краснеть, Поэт. — А ты заставляешь меня с-г-о-р-а-т-ь. Каждым прикосновением. — Ты такой отзывчивый... как тут удержаться?.. — ... Что ты делаешь со мной... Моя Эсмеральда...]
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты