Do not come close 63

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Boku no Hero Academia

Пэйринг и персонажи:
dark!Изуку Мидория/Очако Урарака, Кацуки Бакуго/Очако Урарака, dark!Изуку Мидория/Химико Тога, Изуку Мидория/Очако Урарака, Эйджиро Киришима, dark!Кьёка Джиро, dark!Денки Каминари, dark!Шото Тодороки, Хитоши Шинсо
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 88 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Драма Несчастливый финал Нецензурная лексика ООС От героя к злодею Отклонения от канона Преступный мир Психология Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Героями не становятся. Героями рождаются.»
Очако выделила у себя в голове эту фразу чёрным по белому, старательно выводя буквы толстым курсивом, когда свалилась на кровать дешёвого мотеля в час ночи. Звёзды не были звёздами, так же, как и её мечта быть героем. И ей, чёрт возьми, жаль. Очень жаль.

Посвящение:
дайти
наслаждайся, дорогой)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
внимание! в этом фанфосе совмещены две версии вилка-деку
первая, в которой он регулярно встречался с очако:
характеристика + рисунок (автор: https://vk.com/nightmaremind) :
https://vk.com/photo-129841617_456240008
просто рисунок (автор: https://vk.com/nightmaremind) :
https://vk.com/photo-129841617_456240697

деку в костюме (автор: https://vk.com/nightmaremind) :
https://vk.com/photo-129841617_456240696

и одно маленькое уточнение — изуку беспричудный.

еще у меня бывает творческие застои "а-ля нет вдохновения" или же проблемы с учебой, но работа будет дописана.

filler!найн

19 июня 2019, 02:56
      В комнате вибрациями расходился звук тихой мелодии на звонке, а фиолетовые волосы всё так же неаккуратно разбросаны по подушке. Глаза непроизвольно открылись и сразу же зажмурились из-за слишком яркой вспышки солнечного света. В голове ещё тихо что-то гудело, исходя неприятной трещиной в районе виска, и, по ощущениям, лучше бы принять обезболивающее.       Потресканные губы приоткрылись и выдохнули накопившийся в лёгких воздух, а сама девушка поменяла лежачее положение на сидячее. Уставший взгляд с чёрными радужками и с проблесками небольших синяков под глазами давали знать о наступившей бессоннице ночью. И хоть время доходило почти до одиннадцати утра, желания вставать не было совершенно. Спина чуть выгнулась, и тонкие запястья рук вытянулись вверх, открывая обзор на торчавшие рёбра, чуть прикрытые чёрным бюстгальтером.       Звук машин за окном почти заглушал песню всё ещё включённого будильника с телефона, время от времени сменяясь тяжёлыми вдохами и выдохами. Начало двадцать второго марта, наполненное сбитым сомнением и желанием остаться в кровати, было, мягко говоря, не очень, ведь, получая очередную смс от Денки с тупым содержимым, Кьека не хотела уходить из дома ещё больше.       В доме было пусто. Только что вскипевший чайник на плите и пустая кружка с остатками растворимого кофе говорили о том, что примерно десять минут назад ушла Момо. На фоне что-то тихо говорил телевизор, иногда шумя из-за помех с антенной. Глаза почему-то заслезились, а рука чуть дрогнула, когда из железной трубки полилась струйка горячей воды. По пальцу прошёлся неприятный ток, и Джиро машинально зажмурилась.       В телефоне высветился входящий звонок от неизвестного номера, но, впринципе, ничего необычного. Скорее всего, Мидория с очередной новой сим-картой или Тодороки. — Приветик, Кьека, — послышался голос на том конце трубки с знакомой хрипотцой. — Не советую оставаться слишком долго в квартире: скоро должны нагрянуть незваные гости, поэтому лучше бы тебе побыстрее убираться оттуда с вещами. Новый адрес скину вечером в смс, приходить к двенадцати, не опаздывать. До скорого.       Вторая фраза за последние три месяца с уст Изуку о новом переезде была чем-то рутинным и обычным, хотя, по большому счету, Джиро плевать где ей ночевать. В телевизоре говорилось об очередном нападении, что вызвало лёгкую улыбку на губах. Со стороны смотреть в новостях о новом происшествии, которое ты сам же и совершил, было даже немного забавно.       Горячий чай в кружке был допит сразу же после звонка, а нерасчёсанные волосы собрались в маленький хвост на затылке. Слегка помятая куртка с майкой были надеты через минут пятнадцать после умывания, а вещи собраны чуть позже. Дверь приоткрылась и в руках зазвенели несколько ключей. Выключив свет в коридоре, Джиро вышла из квартиры, плотно закрывая дверь, и подбросила несколько раз в воздухе связку.       Перебирая быстрыми шагами ступеньки и ударяясь толстой подошвой берцев о бетонный пол, она вышла из жилого дома и побежала в сторону дороги, попутно натягивая на лицо плотную чёрную маску, прикрывающую нос и губы. В воздухе холод, вперемешку с небольшими хлопьями снега и лёгкий озноб по телу. Время уже где-то за двенадцать, на телефоне шестьдесят четыре процента зарядки, в желудке пусто, а во рту до сих пор вкус мятного чая.       Телефон снова завибрировал, оповещая об очередном звонке от Денки. Кьека закатила глаза, ступая по сырой от выпавшего снега земле, смотря в экран. — Почему ты не отвечаешь на сообщения? — на том конце отчётливо слышался приглушённый звук музыки и какие-то крики. — Ты ни на одно не ответила. — Сколько мне нужно раз тебе сказать, чтобы ты перестал заниматься хуйнёй и отвязался от меня? — правая рука плотнее прижала динамик к уху, губы задрожали, а левая обвила руками плоский живот. — В миллионный раз говорю тебе: отъебись от меня, блять, пожалуйста.       Кьека остановилась перед перекрёстком и рвано выдохнула в трубку телефона, чуть прикрывая веки. В глаза бросались проезжающие мимо машины ярких цветов, светофор, горящий красным, и синяя вывеска около дороги. Указательный палец нажал на экране кнопку «сбросить вызов», а гудки, оповещающие о том, что связь потеряна, были слышны даже после того, как Кьека отвела от уха динамик, дисплей погас, а руки опустились в карманы чёрных джинс.       Снегопад усиливался, крупные снежинки опускались на густые чёрные ресницы и закрывали обзор. Маска стала чуть сырой из-за впитывающейся влаги от подтаявшего снега на лице.             Кьека не знала куда шла, просто проходила мимо очередных цветочных лавок, каких-то совершенно неизвестных круглосуточных кафе и иногда всматривалась в лица прохожих. Всё почти незнакомое, неузнаваемое и беспорядочное. В ногах покалывало из-за наступившего дневного холода. Хотелось уже оказаться в тёплом помещении и выпить ещё одну кружку мятного чая. Но ни одного сообщения от Мидории не приходило, Тодороки и Яойорозу тоже молчали.       Переходя через очередной перекрёсток и обступая стороной очередного незнакомца на дороге, Джиро ещё больше мерзла и укутывалась в рукава тонкой куртки, чуть жмурясь из-за сильного ветра в глаза и кусая свои и до того потрескавшиеся губы до металлического вкуса на языке. Наступил вечер, а Джиро уже надоело находится на улице.       Если быть честной, то она хотела разбить о тротуар телефон, надоедливо показывающий оффлайн в углу неизвестного номера.       «Абонент недоступен или находится вне зоне доступа сети. Попробуйте позвонить позже,» — говорил автоответчик, каждый раз, когда девушка нажимала «позвонить».       Закоченевшие руки в перчатках без пальцев в очередной раз набрали один и тот же номер в ожидании хоть какой-то реакции. Но в контактной книжке было всего лишь пять человек, и все они не отвечали. Даже грёбанный Каминари Денки не брал трубку, не писал ответные смс и игнорировал, хотя обычно в их диалоге это делала Кьека.       От усталости ноги переплетались, промокшая маска давно уже лежала в рюкзаке, а на телефоне три процента. Кьека обернулась на знакомый силуэт тени сзади и тяжело вздохнула, закатывая глаза. — Какого хрена, Каминари? — каменно отчеканила Джиро, глядя на толстый столб прикрывающий туловище. — Ты спалился, можешь не прятаться.       Парень с золотистыми глазами внимательно посмотрел на девушку, выходя из своего прикрытия. — Ты разве не получила смс от Изуку с адресом? — Нет. Он не берёт трубку. Никто из вас не берёт трубку.       Денки подошёл ближе к Кьеке, сохраняя дистанцию в полтора метра. Разлохмаченные чёрные волосы были чуть сырыми из-за тут же таявшего снега на них. Мокрые плечи серой куртки немного поблёскивали в свете фонарных ламп и отражённого света луны. — Деку уёбок, — вкрадчиво произнес он, стараясь говорить спокойно и разомкнув пальцы, ухватил тонкое запястье. — Пойдём.       Выдохнув небольшой клубок пара в холодном воздухе, Джиро развернула парня на девяносто градусов к себе, прижимая его к фонарному столбу, за которым он прятался. Руки скрутились на чужих запястьях, крепко удерживая их в замке. — Никаких. Блять. Прикосновений, — прошипела Джиро, губами касаясь чужого уха. — В следующий раз будет больнее, понял? — Вау, — в тон девушке ответил Денки, скаля на лице подобие улыбки. — У меня встал.       Отстраняясь от Каминари, Кьека пнула лежавший камень на асфальте прямо на обочину. Чуть скривившись от подобного поведения парня, она в очередной раз прикусила губу и сложила руки на груди, глядя на пустую дорогу. Время, наверное, уже перевалило за двенадцать ночи. — Боже, блять, — послышался тяжёлый вздох и тихие шаги со спины в сторону Джиро. — Ну, извини меня? — Идиот.       Идиот — мягко сказано, ибо Каминари был клиническим идиотом с парой-тройкой психических заболеваний, которые включали в себя блядский синдром маниакальной привязанности*, и его он почему-то словил именно на Кьеку. Джиро в миллионный раз спрашивала себя о том, почему именно она, а не какой-нибудь левый прохожий из переулка. Но именно для неё, Денки был вечной проблемой и болью в голове. — Ты же в курсе, что я не хочу причинить тебе вред, — без намёка на прошлую улыбку отозвался он, вставая рядом с девушкой.       Спина выпрямилась, а чёрные глаза с безразличием окинули взглядом стоявшего рядом парня. Беззвучно шагая по мокрому асфальту, Джиро поджала тонкую линию губ, встав посередине дороги, и сложила руки в карманы куртки. — Ты постоянно говоришь, что любишь меня. Постоянно надоедаешь своими тупыми бессмысленными сообщениями и звонками в час ночи, если я пропадаю, — слова расходились по всей улице, и почти оглушали. — Но ты можешь доказать это на деле? Доказать, что и в правду любишь меня?       В глаза бросился яркий свет фар и громкий звук мотора, смешанный с предупреждающим бипом водителя. Но Джиро не двинулась, ни шелохнулась, даже не крикнула. Она осталась стоять на том месте, где и стояла, продолжая выжидающе смотреть на остолбеневшего Каминари, который ничего не понимал. Но когда до столкновения осталась буквально секунда, Денки со скоростью света подлетел к Джиро, запуская статический заряд в летевшую на неё машину. — Кьека! — единственное, что услышала девушка, перед тем, как отключиться. Джиро шесть лет.       Узкий коридор с выставленными в ряд полками для обуви и шкафчиками со сменной одеждой был переполнен запахом дождя, детским гулом и переговорами воспитателей. Девочка сидела вдали от всех, буквально вжимаясь в бетонную стенку, стараясь вести себя так, словно она статуя, и на неё не стоило обращать внимания. Фиолетовые короткие волосы буквально вились на красные от слёз глаза, слипаясь с мокрыми щёчками, покрывшимися лёгким румянцем. Пиная короткой ножкой единственный кубик, лежавший рядом с лавочкой, с её черных ботинок слетели остатки кожи, выставляя на обзор обшарпанные носки обуви. — Пойдем, — тихо произнесла пожилая женщина, присев на корточки и протягивая Кьеке руку. — Не будешь же ты тут весь день сидеть, верно? — Не хочу, — обиженно ответила она, продолжая пинать кубик. — Мне и здесь прекрасно сидится.       Женщина сдавленно улыбнулась, сдерживая очередной тяжёлый вздох. Встав, она подошла к лавочке и села вместе с девочкой, аккуратно проводя трухлявыми пальцами по сырой макушке. Рядом валялся её желтый дождевик с таким же мокрым и большим рюкзаком, где лежали все необходимые вещи для Джиро. — Третий час уже тут сидишь, — женщина ухватила в одну руку вещи и снова встала напротив девочки. — Не трогайте.       Кьека хрипло выдохнула, ухватываясь маленькими пальцами за рюкзак и дождевик, при этом внимательно сверля взглядом пол. Кубик со стуком ударился об пол раз пять и остановился прямо около ног женщины. — Хорошо. Раз ты просишь, не буду, — отдавая вещи, сказала она. — Скоро обед. Хочешь кушать? — Хочу, — еле слышно выдала Джиро, утыкаясь носом в мокрые плечики сумки. — Тогда пойдём? Покажу где ты будешь жить, с ребятами познакомишься, — она снова протянула руку и, в жесте помочь встать ей, чуть нагнулась. — Меня зовут Азуми Сато. А тебя Кьека Джиро, да? — Угу, — пробубнила девочка и ухватилась за протянутую руку.       Хлюпая насквозь промокшими ботинками и чувствуя, как водяные капли градом падали на старый ламинат, оставляя за собой след, они вместе шли по огромному залу. Кьека словила примерно около тысячи детских взглядов на себе только за три минуты нахождения здесь. Но самый заинтересованный она словила только, когда перешагнула через чужое построение тех самых кубиков, которые она пинала находясь в фойе. — Эй, — незнакомец возмущённо посмотрел на проходящую мимо Джиро и приподнялся с коленок. — Из-за тебя кубики рассыпались! — Каминари! — Сато кинула строгий взгляд на мальчика и крепче сжала ладошку маленькой Кьеки. — Во-первых, она их просто обошла, а во-вторых, будь, пожалуйста, по-вежливее. Её зовут Кьека Джиро, она новенькая, — женщина чуть подтолкнула девочку вперёд, снимая с её плеч рюкзак и забирая дождевик.       У мальчика были чёрные волосы, жёлтая неаккуратно выведенная молния на чёлке, золотистого цвета ресницы и глаза. Чёрная майка небрежно лежала на джинсовых шортах, а на голых коленках рядом выступали царапины и ссадины. Рядом с ним стояла девочка с высоким конским хвостом, который выглядел не совсем естественно, торча чуть в бок. — Я Яоймомо, — отозвалась та, мягко улыбаясь. — а его зовут Денки.       Джиро ещё раз внимательно осмотрела стоящих перед ней детей, но ничего не сказала в ответ. Чёрные радужки глаз еще раз сверкнули, отражая блики света лампы, и холодный взгляд перешёл на остальных находящихся в комнате. — Странная ты, Кьека Джиро, — тихо произнес мальчик, протягивая для рукопожатия руку.       Но фиолетоволосая не приняла дружеский жест, а ушла в направлении Азуми. Каминари чуть удивленно смотрел уходящей девочке вслед, иногда перекидываясь с Яоймомо непонимающими взглядами. Сложив худые запястья на груди и ещё немного постояв, Денки принялся собирать разбросанные кубики. Год спустя.       Полупустой двор с обшарпанными лавочками и сломанной горкой на детской площадке. Небо заволокло тучами, иногда заливаясь громом на всю улицу. Кажется, скоро дождь. Неотчётливые крики детей, карканье ворон и с силой ударяющийся об пол камень, который так усердно пинал Денки, пытаясь докинуть его до ворот. — Я хочу сбежать, — вполголоса сказала Кьека, ломая под ногами сухие опавшие ветви с деревьев. — Мне здесь не нравится. — А куда мы сбежим? — Каминари перевёл взгляд с серого неба на задумчивую девочку, а после на Момо, которая, в свою очередь, поправляла хвост. — Да хоть куда. Просто сбежим и всё.       Яойрозу встала с лавочки и осмотрелась по сторонам. Несколько воспитателей стояли около входа в дом и о чем-то увлечённо разговаривали, не замечая детей. Повернувшись, девочка подошла ближе, беря чужое запястье в руки и встала рядом. — А если нас найдут? — Мне всё равно. Просто хочу хотя бы попытаться.       Каминари обернулся на вход и внимательно посмотрел на крыльцо, где стояла Азуми и одна незнакомка, которую он видел впервые. После опять перевёл взгляд на, почему-то слишком грустную, Джиро, которая не замечала, кажется, совсем ничего. Чёрные глаза уже несколько секунд смотрели на прилетевшую птицу, клевавшую невидимый корм на асфальте.       У Кьеки всегда безразличный взгляд. Иногда она просто стояла на одном месте, застывала и смотрела в одну точку. Она была странной, но Каминари был ещё страннее. Он много навязывался, много разговаривал и постоянно скалил ненормальную улыбку, имел странные привычки и, впринципе, поведение. Но они вдвоём с Момо почему-то единственные были теми, кто не боялся молчаливой и апатичной Кьеки, из которой слово вытянуть — уже достижение. — Сейчас или никогда? — Сейчас. Вечер того же дня. — Где Каминари, Яойрозу и Джиро?       Сато обошла стол, пересчитывая количество занятых мест в спальной комнате. Слабый свет с порога из коридора помогал не потеряться. Время доходило почти до десяти, все дети уже были в кроватях и ждали команды отбоя, чтобы наконец лечь спать. — А они сбежали, — девочка, чья кровать была рядом с входной дверью, где и стояла Азуми привстала, упираясь руками в матрас. — Я видела, как Денки перелез через забор.       Из рук воспитательницы с грохотом упала связка ключей, раздаваясь эхом по комнате. Тихий стук каблуков разошёлся по узкому коридору слишком быстро, а осипший голос Сато в трубку был слышим даже в самой спальне.       Они сбежали?
Примечания:
флэшбек в флэшбеке да и чо вы мне сделаете? я на другой планете

*синдром маниакальной привязанности (синдром адели) - это одержимость любимым человеком, все точки сводятся именно к нему, и ничего более не помогает (любимые занятия, хобби, интересы и т.д.). становится чрезвычайно сложно предоставить любимому относительную свободу действий. контроль, гиперопека, неиссякаемая потребность в его внимании.

10 коммов от разных людей и нью глава :D
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.