Перевод

О том ужасном периоде, сразу после отпуска 144

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок, Дэдпул, Дэдпул, Человек-Паук (кроссовер)

Автор оригинала:
FeelingsDusk
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/6883234

Пэйринг и персонажи:
Питер Хейл/Стайлз Стилински, Джексон Уиттмор, Бобби Финсток, Эллисон Арджент, Кейт Арджент, Джерард Арджент, Скотт МакКолл
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Кроссовер Пре-слэш Нецензурная лексика Юмор AU

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Стетер – Спайдипул АУ

Или

Стайлз (Человек-паук) отправляется в отпуск, как вдруг кто-то берёт и отрубает головы мафии Арджентов, и все думают, что это он.

Стайлз не удивлен.

Посвящение:
Любофф https://vk.com/steter_forbidden_fruit

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Это что-то офигенное, два любимых фэндома в одном флаконе!

ПБ открыта, если че сильно не кусаемся ;)
16 апреля 2019, 07:20
— Тебе нужно взять отпуск. — Тётя… — Нет, послушай меня, малыш. Ты работаешь на износ. Сколько фунтов ты потерял за последний месяц? — Я…я… … — Послушай, это Нью-Йорк, подними люк, и двадцать героев выползут, как тараканы… — Меня возмущает аналогия. -…так что я уверена, что мир не сгорит, если ты возьмешь жалкий недельный отпуск, да? -… Окей. — Хорошо, потому что я купила тебе билет на самолет до Орландо. — Что?! Но работа! — Ерунда, в этом вся прелесть быть фрилансером, ты можешь делать все, что захочешь. — Н-но… … — Ты уезжаешь завтра на рассвете… — Тётя, ты злая, ты же знаешь, я ненавижу утро. -…и я хочу кучу твоих фоток с Дэнни Оттером, коробку бобов Бетти Бу.… — Берти Боттс, и он Гарри Поттер, тётя. -…или как там их называют, и фотографии с каждой принцессой Мира Дисней, особенно с Мулан. Побольше с Мулан. И Джек Воробей, мне нужна твоя фотография в пиратской шляпе, и вернёшь эту шляпу обратно. — Ты же понимаешь, что за неделю это может оказаться физически невозможно. — Но ты ведь будешь стараться изо всех сил, да? — Да, тетя. — Хорошо. Люблю тебя, малыш. — Я тоже тебя люблю. — И тогда у меня будет время починить все костюмы, которые ты порвал.… — Это не костюм. -…потому что ты рвешь их быстрее, чем я успеваю чинить. Я должна найти способ укрепить пах и задницу.… — Тёёёётя. — Не обращай внимания на мои бредни, малыш, и иди приготовь свой багаж. Помни, никакого костюма и никакого альпинизма, ты в отпуске. — Это не костюм! И Стайлз едет в Орландо, чтобы истоптать ноги в кровь, ходя по Миру Дисней, Острову приключений Universal и Discovery Cove. И если он немного мухлюет и использует свои силы, чтобы подняться на вершину каждого замка, который находит, тётя никогда… кого он обманывает? Конечно, она узнает, потому что Стайлз рассказывает ей всё. Он делает много снимков, посещает как можно больше мест, сколько вообще возможно для человека, и ест вдвое больше еды и сладостей. И он крадет шляпу Джека Воробья. А мир горит в его отсутствие. — Ты чересчур драматизируешь, малыш. — Как это могло случиться, тётя?! Меня не было семь дней (дело даже не в этом!) и появляется какой-то самозванец и начинает отрубать головы мафии Арджентов? На первой странице Дейли Бьюгл есть плохо сделанная фотография парня, одетого в красно-черный спандекс, посреди трупов с заголовком «Человек-паук слетел с катушек»! _____ — Отдых для слабаков, Виклински (тут игра слов Weak- слабый, ничтожный, хилый)! Ты не должен был брать отгул! — кричит ему Джексон, как только замечает. — Как жаль, что у тебя лучшая камера на рынке, а это лучшее, что ты смог предложить, осёл, — огрызается он в ответ, размахивая газетой. — Сильно завидуешь? — усмехается он. — Увидев всё это? — Он окидывает его презрительным, но коротким взглядом, проходя мимо, и фыркает. — Мечтай. — Пошел на хер! — Так много об этом думаешь? Я бы не слишком на это рассчитывал, козёл. Когда единственным ответом Джексона является яростный палец, Стайлз радостно добавляет еще одну победу (Стайлз ∞+1, Джексон 0) в счёт. Он пересекает комнату, подходит к кабинету босса и стучит. Надежда — это последнее, что ты теряешь, но, как он и ожидал, разговаривать с ним — тренировка в разочаровании и абсолютная бессмыслица. — Но это не Человек-Паук, тренер! Это даже не тот же костюм! — Ну и что с того, что он сменил костюм с синего на черный? Может, он почувствовал, что выглядит толстым в синем, может, он думает, что выглядит круче в черном? Кого это волнует? Нас волнует, что он убил тридцать добропорядочных граждан, членов уважаемой семьи Арджентов.… — Также тайно известная как Нью-Йоркская мафия, — не может не вмешаться Стайлз. -…и это означает, что он — чертова угроза, как я и говорил с самого начала! И именно это выстрелило поднятием продаж наших номеров до небес. — Послушайте, тренер, он даже не использует паутину, и у него есть две катаны. У Человека-паука нет катан! Тем более для убийства ими людей! — Все психопаты так прогрессируют, Билински! Очевидно, что теперь он наслаждается более практическим подходом и что ему нужно купаться в крови своих врагов, чтобы чувствовать себя хорошо. Его нужно поймать и остановить. — Но… — Билински, — перебил Бобби Финсток, — вот что бывает, когда уезжаешь на неделю. Ты теряешь нить происходящего, и все меняется. Адаптируйся или умри. Теперь убирайся из моего кабинета. — А затем он дует в свисток, который обычно висит у него на шее. — Бегом, бегом! — Но… Он снова дует. — Тренер! И еще. — Да позвольте мне наконец сказать?! Мужчина делает глубокий вдох и начинает дуть в свисток, пока у него не кончается воздух и его лицо не краснеет от напряжения. — ЛАДНО. Стайлз ненавидит, ненавидит, ненавидит, ненавидит Бобби Финстока. Тем более, что он потратил целую ночь, делая снимки, чтобы принести их ему в качестве доказательств и до сих пор не выступил. — Но костюм… — Значит, он снова передумал, большое дело. Его чувство моды все еще отстой, это до сих пор спандекс. — Я так не думаю.… — Ты постоянно носишь всё в клетку, твоё мнение не в счёт, — пренебрежительно обрывает его Финсток. — Но мы же не модный журнал, Билински, так что, разве только, ты не поймаешь его в голом виде, и мы не сможем использовать это как доказательство недостойного поведения или публичной непристойности, мне все равно, что он носит. А теперь убирайся и не возвращайся, пока не принесешь мне что-нибудь полезное. Стайлз раздраженно скрежещет зубами, выходя из кабинета, ворча себе под нос, о лазанье по стенам в джинсах против спандекса. Теперь очевидно, что покончить с этой ерундой будет так просто, как он думал. Он идет на охоту. _____ После двух недель прочесывания города ради психованного парня, он собирается лазать по стенам с разочарованием… нет, он уже делает это (каламбур совершенно не предполагается), потому что это разочарование уже срывает крышу. Nada (исп), ничего, niente (итал), niets (нидерл), rien (франц) Никаких следов, ни слуху ни духу, потому что парень совершенно пропал без вести, после эффектного появления на первой полосе. Пора переходить к тяжелой артиллерии.… (В конце концов, он знает, чего он хочет… и скоро у Арджентов благотворительное мероприятие) … и нужно отряхнуть смокинг. (Э-э, которого у него нет.) (Но он будет беспокоиться об этом после того, как получит место официального фотографа для этого мероприятия.) _____ Стайлз получил место. (Ему пришлось играть грязно и он положил слабительной Джексону в еду, но жертвы должны быть принесены для большего блага.) (Так ему и надо. Джексон насмехался в течение нескольких дней над его желанием посетить модное мероприятие (что на самом деле не совсем точно, так как это в первую очередь принесет пользу), прежде чем понял, что как внутренний фотограф он встретится со множеством важных людей, и тогда он захотел это место. Которое и получил, потому что подкупил тренера новой кофеваркой.) (Стайлз специально пил кофе из «Старбакса», когда тот бегал мимо… все эти шесть раз… меньше чем за час.) (Возможно, он переборщил со слабительными.) (Но только немного.) (Хорошо, он признает, что положить их ему в напиток тоже было в лучшем случае мстительно.) Он берет напрокат смокинг и страдает полтора часа на красной ковровой дорожке, пока, наконец, не попадает внутрь. Добавьте к этому четыре часа сопливых людей, которые просят у него выпить и канапе (серьезно, у него камера, в его руках, прямо перед ними) или богатые сопляки, которые хотят, чтобы он сфотографировал их, делающих знак победы. Супер. Прекрасная ночь. Занялся бы этим снова. Нет. И все впустую, потому что псих не появляется. Ну, не совсем. Это выглядело так. 1) Примерно через два часа после начала мероприятия Стайлз решает выйти на улицу и перевести дух, потому что в комнате становится душно, и если дряхлая дама с паукообразной брошью (ирония иронии) снова ущипнет его за задницу, пока просит еще один бокал шампанского, он не собирается нести ответственность за свои действия. 2) Итак, он, невинный свидетель, вдыхает прохладный ночной воздух и возится со своей камерой, когда смотрит вниз… и ловит принцессу Арджентов, пытающуюся сбежать с одним из официантов мероприятия. Они стоят, как олени в свете фар, прежде чем замечают его камеру, и паника начинает заполнять их лица. Стайлз вздыхает, поднимает вверх два больших пальца во имя запретной любви и демонстративно поворачивается к ним спиной. После недоверчивой минуты, он слышит радостный шепот благодарности и думает, что дело закрыто. (Это не так.) 3) Через три часа после начала мероприятия и еще три щипка за задницу (серьезно, единственное, что ему осталось, чтобы ускользнуть от леди, — это спрятаться под столом, как она продолжает его находить?), его паучье чутье начинает звенеть как сумасшедшие. Наконец-то, думает он, выходя на улицу и одеваясь. Он находит, где проблема… и нет, никакого психопата. Судя по всему, принцесса и парень-кривая-челюсть были пойманы, а остальная часть семьи не счастлива. Вроде как, держать под дулом пистолета — это «не счастливы». — Боже мой, это была ты! Как ты могла, тётя Кейт? Как ты могла убить папу и маму? Принцесса плачет, крупные слезы текут по ее лицу, а парень-кривая-челюсть держит ее с доблестным выражением. Плохо, плохо, глупый ход, думает Стайлз, никогда не признавайся, что знаешь что-то подобное, особенно под дулом пистолета. -Ты не должна была признаваться, что знаешь это, дорогая, — дама, по общему признанию, в эффектном платье, драматично вздыхает, в то время как дедушка просто многострадально вздыхает. Именно его слова. — Позаботься о них, — зловеще говорит дедушка. — И убедись, чтобы все выглядело так, будто это сделал он. Поэтому Стайлз, видя, к чему идет дело, вмешивается. Он спасает голубков и наслаждается, оставляя остальных людей в комнате, прилепленных к стенам после того, как они толкают его в бассейн. И когда он машет детям на прощание с дерзким замечанием о наслаждении Мексикой, он думает, что дело закрыто. Снова. (Это не так.) (Снова.) 4) Он идет домой. 5) Он просыпается с матерью всех простудных заболеваний, забившей его пазухи и с заголовком «Человек-Паук похищает наследницу Арджентов во время благотворительного торжества!» Стайлз стонет и сразу после этого чихает три раза подряд. — О, дорогой, — вздыхает тетя. — Я приготовлю тебе куриный суп, малыш. — Спасибо, тетя, — прохрипел Стайлз, прежде чем упасть головой в подушку. Ему нужно срочно найти психопата. _____ По иронии судьбы, не он находит психопата, вместо этого, психопат находит его. Что-то вроде того. Он снова обыскивал город, совсем не оправившись от простуды, и ему приходилось каждые десять минут подтягивать маску, чтобы чихнуть… и ему пару раз кричали по этому поводу, так что он не счастливый турист, это точно. Он пролетает рядом с небоскребом, когда одно из окон верхнего этажа с шумом лопается и оттуда вылетает тело. Он слышит крик «Такси!» прежде, чем то же самое тело приземляется на него и вцепляется, как пиявка. Стайлзу требуется три этажа свободного падения, прежде чем он приходит в себя достаточно, чтобы выстрелить паутиной и подтянуться вперед, на крышу ближайшего здания. Когда на него начинает сыпаться приглушенный огненный дождь, он делает усилие, чтобы протащить свой контрабандный груз почти на восемь улиц дальше. Стайлз разинул рот, когда наконец оказался лицом к лицу со своим пассажиром. — Ну, это я называю своевременным вмешательством. У тебя определенно есть дар, мой одетый в спандекс друг. — Ты. — Я? — Ты! — Да, это мы уже выяснили. Стайлз делает глубокий вдох, пытаясь взять себя в руки. Это не он, он Человек-Паук, он клёвый и саркастичный, а все вокруг засранцы. У него есть это. Окей. — И кто ты такой? — Дэдпул? — Очаровательное имя. Хорошо, у него есть имя, это хорошо. Теперь ему нужно сфотографироваться вместе с ним, и все, проблема решена. — Подожди-ка, — Дэдпул стучит кулаком по ладони, внезапно осознав, — Я тебя знаю! Ты… — Конечно ты… -…парень, который взял на себя всю ответственность за мою тяжелую работу! Что было… -… Чего-чего? -… имя? Человек-муравей? — он окидывает его взглядом еще раз. — Мальчик-муравей? Нет, Мальчик-Черная-Вдова? Арахнид-бой? Стайлз пытается сказать, но ему приходится отвернуться, чтобы поднять маску и чихнуть три раза подряд. И что унизительно, он случайно нажимает на механизм, и выстреливает паутиной. — Эх, Арахнид-бой, может, ты хочешь… — говорит Дэдпул, делая вытирающий жест. У Стайлз перед глазами красная пелена. — Я Человек-Паук, ублюдок! Даже годы спустя Стайлз не знает, как это произошло. В одну минуту он в гневе стреляет паутиной, а в следующее мгновение, прилипнув к катанам Дэдпула… короче говоря, он случайно обезглавил человека, прежде чем с воплем выбросил его с крыши на землю. Он оставался там в шоке в течение нескольких секунд, прежде чем прыгнуть туда, где находится тело мужчины. — Омойбогомойбогомойбог, — повторял он непрерывно, пока он смотрел на сломанное тело и затем заставил себя взглянуть на голову. — У меня от тебя голова болит, — говорит это, а потом, после того, как он визжит и снова выстреливает в крышу, хихикает и добавляет: — А, это никогда не устареет. — Что за? — бормочет он, осторожно приближаясь к нему. Одна рука делает неуклюжие хватательное движения в направлении головы, и Стайлз сглатывает, прежде чем принять решение. Он осторожно берет голову, чтобы положить ее в руки быстро заживающего тела. — По твоей реакции я понял, что ты не рассчитывал на такой результат, — напевает Дэдпул со своих колен. — Ты не против? — Ах, да, — Стайлз кивает и тянется, чтобы поставить ногу в правильное положение. — Намного лучше, — вздыхает он, и до ушей Стайлза доносится треск. — Итак, я знаю, что могу раздражать и все такое, но я чувствую более глубокую причину для всего этого гнева? — Ты спрашиваешь меня об этом после того, как я отрубил тебе голову? — недоверчиво спрашивает он, и рука поднимает вверх шатающейся большой палец с явно сломанным запястьем. — Ну, ты меня бесплатно подвез и вытащил из липкой ситуации… буквально, из-за всей этой запекшейся крови.… — Это отвратительно. — Именно. — Я не имел в виду… забудь об этом, — вздыхает Стайлз, внезапно обессилев. — И часто с тобой такое случается? — Что могу сказать? Неприятности любят играть со мной в прятки. А я, как правило, часто проигрываю. Неловко, я знаю. — Почему у меня такое чувство, что ты не очень стараешься спрятаться… или вообще? Дэдпул подмигавает, затем кладет голову ему на плечо, обхватив обеими руками, и ухмыляется ему. — Хочешь тако? — Что. _____ «Человек-паук объединяется с новой угрозой для общества, Дэдпулом?» говорит заголовок на первой странице газеты. Под ним — одна из сделанных им фотографий, очень двусмысленная. (Очевидно, когда он подвез его, тот только что убил остальных членов семьи Арджент, за исключением принцессы, которая, как он надеется, сейчас далеко.) — Хэй, Спайди! — Дэдпул поет, появляясь из ниоткуда. — Мне стало скучно, и я подумал о тебе. Стайлз делает фейспалм. Он больше никогда не возьмет отпуск.