Циклы. +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
J-rock, Phantasmagoria, SIVA (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Кисаки, Селл
Рейтинг:
R
Жанры:
Фантастика, Даркфик
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
каждое изобретение имеет свой срок годности

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 ноября 2011, 23:33
Кисаки капнул в тёмно-коричневую краску расплавленное золото. Вязкая краска медленно впиталась в золотую кляксу. Кисаки обмакнул в неё кисточку и обвёл радужку глаза. Мазок, ещё один.
Он отошёл на шаг, любуясь своей работой. Этот экземпляр был действительно прекрасен. Тонкие ступни, стройная пропорциональная фигура, изящные плечи, красиво очерченные скулы, большие выразительные глаза. Нет, не совсем выразительные: Кисаки взял немного белил и исправил последний недочёт.
То, что под тёплой кожей скрывался холодный застывший металл – не имело значения.
— Он прекрасен.
Кисаки поцеловал тонкое запястье:
— Добро пожаловать в этот мир.
Теперь осталось взбить в пену горький чай и ждать. Ждать пока глаза смогут видеть, уши – слышать, а кожа – ощущать прикосновения. Сколько пройдёт времени – Кисаки не знал. У каждого из его творений был свой цикл. Кисаки поставил чашку на стол – прямо на чёрное пятно, выжженное попавшей туда каплей жидкого металла.
Экземпляр 7.5.1 пошевелился. Неуверенно моргнул, склонил голову к левому плечу, поднёс руку к губам.
Кисаки улыбнулся — живой он ещё прекраснее — и подошёл к нему.

— Доброе утро, Кисаки-сан! – Селл помахал рукой, ещё издалека заметив, как Кисаки подходит к съёмочной площадке.
— Привет, как у вас дела? – Кисаки кивнул в знак приветствия.
Болтовню Селла он даже не слушал, но смотрел на него очень внимательно – не появилось ли каких-то изъянов? Всё было в порядке, идеальное лицо оживляла счастливая улыбка, в глазах будто переливалось золото, его фигура выглядела изящно даже в этом нелепом космическом костюме.
— Гениально, — наконец, сказал Кисаки. Селл смутился и отвёл взгляд:
— Я очень старался исполнить эту партию. Рад, что Вам понравилось. Мы все старались, чтобы эта песня стала лучшей.
Кисаки усмехнулся и направился к режиссёру.

Кисаки стоял у подъезда, роясь в карманах в поисках ключей. Булавка, телефон, флаер с финального концерта SIVA… ключи. Он поднялся в квартиру, медленно размотал шарф, снял куртку и прошёл в комнату. Она встретила его темнотой и молчанием четырёх застывших силуэтов. Кисаки подошёл к экземпляру 7.5.1, который ещё вчера был Селлом.
— И всё-таки ты уникален. Но твой цикл окончен. Про... щай.
Он провёл пальцем по холодной щеке.
А после он бережно разбирал их на части – и безжизненные головы, руки, ступни – исчезали в плавильной печи.
Последней он бросил в топку изящную кисть Селла, вытер со лба пот.
Капля жидкого металла серебристой, переливающейся кляксой растеклась по полу. Кисаки улыбнулся – его следующий экземпляр будет ещё прекраснее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.