Стоит ли идти против судьбы?.. 0

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, POV, Hurt/comfort, Мифические существа, Дружба
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Две девушки. Обе обычные, но имеют разные судьбы, разную жизнь. У них не должно быть ничего общего, однако только друг с другом они чувствуют себя живыми. Но как долго они смогут быть друг с другом, если реальный мир не такое уж радужно место, готовое принят и простить различия?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
https://ficbook.net/readfic/7985682
Ещё одна работа по этой вселенной.

Часть 1.

16 апреля 2019, 08:07
Молодая девушка медленно шла по мощенной дороге в толпе таких же старшеклассниц как и она сама. Но от сверстниц её многое отличало. Её необычайно прямая спина, гордо поднятая голова, пара красивых бурых крыла, составляющих большую половину её тела, и нервный взгляд, то и дела метавшийся из стороны в сторону. Постепенно другие девушки свернули с дороги, и она осталась одна. Осмотревшись по сторонам и не найдя никого поблизости, девушка побежала что есть мочи вперёд. Она стремительно приближалась к развилке.

Одна дорога — выложенная камнем — вела к богатому району с частными домами, другая, почти заросшая травой, вела к полуразрушенному мосту, единственному пути в Чахлый лес. Это место было известно как прибежище призраков. В городе можно было услышать самые разнообразные слухи об этом месте. Например, один из них: «Менее века назад в этом городе жила знаменитая швея. В те времена ее имя было синонимом богатства и благополучия. Она вышла замуж за сына мэра города, и они счастливо жили вместе в самом красивом и богато обставленном доме частного сектора. Ее жизнь была полна счастья, и она была готова дать жизнь своему ребёнку. Но прямо перед рождением ребёнка, ее муж попал в аварию и погиб, а преждевременно рожденный ребёнок умер вскоре после рождения. Но на этом череда несчастий не закончилась. Ее бизнес обанкротился и она была вынуждена продать дом, в котором жила много лет. Не выдержав такой удар, она ушла в Чахлый лес, где повесилась. После этого многие лесники и путники, проходящие через лес, слышали тихий женский плач и иногда даже видели силуэт женщины. Также поговаривали, что пропадали дети, которые гуляли в лесу в предзакатные часы.»

Это был один из многих жутких слухов об этом лесе. Но видимо девушку не беспокоили такие вещи. Ни секунды не раздумывая, она свернула на тропу к мосту. С каждым шагом с её лица пропадала нервозность, а улыбка расцветала на её губах. К мосту она чуть ли не бежала. Чуть не поскользнувшись на мокрой траве, она юркнула под мост. И тут же на её лице заиграл лёгкий румянец и появилась еще более довольная улыбка. Её тёплый взгляд был направлен на другую девушку, медленно ходящую по воде. Она аккуратно ступала своими копытцами по средине спокойной реки, будто танцуя. Но во взгляде её не было никакой задорности или веселья. Казалось будто она о чём-то глубоко задумалась, и дума та была нерадостной. Она тихонько съежилась от резкого порыва холодного ветра, ведь на ней была только лишь белое хлопковое платье. Её козлиные ушки слегка дернулись, когда она услышала свое имя.

— Рина!

Обернувшись она увидела свою подругу, весело махавшую ей с берега. На её лице появилась искренняя, но вымученная улыбка, и она медленно поскакала по воде к берегу. Как только её копыта коснулись земли, другая девушка крепко обняла её, прижимая к себе.

— Почему ты в таком легком платьице стояла посреди реки? Не боишься простыть?

— Не беспокойся, Лесли. Дураки не болеют.
Девушка в школьной форме резко отодвинула подругу от себя, показывая ей свое недовольно лицо с надутыми щечками.

— Почему ты всегда так говоришь? Во-первых, это неправда, а во-вторых ты не дурочка!

— Хе-хе, спасибо конечно, но кем еще является человек который даже в школу не ходил?

— Перестань на себя наговаривать! Ты знаешь намного больше, чем могли бы научить в школе. На самом деле школа — это весьма бесполезное место. Может там учат каким-то важным вещам вроде математики или естествознания, но вот отношения между людьми совершенно… неприятные. Учителя специально делают мне поблажки, потому что я из богатой семьи, а одноклассники хотят быть ко мне поближе по той же причине. Все там такие мелочные. Если ты чем-либо отличаешься от них или кому-либо неугоден, они будут травить тебя, а если же ты обладаешь каким-либо авторитетом, они будут подлизывается к себе. Ты намного лучше и интеллигентнее любого из тех с кем я знакома в школе. Ты самая лучшая, Рина!

Лесли ещё сильнее прижала к себе девушку, будто стараюсь передать свои чувства тактильно.

— Спасибо… Ты тоже лучшая для меня…

Ответила она, пряча свое смущенное лицо, уткнувшись носом в ключицу подруги. Они ещё немного постоял в такой позе, после чего медленно отошли друг от друга, явно не хотя отпускать.

— Ах, точно! Я сегодня принесла плед и бутерброды. Поможешь расстелить?

Лесли подобрала, лежащий на земле портфель и достала оттуда клетчатую бело-розовую ткань и лоточек для еды. Рина взяла из рук девушки плед и, выбрав место возле каменной стены под мостом, где росла густая трава, расстелила его. Девушки расположились посредине пледа, сев друг к другу лицом. Лесли поставила между ними лоток и с хлопком открыла его. И сразу же воздух наполнился запахом свежего хлеба и жареного мяса. Внутри лежали аккуратные треугольные бутерброды со свежим салатом и говяжьими котлетами. Рот Рины сразу же наполнился слюной, а живот предательски заурчал. Нос и щеки её сразу же приобрели красноватый оттенок, резко контрастирующий с её почти что белой кожей и бледно блондинистыми волосами.

— Прошу… прощения…

Не уверено произнесла она, держа руку над желудком.

— Хе-хе. Ешь это все для тебя!

Лесли пододвинула к девушке лоток, будто приглашая её действовать. Рина неуверенно протянула руку и взяла один бутерброд.

— Спасибо. Приятного аппетита.

Её глаза тут же загорелись, стоило ей откусить кусочек. Еду, которую давала ей Лесли, Рина могла видеть только во снах, потому каждый раз ей казалось, что она есть что-то невообразимо вкусное и редкое. И вот уже через секунду в её руках остались только крошки. Рина хотела уже взять ещё один, но её рука остановилась на полпути.

— Лесли, могу я забрать их с собой?

— А? Ты хочешь съесть их потом?

Девушка, до этого с умилением наблюдая за Риной, резко подскочила на месте от неожиданности и, удивлённо моргая, уставилась на неё.

— Да… не очень наверно интересно наблюдать как я ем. Давай лучше поболтаем. Я немного утолила голод, лучше потом дома поем.

— Хорошо! Тогда можешь с лоточком их взять, а вернёшь в следующий раз!

Радостно улыбаясь, Лесли закрыла лоток крышкой и отодвинула его так, чтобы самой занять его место, сев поближе к Рине. Та в свою очередь тоже пододвинула к девушке и положила ей голову на плечо, осторожно, стараясь не задеть её лицо своими рожками. Лесли первой начала говорить. Она много жаловалась на все подряд. На школу, на одноклассников, на мальчишек, которые пристают к ней, на девчонок, которые злятся на неё из-за этого, на родителей, которые не разрешают ей заниматься дзюдо так, как это не для девочек, на домашку, которая с каждым днем все сложнее и на продавца в магазине, который посоветовал ей мороженное, а оно оказалось невкусным. А Рина слушала её, иногда соглашаюсь с её недовольство, иногда охлаждая её пыл. Её жалобы затронули и время года.

— Весной всегда чешутся крылья так, как начинается линька. Ты только посмотри, я похожа на общипанную курицу!

Лесли расправил одно из своих крыльев, когда Рина приподнялась с её плеча. Девушка протянула руки к нему и мягко погладила. В её руке осталось коричнево белое перо.

— Ты и вправду сильно линяешь. Но беспокоиться не о чем они уже новые растут. Скоро у тебя будут новые красивые шелковистые пёрышки.

Слегка посмеиваясь Рина подбодрила подругу, незаметно положив перо к лотку с бутербродами. Застеснявшись Лесли отвела взгляд.

— Мои перья не самые красивые…

Явно услышав в словах Рины какой-то подтекст, девушка пыталась подавить улыбку.
Они провели вместе ещё около часа, пока солнце не начало клониться к закату.

Лесли медленно складывала плед, стараясь оттянуть момент расставания. Но Рина подгоняла её, говоря чтобы та поспешила домой, а то её родители буду волноваться.

Попрощавшись, Лесли поднялась на мост и, помахав на прощанье, скрылась из поля зрения Рины. Та простояла пару минут под мостом, теребя в руках перо. После чего надела себе на плечи корзину с дровами, до этого спрятанную в камышах у реки, и направилась домой. Но она не пошла ни по дороге, по которой пришла Лесли, ведущей в город, ни по той, по которой она ушла домой. Она свернула на протоптанную на траве тропинку, которая вела в ту часть города, которая осталась ещё с тех времен, когда город был деревенькой. Она шла прямо к старой, но большой церкви, расположенной среди наполовину сгнивших деревянных домов.