Девушка по очереди 49

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Transformers, Трансформеры, Transformers (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Ультра Магнус, Родимус Прайм, Персептор, Ранг, Дрифт, Брэйнсторм
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Пародия Романтика Стёб Фандомная Битва Фантастика Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кто такие девушки и есть ли они среди трансформеров?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
С Фб-2019.

Работа написана по заявке:
17 апреля 2019, 05:09
Скука. Двигатель прогресса и его же тормоз. Отупляющее начало и при этом – роскошь, потому что скучают те, у кого чего-то в избытке. Ощущение бездействия, парадоксально толкающее на поступки – обдуманные и необдуманные. Любые. Лишь бы что-нибудь как-нибудь изменилось. Испытание не для слабаков, потому что бороться со скукой – занятие не из легких: ты ее победишь, а она возвращается снова и снова. Пусть не врут те, кто говорит, что им никогда не бывает скучно. Кому-то чаще, кому-то реже, но скучно бывает всем. Особенно существам, живущим миллионы лет. А может быть и больше, если для замены изношенных деталей есть новые и никто регулярно не отстреливает что-то очень важное во время войны. Одна скучающая Искра тиха и безобидна (конечно, если снято тяжелое вооружение), но двести скучающих Искр – это уже взрывоопасно. Так что «Лост Лайт» был, по существу, бомбой замедленного действия, потому что в его замкнутом пространстве существовала пара сотен мехов, которым надо было чем-то заниматься, а заниматься было особо нечем. Это только белковые букашки в своих комиксах рисуют приключения на каждой странице, но что с них взять? Разве может раса, не освоившая даже своей солнечной системы, иметь представление о том, как течет время на корабле, чей путь – миллионы парсеков – начался давным-давно, но даже не приблизился к завершению? В общем, жизнь на «Лост Лайте» была скучной. Конечно, были аварии, искроеды, стычки с врагами, перестрелки и провалы в иные измерения, но эти будоражащие события растворялись в море скуки, как растворяется в кислоте старый ржавый болт. Первыми пали самые активные – такие, как Вирль. Они цеплялись к более спокойным по поводу и без, устраивали потасовки и нарывались на разные неприятности. Беда была в том, что теперь единственной неприятностью, на которую можно было нарваться, был добропорядочный Ультра Магнус, боровшийся за дисциплину и порядок, щедро раздававший хулиганам наряды вне очереди или сажавший их на гауптвахту. Но даже его терпение подходило к концу. Поэтому когда к Рангу пришел сам первый помощник и, трогательно смущаясь, признался, что вместо привычного и успокаивающего чтения Кодекса автоботов ему хочется кого-нибудь хорошенько отпинать – да хоть того же Вирля, стало ясно, что вопрос не просто стоит ребром, а выпирает всеми частями эндоскелета. Все устали скучать. Всем хотелось разнообразия. А что разнообразит актив лучше, чем какой-нибудь праздник? Но День Интерфейса уже прошел, до других дат было далеко, поэтому решено было обратиться к опыту чужих культур. Кто знает, может быть, получится что-то взять у других рас и высадить на благодатную трансформерскую почву? Но то ли период был неудачный, то ли еще что, только из всех известных праздников в Галактике на ближайшие циклы выпадала едва ли пара десятков, да и из тех выбрать было особо нечего. Праздник сплетающихся тычинок с планеты Ботания отпадал сразу. Сами ботаны были существами хоть и симпатичными, но субтильными, плюс любили бесконечно длящиеся парные танцы, в которых партнера нельзя было касаться никак иначе, чем этими фрагнутыми тычинками. К тому же по обязательной традиции каждый, косящий под ботана, должен был носить на носу здоровые толстолинзовые очки. А механоиды в массе своей были парнями крепкими, на хлюпиков с тычинками не смахивали ничуть да и к очкам питали чувства сугубо утилитарные: одно дело, если это снайперская оптика или визор с расширенным диапазоном восприятия, а навешивать мешающую штуку на нос для чего? День соединения усиков очень напоминал обычное интерфейсное путанье проводами, а потому новинкой не воспринимался. Месяц любования звездами в полночном небе – любимый праздник медуз с планеты Горгона – вызывал у экипажа, на эти звезды насмотревшегося по самое не могу, лютую аллергию. А вот земное 8 Марта, когда всех человеческих самок поздравляли просто потому, что они самки, дарили им подарки и преподносили приятные сюрпризы, было занятным и интригующим. Самым интересным было то, что в этот день даже посторонние индивиды обращались к виновницам торжества со странным словом «девушка». Это понятие следовало разъяснить, чем и занялись от скуки лучшие корабельные умы. – Кто такая девушка, если разобраться? – разглагольствовал Персептор, подняв палец кверху. – С точки зрения двуполой физиологии, это принимающая особь, готовая к спариванию, но еще не воспроизводившая себе подобных. Но нам известны случаи, что словом «девушка» называют и более зрелых объектов. Это происходит в ситуациях, когда адресату хотят сказать комплимент, или он по меркам красоты белковых хорошо выглядит. Значит, «девушка» – это понятие не только физиологическое, но и психологическое. И эстетическое. Возможно, получится провести интересные параллели с нашей расой… – Ты хочешь сказать, что наши феммы похожи на девушек? – уточнил Ранг. – Вряд ли, – заметил Брэйнсторм. – Феммы так же, как и боты, могут себя апгрейдить и навешивать передающее оборудование. Помните Арси? Арси помнили все – еще бы ее не помнить! История про нее и Спрингера долго не сходила у всех с глоссы. Бравый рекер долго добивался взаимности от розового чуда, а когда добился, то его ждал сюрприз – джамп-система ничуть не меньше его собственной. К тому же выяснилось, что фемма предпочитает исключительно ведущую роль, и теперь трехрежимника самого катали и в порты, и рот, и даже в технические разъемы. Были, конечно, еще Наутика и Велосити. Но одна – технический гений, а другая – врач-ремонтник. Страшно подумать, что они могли себе установить, поэтому желающих отнестись к ним как к «девушкам» не нашлось. В конце концов, риск должен быть делом благородным, а не неблагодарным. Так что вопрос с феммами был какой-то неперспективный и консилиум зашел в тупик. С одной стороны, выходило, что девушки и механоиды – понятия несочетаемые. Так же, как ржавчина и полировка. А с другой – что сочетаемые и даже очень. Была у каждого трансформера приемная система? Была. Готовы ли они были к спариванию? А как же! Внешний вид? Нет проблем! У каждого мода, собранного или выкованного, была своя эстетика, а должный уход за собой делал экстерьер еще лучше. Молодость? Смешной вопрос. Критерии юности-старости были для механоидов весьма относительными, а потрепанный корпус можно заменить на сверкающий новый. Были ли среди трансформеров воспроизводившие себе подобных или иначе – рожавшие? Хвала Праймасу, ни одного. Корпуса кибертронцев чисто технически не были к этому приспособлены. Пусть белковые пишут в своих смешных рассказиках о каком-то «заискрении» и «бэтах» (мечтать никому не вредно!), но против истины не попрешь. Въедливый Персептор, правда, пытался встрять с рассуждениями об андрогинности железной расы, но ему напомнили, что в данной задаче надо выбирать из двух: либо «девушка», либо нет. Так что, если временно не учитывать передающую систему, девушек среди трансформеров было хоть отбавляй. Это было уже что-то, и участники консилиума донесли свои соображения до высшего командования. Командование радостно подпрыгнуло в кресле и с энтузиазмом принялось развивать идею. – Здорово! Подарки и приятные сюрпризы – то, что надо. Ну, там дождь из крии или массаж в масляной ванне… Тут уж не до скуки, – вдохновенно вещал Родимус. – Давайте подадим всем пример со стороны офицерского состава! Будешь первой девушкой? – тут капитанский палец указал на Дрифта. Хотя мечнику уже нечего было терять в своей репутации после слухов, что ходили про него и Турмоила, быть первой девушкой в истории «Лост Лайта» ему не улыбалось. Прилипнет еще кликуха, не отвяжешься. И тут его осенило. – Одной девушки на весь экипаж мало, – заметил он. – Лучше, если их будет несколько. А чтобы не было вопросов, можно бросить жребий, кто будет кем. А потом поменяться местами. – Ну и отлично! – судя по разгоревшейся оптике, мысль Родимусу понравилась. – Значит, будем девушками по очереди. Объявляю общее собрание. Будем полагаться на генератор случайных чисел. – А потом будем дружно хоронить даже намеки на субординацию? Я против, – мрачно сказал Ультра Магнус. – У меня есть серьезные сомнения насчет того, как будут выполняться приказы капитана, побывавшего по жребию чьей-то девушкой. – Да я и не собираюсь участвовать, – ухмыляясь, заметил Родимус. – Со стороны наблюдать тоже прикольно. Но участие остальных обязательно. Надо быть ближе к народу, налаживать позитивные контакты или что там еще говорил Рунг. Или Ринг? А, неважно. Ну же, расслабься, большой М! Мы даже введем правило, чтобы после праздника никаких намеков или непослушания на основе произошедшего. – Ты хочешь сказать, что еще будет что-то происходить? Мне кажется, или ты намекаешь на действия интимного характера? – еще более мрачно уточнил Магнус. Но, несмотря на здравомыслие и аргументы первого помощника, Родимуса было уже не свернуть. После долгих споров было решено, что если это «что-то» и произойдет, то только с согласия «девушки», которая, если ее все будет устраивать, не станет сопротивляться, стрелять и чесать кулаки о поклонников. Это тоже стало обязательным условием. *** Ажиотаж накануне праздника девушек был огромным. Все было интригующе, но при этом просто: в корабельный ИскИн загрузили список имен, и через краткое время путем случайного отбора была определена первая группа «девушек». Все прочие становились ухажерами и в таком же произвольном порядке делились на группы по числу избранных. А перечень подарков, сюрпризов и прочих знаков внимания составили на основе традиций кибертронской и земной культур. Список девушек первой очереди был вывешен на стене бара Сверва. Остальное – какие будут поклонники у каждой виновницы торжества и что за сюрпризы они приготовят – оставалось для девушек тайной. На «Лост Лайте» наступили чудесные времена. Сколько было сказано комплиментов, сколько подарено проволочных цветочков, сколько произнесено ласковых признаний, сколько слопано разных, припасенных заранее сладостей! Кому-то из девушек выпадал романтический вечер при свечах, кому-то – ложе из лепестков роз. И неважно, что роз на «Лост Лайте» сроду не водилось. Это был вызов смекалке и умению находить решение даже в самых сложных ситуациях. Никаких «Эй, бро, подвинь свой ржавый бампер, здесь мое место!», никаких шуточных тумаков по шлему или по-дружески разлитого на платформе клея. Поклонники старались перещеголять друг друга, а девушкам неожиданно понравилось быть милыми, скромными и очаровательными. Ранг проводил деликатные опросы, кому и чего хотелось бы еще добавить к празднику. Ультра Магнус наконец-то вздохнул спокойно. Его блаженство продлилось недолго. *** – А знаешь, кто у нас самый востребованный? – хихикая, однажды спросил Родимус. Он сидел, закинув одну ногу на ручку кресла, и изучал данные опроса, предоставленные Рангом. – Кто? – сказал Магнус, Искрой чувствуя неладное и пытаясь не смотреть на провокационную капитанскую позу. – Ты! – Родимус прямо излучал радость. – Видеть тебя своей девушкой мечтает 90 процентов экипажа! Ну, сам подумай: при обычных обстоятельствах у них нет никаких шансов подкатить к такому большому парню, а тут счастливый случай, тем более, если ты будешь не против! И обрати внимание, что Кодексу автоботов это не противоречит. – Знаю, что не противоречит, – кисло ответил Магнус, но все же уточнил: – С чего бы ты решил меня так обрадовать? – Как с чего? – удивился Родимус. – Ты что, не читал новый список? Поздравляю, Большой М, ты теперь в списке девушек! Да не делай такое лицо! Все будет класс. Я даже нарушу ради тебя правила и скажу, что тебя ожидает… – тут капитан таинственно понизил голос. – Неожиданное и романтическое похищение! Не успел осчастливленный новостями первый помощник отойти от двери капитанской каюты, как появился Сверв. Ринувшись на оторопевшего Магнуса как голодный турболисенок на энергоновый леденец, бармен припал к его ногам, но почти сразу же вскочил, чмокнул куда-то в район бронетрусов и умчался. Жертва внезапных ухаживаний подняла ногу и в ступоре уставилась на обвивавший коленный шарнир металлический браслет из причудливых глифов, сплетавшихся во фразу «Любовь до дезактива». Провентилировав, Магнус решил сначала успокоиться, а потом обдумать ситуацию на нормальный процессор в своей кварте, но не тут-то было. Родная прежде аскетичная каюта встретила его развешанными под потолком мягко переливающимися гирляндами, возле терминала громоздилась куча коробок и коробочек с подарками, а на платформе игриво были разложены разноцветные бантики. Стравив пар, Магнус повернул назад в коридор, где через пару шагов на него обрушился водопад из ароматизированных блесток, которые сразу прилипли к броне там, где надо и не надо, и не успел он отплеваться, как сверху упало огромное полотно изолетика. – Давай, заваливай его! – просипел кто-то сбоку. Откуда-то взявшиеся шустрые руки схватили ткань, дотянули до супинаторов и дернули так, что солидный первый помощник с не менее солидным грохотом растянулся посреди коридора. – А теперь тащи! – скомандовал сиплый. – Раз, два! Взяли! – Нишлака ты умный! – шипели с другой стороны. – Попробуй, потащи такого здорового! Я ж тебе не тягач или там шаттл! Кто-то посетовал на отсутствие передвижной платформы из медбэя, но после короткой дискуссии было решено, что тогда особой романтики не будет. Похитители пыхтели, старались, но надолго стараний не хватило, и уволочь оторопевшего Магнуса удалось недалеко – в боковое ответвление центрального коридора. – Не, я пас! – сказал кто-то. – Сервоприводы сейчас лопнут. Давайте здесь – чем не романтика? – Давайте! – поддержал кто-то – явно главарь банды. – Он вроде не сопротивляется, так что все по правилам. Переходник где? Сначала подключаемся, а потом уж в него… Только действуем организованно! А вот организованность первому помощнику была по Искре. И чувствуя, как в промежности организованно шарит множество жадных рук, а потом в порт не менее организованно вставляют что-то очень большое – о-о-о! – как раз того самого, нужного размера, он подумал: «Правила есть правила», – и расслабился. Первый разряд прокатился по системам и с лихвой вернулся к застонавшим похитителям. В конце концов, быть девушкой, возможно, даже приятно.