Заарканить Наруто +987

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Автор оригинала:
AkaiTsume
Оригинал:
http://naruto.adultfanfiction.net/story.php?no=544180027

Основные персонажи:
Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Саске Учиха
Пэйринг:
Наруто/Саске
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC
Размер:
Макси, 371 страница, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Цепляет до глубины души» от Raz-Dvaka
«За изумительный перевод!» от Angel_na_metle
Описание:
Саске не хочется разбираться с собственными чувствами, но, когда на горизонте появляются соперники, ему приходится брать все в свои руки

Посвящение:
Моей вдохновительнице, без которой этот перевод, возможно, не состоялся бы вовсе, ~Lundi~

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Разрешение на перевод получено.

Это ЮСТ, будьте готовы ждать заявленный рейтинг до победного конца.

Фанфик написан в далеком 2005 году. Начала переводить в апреле 2012 года, закончила в мае 2014 (даты себе на память).

Полезная информация: Наруто и Саске учатся на втором курсе колледжа. Им по 19 лет и скоро стукнет 20. Рост персонажей: Гаара, Саске - 1,8 м; Нейджи - 1,83 м; Наруто - 1,88 м. Канкуро, Темари и Гаара в этом фике не родственники.

Глава 13. Откровения

25 мая 2013, 16:29
Что-то настойчиво выдергивало Наруто из сладкого мира грез. Он поерзал, рассеянно пытаясь сопротивляться пробуждению, и крепче прижал к груди приятную тяжесть.

…Так. Стоп. Что?

Приоткрыв один глаз, Наруто увидел уютно устроившегося на нем Саске в медвежьей пижаме (Наруто всегда знал, что однажды она еще послужит). Тот спал, приоткрыв рот и согнув в локте руку, так, что ладонь едва не касалась лица. Грудь медленно вздымалась и опадала под тканью слишком большой пижамной кофты.

«…Однозначно, он сам виноват в том, что я его тискаю».

Наруто с нежной улыбкой наблюдал за тем, как Учиха спит. Не часто ему удавалось увидеть того таким расслабленным… и теперь ему вдруг даже стало любопытно, не потому ли Саске никогда не расслаблялся, что знал, каким… женоподобным он становится в эти минуты. Наруто тихо рассмеялся, стараясь не нарушить его сон.

«Саске наверняка даже не догадывается о том, какой же он милый, – задушив зевок, Наруто посмотрел на часы видеомагнитофона. – Три часа ночи. Здесь оставаться нельзя, а не то завтра утром оба не сможем встать».

Пытаясь проснуться, Наруто потянулся, чтобы достать забытый на полу рядом с ними пульт. Он погасил работавший без звука телевизор – скорее всего именно мигание экрана его и разбудило – и положил пульт обратно, посмотрев на все еще крепко спящего Учиху. Он начал медленно подниматься, аккуратно сдвигая Саске так, что в итоге тот оказался у него на руках.

Каким-то чудом ему удалось встать, не тряхнув свою ношу. С улыбкой Наруто смотрел, как Саске, не просыпаясь, устраивает голову у него на плече. «Очень вовремя меня оставила моя неуклюжесть».

Не обращая внимания на горящий свет, Наруто отнес Саске в спальню, осторожно прикрыл за собой дверь пяткой и опустил того на кровать. Саске тут же нахмурился, перевернулся на бок и, ухватив ближайшую подушку, поджал ноги. Покрепче прижав подушку к груди, он зарылся в нее лицом и замер.

Сотрясаясь от беззвучного смеха, Наруто укрыл друга одеялом и вышел, чтобы погасить свет. «Знаете, я еще долго буду ему это припоминать. Ну невозможно же, насколько он ми-и-илый!»

Улыбаясь тому бесчисленному множеству вариантов, как он еще теперь сможет дразнить Саске, Наруто скользнул в постель с ним рядом и закрыл глаза. И тут же провалился обратно в сон.

«Спасибо, что согласился поехать, Саске. Иначе когда бы еще мне выпал шанс посмотреть на тебя такого?» – он улыбнулся.

«Кто бы мог подумать, что Учиха Саске настолько милый, что это даже сработает против него?»

***



Один-единственный чертов луч света.

Первой эмоцией, которую почувствовал Саске, когда проснулся, было раздражение; приоткрыв один глаз, он угрюмо посмотрел на тот коварный солнечный лучик, который пробрался ему под веки под идеальным углом, чтобы уж наверняка его разбудить. Насупившись, он ухватился за край одеяла и потянул его вверх, чтобы укрыться с головой.

Поперек его груди свисала чужая рука.

Замерев, Саске поднял взгляд на мирно посапывающего рядом с ним блондина. Лицо Наруто было не дальше, чем в десятке сантиметров…

…На расстоянии, которое резко сократилось, когда Наруто внезапно решил притянуть Саске еще ближе к себе, практически ложась на него сверху.

Саске весь одеревенел и покраснел – Наруто теперь сопел прямо ему в шею. Он вдавливал Саске в матрац, поскольку по меньшей мере наполовину грудной клетки лежал на нем верхом, а его бедро оказалось у Саске между ног. Саске, уставившись в потолок, пытался убедить себя, что это просто дурной сон.

…Хотя, возможно идея была плохая, поскольку будь это все сном, ему можно было бы наплевать на пари, а значит…

Саске зажмурился. «Прекрати об этом думать. Прекрати об этом думать. ГДЕ-ТО ГЛУБОКО ВНУТРИ у тебя есть сила воли, Учиха! Так найди ее!»

Именно в этот момент Наруто теснее прижался бедром к его паху. Учиха, закусив губу, отвернулся. Может если он сосредоточится на чем-нибудь другом… После недолгих раздумий, Саске решил считать обратно от сотни.

Наруто с ним рядом забормотал что-то во сне и чуть придвинулся, тем самым нечаянно потершись о его промежность. Саске решил считать обратно от тысячи.

Невзирая на все его отчаянные попытки держать себя в руках, его перенасыщенное гормонами тело начало реагировать на стимуляцию, которую обеспечивал ему спящий Наруто. Саске тяжело сглотнул и еще раз попытался усилием воли присмирить стремительно пробуждающуюся эрекцию.

Безуспешно.

Продолжая кусать губы чуть не до крови, Саске старался справиться с собой. Наруто СОВЕРШЕННО не помогал, если брать в расчет тот факт, что чем сильнее волновался Саске, тем настойчивее, казалось, тот терся об него. Остервенело вцепившись в простыни, Саске героически удерживал себя от того, чтобы не толкнуться ему навстречу.

«Он все еще спит. Он СПИТ, черт! Если я отвечу, он, скорее всего, проснется, и что я тогда буду делать?» Саске проглотил стон, когда Наруто шумно выдохнул ему в шею и качнул тазом, прижимаясь к его правому бедру. Простыни под пальцами затрещали.

Саске тяжело вдохнул и почувствовал, как по лбу скатилась капелька пота, когда Наруто грубой, широкой ладонью, что лежала у Саске на талии, скользнул ему под пижамную кофту. Удовольствие от контакта электрическим разрядом прошило все тело, ухудшая его состояние в разы. Саске с трудом сглотнул.

«Если он сейчас проснется, это будет так унизительно, – он задохнулся, когда Наруто снова потерся об него бедром, и не удержался от встречного движения. – Но как мне выбраться, не разбудив его?»

Даже во сне Наруто, казалось, ответил ему – он более настойчиво прижал Саске к матрацу и качнул тазом. Саске распахнул глаза.

«Он… он?..» Саске оцепенел, когда Наруто двинул бедрами снова. И на этот раз ошибки быть не могло – Наруто тоже был возбужден.

Это новость прогремела в голове Саске, словно взрыв, и щеки из красных стали бордовыми. Так что когда последовал следующий толчок, он был слишком дезориентирован, чтобы вовремя остановить себя от подмахивания бедрами. Зажмурившись, Саске пытался отрешиться от чужой руки, вычерчивавшей огненные полосы у него на груди и ноги, так приятно давившей ему на промежность.

«Не… – мозг на секунду отключился, изо всех сил он пытался не тереться о чужое бедро, – несмотря на то, как он сейчас на меня реагирует, – хватая ртом воздух, он боролся с собой, чтобы не извиваться, руки сами собой взлетели вверх, и Саске вцепился Наруто в спину, – он не отдает себе в этом отчета!»

И только когда Саске уже был уверен, что больше не выдержит, Наруто остановился. Учиха пытался отдышаться, неосознанно комкая майку Наруто в ладонях.

«Святые угодники… – он с трудом сглотнул, прилагая все усилия к тому, чтобы не сдвинуться ни на миллиметр, поскольку все еще ощущал давление ноги Наруто у себя в паху. – НЕ хочу, чтобы день начался с того, что я на него кончу.

Наконец справившись с дыханием, Саске принялся снова пытаться подавить свою реакцию на Наруто усилием воли.

Тот же внезапно открыл глаза и уставился на Саске расфокусированным взглядом. Учиха застыл.

«…Черт». Не в силах вымолвить ни слова – особенно когда доказательство его возбуждения гордо упиралось блондину в бедро – Саске уставился на него в ответ. Наруто долго непонимающе на него смотрел.

– …Саске? – в явном замешательстве он нахмурил брови, пытаясь понять, что происходит. – Что?..

Внезапно голубые глаза широко распахнулись. Наруто глянул вниз, опять на Саске и залился краской.

– Боже… Саске, прости, я… – Наруто растерянно откатился в сторону и сел, прижав колени к груди и вцепившись руками в лодыжки. Он сгорбился, пытаясь скрыть свое возбуждение. – Я… эм, я забыл, что… ну, иногда, когда я сплю слишком близко к кому-либо, я становлюсь слишком любвеобильным, и…

Саске, все еще лежавший на спине, во все глаза уставился на блондина. «Наруто… смущен? – от удивления он приподнялся на локтях, внимательно разглядывая путающегося в своих собственных словах блондина. – Я уже тысячу лет не видел его в таком смятении».

Его губы тронула легкая улыбка. «Самое время побить его его же оружием».

Саске нарочито медленно сел, взгляд его подернулся поволокой.

– Знаешь, Наруто, никогда не думал, что однажды проснусь от того, что ты пристаешь ко мне во сне у себя дома.

Тот вздрогнул и, покраснев еще больше, уставился на свои ноги.

– Я… извиняюсь.

Улыбка на лице Саске превратилась в коварную ухмылку, когда он пополз к Наруто. Одной рукой он ухватил того за подбородок и вынудил посмотреть себе в глаза. Прикрыв веки, Саске склонился вперед и прошептал Наруто в ухо:

– В следующий раз приставай ко мне, когда проснешься.

Наруто что-то забормотал и дернулся прочь от Учихи. Казалось, он еще больше растерялся от этого внезапного наступления, которое предпринял Саске, как раз опустивший руки на кровать с обеих сторон от его талии.

– П-притормози-ка на секундочку, Саске! – он глянул вниз, явно смущенный тем, как бесстыдно Саске демонстрировал собственное возбуждение. – Тебе не кажется, что нам обоим не помешает чуть больше свободного пространства?

– М-м, мне кажется, есть один способ сгладить ситуацию, – прошептал Саске, придвигаясь ближе. Наруто нервничал, и это была еще одна эмоция, которую Саске уже много лет не видел на его лице. Очарованный этой картиной, он склонился ниже и осторожно ткнулся кончиком носа тому в основание шеи, вдыхая ароматы меда и корицы, которые Наруто, казалось, всюду носил с собой.

Наруто сглотнул:

– Меня не оставляет чувство, что он тебе не нравится.

Саске улыбнулся:

– Как наблюдательно.

На секунду повисло молчание, после чего Наруто неуютно заерзал:

– Знаешь, Саске, может, ты уже с меня слезешь?

– Тебе… неудобно? – Саске про себя тихо рассмеялся, когда «намек» ткнулся в блондина. – Если в этом дело, то я знаю, как сделать тебе… удобно.

Теперь у Наруто покраснела даже шея.

– Саске… – Учиха был почти уверен, что Наруто не собирался произносить его имя таким голосом. Таким хриплым голосом. Саске сел, и его губы оказались в считанных сантиметрах от губ Наруто.
– Что?
Тот сильнее отклонился назад, пытаясь хоть немного увеличить дистанцию между ними. Саске не разделял его стремлений: как только Наруто отклонялся, он придвигался ближе. Блондин скуксился:

– Слушай, завязывай, а?

«…Он дуется». Саске не смог скрыть ухмылки.

– Завязывать с чем? Только не говори мне, что вдруг обзавелся заморочками касательно личного пространства.

Наруто сильнее оттопырил нижнюю губу. Ухмылка на лице Саске стала шире. «Нет, он правда дуется! Боже, он что, всегда был таким очаровательным?»

– У меня нет заморочек на счет личного пространства, просто…

– Просто что? – Саске снова подался вперед, вооружившись тем фактом, что если Наруто попятился бы еще хоть немного, то свалился бы с кровати.

– Просто… ну… – Наруто неуверенно глянул на его губы и вцепился в край матраца.

– Просто?.. – Прикрыв глаза, Саске придвинулся еще чуть ближе. Теперь всем, что Наруто нужно было сделать, это чуть-чуть качнуться навстречу…

«Э-э-э-эй, начинаем… скоре-е-е-е-ей!» (1)

Оба застыли, когда в комнате внезапно зазвучали первые аккорды песни Блэк Айд Пис. Моргнув, Наруто спихнул с себя Саске, перегнулся через край кровати и достал мобильный.

Саске пораженно наблюдал, как он открывает крышку телефона. «Вот ЭТО его рингтон?»

– Алло? – с любопытством ответил на звонок Наруто.

– ТЫ ПОЕХАЛ НА ВЫХОДНЫЕ С САСКЕ И НИЧЕГО НЕ СКАЗАЛ МНЕ???

Поморщившись, Наруто отодвинул трубку от уха:

– И тебе доброго утра, Сакура!

– БОГОМ КЛЯНУСЬ, НАРУТО, ЕСЛИ ТЫ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАЕШЬ…

– Ему это скажи! – перебил ее Наруто. – Это у него тут вместо штанов палатка.

В трубке воцарилась мертвая тишина.

– …Что?

Саске вздернул бровь, крайне удивленный желанием Наруто посвятить розоволосую подругу в произошедшее. И хоть та и стала говорить тише, Саске все равно было прекрасно слышно каждое слово.

– Да-да, ты не поверишь. Он тут накинулся на меня, как сумасшедший. Ты спасла мне жизнь!

Опять тишина.

Молчание затянулось, и Наруто хихикнул:

– Эй, Сакура, с тобой там все хорошо?

– …Наруто, это была шутка?

Наруто тяжко вздохнул:

– Если бы. Думаю, Учиха пытается опозорить мое честное имя! – заныл он в трубку, глядя на Саске огромными невинными синими глазами, выпяченная далеко вперед нижняя губа подрагивала. – Саске-кун, пожалуйста… это неправильно! Только не пока я говорю по телефону! Ты… А-ах!

Саске во все глаза смотрел на Наруто, который говорил такие двусмысленные вещи, и его щеки тоже начинали пылать. «Знаете, ему ведь совсем не обязательно сопровождать слова такими сексуальными выражениями лица…»

После долгой паузы Наруто хохотнул:

– …Попалась, Сакура.

– …Ты засранец, Наруто.

– В чем дело? – поддразнил тот. – Тебе же понравилось, разве нет?

– …Я не буду отвечать на этот вопрос. Просто держи свои руки при себе, – сварливо ответила Сакура.

Наруто рассмеялся:

– Да, мэм. Как прикажете.

Девушка еще что-то пробормотала в трубку, прежде чем сбросить звонок, но Саске уже не смог расслышать что. Наруто захлопнул телефон и ухмыльнулся:
– Это было близко. Думал, она мне голову отвертит, – развернувшись, он соскочил с кровати на пол. – Я в душ. Собери пока свои вещи.

И только, когда дверь за ним закрылась, Саске сообразил, что тот только что ловко избежал продолжения неловкой ситуации.

«Проклятье! Уже третий раз!!» Он насупился.

«Что же наконец заставит его меня поцеловать??»

***



Бам. Бам. Бам.

Подставив спину под струи воды, Наруто бился головой о кафельную стену душевой.

– Идиот. Идиот. Идиот! – стиснув зубы, он остановился и сполз лбом вниз по стене. – Что я вчера решил? Это, блять, было меньше суток назад, чувак! Определись!

Вспомнив, как только что приставал к нему Саске, Наруто провел рукой по лицу и сделал воду ледяной.

«Как назло, ей богу. Только я решил, что не буду ничего предпринимать, как он тут же принялся демонстрировать мне свой интерес, вот ни позже, ни раньше, – он уперся одной рукой в стену и повесил голову. – А еще говорят, что это я не умею выбирать момент».

Холод въедался в тело, но Наруто упрямо терпел, сцепив зубы. «И вот это тоже. Мне уже много лет не приходилось торчать в ледяном душе. А все из-за него!»

Поворчав себе под нос еще минут десять, Наруто наконец замерз под беспощадными струями холодной воды настолько, что начал дрожать. Шмыгая носом, он переключил воду обратно на горячую.

«Что б его. Две недели назад я даже не знал, что Саске мне вообще нравится, – ну, в этом смысле, по крайней мере, – а теперь, после «будильника» в исполнении Неджи, у меня разом столько проблем, – Наруто вздохнул. – Иногда мне хочется на самом деле быть настолько недогадливым, каким я обычно прикидываюсь. Тогда я бы не понимал, что происходит».

Выключив воду, Наруто выбрался из душа и вытерся принесенным заранее полотенцем. К тому моменту, когда он оделся, его подбородок отвердел от внутренней решимости.

«Главное не дать Саске никаких возможностей для наступления по дороге домой».

***



Саске готов был драть волосы на голове от отчаяния. Весь путь домой он пытался создать подходящую «ситуацию для поцелуя», но всякий раз, когда ему это удавалось, Наруто или сбивал его с мысли, или включал очередную глупую песенку и начинал ей подпевать. Нахмурившись, Саске отвернулся к окну.

Наруто рядом мурлыкал какую-то мелодию, барабаня в такт пальцами по рулю. После долгого молчания он глянул на Учиху:

– Вот скажи, Саске. Ты ведь так и не поблагодарил меня.

Тот посмотрел на блондина и поднял одну бровь:

– За что?

– Ну не знаю. За то, что взял тебя с собой, кормил тебя, повез кататься на лошадях… – Саске поперхнулся и отвел взгляд, – или за то, что заставил принять ванну. Выбирай.

– Ванну? – бровь Саске дернулась выше. – При чем здесь ванна?

– Ну, судя по звукам, тебе очень понравилось. Похоже, болело у тебя все куда сильнее, чем ты старался показать, – Наруто снова посмотрел на дорогу. – Ты все время стонал и плескал воду.

У Саске глаза полезли на лоб. «Он меня слышал?? О боже… пожалуйста, только бы я не произносил его…

– А, да, ты еще постоянно звал меня по имени, – Наруто хохотнул, оглядываясь на Саске. – Так что я решил, раз уже тебе настолько понравилось, то ты должен хотя бы меня поблагодарить.

Саске еще несколько секунд в шоке смотрел на него, а потом отвернулся к окну. «Не краснеть. Не краснеть. Не… черт!»

– Саске? Что с тобой?

– Тебя правда так забавляет ставить меня в неловкое положение, да?? – резко ответил Саске. Он сощурился, не отрывая взгляда от окна.

– …В смысле?

Учиха повернулся и придавил Наруто угрюмым взглядом:

– Всякий раз, когда я делаю что-то такое, ты начинаешь дразнить или унижать меня. Может, хватит уже, в конце-то концов?!

Наруто моргнул.

– Я… не дразнил тебя… – проговорил он медленно, растерянно глядя на Саске. – Я думал… Ну, когда я залезаю в горячую ванну, я всегда издаю подобные звуки. Это… это был не тот случай?

Саске в ответ только смотрел на него все увеличивающимися глазами, и Наруто чуть покраснел.

– …Оу, – он отвел взгляд, сосредоточившись на дороге. – Эм, прости. Я не догадывался, что ты… эм…

«…Может ли человек умереть от смущения? Потому что я, кажется, сейчас попробую… – Саске снова уставился в окно, остро ощущая повисшую в воздухе неловкость. – Он серьезно ничего не знал… и я буквально сам признался прямо ему в лицо, что вчера вечером, ну, «фантазировал» о нем».

Опустив голову, он потер глаза. «И я еще его называю идиотом».

Спустя где-то десять минут Наруто принялся тихо напевать:

– Ты думаешь, что я восхити-и-ительна, ты хочешь меня обня-а-ать, ты хочешь меня поцелова-а-ать…

Саске повернул голову и пристально на него посмотрел. Робко улыбнувшись, Наруто посмотрел в ответ и закинул руку за голову:

– Кхем, прости. Навеяло что-то, – он задумался на секунду, а потом хитро улыбнулся. – Или надо было петь «Онанизм»(2)?

Уголки губ Саске против его воли дрогнули:

– Даже ты не настолько вульгарен.

– Эй! Я не вульгарный! Я просто пытаюсь перевести все в шутку, – он невинно моргнул. – Я всегда подкалываю других в чересчур неловких ситуациях!

Саске закатил глаза:

– Ты садист.

– Ни разу. И к тому же, это отличная песня, – улыбка Наруто разрослась в ухмылку во все лицо. – Глажу налево, глажу напрааааво…

– Наруто!

– Глажу на жен… мужчину, которого я люблю больше всех! – он с хохотом увернулся от шлепка по плечу. – Глажу и глажу!

Саске с силой ударил Наруто кулаком по руке:

– Ты подлый.

– Да ну, брось. Сколько еще песен могут похвастаться тем, что описывают та-ак много таким малым набором слов? – его улыбка стала шире, хотя казалось, дальше уже некуда, и он озорно сощурился. – Эта песня есть у меня с собой, кстати.

– Ты ее не включишь.

– Но Саске-ку-у-ун…

– Нет.

Наруто вздохнул:

– Ладно, ладно. Пожалею твои девственные уши.

Саске фыркнул:

– Можно подумать, рядом с тобой вообще возможно сохранить «девственные уши». Сколько людей ты уже испортил своими пошлыми замечаниями?

– Шестнадцать на данный момент. Но у меня большие планы на будущее.

– Вот я и говорю. Садист.

Даже несмотря на то, что он все-таки схлопотал по голове, Саске смог улыбнуться. «Спасибо, что помог мне соскочить с крючка, Наруто». Тряхнув головой, он вернулся к прерванному занятию – созерцанию проносящихся мимо пейзажей – и отметил, что те выглядят все более знакомо. Наруто с ним рядом чихнул и потёр нос.

Наконец, они въехали на территорию кампуса. Наруто припарковался возле их общежития, и Саске, выбравшись из машины, облокотился на нее плечом, дожидаясь пока тот пройдет весь свой длиннющий чек-лист необходимых мер безопасности для защиты своего транспортного средства.

«Интересно, когда он успел научиться так мастерски выходить из неловких ситуаций…» – размышлял Саске на пути в здание после того, как Наруто закончил с проверкой грузовика.

«…Кстати, о тех двоих. Они вероятно уже слышали про выходные, – Саске нахмурился. – Интересно, что сейчас творится в их головах».

***



– Я слышал, между тобой и Наруто сегодня возникли некоторые разногласия.

– Это не твое дело, Хьюга.

– Мне кажется, все, что касается Наруто – мое дело.


«…Ты в этом уверен?»

Тихо вздохнув и вытянувшись на кровати, Неджи уставился в потолок и закинул руки за голову. Нахмурился. «Если я не могу удержать внимание Наруто, то я действительно не имею права так говорить. Как тогда я могу утверждать, что должен все о нем знать?»

Неджи прикрыл светлые глаза. «Я хочу… хочу иметь это право. Хочу иметь право говорить: «Он мой. Руки прочь!» – он потер веки. – Наверное, такое желание неизбежно возникает, когда кого-то любишь уже так долго».

Неджи задумался, как целовал Наруто на прошлой неделе. Он с кристальной четкостью мог вспомнить и отчаянье, граничащее с безрассудностью, и страх быть отвергнутым… На самом деле, этот шаг стоил ему куда больше мужества, чем он хотел показать. Все, о чем он мог тогда думать, это о том, как – как угодно – сделать Наруто ближе… и вот, по иронии, именно этот поцелуй отбросил его назад. Встретиться после этого с Наруто лицом к лицу было одним из тяжелейших поступков в его жизни.

Его настигла проблема, с которой рано или поздно сталкиваются все слишком уверенные в себе люди, привыкшие все держать под контролем. Чем больше Неджи боялся, тем холоднее он становился, тем резче и пренебрежительнее себя вел. Он знал, что этим создал себе репутацию отмороженного ублюдка, и раньше ему всегда это было лишь на руку… но не теперь.

Черт, да его пресловутая гордость и стала в итоге одной из первопричин почему он влюбился в Наруто. Началось все… сколько, семь лет назад? Одним судьбоносным летом, когда множество обстоятельств сложились одно к одному, изменив его отношение к Наруто с невольного уважения на целую лавину эмоций, к которой тогда он не был готов…


~Начало воспоминаний~



Да они, чтоб их, издеваются.

Неджи сидел среди своих сверстников, и один глаз на его всегда невозмутимом лице уже начал подергиваться. Мальчишки сидели вокруг, хихикая в ладошки, и смотрели на него с явно читаемым (и таким раздражающим) весельем во взглядах. Приложив все силы, чтобы не вскочить с места и не поубивать их к чертовой матери, Неджи сделал глубокий вдох.

– Вы что-то напутали. Я не буду играть эту роль ни при каких обстоятельствах, – проговорил он спокойно.

– Чушь! – пышногрудая женщина напротив покачала светловолосой головой и махнула у него перед носом сценарием. – Ты идеально для нее подходишь. Один из всей труппы!

Глаз снова дернулся.

– Я сказал, вы ошибаетесь. Я не буду…

– Хьюга Неджи, ты играешь Джульетту. Обсуждение закончено, – она отвернулась, окидывая взглядом остальных мальчишек. – Так, теперь, кто возьмет…
– Я. Не. Буду. Играть. Джульетту.

Вздохнув, Цунаде повернулась к нему:

– Слушай, кто-то же должен. Я не виновата, что в этом году в труппе нет ни одной девочки. Из всех присутствующих ты выглядишь наиболее – прости, что говорю это – женоподобным, так что ты остаешься единственным из мальчиков, кто вообще сможет сыграть эту роль.

Хихиканье стало громче. Не успел Неджи ничего возразить, как Цунаде подняла руку:

– Не спорь со мной. Я режиссер и мое слово – решающее. Двигаемся дальше!

Неджи тихо заскрежетал зубами. Правдой было, что по какой-то причине в этом году мальчиков в труппе было значительно больше чем девочек (потому что последних не было вообще). Правдой было и то, что из всех лет Неджи выбрал именно этот, чтобы к труппе присоединиться… и конечно же, Цунаде просто обязана была вцепиться мертвой хваткой в идею именно в этом году ставить Ромео и Джульетту.

Официальное заявление. Двенадцать часов и три минуты пополудни, жизнь Неджи – полный отстой.

– Итак, Ромео сыграет… – она подняла свой экземпляр сценария и медленно обвела им, сопровождая его взглядом, остальных мальчишек. Улыбнувшись, она остановилась на сидящем с ней рядом. – Наруто! Поздравляю.

– Я? – тот моргнул. – Ты же вроде сказала, что не доверишь мне главную роль, Тетушка.

– Я передумала. Ромео упрямый, кокетливый и совершенно бессовестно плюет на все авторитеты, – она хлопнула его по голове сценарием. – Ты идеально подходишь.

Наруто почесал затылок и пожал плечами:

– Как скажешь, – взгляд синих глаз мазнул по Неджи и снова обратился на тетю. – Тогда выбирай давай Тибальда! Я хочу драться на мечах!

Неджи сильнее нахмурился. «Я играю Джульетту, – он еле сдержал дрожь, – для Ромео в исполнении Наруто? – насупив брови он посмотрел в сторону. – Думаю, из местных троглодитов, его я уважаю больше всех…»

Мысли вылетели у него из головы, а низ живота свело судорогой.

«Все равно… меня не оставляет чувство, что в конечном счете все будет очень-очень плохо».

***



Неджи оказался прав. Стоя на небольшой сцене театра, которым владела Цунаде, он мрачно взирал на сценарий. По плану сейчас они репетировали сцену, в которой Ромео и Джульетта – у него до сих пор в голове НЕ укладывалось, что он действительно играет эту роль – встречаются на балу.

Наруто стоял перед ним и, уперев одну руку в бедро, читал свои слова:

– Когда рукою недостойной грубо/Я осквернил святой алтарь – прости./Как два смиренных пилигрима, губы/Лобзаньем смогут след греха смести.

Неджи с трудом удержался от того, чтобы закатить глаза:

– Любезный пилигрим, ты строг чрезмерно/К своей руке: лишь благочестье в ней./Есть руки у святых: их может, верно,/Коснуться пилигрим рукой своей.
– Даны ль уста святым и пилигримам?

– Да, – для молитвы, добрый пилигрим.

Цунаде их перебила:

– Неджи, больше кокетства. Похлопай ресницами, что ли, главное перестань быть таким чопорным!

Пламенеющий взгляд смерти™, которым Неджи ее пронзил, Цунаде проигнорировала.

Наруто тоже глянул на тетю:

– Что насчет меня?

– Ты – как мечта всех женщин. Ты уловил суть.

Рассмеявшись, Наруто повернулся обратно к молча кипящему от злости Неджи и обольстительно ему улыбнулся (хотя эта улыбка еще требовала доработки… ему было всего тринадцать, в конце концов). Шагнув вперед, он продолжил читать текст:

– Святая! Так позволь устам моим/Прильнуть к твоим – не будь неумолима.

У Неджи появилось нехорошее предчувствие…

– Не двигаясь, святые внемлют нам.

– Недвижно дай ответ моим мольбам./Твои уста с моих весь грех снимают.

Только Неджи открыл рот, чтобы прочитать следующую строчку, как Цунаде вихрем ворвалась на сцену.

– И что вы двое, по-вашему, делаете?? – сурово посмотрела она на уставившихся на нее мальчишек. – В этом месте вы должны были поцеловаться.

…После этих слов вселенная Неджи покрылась коркой льда, перевернулась вверх дном и раскололась на куски.

Наруто фыркнул, поднимая вверх руки:

– Тетушка!! Если ты вдруг не заметила, мы оба парни!

– Так же, как и актеры-современники Шекспира. Если они могли, сможете и вы.

– Но… но… это противно!

Неджи прирос к месту, он так сильно сжал листы со сценарием, что побелели костяшки. «Она… хочет, чтобы я… поцеловал Наруто?? Она что, чокнутая?»

Цунаде цыкнула и сложила руки на необъятной груди:

– Это есть в пьесе, а значит, вы будете целоваться. Давайте, продолжайте с последних слов Наруто, и чтобы в этот раз дали мне поцелуй!

Наруто в сердцах застонал, у Неджи же перемкнуло мозг в отчаянных попытках отрешиться от происходящего. «Ничего не происходит. Ничего не происходит. Ничего не происходит».

– Недвижно дай ответ моим мольбам./Твои уста с моих весь грех снимают.

«Ничего не происходит!!»

Светлые глаза Неджи широко распахнулись, когда Наруто коснулся его губ. Отрывисто дыша, он застыл на месте.

Где-то на грани сознания он слышал детский голосок, спрашивающий: «Сколько раз нужно лизнуть чупа-чупс, чтобы добраться до жвачки в центре?»(3)

«…Всего один…»

Наруто наконец отступил и наморщил нос:

– Это… странно.

Если бы Неджи был в состоянии соображать, он бы, наверное, согласился.

Цунаде тяжело вздохнула:

– Вам надо будет порепетировать эту сцену. Я не хочу нагружать ее гомофобией, ясно? В ночь премьеры все должно выглядеть максимально естественно, или я остановлю спектакль и убью вас обоих.

Наруто, вытирая губы тыльной стороной ладони, кисло на нее посмотрел:

– Может, дальше уже пойдем??

Цунаде закатила глаза:

– Хорошо. Начинайте со слов Неджи.

Хьюга до сих пор пытался включить мозг. «Наруто меня поцеловал. Он… меня поцеловал! – он встревоженно нахмурился. – Почему меня это больше не расстраивает??»

– Неджи? Твои слова.

Моргнув, он мысленно встряхнулся и поднял сценарий:

– Т-так приняли твой грех мои уста?

– Мой грех… О, твой упрек меня смущает!/Верни ж мой грех.

– Здесь, мальчики, вам тоже нужно будет поцеловаться.

Неджи крепче сжал листы:

– Вина с тебя снята.(4)

«О да. Моя жизнь – ПОЛНЫЙ отстой».

***



В ночь премьеры Неджи стоял в стороне от сцены. Где-то в уголке сознания свернулась клубочком его гордость и скулила от отчаяния: он был одет в ПЛАТЬЕ, святые угодники!

– Эй, Неджи. Ты как?

Неджи поднял взгляд, чтобы посмотреть на идущего к нему блондина. Щеки тут же занялись легким румянцем, сразу по нескольким причинам: во-первых, он стоял перед ним в ПЛАТЬЕ, во-вторых, на Наруто потрясающе сидел костюм Ромео, и в-третьих…

…Парня, вроде него надо поцеловать бессчётное количество раз, чтобы начать что-то… чувствовать к нему. Неджи понадобилось целых два месяца репетиций, чтобы хотя бы приблизиться к осознанию, но теперь он уже не мог отрицать: он с нетерпением ждет новых прогонов сцены с поцелуем, только теперь совсем по иной причине.

Возможно, когда выступления закончатся, безумие его отпустит.

После затянувшейся паузы Неджи наконец ответил:

– Все хорошо, Наруто.

Тот перенес вес на одну ногу:

– Ты уверен? Ты немного покраснел, – он поднял бровь. – Ты же не собираешься грохнуться в обморок на сцене?

Хьюга только окинул его ледяным взглядом.

– Действительно. Глупость спросил, – Наруто надолго замолчал, не отрываясь глядя на Неджи. Тот отвечал ему тем же.

– Что-то не так?

Наруто замялся:

– Ты, наверное, меня убьешь, но… – он медленно улыбнулся, и в этой улыбке проскользнул намек на его будущую неотразимость. – Ты отлично выглядишь, Неджи. Просто потрясающе.

Неджи сглотнул, продолжая все так же молча на него смотреть. Рассмеявшись, Наруто похлопал его по плечу:

– Ни пуха ни пера, дружище, – он развернулся и пошел прочь.

Неджи еще долго стоял на месте, в груди громко бухало сердце.

«...Я словно пьян».

~Конец воспоминания~




Открыв глаза, Неджи уставился в потолок. «Той ночью я сыграл свою роль почти неприлично хорошо. Даже Цунаде впечатлилась тем, как гладко прошла сцена с поцелуем».

Он сглотнул, смутно припоминая ощущение рук Наруто на своей талии, когда сам он чуть трясущимися пальцами вцепился тому в рубашку.

«Той ночью я наконец перестал отрицать сам перед собой свои чувства к нему. Так или иначе, именно тогда началась моя любовь к нему, и я наконец посмотрел правде в глаза». Глаза его одиноко блеснули, пока он рассматривал неровности в побелке на потолке.

«И теперь, семь лет спустя, я не продвинулся вперед ни на шаг. Я скрывал свои чувства как только мог, клялся, что они никогда не увидят свет… как минимум до тех пор, пока Наруто не подаст знак, что он готов на них ответить», – Неджи снова вздохнул. – К несчастью для меня, чувства с годами стали только сильнее».

Перекатившись набок, Неджи опять закрыл глаза. «Такая печальная участь для влюбленного: любить кого-то семь лет и так и не начать с ним встречаться».

Он лежал так еще долго, невзирая на то, что как раз сейчас по его подсчетам должен был вернуться Наруто. Стиснув зубы, Неджи поборол отчаянное желание скатиться с кровати и сломя голову понестись в комнату к блондину, где он будет умолять того ответить на его чувства. Неджи глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться, открыл глаза и угрюмо уставился в стену.

«Я заслужу право любить тебя, Наруто. Обещаю».


Примечания:

(1) Рингтон Наруто: http://music.yandex.ru/#!/track/9610/album/330307

(2) Stroking – поглаживание(на сленге – онанизм): http://music.yandex.ru/#!/track/1670834/album/166342

(3) В оригинале вопрос звучит как: «How many licks does it take to get to the Tootsie Roll center of a Tootsie Pop?» и это отсылка вот к этой рекламе:
http://www.youtube.com/watch?v=LZ0epRjfGLw&feature=player_embedded

(4) В переводе Т. Л. Щепкиной-Куперник, 1941 г.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.