Заарканить Наруто +928

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Автор оригинала:
AkaiTsume
Оригинал:
http://naruto.adultfanfiction.net/story.php?no=544180027

Основные персонажи:
Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Саске Учиха
Пэйринг:
Наруто/Саске
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC
Размер:
Макси, 371 страница, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Цепляет до глубины души» от Raz-Dvaka
«За изумительный перевод!» от Angel_na_metle
Описание:
Саске не хочется разбираться с собственными чувствами, но, когда на горизонте появляются соперники, ему приходится брать все в свои руки

Посвящение:
Моей вдохновительнице, без которой этот перевод, возможно, не состоялся бы вовсе, ~Lundi~

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Разрешение на перевод получено.

Это ЮСТ, будьте готовы ждать заявленный рейтинг до победного конца.

Фанфик написан в далеком 2005 году. Начала переводить в апреле 2012 года, закончила в мае 2014 (даты себе на память).

Полезная информация: Наруто и Саске учатся на втором курсе колледжа. Им по 19 лет и скоро стукнет 20. Рост персонажей: Гаара, Саске - 1,8 м; Нейджи - 1,83 м; Наруто - 1,88 м. Канкуро, Темари и Гаара в этом фике не родственники.

Глава 21. Разбитое сердце

17 мая 2014, 15:53
Если бы от плохого расположения духа загоралась техника, Гаара бы уже много лет назад пережег всю электронику в округе.

Сжав зубы, он рассеянно следил за сигналами, которые подавал ему режиссер, разочарование и злость качали его на своих волнах… но ни капли боли не было. Проигнорировав направленный на него долгий тяжелый взгляд от Канкуро, Гаара плавно увеличил громкость следующей песни.

«Будь ты проклят, Учиха. Будь ты проклят!!» – Гаара тихо зарычал, не обращая внимания на микрофон прямо перед собой. – «Что делает тебя таким особенным? Что ты сделал, чтобы заслужить Наруто?? Что??»

Руки невольно сжались в кулаки, когда он вспомнил, каким взглядом – извиняющимся, полным сожаления – смотрел на него Узумаки, прежде чем его уволокли из здания; следом тайно устремилась стайка сплетников. Гаара хотел больше никогда не видеть такого взгляда, особенно после того, как Наруто, наконец, обратил на него внимание. Все, чего он когда-либо желал, это дать Наруто повод гордиться им, стать для него таким же важным человеком, каким сам Наруто был для Гаары… но теперь, из-за проклятущего Учихи, он пал в глазах Наруто так низко. Он был так жалок.

Гаара хотел свернуть Учихе шею.

У него за спиной началась какая-то суета, вырывая его из мрачных мыслей, и Гаара обернулся. Брови тут же поползли вверх, когда перед глазами его предстал раскрасневшийся Наруто, который, сжав кулаки и ссутулив плечи, широкими шагами шел в сторону гримерки. Громко перешептываясь, группка сплетников затормозила на свободном пяточке позади пульта Гаары.

– Ссора была грандиозная! Клянусь, я едва не расплакалась, когда тот брюнет начал на него ругаться, – выдохнул первый голос.

– Поверить не могу, что Блонди его ударил! В смысле, у них же такая разница в габаритах. Он же не думает, что тот низенький может всерьез дать ему сдачи.

– Да кого вся эта фигня волнует? – вклинился третий голос с явственными нотками раздражения. – Меня больше всего расстроило, что они прекратили зажиматься. Честно говоря, когда тот темненький на него набросился, я чуть не описалась. Это было так… горячо!

Это мир пошатнулся или только у Гаары ушла почва из-под ног?

Он мог бы поклясться, что слышал, как залились плачем младенцы и начали извергаться вулканы, когда голоса сплетниц затихли, заглушаемые шумом крови в ушах. Учиха… ПОСМЕЛ… дотронуться своими грязными губами до Наруто?? Он часто рвано задышал, обнажая зубы в странной улыбке.

«Я убью его, – в глазах промелькнул маниакальный огонек. – И у меня есть полное право это сделать».

Не осознавая, что делает, Гаара начал вставать с места. Пальцы подрагивали. «Я убью его. Я убью…»

Внезапно в памяти промелькнул полный сожаления взгляд синих глаз.

«…Нет. Нет! Я не хочу этого! – поморщившись, он сжал пальцами пульсирующие болью виски. – Я не могу… снова выставить себя в дурном свете перед Наруто. Я не могу снова его разочаровать!»

Гаара медленно опустился на стул, головная боль сконцентрировалась где-то за глазами. Он медленно вдохнул, пытаясь успокоиться. «Тише… тише. Ты не машина для убийства, ты не как твой отец. Тише».

Подрагивающими руками Гаара поправил наушник и попытался сконцентрироваться на работе. «Все будет хорошо. Учиху на куски я не порежу, и Наруто меня ненавидеть не будет. Все будет хорошо». – Взяв себя в руки, он холодно посмотрел на своего уже близкого к панике соседа и занялся подготовкой музыки для выступлений.

«Когда все это закончится, Учиха, нам с тобой предстоит небольшой разговор».

***



Неджи стоял, сползая вниз по стене, пытаясь сфокусироваться на уплывающих огнях над головой. В нос ударил запах алкоголя, на ухо что-то хрипло зашептали. Неджи наклонил голову набок, размышляя, знает ли этот бестелесный голос, откуда взялись эти руки на его теле, тем более что те становились все наглее с каждой минутой. Он хватанул воздуха открытым ртом; от любого прикосновения этих бродячих рук к супер чувствительной коже его словно прошибало электричеством. Разве это всегда было настолько приятно?

Постанывавший от касаний Неджи едва не фыркнул от удивления, когда к его шее присосалась пиявка и начала бешено пить кровь. Неджи нахмурился.

– Кто принес сюда пиявок? – услышал он изумленный голос. – Самому нужна моя кровь…

Смешок.

– Такой красивый… хочу, чтобы ты стал моим. – Руки обнаглели еще больше и забрались за пояс его брюк. – Ты не против, сладкий?

Пиявка снова присосалась к шее, ползая по коже то вверх, то вниз, выискивая лучшее место. Неджи уронил голову набок, на лицо свесилась болотная трава. «Значит, джунгли. Тогда понятно, откуда здесь пиявки».

На губах появилась торжествующая улыбка – он разгадал загадку! Неджи мало внимания обращал на парня, прижимающегося к нему, пока что-то твердое не уперлось в пах. В замешательстве он двинул бедрами навстречу и заработал долгий откровенный стон в ухо. «Странно. Что бы это могло быть».

– Боже, ты такой ебабельный. – Руки в штанах сгребли в охапку его зад и стиснули со всей силы. – Я так сильно хочу тебя…

«…Ебабельный? Секс? Разве пиявки вообще занимаются сексом? – Неджи нахмурился, ерзая на месте. – Кажется, я не очень хочу заниматься сексом с пиявкой. Слишком склизкая».

Паразит рвано задышал ему в ухо, когда та твердая штука стала в него тыкаться.

– Так хорошо…

– Какого хрена ты делаешь?

«Этот голос…» – Моргнув, Неджи обнаружил, что смотрит на солнце, с такого расстояния его теплые лучи едва не обжигали. Полыхнув огнем, солнце двинулось ближе.

– Убери от него руки.

Пиявка огрызнулась на солнце:

– Иди отсюда, парень. Найди себе другого.

Когда солнце подошло еще ближе, оно вдруг превратилось в… Ромео? Одетый в свой прежний наряд, удалой возлюбленный Неджи стоял, сложив руки на груди и сердито смотрел на паразита.

– Что за фигня… ах ты ублюдок! – Ухватив пиявку за рубашку, Ромео оттащил кровопийцу от Неджи. Собрав ворот рубашки паразита в кулаках, он зарычал:

– Что ты ему дал, скотина??

Неджи опустил ресницы, расчесывая волосы пальцами, пытаясь придать им подобающий вид. Как неловко… предстать в таком неопрятном виде перед взором его осененной звездами любви! Стыдливо подняв взгляд, он увидел, как хлюпает присоска пиявки. Она же не пытается присосаться к его возлюбленному, правда?

– Я-я… Я не понимаю, о чем ты!

– Вранье! Ты один из тех, кто сидел позади нас на представлении. Что за дрянь ты ему дал?? – Ромео сильнее сжал паразита за горло, из-за чего голова пиявки выпятилась, как шарик, пережатый посередине. Неджи стало интересно, лопнет ли она.

Нахмурившись, он попытался подойти, чтобы помочь своему возлюбленному, но, похоже, он никак не мог оттолкнуться от стены. Обернувшись, он понял, что спиной прикасается к какой-то штуке, похожей на гигантский лист липкой бумаги. Неджи надул губы. «От этой фигни волосы испортятся, нельзя наклонять голову назад. А не то Ромео больше не посчитает меня красивым!»

– Говорю тебе, я ничего ему не давал…

До ушей Неджи долетел глухой звук удара, и пиявка согнулась пополам.

– У меня совершенно нет настроения. Или ты говоришь, или я сорву свое плохое настроение на тебе. Выбирай.

– Х-хорошо! – захрипела пиявка. – Я… подсыпал экстази… немного… в его стакан. Я думал… это поможет ему расслабиться!

Еще один удар, и пиявка падает на колени.

– Ублюдок!

Пытаясь освободиться от липкой стены, Неджи сделал несколько неуверенных шагов к своему разбушевавшемуся возлюбленному.

– Ромео, – тихо позвал он. – Оставь бедняжку в покое. Его просто так воспитали.

Его блондин посмотрел на него долгим взглядом, потом подошел ближе и взял за руки. Неджи улыбнулся, когда его наконец отлепили от стены.

– Спасибо, любовь моя, – споткнувшись, он обхватил руками свое сокровище за пояс и пристроил лицо на широкую грудь Ромео. – Я не знал, как мне избавиться от этого противного животного.

Ромео под его руками был весь напряжен, мышцы такие твердые, что Неджи испугался, как бы они не обратились в сталь. Погладив пальцами огрубелую кожу, он поднял голову, заглядывая в лицо своему любимому.

– Ромео? Милый, что не так?

Тот не ответил, только закинул Неджи на талию руку – этим заставив его захихикать – и отстранил от себя.

– Пойдем, Неджи. Надо отвести тебя домой, – блондин повел его сквозь толпу.

Насупившись из-за того, что его назвали Неджи, Капулетти наблюдал за роящимися вокруг лицами, которые плавились в странные маски. Внезапно ему стало страшно, и он сильнее вцепился в блондина. Захныкал:

– Не дай им… – он потерял мысль, когда из массы других вдруг выделилось одно лицо. Это была девушка, деловой вид и два пучка на голове… ТенТен? Соотнеся лицо с именем, Неджи улыбнулся и от всего сердца замахал рукой. Девушка, кажется, смутилась и пошла прочь… и в этот момент превратилась в юношу.

«Хах. Видимо это все-таки была не она». – Тряхнув головой, Неджи отдался во власть Ромео, который вел его за собой. Когда они добрались до выхода, мир начал вращаться.

– Неджи?..

Он улыбнулся в ответ, рассматривая вспыхивающие огоньки перед глазами, весь остальной мир постепенно погружался во тьму.

– Неджи, ты…

Привалившись к своему высокому и сильному возлюбленному, Хьюга потерял сознание.

***



Ко лбу прижали что-то холодное. Застонав, Неджи разлепил веки, но одного взгляда на вращающийся мир вокруг ему хватило, и он снова плотно зажмурился. Господи, как же болит голова…

Медленно вдохнув, Неджи поднял руку и ощупал лицо. Наткнувшись на холодное мокрое полотенце, он нахмурился. «Нафига полотенце? И почему я лежу?» Замерев на секунду, собираясь с духом, он снова открыл глаза. Лучи утреннего солнца, пробивающиеся сквозь окно его комнаты, обжигали глаза.

Медленно моргнув, Неджи попытался сориентироваться. Он лежал на своей постели, одеяло было аккуратно подоткнуто со всех сторон, а значит, его скорее положили на кровать, чем он сам до нее добрался. Одежда, в которой он был вчера, была сложена в стопку и лежала на полу возле комода, а сам он был в одних плавках. Неджи нахмурился. Очевидно, кто-то привел его домой, раздел и уложил спать, но кто? И почему все эти манипуляции вообще потребовались?

Господи, что же такое было-то вчера вечером??

Когда зрение немного прояснилось, он краем глаза уловил рядом какое-то движение. У Хьюги захолонуло в груди.

«Наруто?..»

Светловолосый парень сидел на стуле в изголовье кровати, сложив руки на груди, и периодически клевал носом, мирно посапывая.

«Это он привел меня домой?» – Неджи не двигался, боясь разбудить, только смотрел во все глаза. Наруто до сих пор был во вчерашней одежде, хотя и голубая рубашка, и брюки уже измялись. – «Что же вчера такое ужасное произошло, раз он всю ночь меня караулил?»

Внезапно в памяти промелькнули смутные воспоминания. Он помнил все вплоть до маленького «представления», устроенного Гаарой, а еще, что напиток приобрел какой-то странный привкус… ох, блин. Его накачали наркотиками, да? Застонав, он потер глаза. «Это объясняет, почему больше я ничего не помню. Надеюсь, я хотя бы не сделал ничего совсем идиотского…»

У Неджи появилось нехорошее предчувствие: весь город будет судачить о нем еще не один день.

Его возня в итоге все-таки разбудила Наруто. Зевнув, он поднял голову и моргнул, взглянув на Неджи.

– Ты проснулся! Отлично, – воскликнул он, прикрывая рукой очередной зевок. Тряхнув головой, словно пытаясь прийти в себя, Наруто потер глаза кулаками. – Я за тебя беспокоился. Как ты себя чувствуешь?

Неджи сглотнул, сердце заколотилось.

– Хуже, чем хотелось бы, – признался он. – Что вчера произошло?

– Один из придурков, что сидели позади нас, подсыпал тебе экстази в стакан. И тебя накрыло, – окончательно проснувшись, Наруто обеспокоенно склонился над ним. – Ты уверен, что нормально себя чувствуешь? Я могу отвести тебя в больницу, если нужно… Черт, надо было сразу так и сделать…

– Я в порядке, Наруто, – перебил его Неджи. Хьюга все больше ощущал неловкость от взгляда, которым смотрел на него Наруто. Тот не пытался выглядеть веселым как обычно. – Вчера что-нибудь… еще произошло?

– С тобой нет. Надеюсь, я успел увести тебя раньше, чем они успели что-нибудь с тобой сделать… И чтоб ты знал, ты теперь у меня в долгу, в огромном долгу. – Наруто устало улыбнулся, но эта улыбка не коснулась глаз. Поморщившись от боли в спине и ногах, Неджи осторожно сел. Полотенце упало на колени.

– Наруто… что с тобой? – спросил он неуверенно. Улыбка Наруто увяла, затем пропала совсем.

– Неджи, помнишь, у нас был уговор? – спросил блондин мягко, отводя взгляд.

Сердце упало.

– Да... – Неджи сглотнул. – Я же не поцеловал тебя, нет? Если поцеловал, то прости меня, я…

– Нет, Неджи, ты меня не целовал, – тон голоса Наруто изменился, став жестче, но глаз он так и не поднял.

Отвернувшись, Хьюга глубоко вдохнул.

– Ясно.

Между ними повисла наполненная пониманием тишина.

– Неджи… послушай. Ты мне важен, так же как важен любой из моих друзей, но… пора это прекращать, – вздохнув, Наруто откинулся на спинку стула и запустил пальцы в волосы. – Я не испытываю к тебе никаких романтических чувств. Мне жаль, но это так.

Хьюга минуту помолчал, прежде чем ответить, руки, лежащие поверх одеяла, сжались в кулаки.

– Значит… ты просишь меня сдаться.

– Да, прошу.

Плотно закрыв глаза на последнем слове, Неджи коротко кивнул. Секунду спустя, он услышал вздох и почувствовал, как на его плечи опустилась теплая рука. Он открыл глаза, но искренний печальный взгляд Наруто стал последней каплей для его разбитого сердца. Задрожав от боли, он снова сомкнул веки.

– Мне, правда, очень жаль, Неджи, – Наруто снова вздохнул. – Я не должен был обманывать тебя, давать ложную надежду …

– Я просил тебя дать мне шанс изменить твое мнение. Ты дал мне его, и я не справился, – он сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться, и открыл глаза, глядя на сидящего рядом парня. – О большем я просить не имею права.

Кривая улыбка коснулась губ Наруто.

– Ну, должен признать, что ты подверг мою выдержку суровому испытанию. Ты довольно настойчивый парень.

Неджи ощутил в груди призрачный отклик, похожий на смех, несмотря на разбитое вдребезги сердце.

– Я учился у лучших.

Рассмеявшись, Наруто сжал его плечо.

– Я всегда знал, что твоя удивительная прилежность в учебе не пойдет тебе на пользу.

Глубоко вдохнув, Наруто поднялся на ноги.

– Мне нужно идти, да и время бесплатной парковки наверняка давно истекло, – он замешкался. – С тобой все будет в порядке?

Неджи долго смотрел на него, отчетливо понимая, что так близко, наверное, уже никогда не будет. Откинув одеяло, Неджи встал, покачиваясь, и посмотрел ему в глаза.

– Прямо сейчас мой ответ нет, не будет, – ответил он честно тихим голосом. – Но я уважаю твое решение, Наруто.

Снова повисла тишина, и Неджи ощутил новый приступ боли в груди, когда Наруто почти неуловимо отшатнулся от него. Криво усмехнувшись, Неджи взял Наруто за руку, перевернул ладонью вверх и поцеловал запястье.

«Ты никогда не узнаешь, насколько важен для меня, Узумаки Наруто».

Словно оцепенев, он слушал невнятные извинения Наруто, который, высвободив руку, тихо прикрыл за собой дверь. Колени подогнулись, и он опустился на кровать. Уставившись в пол, Неджи грустно улыбнулся.

«Похоже, на этот раз судьба против меня».

***



Если этот скользкий змееподобный ублюдок ущипнет его за задницу ХОТЯ БЫ ЕЩЕ РАЗ, Саске воткнет вилку ему в жопу.

Распространяя флюиды ненависти, Саске шлепнул о грязную столешницу мокрой тряпкой, чем привлек к себе неодобрительные взгляды посетителей за соседним столиком. Рядом кто-то цыкнул.

– Ну-ну, Саске-кун, такое поведение неприемлемо для нашего скромного заведения, – голос Орочимару (который ни с кем не перепутаешь) звучал оскорбительно, словно тебя окунули в лужу ядовитой слизи. Саске едва не передернуло, когда его работодатель придвинулся к нему противоестественно близко; само его присутствие, казалось, наполняло воздух зловонием.

– Прощу прощения, сэр, – уронил Саске, усилием воли сохраняя видимость спокойствия. – Просто я сегодня… немного не в настроении.

– Ты и не должен быть, учитывая обычный контингент этого места, – отступив в сторону, он обвел рукой людей в кафе, большинство из которых было одето полностью в черное. – Пугать их, однако, недопустимо.

Мысленно досчитав до десяти, Саске ответил:

– Я работаю над этим, сэр.

Орочимару глухо хохотнул, наблюдая за тем, как Саске моет стол.

– Я тут подумал…

Палец едва ощутимо прочертил дорожку вдоль его позвоночника. Саске закусил щеку.

– О чем вы подумали?

Орочимару улыбнулся, проводя по спине вверх. Учиху снова чуть не передернуло.

– Могу ли я, каким-либо образом, улучшить твое настроение.

«Ты можешь меня НЕ ТРОГАТЬ». – Саске плотно сжал зубы, чтобы не сказать этого вслух.

– Я справлюсь с этой проблемой сам, без вашей… «помощи», сэр.

– Конечно, справишься, – охотно согласился Орочимару, убирая руку. Саске тихо выдохнул от облегчения. – Но я буду за тобой приглядывать, Саске-кун. В конце концов, должен же кто-то за тобой присматривать… раз уж вся твоя семья мертва.

Плечи Саске окаменели.

– Особенно после того ужасного случая. С тех самых пор мы все за тобой внимательно наблюдаем, понимаешь?

«Прекрати пытаться манипулировать мной, ублюдок ты!! – Саске зажмурился, стараясь прогнать из головы слова, против его воли цепляющие за живое. – Мне и так ХВАТАЕТ проблем, чтобы еще и с ТОБОЙ разбираться».

– Просто помни, что для тебя я всегда рядом, Саске-кун, – Орочимару придвинулся ближе, убрав волосы Саске в сторону, и обольстительно шепнул на ухо: – В конце концов… ты ведь мой главный приз.

– Я вам не принадлежу, больной придурок, – выплюнул Саске, отстраняясь. Орочимару выгнул бровь, затем улыбнулся.

– Нет, пока нет. Но еще не вечер, правда?

Мужчина зашагал прочь, и Саске с трудом сдержался, чтобы не зарычать, сгреб грязные тарелки в стопку и умчался на кухню. Поставив тарелки, он закрыл глаза и попытался взять себя в руки.

«Гребаный ублюдок. Другого времени не нашлось доставать меня, именно сейчас надо, после того, как я поссорился с… – Саске открыл глаза, невидяще глядя на тарелки и столовое серебро, – с Наруто…»

Мысли о нем преследовали Саске весь день, сопровождаемые постоянной тупой болью в челюсти. Он осторожно накрыл ладонью внушительный синяк, расцветший на том месте, куда Наруто его ударил. Саске поморщился.

«Ладно, я немного перегнул палку… черт, чего он от меня ожидал?? Водил нас за нос, как доверчивых щенков, разве хоть раз он сказал откровенно, чего от нас хочет?? Нет! – После секундной паузы Учиха вздохнул. – Признаю, что выставлять его шлюхой, было не самым блестящим решением, но…»

Нахмурившись, он пошел обратно, чтобы убрать следующий стол. «На самом деле я же не думаю о нем так. Он же должен об этом знать… правда? – Он устало поднял руку, разглаживая залегшие на лбу складки. – Проклятье, всю ночь не спал из-за этой истории. В конце концов, он это переживет».

Поймав себя на том, что мысли ушли в бесконечный цикл, Саске яростно потряс головой. «Подумай о чем-нибудь другом! Мой мир не вращается вокруг Узумаки, мать его, Наруто».

В конце концов, должен же кто-то за тобой присматривать… раз уж вся твоя семья мертва.

Так, нет. Это куда хуже.

Особенно после того ужасного случая…

Что есть силы вцепившись в грязную тарелку, Саске пытался выровнять дыхание. «Черт, черт, все уже в прошлом! Это была не моя вина! Я не…»

Убийца.

Тарелка выскользнула из ослабевших пальцев, разбиваясь вдребезги. Очнувшись от оцепенения, Саске наклонился, чтобы собрать осколки. Он крепко сжал зубы, невзирая на запульсировавшую болью челюсть, что есть мочи пытаясь загнать воспоминания обратно в глубины памяти.

– Саске, что произошло?

– Расскажи психиатру все, что ты знаешь, Саске. Не бойся.

– Мы можем помочь, Саске. Только расскажи нам правду.


Он закрыл глаза.

– Что ты сделал, Саске? Что ты сделал??

Пошатываясь, Саске устремился к черному выходу, толкнул тяжелую дверь и привалился к холодной кирпичной стене на заднем дворе. Хватая ртом воздух, он сполз на землю и прикрыл ладонью глаза, голова взрывалась от картин прошлого.

«Будь ты проклят, Орочимару, за то, что заставил меня снова вспомнить».

***



Язычок пламени вырвался из его маленьких ладошек, от чего лицо юного Учихи озарилось восторженной улыбкой. Вскочив на ноги, Саске побежал разыскивать своего брата.

– Аники! Аники! – заметив старшего брата на кухне, который с торжественным видом смотрел в окно, Саске, едва вписавшись в поворот, остановился с ним рядом.

– Аники, посмотри! У меня получилось!

Итачи медленно обернулся и посмотрел вниз на своего брата, который держал в руках грубо сработанную фигурку дракона.

– Саске, я сейчас слишком занят, – отстраненно ответил он, переводя взгляд обратно за окно. Улыбка на лице Саске увяла.

– Но… Аники, это же огнедышащий дракон! Я точно получу первый приз на нашей научной выстав…

– С каких пор мифологическое существо это «наука»?

Тишина наполнила кухню, и Саске медленно опустил руки.

– Ни… ни с каких. Я пытался показать, как можно создать поток пламени с помощью…

– Для этих целей придумали зажигалки, – Итачи снова обратил на него свой холодный взгляд, глядя на хитрую штуковину у него в руках. – Эта вещь наверняка пожароопасна.

Саске пытался не поддаваться накрывавшему его разочарованию, упрямо сжал челюсти.

– Он не пожароопасен. Возможно, это и правда просто зажигалка другой формы, но сколько еще моих ровесников способны сделать зажигалку?

После секундной паузы губы его брата сложились в кривую улыбку.

– Только ты, Саске.

Откуда-то Саске знал, что это не был комплимент. Опустив взгляд на красного дракона в своих руках, он проглотил вздох и поставил поделку на стойку рядом с плитой.

– Я иду в школу, – пробормотал он, направившись к двери. Надел на плечи рюкзак.

– Учись хорошо.

Саске еле заметно кивнул и вышел из дома. «Может быть… Может быть, если я сегодня хорошо постараюсь, то смогу сделать что-нибудь, что бы произвело на него впечатление. – Он самую капельку повеселел. – И я доделаю своего дракона, и покажу маме с папой. И может быть я смогу произвести впечатление на них всех!»

Преисполнившись решимостью, он побежал в школу.

***



Хмуро поджав губы, Саске устало тащился домой из школы, небо над головой темнело, погружая окрестности в ранние сумерки. День прошел без всякой пользы – он так и не нашел способа, как бы еще можно было улучшить его проект, чтобы его семья могла им гордиться. Возможно, стоило выкинуть эту бесполезную штуковину в мусорку и придумать что-нибудь другое…

Когда он почти дошел до дома, мимо него пронеслась огромная пожарная машина, завывая сиреной. В замешательстве Саске посмотрел ей вслед. «Похоже, чей-то дом горит…»

В груди появилось странное предчувствие, и он перешел на бег.

Стоило ему завернуть за угол, как в глаза бросился столб дыма. Он слышал, как ревет пламя, как люди вокруг кричат. Сердце в груди болезненно заколотилось, но разум еще не успел осознать, что происходит. Споткнувшись, Саске бросил рюкзак на землю и кинулся вперед по подъездной дорожке.

Его дом был объят огнем, стекла в окнах лопались и осыпались дождем на траву. Широко распахнув глаза от ужаса, Саске медленно остановился возле грузовика и уставился на свой дом.

«Нет… Это неправда. Это не может быть правдой…»

– Сэр, мы только что обнаружили, что в здании есть люди!!

Сердце колотилось где-то в глотке, Саске рванул к входной двери.

– Остановите ребенка! Здание может обрушиться в любой момент!

Чужие руки попытались его остановить, но Саске прорвался сквозь них и ввалился внутрь сквозь дверь. Языки пламени жадно лизнули, обжигая кожу, когда он вбежал в кухню. Тяжело кашляя, он силился осмотреться.

– М-мама! Папа! Аники!

Ему ответили крики со второго этажа.

Пытаясь избегать ревущего огня, Саске, спотыкаясь, побежал наверх. Рукав загорелся, и он с воплем повалился на пол, что есть мочи катаясь по земле, чтобы сбить пламя. Кашляя, он карабкался вверх по ступенькам, пока не достиг второго этажа.

– Мама! Папа! – Фоторамка сорвалась с практически уничтоженной огнем стены и едва не угодила ему в голову. – Аники, где вы??

Крики не стихали, направляя его в родительскую спальню. Саске схватился за дверную ручку, но тут же отшатнулся, когда раскаленный металл обжег ему руку. По лицу потекли слезы.

– МАМА! – он судорожно закашлялся. – ПАПА!

Они все кричали, потом пугающе замолчали. Напуганный, Саске кинулся на дверь. Та распахнулась вовнутрь, и наружу из спальни вырвалось пламя. Хлюпая носом и хватая воздух, Саске вбежал в комнату. Принялся звать родителей, и вдруг заметил их.

И закричал.

Кровь была… повсюду. ПОВСЮДУ. Лица его родителей были искажены от боли, огонь лизал их тела, запах горелой плоти каким-то образом чувствовался даже сквозь дым. Не прекращая кричать, Саске бросился к родителям.

Пара сильных рук удержала его на месте.

Саске успел заметить угольно черные глаза своего старшего брата, прежде чем его плотно замотали в полотенце. Не в силах вдохнуть, Саске начал лягаться, пытаясь сбросить с себя полотенце, но тут его подхватили на руки и понесли.

– Сайонара, Отото, – шепнул ему на ухо старший брат.

– А-аники… – хлюпнул носом Саске.

Он не успел сказать больше ни слова, потому что его выбросили наружу сквозь окно второго этажа.

***



Несколько дней спустя маленький мальчик сидел в кресле в больнице, все его лицо, руки и ноги были туго замотаны бинтами. Отсутствующим взглядом он смотрел в пол, вокруг разносились голоса.

– …Говорят, пожар начался из-за взрыва…

– Похоже, плиту забыли выключить, и что-то загорелось…

– …Те бедные люди, должно быть, сгорели заживо.

Он закрыл глаза, мечтая, чтобы голоса замолчали.

– Я думаю, этот мальчик знает, что стало причиной пожара.

На плечо опустилась рука, и Саске глянул вверх. Офицер полиции смотрел на него.

– Саске… что ты сделал?

***



Ногти впились в ладони, Саске стукнулся затылком о кирпичную стену. Заставив себя открыть глаза, он уставился на полное солнца небо. «Я этого не делал. Я знаю, что не оставлял этого проклятого дракона на плите. Он стоял рядом на столе, но настолько близко, чтобы загореться! Я не поджигал дом!»

Зарычав, он поднялся на ноги. «Я не знаю, из-за чего на самом деле начался пожар… но не я в ответе за смерть моих родителей или… или Аники, – он яростно потер глаза. – Никто не понимал. Всем было плевать, что я остался совсем один, забрасывали меня вопросами, пока я окончательно не запутался в произошедшем. Всем было наплевать, что я остался один!»

– Эй, Саске! Не сиди в одиночестве как помешанный. Или ты думаешь, что слишком хорош для нас?

Учиха застыл, услышав этот детский голос из далекого прошлого.

– Пойдем. Покидаем камни в реку.

Одному человеку не было все равно, что он остался один…

– Саске! И ты вот это называешь медведем? Да я могу куда лучше нарисовать!

…И докучал ему неотступно до тех пор, пока Саске не нашел новую причину жить дальше. Смысл.

– Однажды я обязательно тебя одолею! Подожди и сам увидишь!

В конце концов, он не мог позволить величайшему придурку класса его превзойти. Он, в конце концов, оставался Учихой.

~



Саске был сыт по горло, он свирепо посмотрел в довольное лицо Наруто с этим «лисьими усами» на щеках.

– Попробуй, добе. Я лучше тебя, неважно, что ты сделаешь, чтобы это изменить!

~



Соперник. Причина ждать каждого следующего дня, потому что непостижимым образом его присутствие хоть и раздражало, но все-таки делало каждый новый день все менее бессмысленным.

«Я не один».


Примечания (от автора):

Аники – старший брат (формально).
Отото – младший брат.
Сайонара – прощай (формально).

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи