Заарканить Наруто +1078

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Naruto

Автор оригинала:
AkaiTsume
Оригинал:
http://naruto.adultfanfiction.net/story.php?no=544180027

Основные персонажи:
Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Саске Учиха
Пэйринг:
Наруто/Саске
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC
Размер:
Макси, 371 страница, 24 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Невероятный перевод! Вы гений!» от MvnKIZ
«Цепляет до глубины души» от Raz-Dvaka
«За изумительный перевод!» от Angel_na_metle
Описание:
Саске не хочется разбираться с собственными чувствами, но, когда на горизонте появляются соперники, ему приходится брать все в свои руки

Посвящение:
Моей вдохновительнице, без которой этот перевод, возможно, не состоялся бы вовсе, ~Lundi~

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Разрешение на перевод получено.

Это ЮСТ, будьте готовы ждать заявленный рейтинг до победного конца.

Фанфик написан в далеком 2005 году. Начала переводить в апреле 2012 года, закончила в мае 2014 (даты себе на память).

Полезная информация: Наруто и Саске учатся на втором курсе колледжа. Им по 19 лет и скоро стукнет 20. Рост персонажей: Гаара, Саске - 1,8 м; Нейджи - 1,83 м; Наруто - 1,88 м. Канкуро, Темари и Гаара в этом фике не родственники.

Глава 22. Воспоминания и ошибки

23 мая 2014, 14:14
Понедельники – отстой.

Еле удержавшись от усталого зевка, Саске хмуро воззрился на бубнящего профессора истории; класс потихоньку затихал. Саске тщательно следил за выражением своего лица, ничто не должно было его выдать – он собран и спокоен, пусть по позвоночнику и пробегал холодок всякий раз, когда спину буравил тяжелый взгляд льдистых синих глаз. Внутри поднимались волны ответной злости.

«Кто дал ему право так сильно злиться? – Саске надеялся, что раздражение не отражается на лице; мысль, что Наруто заметит, насколько сильно его расстроила их размолвка, ему совершенно не нравилась. – У меня есть полное право обижаться не меньше».

Учиха лениво задумался, страдает ли Наруто бессонницей, как он сам.

Сдержав вздох, он опустил голову на сложенные на столе руки. Он нормально не спал с пятницы и знал, что недосып начал пагубно сказываться на его внешнем виде. Беглого взгляда в зеркало хватило, чтобы заметить круги под глазами… да еще и этот синяк, который до обидного долго не хотел проходить… Одним словом, выглядел Саске ужасно. И это была одна из причин, почему он боялся начала учебной недели.

Другая причина трепалась с кем-то позади него, словно ничего не случилось.

Саске, сам того не замечая, сжал кулаки, услышав невыносимый беспечный смех, к которому успел так привыкнуть за последние годы. На этот раз он не стал сдерживаться и нахмурился. «Вот же гад, я, может, вообще ничего для него не значу? Мы не разговариваем, хотя столько времени были лучшими друзьями, а он ведет себя так, словно все, мать его, ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!» – сощурившись, он принялся разглядывать старые надоевшие закорючки на парте. В груди болезненно кольнуло от мысли, что возможно… возможно, текущее положение дел огорчает только его, но Саске постарался не обращать на это внимания.

В этот унылый понедельник Наруто с самого утра собрал вокруг себя толпу друзей, и если это расценивать как показатель, значит, похоже, ему абсолютно все равно, что рядом нет мрачного угрюмого Учихи.

Саске потряс головой, чтобы остановить поток мыслей, который пошел уже не на первый виток, с каждым разом, причем, становившийся все мрачнее и мрачнее. Если гаду этому на него положить, то ладно. Саске был рожден одиночкой и всегда чувствовал – всегда будет чувствовать – себя прекрасно в одиночестве.

И даже если Саске невыносимо больно было смотреть со стороны на кривляния Наруто и его показушное счастье, если больно было вдруг оказаться на обочине, знать никому об этом было не обязательно.

Когда Какаши наконец отпустил класс – на полные десять минут после звонка, чтоб его – Саске собрал свои вещи и встал. Он пропустил мимо ушей болтовню неизвестной ему девицы, которая трещала про его приближающийся день рождения (она все время сидела рядом? Честно говоря, Саске не заметил), и уже собрался уходить, когда за спиной послышался хриплый голос:

– Учиха.

Саске окаменел и, сжав зубы, обернулся. Наруто смотрел на него подчеркнуто безразлично – тот сорт спокойствия, который блондин припасал на случаи, когда был особенно взбешен… или для тех редких ситуаций, когда в нем просыпался нахал. Саске ощутил злость, что смешалась с другими эмоциями, в которых он не мог (и не хотел) разобраться; он раздраженно вздернул бровь.

– Узумаки, – он выждал секунду. – У тебя снова мозг переклинило, или ты все-таки от меня чего-то хочешь?

В синих глазах что-то промелькнуло, но Наруто ему только мило улыбнулся.

– Что ты, нет, Саске, я ничего от тебя не хочу, – дружелюбно ответил он. Саске захотелось его ударить, или уйти, или… хоть что-нибудь сделать. Пальцы скрючило. – Но я хотел тебе кое-что отдать.

Сказано это было таким медовым тоном, что Саске едва инстинктивно не отступил назад, но все же остался стоять на месте. В памяти пронеслись их многочисленные драки… и эти воспоминания принесли с собой необъяснимую боль в груди. Саске холодно усмехнулся.

– И что же?

Шурх.

Саске рефлекторно схватил ударившийся в грудь предмет. Он глянул вниз и непонимающе нахмурился – в руках оказалась толстая папка с бумагами.

– Что?..

– Ты будешь рад узнать, что на выходных я не терял времени даром, – обнажив зубы в улыбке, Наруто сунул руки в карманы. – Так что теперь нам есть, что сдавать.

Саске наморщил лоб, а потом до него дошло.

– Ты закончил доклад? Один?

– Это избавило меня от необходимости проводить время с тобой, правда? – усмехнувшись, Наруто отвернулся и пошел прочь. – За тобой должок, Учиха. – Он остановился. – Вообще-то, если подумать, долгов у тебя немерено; вспомнить ту гору бумажек у меня на столе, что ты мне проиграл.

Саске до побелевших костяшек сжал в руках папку, когда Наруто через плечо на него обернулся, улыбнулся коротко и странно и отсалютовал двумя пальцами.

– Увидимся, Учиха.

Глядя ему вслед, Саске ощутил, как живот скручивает он непонятного чувства. Нахмурившись, он запихнул папку в рюкзак, протиснулся мимо той странной девицы, которая до сих пор с ним о чем-то разговаривала, и направился к выходу.

«Будь ты проклят, Наруто. Почему, даже когда я убеждаю себя, что мне наплевать…»

Уже направляясь обратно к себе в комнату, он устало провел рукой по глазам.

«…Ты все еще так много для меня значишь?»

***



Наруто влетел в комнату, пинком закрывая дверь, вложив в это действие чуть больше силы, чем рассчитывал. Киба посмотрел на него, потом на дверь.

– …Мне стоит сказать спасибо, что это был не я?

Наруто раздраженно на него глянул.

– Заткнись, Киба.

Патлатый брюнет сел на кровати, попутно рассыпав лежавшие на коленях бумаги.

– Эй, то, что твой красавчик с другого конца коридора с тобой поругался, не повод отыгрывать на мне, – огрызнулся он. – Я пытался тебя поддержать и вообще, но после выходных живу, блин, как на вулкане…

– Киба, мог бы ты… – Наруто сам себя оборвал на полуслове и вздохнул. – Я… Прости меня, Киба. Я просто…

Он запнулся и замолчал, лицо Кибы смягчилось.

– Тебя все это здорово выбило из равновесия, да?

Нахмурившись, Наруто уставился в пол.

– Не должно было быть так сложно, правда? В смысле, мы просто станем общаться так же, как когда-то давно…

– Наруто, ты правда думаешь, что оно того стоит? Я знаю, Саске вывел тебя из себя, но… В смысле, вы же на протяжении стольких лет ни на шаг друг от друга не отходили, – Киба рассмеялся тому взгляду, которым на него посмотрел Наруто. – Ну, я не имел в виду в буквальном смысле, но… мое утверждение все еще в силе. Ты так и не рассказал мне, что он такого тебе наговорил, что ты так сильно расстроился.

Наруто снова начал изучать ковер под ногами и поджал губы. «А как еще я должен был реагировать, если кто-то… человек, который столько для меня значит… говорит, что считает меня проституткой какой-то?» – Грудь сдавило болью, но стоило только вспомнить, как изменился взгляд Саске, стоило Наруто его ударить, и к боли примешались сомнения. Было похоже, будто тот не отдавал себе отчета, что говорит, пока боль в челюсти не привела его в чувства.

Нахмурившись сильнее, Наруто подошел к столу и оценивающе посмотрел на свой дневник. За спиной зашевелился Киба.

– Наруто?..

Приняв решение, Наруто открыл дневник на чистой странице и едва заметно криво улыбнулся Кибе.

– Я во всем разберусь, Киба. Прекрати изображать из себя наседку.

Киба фыркнул и снова откинулся на подушки.

– Слышать ничего не хочу – типа, ты сейчас все запишешь, и тебя тут же озарит луч света, запоет хор ангелов, и из этой песни ты сразу все поймешь?

– Только если ты будешь подпевать, Киба, мальчик мой, – Наруто глянул на него и широко улыбнулся. – Если повезет, мы соберем вокруг себя весь этаж и будем дружно танцевать в коридоре.

Киба рассмеялся:

– Может быть, стоит тогда собрать всех на репетицию.

– Нее, импровизация наше все, – невольно развеселившийся Наруто повернулся обратно к открытому дневнику, осторожно покусал кончик карандаша и – впервые – начал записывать все, что он когда-либо думал об этом болване Саске.

«Возможно, если я все запишу, я смогу понять, как стоит поступить, – он вздохнул, пересчитывая все драки, которые они устраивали, когда были младше. – Неохота опять возвращаться в те времена, но…»

Наруто прекратил писать и нахмурился. «Вообще-то… если задуматься, то мысль, что мы всю жизнь друг на друга злимся, кажется довольно нелепой. В смысле, как ни крути, а Саске же мой – был моим – неважно… лучший друг».

Почувствовав резкую боль в области сердца, он рассеянно потер грудь левой рукой. «Могу ли я… действительно ли я хочу потерять его раз и навсегда из-за того, что произошло?»

Он сильнее сжал карандаш. «Особенно после того… после того, как я уже едва не потерял его тогда…»

Непрошеные воспоминания о временах, когда им обоим было по тринадцать лет – воспоминания, которые он старался сам от себя спрятать – закружили перед глазами. Всякий раз, когда он об этом думал, он только и делал, что запутывался еще сильнее. Кажется, он не был готов к тому клубку чувств, которые испытал, когда впервые…

…Когда он бросился на дорогу судьбы… и тут же попал под колеса.

***



– Почему, блин, я должен к нему идти?? – ныл Наруто, уставившись на маячившую перед носом стопку книг. Класс давным-давно опустел, так что он остался наедине с девушкой, которая была любовью всей его жизни… и с домашней работой этого ублюдка Саске. – Если Его Высочеству Учихе так надо было прогуливать, то пусть теперь сам разбирается со своей домашкой.

Сакура сердито на него посмотрела:

– Пойти должен ты, потому что если мы отправим к нему девочку, Саске-кун даже не откроет ей дверь. Ты единственный, кто в состоянии вывести его из себя, балда, так что, скорее всего, ты так же единственный, кто сможет попасть к нему в дом.

Наруто надулся:

– Но что если я заражусь, чем он там болеет? Я не могу так рисковать, я же тогда отстану в учебе.

– Ты и так не слишком напрягаешься, Наруто, – заявила Сакура. Вздохнув, она заправила прядь розовых волос за ухо. – Послушай, если ты сходишь к Саске-куну… то я… пойду…

– ТЫ ПОЙДЕШЬ СО МНОЙ НА СВИДАНИЕ??

Окрыленный успехом, Наруто решил не заморачиваться на такой мелочи, как мученическая гримаса, которую изобразила Сакура, соглашаясь. Издав победный возглас, он выхватил у нее из рук книги Придурочной Морды.

– Ты согласилась! – он широко улыбнулся. – А если он меня заразит, ты же придешь за мной поухаживать?

– Даже не мечтай, Наруто, – в противовес собственным словам она улыбнулась. – Иди уже.

– Да-да…

Подхватив книжки подмышку, Наруто рысью припустил из школы, перепрыгивая через ступеньки, а, оказавшись снаружи, сбавил темп и неторопливо пошел вниз по улице. Насвистывая незатейливый мотивчик, он глазел по сторонам, и, в конце концов, поймал себя на том, что уже не просто так любуется видом, неосознанно подыскивает подходящее место для долгожданного свидания с Сакурой. И даже мысль, что он смог заполучить это свидание только благодаря Саске, не могла испортить ему настроения.

…Хотя, нет. Все-таки испортила.

Снова нахмурившись, Наруто замедлил шаг. «Что у него в голове творится вообще? Он, поди, вообще не болеет. Торчит дома с тех пор, как в библиотеке пожар случился … а ведь Саске даже близко с тем местом не было. Господи, да даже ни одной книги не сгорело, так что уже не прикинешься, что дыма надышался и еще чего». – Он свернул на улицу, на которой жил Учиха, и сердито уставился на чопорный белый домик. Мысленно сравнив его со своим жилищем, Наруто насупился еще больше.

«Как он вообще может себе позволить такой дом, будь он неладен? – он протопал по лестнице вверх и занес руку, чтобы постучать в дверь. – Ублюдок, заставил меня сюда переться и…»

Но замер, так и не опустив кулак на красную деревянную поверхность двери, вдруг охваченный необъяснимым беспокойством. «Почему у меня такое чувство… будто бы что-то не так?»

Нахмурив светлые брови, Наруто взялся за дверную ручку и с удивлением обнаружил, что дверь не заперта. Он тихо ступил в прохладу дома, закрывая за собой дверь.

– Саске?.. – Пройдя внутрь, он опустил книги на столик в прихожей и осмотрелся. Вроде бы не было ни одной вещи не на своем месте в этом крохотном домике… но при этом еще и не было слышно ни шороха, ни звука. Может быть, Саске спит?..

Ощущение, что что-то не так, усилилось, и Наруто пошел к лестнице быстрее, чем успел это осознать. Нахмурившись, он медленно сделал несколько первых шагов вверх по ступенькам, потом резко сорвался на бег. Сердце бухало в груди.

«Саске… чем ты там, мать твою, занимаешься?»

Едва не споткнувшись на последней ступеньке, Наруто заметил открытую дверь в конце коридора. Помчался к ней.

– Саске!! Слышишь, ублюдок, чем ты тут…

Громогласный блондин потрясенно замолчал, когда, наконец, влетел в комнату. Саске стоял на коленях на богато украшенной подушечке, глаза его были закрыты, дыхание – ровное. В руках он сжимал старый японский меч, ножны лежали рядом. Темные волосы упали ему на лицо, когда он чуть наклонился вперед и повернул меч так, чтобы он… уперся острием ему в живот.

Наруто дернулся, пораженно раскрывая рот, когда осознал, свидетелем какой сцены он стал. «Саске… Саске собирается…»

НЕТ!!!

С оглушительным ревом Наруто бросился вперед и схватил испуганного парня за запястье, отворачивая руку – и меч – в сторону от живота. Саске в шоке уставился на него, но спустя секунду лицо его исказилось от страшного гнева, и он попытался вырваться из хватки Наруто.

– НАРУТО! Какого хрена ты тут забыл?? – голос был хриплым, как будто он за несколько последних дней не произнес ни слова. Саске повернул захваченную руку, другой ударил Наруто в живот. Ругнувшись, Наруто упал на него сверху.

– Спасаю тебе жизнь, если ты не заметил! – рыкнул он. – Что ты, по-твоему, делаешь, мать твою??

Ответом ему был раздраженный возглас. Наруто потянулся к мечу, пытаясь вырвать его из рук обезумевшего Учихи. Издав странный звук, Саске повернул катану…

…И на руке Наруто раскрылся аккуратный порез.

Взвыв от боли, Наруто дернулся в сторону и зажал кровоточащую рану. Саске на секунду застыл, а потом вывернулся из-под Наруто и вскочил на ноги.

– Этого бы не произошло, если бы ты НЕ ЛЕЗ в мою жизнь, Узумаки!!

Зашипев, блондин тоже поднялся.

– Если бы я в нее не лез, у тебя сейчас уже не было бы жизни, засранец!

– Этого я и хотел, придурок! – голос Саске был так непривычно полон какой-то безысходности. – Просто уйди!

– Ни за что в жизни! Я тебя тут не оставлю, чтобы ты…

– Не тебе делать этот выбор! – досадливо вскричал Саске. –Если я хочу себя убить, то это только мое дело и больше ничье! Тебе же плевать на м…

– Ты прав! Мне плевать! – Наруто заметил, как на секунду расширились глаза Саске. – Но провалиться мне на месте, если я вот так тебя потеряю!

Темные брови в замешательстве сошлись к переносице.

– В каком смысле «потеряешь»?

– Я… – внезапно он понял, что не может подобрать слов. Сглотнув, Наруто опустил взгляд на подвеску в форме змеи на шее Саске. Она дразнила его, словно пытаясь подобраться оголенными клыками к нежной коже Саске, когда тот пошевелился. Внезапно Наруто захлестнула злость.

– Множество людей о тебе беспокоится, – словно со стороны услышал он свой, ставший таким низким, голос. – Ты много для них значишь… черт, да ты много значишь для МЕНЯ.

Сверкнув глазами, Наруто отпустил свою пораненную руку и выпрямился, сердито глядя на Саске. Тот все еще крепко держал меч, его острие уперлось Наруто в грудь прямо напротив сердца. Кровь зашумела в ушах, Наруто усмехнулся.

– И я не позволю тебе так просто уйти.

Разом осунувшись, Саске выдавил из себя снисходительную усмешку. Он опустил лезвие меча себе на запястье, легко надрезая кожу.

– Ты, правда, думаешь, что сможешь меня остановить, добе?

В мгновение ока Наруто оказался рядом с ним, одной рукой выкручивая меч в сторону, – в процессе снова порезавшись, – а другой вцепившись в золотую цепочку подвески Саске.

– Уж будь уверен, могу.

Сорванная подвеска со звоном упала на пол.

***



Наруто откинулся на спинку стула, на карандаше появилось несколько новых отметин от зубов, пока он невидяще смотрел вниз на свой дневник.

«Я никогда за всю жизнь так не боялся. Он мне даже не очень-то нравился, но мысль, что я его потеряю, что никогда не смогу посмотреть в глаза и вывести из себя… пугала до смерти. Даже тогда Саске уже много для меня значил…»

Он фыркнул, проводя рукой по глазам. «Много значил, блин. Он был смыслом моей жизни, – Наруто замер. – Когда мне было тринадцать, мысль о том, что Саске не будет частью моей жизни, была невыносима. Потерять его – это было самое страшное событие, какое только можно представить».

Взгляд голубых глаз устремился в потолок, живот подвело. «И мысль потерять его сейчас… – ладони неожиданно вспотели, а сердце забилось быстрее, – …невыносима. Господи, никто не смешит меня так, как Саске… и никто не заставляет меня так остро чувствовать жизнь. Даже когда он ведет себя как придурок, я чувствую, что важен для него».

Он выпрямился на стуле, прилившее к щекам тепло застало врасплох.

«Когда он смотрит на меня, когда он говорит со мной… я чувствую, что все остальное в мире не имеет значения. Когда мне удается его рассмешить, мне кажется, что я самый смешной человек в мире».

Взгляд опустился на стол.

«Когда я целую его…»

Тяжело сглотнув, он провел рукой по непослушным светлым волосам.

«…Я чувствую… что все делаю правильно».

Приняв решение, Наруто поднялся. Развернулся, протопал к рюкзаку с инструментами, который притаился за дверью, и решительно закинул его на плечо. Киба поднял бровь.

– Получил свое богоявление?

Наруто коротко хохотнул.

– Можно и так сказать, – он криво улыбнулся, глянув через плечо. – Тебе хочется петь?

– Совершенно нет.

– Вот черт, – он дернул на себя дверь. – Вернусь через несколько часов. Нужно кое-что сделать.

– А как же оставшиеся пары? – крикнул Киба ему вслед.

– Я достаточно симпатичный, чтобы прогуливать!

Киба застонал, и Наруто закрыл дверь. Он мельком глянул на закрытую дверь в комнату Учихи и побежал вниз по коридору.

«Может быть я и зол на тебя, Саске… Но будь я ПРОКЛЯТ, если потеряю тебя. Не в этот раз. Никогда».

***



Кровать яростно скрипнула, Саске сел и запустил руку в темные волосы. В висках начинала пульсировать боль. «Проклятье… Надо научиться лучше себя контролировать, – вздохнув, он закрыл глаза и потер виски. – Не всегда ведь все было так. Черт, я когда-то его ненавидел… с каких же пор он стал так много для меня значить?»

Он с минуту молча пялился в пол, затем встал, осмотрел стол и начал рыться в ящике комода. На свет был извлечен толстый черный фотоальбом, с обтянутыми кожей углами. Нахмурившись, Саске вернулся на свое место на кровати и раскрыл альбом. Пластик скрипел, когда он листал страницы со своими старыми школьными фотографиями.

«Эти из того времени, когда мы на дух друг друга не переносили… – Саске нахмурился сильнее. – Тогда я считал, что стану фотографом, но потом, когда поступал сюда, выбрал науку. Почему?..»

Пальцы замерли, так и не перевернув очередной лист. Нахмурив брови, Саске вернулся на несколько страниц назад. «Что за фигня?..»

На заднем плане одной из его «пейзажных» фотографий… стоял знакомый блондинистый идиот. Наруто привалился к стволу дерева, лениво глядя в объектив камеры из тени. Саске сглотнул. «Я не помню, как делал эту фотографию. Или, по крайней мере… я не помню его в кадре, когда я ее делал…»

Со странным предчувствием, Саске принялся изучать остальные снимки… и замер.

Через три фотографии он снова был там. На этот раз в кадр попала спина Наруто, и хотя в центре композиции была игра света и тени на рельефе здания школы… тем не менее он был там, в дальнем правом углу. Сердце застучало стремительнее, Саске быстро листал фотографии.

– И тут… и тут… и тут, черт возьми!! – что-то сродни паники овладело им. Чем дальше он листал альбом, тем чаще Наруто появлялся на фотографиях. Он всегда или был в углу снимка, или говорил с кем-то где-то вдалеке, или казался спящим. Закусив губу, Саске вытер внезапно вспотевшую ладонь о штанину.

«Получается… Наруто следил за мной?»

Руки задрожали, когда он понял, что чем чаще Наруто появлялся на фото, тем реже знал, что его фотографируют.

«Или это я следил за ним??»

Еще раз сглотнув, Саске посмотрел на проклятущую фотографию, что стояла на столе. Хронологически она должна была занять пустое место в альбоме… гораздо позже, чем началась его одержимость фотографированием идиота. Саске сделал глубокий вдох и закрыл альбом.

«Боже… даже когда я его ненавидел, я не мог перестать о нем думать. – Он невидяще посмотрел на истертую черную обложку. – Каковы тогда шансы, что я смогу не думать о нем теперь?»

Саске несколько минут сидел в молчании, не желая осознавать странное напряжение, скрутившее его внутренности. – Мне и без него нормально… Мне и без него нормально… Мне и…»

БЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗ! БЗЗ БЗЗ БЗЗЗЗЗЗ!

Подпрыгнув, Учиха захлопал себя по карманам, пока не нашел редко используемый мобильный. Долго удивленно смотрел на него, прежде чем ответить. «Кто знает мой номер?»

– Алло?..

– Учиха.

Спина тут же выпрямилась в струнку, как только он узнал холодный голос в трубке.

– Гаара. Какого хрена тебе…

– Три часа дня, за библиотекой. Чтобы был там.

Саске мигнул.

– Что?

– Надо поговорить, Учиха. – По непонятной причине от тихого ядовитого голоса у Саске по спине побежали мурашки. Но он их проигнорировал. – Будь там, или я сам тебя найду.

«Ну что ж, мы же этого не хотим, правда?»

– Хорошо. Но Гаара…

В трубке послышался щелчок, когда тот повесил трубку.

Саске оторвал телефон от уха и в раздражении на него посмотрел, нажимая отбой. Глаза скользнули по поверхности комода, где стояли часы, отмечая, что у него осталось всего несколько минут, и надо будет идти на следующую пару. Он встал, рассеянно собирая тетради.

«Какого хрена надо Гааре?»

Уже по дороге на занятия он размышлял, не сгущаются ли над ним грозовые тучи, готовясь поразить разрядом молнии.

***



Ветер легонько трепал траву у ног Неджи, который, развалившись, сидел на склоне холма за библиотекой. Взгляд его светлых глаз был невидяще устремлен то в учебник на коленях, то на людей, проходящих по тропинке внизу. Безмятежно покачиваясь, деревья надежно ограждали его и от пыли с тропинок, и от счастливо журчащего ручейка, впитавшего в себя солнце, которое выбрало именно сегодняшний день, чтобы явить свой лик миру.

Неджи не был уверен, что когда-либо еще в жизни чувствовал себя таким жалким.

Прикрыв глаза, Хьюга изо всех сил попытался выкинуть из памяти блондина и его такую безнадежно дружескую улыбку. Уголки губ опустились. «Часть меня всегда знала, что на самом деле у меня нет шансов. Как бы сильно я ни хотел сделать Наруто счастливым… Я знал, что это не в моей власти. – Тихо вдохнув, он открыл глаза. – Но я все равно… не жалею, что до последнего верил, полагаю, у меня есть на это право».

Отлично зная, что выражение его лица абсолютно непроницаемо для затопивших его душевных страданий, Неджи смотрел на студентов, идущих по тропинке. Редко кто пользовался этим маршрутам, предпочитая грунтовой «козьей тропке», идущей за общежитиями, нормальные тротуары главной дороги. Если бы кто-нибудь прошелся по этой тропинке до конца, разглядывая окрестности, то смог бы, пожалуй, из общежитий и жилых домов набросать план кампуса; по крайней мере, отметить его границы.

Какой-то несчастный первокурсник навернулся на ухабах тропинки, и Неджи позволил себе улыбнуться одним уголком губ.

– Наслаждаемся страданиями других, да?

Удивленно моргнув, Неджи поднял голову и встретился взглядом с ТенТен. Уперев руки в обтянутые серой тканью брюк бедра, девушка подняла бровь.

– Ну? Отчего ты здесь сидишь весь такой одинокий?

Неджи аристократически нахмурился, выпрямив спину.

– Я, мисс ТенТен, не «весь такой одинокий».

– Как скажешь, – подождав пару секунд, она присела рядом. Неджи, не дрогнув, встретил ее оценивающий взгляд; он был более чем в состоянии принять вызов…

– Он разбил тебе сердце, да?

Сердце Неджи пропустило удар, невозмутимая маска на секунду сползла с лица, когда он в шоке уставился на девушку.

– Что?

– Тот блондинистый парень из кафе. Он разбил тебе сердце, – очевидно приняв молчание Неджи за согласие, она покачала головой. – Я бы сказала, что мне очень жаль, но это ведь не поможет.

Неджи очнулся от потрясения и снова вернул на лицо равнодушное выражение.

– Я ценю ваше… сочувствие, мисс ТенТен, но мои дела вас не касаются.

– Я прекрасно об этом знаю. И прекрати называть меня «мисс», – подтянув к себе ноги, она уперлась локтем в колено и опустила подбородок на раскрытую ладонь. – И, что ты собираешься делать? Упиваться страданиями?

Он посмотрел на нее ледяным взглядом, впрочем, эффекта это не возымело.

– Нет, не собираюсь, – сухо ответил он.

– Рада это слышать. Но если не собираешься, то какого черта ты тогда здесь делаешь?

Неджи отвел от нее взгляд. Он подумывал сказать, что занимается, – и это было практически правдой, – но не чувствовал в себе уверенности, что готов к едким комментариям, которые непременно бы за этим последовали. Так что оба они лежали в тишине, наблюдая за веселым ручейком, который, изгибаясь, бежал по просторам кампуса. Это было странно, но тоска начала понемногу отпускать Неджи, мышцы спины постепенно расслаблялись.

– Ты веришь в судьбу?

Оба они вздрогнули от неожиданно прозвучавшего вопроса Неджи. Борясь с желанием перелечь поудобнее, Неджи ждал ответа.

– Ну… – медленно отозвалась девушка, с беспокойством глядя на длинноволосого собеседника. – В большинстве случаев я бы ответила «нет, не верю».

– Мм, – Неджи перевел взгляд на ручей, уже желая закрыть тему.

– Но… тем не менее, я думаю, что некоторые вещи… неизбежны. Неотвратимы. – Неджи обернулся, и она нежно ему улыбнулась. – Я верю, что мы сами творим свою судьбу… но все-таки некоторые события должны были случиться с нами. Предназначены нам, даже.

Неджи долго смотрел на нее, не говоря ни слова. Постепенно его губы сложились в улыбку.

– …Я понимаю, о чем ты, – тихо ответил он. ТенТен наградила его широкой улыбкой, выражение лица Неджи потеплело. Покачав головой, Неджи открыл рот, чтобы задать следующий вопрос…

…Когда на вершине холма промелькнула знакомая копна рыжих волос.

Нахмурив брови, Неджи отложил книгу в сторону и поднялся на ноги. «Гаара?» – Тот стоял, засунув руки в карманы, и смотрел вдаль… но его напряжение было настолько осязаемым, будто бы он не стоял, а яростно мерил землю шагами. Поколебавшись секунду, Неджи принял решение.

– Прошу меня извинить, м… ТенТен, – коротко кивнув, он стремительно пошел к рассерженному парню. Вялый взмах рукой и заинтригованный взгляд, которыми проводила его девушка, он уже почти не заметил.

«Что такое задумал Гаара?»

***



«Какого черта надо Гааре?» Саске еле сдерживал проступающее на лице недовольство, направляясь к зданию библиотеки Юридического факультета. Гаара стоял на открытой площадке позади здания – пылающие глаза ярко выделялись на абсолютно спокойном лице – и терпеливо ждал, пока Учиха вскарабкается на холм. Рядом с ним со сложенными на груди руками стоял Неджи, и выглядел он как-то… невесело.

Вздернув бровь, Саске нехотя остановился напротив них.

– И? Чем обязан такой чести? – сухо осведомился он. Неджи только глянул на него озлобленно, Гаара же… неуловимо приблизился. В какой-то момент Саске поймал себя на том, что не может отвести взгляда от его прищуренных глаз. Гаара по-прежнему смотрел на него спокойно, но что-то на самом дне его глаз – возможно, клубящаяся там ужасающая жажда крови – едва не вынудило Саске инстинктивно сделать шаг назад.

– Ты думал, что тебе все сойдет с рук? – неожиданно ответил Гаара.

Саске нахмурился, хотя его уже осенила догадка, в чем суть происходящего.

– Что именно?

Неджи покачал головой:

– Ты дал слово, что и пальцем его не тронешь; как и мы все, – он прищурился, хотя как-то устало. – Полагаю, больше твое слово не стоит и цента.

Ощетинившись, Саске подался вперед:

– И чего вы ждете от меня? Что я буду извиняться за то, что его поцеловал? Идите нахрен!

– Следи за языком, Учиха, пока я его не оторвал, – пусть и произнесенная тихим голосом, эта фраза, меж тем, несла в себе больше угрозы, чем если бы Гаара даже ее прорычал. Саске вопросительно поднял брови.

– Да что ты? Насколько я помню, ты намеревался нарушить уговор куда раньше, чем это сделал я. Ты, мать твою, его облизал!

Неджи сверкнул глазами, переводя взгляд на Гаару:

Что он сделал?

Гаара глянул на него, скривив губы:

– Это тебя расстраивает, а то, что Саске его поцеловал – нет?

Неджи прищурился – похоже, он, наконец, вышел из себя.

– Я уже подозревал что-то подобное. Я что, единственный здесь, для кого данное слово хоть что-то значит?

Саске фыркнул:

– Ты тем вечером был совершенно никакой, не удивлюсь, если ты тоже уже нарушил условия сделки, – его улыбка стала угрожающей. – Но главное, не думаю, что теперь вообще есть смысл в этом пари. Более чем очевидно, что он сам очень хочет…

Чего я очень хочу, Саске?

Все трое застыли. В воцарившейся тишине сумка с инструментами звучно стукнулась о землю, и блондин неторопливо поднялся на холм. Засунув широкие ладони в карманы рабочего комбинезона, он улыбнулся им обманчиво приветливой улыбкой. Остановившись рядом с Саске, он спросил:

– Итак. Что там насчет пари?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.