Каждый раз я скучаю 54

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мир Эдда

Пэйринг и персонажи:
Том/Торд, Мэтт, Эдд
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 20 страниц, 6 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU Ангст Насилие Первый раз Смерть второстепенных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Каждый человек влюбляется и не может ничего с этим поделать. Но это не страшно. Страшно то, что ты сможешь сделать, если увидишь любимого человека с другим. Последствия могут быть весьма печальными. Так думал Том. Так думал Торд.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 6. Звонок

2 июля 2019, 17:50
      Полицейские работники собирались перевести главного преступника Лондона в уже нужную ему камеру, перед совершением суда. Поездка должна занимать не меньше двух часов, поэтому, чтобы не терять времени, охрана пошла за Тордом. — Вставай! На выход!       Норвежец встал и отправился к двери. — Лицом к стене!       Ему сковали руки наручниками и повели в комнату допроса, чтобы тот в последний раз поговорил со следователем.       Когда он туда пришёл, то увидел довольного мужчину, что звонко стучал пальцами по деревянной поверхности стола. — Что вам нужно? — задал вопрос Ларссон, садясь на второй стул. — Попрощаться и, возможно, выполнить одну из твоих услуг. — Думаю, просить освобождения и смысла нет. Знаете, а я даже рад, что вы дали мне такую возможность, только это очень странно. В чём подвох? — Ты не тяни. Что нужно? — Мне нужно сделать звонок. — И всего лишь? Ладно, — к своему же удивлению на просьбу скандинавца, тот достал телефон и стал ждать номер телефона от заложника. — Как понимаю вы не уйдёте. Что ж… — он быстро продиктовал номер из 12 цифр, пристально смотря на старшего.       Мужчина прислонил к его уху аппарат. — Алло. Да, это я. — … — Да, меня отправляют в ИР. — … — Я точно не знаю, но можете найти его? — … — У босса ищите тетрадь. Он сам вам даст её. -… — Дай, я поговорю с ней! — … — С праздником, а с тобой и матерью енот не яр…       Следователь забрал телефон и убрал его в карман. — Довольно, пока ты ещё больше бреда не наговорил. — Эта девочка ещё маленькая, а порадоваться с ней с её подарку я обязан. — Обязан он, — пробубнил старший. — На выход, — пришли охранники и взяли Ларссона под руки. — Надеюсь тебе будет хорошо в изоляторе. — Не сомневайтесь. Может и вы окажетесь у меня. Побеседуем.       Его повели к машине.

Как можно это возненавидеть? Да, возненавидеть собственные поступки? Собственный разум? Всего себя? Это ведь обычная ошибка, после которой в игре остались проигравшие организаторы… А теперь что? Теперь нужно избавиться от режущих мыслей и идти к вратам, за которыми покоится дальнейшая, настоящая свобода. Да, но чтобы открыть эту ангельскую обитель, придётся пролить кровь невинного. Мерзко. Про достоинства и речь пешего умалчивает, ведь машина и сбить сможет на красный свет. И я не понимаю, кто я — водитель или пешеход? Да и какой свет светофора сейчас горит? На какой части дороги стою? Кажется, посреди трассы. Машины так носятся, что страшно сделать шаг. Мне нужно услышать его. Мне нужен его голос. Без него я сойду с ума. Или уже сошёл?..

      Взяв свой телефон, Томас сделал вызов в полицейский участок, на который получил ответ: — Алло. Здравствуйте. Меня зовут Томас Риджвелл. У меня есть огромная просьба к вам. — Здравствуй. В чём такая срочность? — Понимаете, одного человека задержали, и я боюсь, что мне не удастся с ним увидеться. Можете соединить нас? — Вы же понимаете, что это невозможно. Мы даём согласие только родственникам или близким людям. — Он мой парень. Соедините нас.       Голос Тома дрожал, но он сам не понимал из-за чего. Может от надвигающейся истерики или от своей же беспомощности. — Подождите минуту.       Разговор затих, но контакт вызова сохранялся. Тяжёлое дыхание отчётливо было слышно на другом конце провода. Волнение надвигалось. Вскоре второй абонент ответил: — Разговор с наказуемым разрешён. Соединяю.       Раздался удовлетворяющий сигнал для разговора. — А-алло? — Торд, это я! — Том?! — Да, Торд! Ты держись! Я вытащу тебя оттуда! — Не старайся, Том. — Ты не виновен! Это… — Я знаю виноватого. Я знаю. И ты должен понять, что ты ничего не сможешь сделать. — Торд?.. — Единственно, что ты можешь пообещать мне: дождись меня. Ты будешь ждать меня? -… — Том?.. Том?! — Торд! Прекрати. — Пятьдесят четыре. Запомни. — Я всё равно вызволю тебя оттуда, понял? Торд, я люблю тебя! — Я и не сомневался.       Голосовой вызов мгновенно оборвался. Риджвелл ещё несколько раз произнёс имя собеседника, надеясь, что он ответит, но тщетно. — Чёрт! Чёрт! Чёрт! Ненавижу! Почему же ты не поймёшь, что я схожу без тебя с ума?! Какой же ты придурок!       Он схватил свою кожаную куртку и отправился к Эдду, чтобы поговорить с ним.       Выйдя на улицу, Риджвелл подвергся атаке сильного дождя. Но ему это не мешало. Он огляделся по сторонам, направил свой взгляд ввысь, озерая затянутое небо тучами, и быстрым шагом направился к домику Гоулда. В голове всячески прокручивались мысли о совершении новых преступлений. Преступления ничто, по сравнению с мучительным одиночеством, что будет разъедать душу день за днём.       Пройдя почти весь город, Томас нашёл тот самый белый дом с красной крышей. Обычно, в выходные или праздничные дни все собирались именно в этом, как говорит Эдд, поместье. Да, и время летит незаметно с ними, но весело. Только сейчас это веселье давно похоронено в сырой могиле. Сейчас никому не до смеха. Нужно разобраться в происходящем. — Пятьдесят четыре, — тихо промолвил британец и тут его осенило. — Пятьдесят четыре! Да как можно было допустить такую оплошность, ведь… ведь всего тридцать девять! — Том? Это ты?       Похоже удивленную реплику Чёрноглазого услышал и его верный друг Эдвард. — Да, Эдд. Я, — ответил преступник и подошёл к окну, в котором отображался силуэт второго. — Могу я войти? — с лёгкой улыбкой произнёс он и в скором времени зашёл в уютный домик.       Пройдя в зал, художник и гитарист сели на кресла. Шатен сразу же выключил телевизор и окинул взглядом взволнованного друга. — Ты чем-то обеспокоен? — спросил он. — Это всё из-за Торда?       В ответ последовал небольшой кивок. — Слушай, ну ты же знаешь Торда, он не мог так поступить. Его оправдают и он вернётся. — А кто тогда виноват? У тебя ведь есть догадки? — Риджвелл решил проверить, на кого падёт выбор этого человека. — Я не знаю. Но уж точно не он.       Глупо подозревать собственных друзей, верно? — А что скажешь на счёт меня? — Да брось, Том. Не говори чепухи. Ты ведь не такой, каким… — Гоулд не успел договорить, как его перебили. — А я такой!       После повышенного голоса Чёрноглазого, наступила тишина. — Ты просто слишком шокирован происходящим. Поэтому и хочешь взять всю вину на себя, — конечно же, Эдвард не поверил ему, ведь Тома он знает очень хорошо, но и неприятный осадок, что его слова могут оказаться правдой, остался. Из-за этой причины, он пытался объяснить, что все мысли Томаса были навязаны им самим. — Эх, я так и знал, что ты не поверишь, — британец достал из кармана почти разрядившийся телефон с небольшой трещиной в верхнем левом углу и включил одну из своих ранее записаных аудиозаписей. — Слушай.       Эдд, одним словом, офигел. Его распахнутые глаза с огромным удивлением и непониманием смотрели на парня. Том молча протянул ему телефон, чтобы тот смог убедиться во всём. — Так, пока ты не стал орать и подобной ерундой заниматься, дай объясню. Посмотри сколько записей, — обратился он к шатену. — Тридцать девять, — неуверенно раздался голос. — А Торда обвиняют в пятидесяти четырёх. Тех пятнадцать человек я даже пальцем не тронул. Да я даже и не знаю кто они такие. Поэтому я должен доказать невиновность Торда. — Стоп, то есть тебя посадят? — Мне нельзя за решётку. Не дождётесь. Если я сяду, то мы вряд-ли увидимся. А у меня есть ещё незаконченные дела. Поэтому мне нельзя. У меня будет просьба к тебе: если придёт кто-нибудь из полиции, то никому ничего не говори, друг. — Хорошо, друг. Но и ты мне пообещай, что прекратишь делать свою преступную жизнь. — Договорились.       Ночь. Самое время, чтобы разобраться со всем навсегда. Риджвелл стоял в тени, что падала от здания за фонарём. В его руке была фляжка с алкоголем. Он сделал пару глотков. В другой же руке он крепко сжимал небольшой топор. Вроде-бы и осознание своей глупости проявилось, но сейчас эта же глупость могла спасти жизни многим людям.       Оперевшись о стену здания, Томас закрыл глаза. Так он пытался собраться с мыслями и пустить негатив «на ветер». Его спокойствие прервал крик какой-то девушки, что явно от кого-то убегала. Аккуратно выглянув за угол, он внимательно рассмотрел женщину и, дождавшись момента, когда она будет очень близко, сделал удар.       Было тихо. Риджвелл решил посмотреть, что случилось в той стороне. Потеряв дар речи, Том смотрел на красный асфальт и почти живые тела. Их горла были перерезаны, а в животы проткнуты острыми предметами.       Посчитав все тела трупов, Томас решил, что пора убираться отсюда, но только ему помешали. К затылку приложили холодную сталь, тем самым обездвижили британца. — Томас Риджвелл, верно?       Он слегка кивнул. — Ты поедешь с нами. Мы объясним всё в машине.       Вскоре Томаса увезла небольшая группа парней. Куда — знали только они.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.