имитация 2

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Twenty One Pilots

Пэйринг и персонажи:
Джош Дан/Тайлер Джозеф, tysh, joshler
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Флафф, Драма, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU, Songfic, Соулмейты
Предупреждения:
OOC, UST
Размер:
планируется Драббл, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сотканные из страхов, сотканные из боли, две потерянные души. //сборник драбблов с разными жанрами

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Метки:
Примечания автора:
очень мудрено и тяжело для восприятия. выдавила себя

несуществующие границы

22 апреля 2019, 15:33
Примечания:
Жанры: ангст, драма.
Рейтинг: G.

!!!!!!!!ООС и луркоподобный Тайлер!!!!!!!!!
      По традиции, вечерами здесь холодно. Ветер гуляет вокруг, невесомый, наполненный пылью и тяжёлыми вздохами, крутится и вертится, поднимает пылинки и вновь кладет на землю. По традиции, вечерами здесь ворошат прошлое, со сбитым дыханием повторяя имена, выгравированные в памяти. Здесь царит отчаяние и вечная мерзлота. Здесь просматривают воспоминания, как в кинотеатре проворачивая наизнанку всю пленку, и здесь никогда не бывает спокойствия, потому что море не успокоится, пока не стихнет шторм. Шторм не стихает, сдувая ветром запах соли. (оставьте в покое островки чужой души).

      Островки с покинутыми городами, в которых все ничего нового, и Джош слишком слаб, чтобы просто расправить крылья и улететь. [это — остров нелетающих птиц] [где чайки разбиваются о камни, а путники дышат пылью]

      — Джош, — тихо. лески затягиваются, прорывают плоть. закусывает губу, сдирает чувствительную кожу. [и снова слишком мало кислорода на двоих].

      Тайлер как всегда выдавливает его имя одними губами, беззвучно, но растягивая слишком сладким и дразнящим хлюпаньем губ. Еле повел мышцами и впился глазами — этого довольно, он задевает личное пространство Джоша за километры, оценивая, скользя угольками зрачков и расчерчивая его тело. Он далеко, но его дыхание практически в груди, гуляет ветрами по сосудам.

      Они слишком непохожие, лежащие в сотнях километров друг от друга, как жители разных миров; если у Джоша пустые моря, покинутые города и бескрылые птицы, то лишь богу известно, что там надежно схоронено у Тайлера Джозефа под целой и тонкой кожей. А может, он и есть бог; может, павший ангел со спаленными крыльями, ищущий приют в пустых гнилых досках когда-то чужих домов. Может, он сам сжигает их?

      [одинокие птицы без крыльев, падающие в воду камнем]

      [одинокие птицы с окровавленными культями на лопатках]


      — Джош, — он повторяет снова, одними губами, но так чертовски оглушающе; звуковые волны бьются об осыпающиеся кости, облучают их вибрациями, и парню опять холодно. Дан кивает — слышит.

      Голос Тайлера все прорезает тишину своим эхом, от дыхания рассеиваются пылинки и воздух идет волнами, как бушующее море качаясь сверху вниз, оставаясь едким налетом на коже. Клубочек сожалений запутывается сильнее, сильнее, сильнее; его старые слои обматывает новыми кругами, это сгнившее сердце, застрявшее под сантиметрами нитей. Холоду дают растекаться от кончиков пальцев, он расплавляет преграды тысячеградусным минусом. Джош не любит спонтанные решения, потому что они не контролируются; испаряются через кожу, настолько незаметно, что осознаются слишком поздно.

      [ошибки догорают на костре последних вздохов]

      И он уже чувствует, что его потерянные города рушатся, падают, рассыпаются на кирпичики. Готов выхаркнуть склизкую душу, чтобы не давиться ядовитыми парами, но только зачем-то открывает свой грязный рот в ответ на свое имя, и его штормам от этого не легче.

      Кукольно-спокойное лицо Тайлера, смотрящего дальше, хочется стереть и отшаркать чем-нибудь острым. Хочется снять кожу, полоса за полосой, впиться, искусав его губы, а он не ведет бровью, хотя с таким хорошим зрением он точно прочитал уже эту бегущую строку на хмуром лице Джоша, выучил и мысленно стер.

      Джош говорит; сопровождаемый грустным хлюпаньем моря, что выкидывает на берег пену и тела птиц, что так и не улетели.

      Тайлер ведет плечом, до его ушей долго доходят тянущиеся, как мед, слова, медленно и едко вливаются в уши. Он подтверждает приоткрывшимися веками, ведет пальцем по нижней губе, оттягивает и с упоением улыбается, наклоняя голову набок и переводя на Джоша. Они уже ближе, и Тайлер смотрит в упор, запустив пальцы в его торчащую челку, но парню уже не важно; Джош за все годы запомнил, что Тайлер кривляется только презрительно.

      он ломается под ответом, сказанным ровно в ушную раковину и нормальным тоном.

      [это был только первый вздох]

      Уже на грани смерти, но его ожидает еще тысячи тысяч,
миллионы литров воздуха после скользкого «я никогда не любил тебя, джош».

      [он будет учится жить в своем мире,
среди своих развалин упавших башен и вечных штормов на одинокой глади]