every detail of your body 7

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Пак Чимин/Ким Тэхён, Ким Тэхён/Пак Чимин, Мин Юнги/Чон Чонгук
Рейтинг:
R
Жанры:
Повседневность, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все люди красивы по-своему, а красота, как известно, в деталях. [vmin-сборник] [жирные намёки на yoonkook]

Посвящение:
в первую очередь, самим bts. не знаю, как бы я дальше жила без вас. с шестой годовщиной!
во-вторых, виминерам. я счастлива находиться в окружении мирных софтовых человечков, лю вас всех муа

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Метки:
Примечания автора:
метки и жанры с предупреждениями будут пополняться по мере возникновения новых сюжетов ;)

двойное веко; g, hurt/comfort

13 июня 2019, 06:00

Я нашла красоту в несовершенстве.
Рэйчел Моррисон



Когда Чимин в первый раз увидел новичка, которого к ним в школу перевели откуда-то из Тэгу в самом начале учебного года, то первой его мыслью было что-то про глаза. Не то про красивые, не то про ну очень красивые глаза с длинными девичьими ресницами, но Чимин точно помнит, как он смутился, жадно рассматривая высокого паренька, и отвернулся, чтобы никто не видел его внезапно раскрасневшихся щёк.

— …Ким Тэхён, прошу любить и жаловать, — учитель пригласила выбрать его парту, хотя оставалось только одно свободное место, как назло, рядом с Чимином, не знавшим, куда себя деть. Это уже успел заметить Чонгук, на редкость вредный малый, сидевший на одну парту ближе к доске, чем он, и радостно захихикал в плечо своему соседу, который незамедлительно отвесил подзатыльник однокласснику. Чонгук зафыркал, но тем не менее что-то зашептал ему. Что именно, Чимин так и не расслышал: он ушёл куда-то в себя и не планировал скоро возвращаться. Что вообще было в этом пацане? Ничего особенного, Чимин вообще не должен был так внимательно разглядывать его, вон, Чонгук уже вовсю злорадствует, одной ладонью прикрывая рот, а другой хлопая ещё кого-то впередисидящего. «Дурак», — обиженно подумал Чимин, отводя взгляд. Сосед, несчастный и замученный почти до смерти Юнги, обычно меланхолично-пофигистичный, начал проникаться тирадой Чона. «И этот тоже дурак».

— Эй, привет, — поздоровался вдруг этот самый Тэхён прямо в ухо Паку. Чимин испуганно поднял взгляд: новичок стоял совсем-совсем близко, казалось, ещё чуть-чуть и упадёт прямо на него, смотрел на него, по-детски хлопая своими красивучими карими глазами. В животе проснулись какие-то непонятные недобабочки. — Можно с тобой?

— Да-да, конечно… — суетливость — одно из самых больших проклятий Пак Чимина. Он так заторопился отсесть к окну, уступая красивому пареньку место с краю, что дёрнулся и едва не слетел со стула под сдавленный смешок Чонгука. Юнги вдруг тоже позволил себе лёгкую ехидную ухмылочку, чем Чимина расстроил окончательно. Ладно, про этих двоих утырков можно и забыть, особенно когда рядом теперь сверкает белозубой, но чуточку смущённой улыбкой Ким Тэхён, и не кому попало, а ему. Чимин как дурак жмурит глаза и тоже расплывается в улыбке, чем сразу заслуживает порозовевшие щёки новичка. Ну вот и славно. Дальше знакомство как-нибудь само случится, он просто уверен в этом.

— Почему ты так пристально меня разглядываешь? — посреди второго урока прилетело с краю. Чимин вздрогнул и опустил глаза, потому что этот шёпот раздался совсем рядом, неожиданно, Тэхён даже голову не повернул, но продолжил жмуриться от солнца, и по телу побежали мурашки. Он никак не мог заставить себя отвернуться, но и глазеть тоже не позволял, пытаясь найти золотую середину, но не сработало. У него самого глаза были почти орехового цвета, между тем как у сидевшего рядом и флегматично грызущего ручку Тэхёна — насыщенно-тёмные, но и не совсем чёрные. Идеальные. И ресницы с капелькой туши, так что они казались ещё длиннее, чем были на самом деле. И складка у уголка глаза, неотъемлемая особенность представителей всех азиатских народов, которая выглядела как какой-то трафарет, настолько плавным и строго очерченным по контуру был её изгиб. Нежная бархатистая кожа век. Всё было слишком нереально.

— Я? Ну… я… эм… мне… глаза у тебя очень красивые, — таким же шёпотом выпалил он и уставился на Тэхёна, который, казалось, вообще не удивился подобному признанию. — Прости, я, похоже, немного дурак.

— Спасибо, мне они тоже нравятся, — Ким, взъерошивая светлые-светлые волосы, смущённо хихикнул, потому что Чимин в смятении отшатнулся на свою половину парты. — Ты не дурак, это у меня странный юмор.

— Н-нет, ты что, я не хотел показаться тем, кто… ну… не понимает юмор вообще, — залепетал бедный парень, чувствуя, как новичок под партой касается горячей ладонью его ладони. — Х-хотя, возможно, так и есть. Но они и правда… А что ты делаешь?..

Тэхён крепко сжал чужие пальцы и улыбнулся так тепло, что Чимин замолчал, однако перестал заикаться. Ему вмиг сделалось очень легко и весело, все эти мелкие недоразумения будто исчезли, ему теперь было всё равно, что там горячо обсуждают, зыркая на него, Юнги с Чонгуком, его вроде как друзья. Потому что Тэхён смотрит прямо на него, потому что уголки его тонких губ неумолимо ползут вверх, вновь обнажая ряд ровных белых зубов, а невероятно прекрасные, огромные глаза блестят в ослепляющих солнечных лучах.

***



— Тэхён-хён, ты почему в этом припёрся? А почему сегодня? А что у тебя за комплексы?

По-прежнему мелкий и вредный Чон Чонгук прыгал вокруг мрачного как туча одноклассника, уже наверняка готовящего план убийства. Юнги у подоконника отвлёкся от чтения конспекта по искусству и даже бровь одну приподнял:

— Мама дорогая, Тэхён, ты выглядишь так, будто тебе сейчас придётся президента сопровождать, смокинг бы ещё подогнать и вообще не отличить от телохранителя будет.

Парень зыркнул на них обоих, что, в принципе, из-за тёмных очков, не было особо видно. Он только появился в коридоре и уже успел наполучать таких вопросов, на которые не хотелось отвечать. Пацаны постарше нахально выпячивали губу, наблюдая за тем, как Тэхён чуть ли не чеканит шаг по паркету ни на кого не оглядываясь, а девчонки с насмешливым интересом косили взгляд на чудика и вновь возвращались к своим делам.

— Юнги, забери, пожалуйста, своего парня, а то он сейчас из штанов вылезет от упорства, — недовольно пробурчал проходящий мимо Чимин и ехидно отметил, как у того порозовел кончик носа. Конечно, он не со зла это бросил, но приструнивать Чонгука иногда надо было — энергия у того била через край. А кто в этом был лучший? Мин Юнги, абсолютно бессовестно отвергавший факт того, что втюхался по уши в своего соседа по парте, но тем не менее утаскивавший Чонгука в совершенно секретное, неизведанное место — подсобку рядом со столовой. Что они там вдвоём вытворяли — только им одним и известно.

Чимин остановился рядом, засунув руки в карманы брюк и выжидающе уставился на одноклассника. Раскрасневшийся до корней волос Юнги, схватив Чона за воротник рубашки и кинув на прощание обиженным тоном «Для тебя я вообще-то хён, Пак Чимин», ушёл, размахивая конспектом. Тэхён буркнул что-то вроде «спасибо, Чимин-и» и отвернулся, роясь в рюкзаке. Чимин молча разглядывал его, гадая, что же всё-таки произошло, а потом тихонько тронул его за плечо:

— Эй, Тэхён-а, — шепнул он, прильнув к нему со спины, — почему ты такой расстроенный? Мне-то можешь рассказать?

Тэхён завозился немного, делая вид, что не услышал вопроса, но, когда парень даже слегка навалился на него, только вздохнул.

— Нет.

Чимин удивлённо моргнул, уголок рта его слегка дёрнулся. Должно было произойти что-то непоправимое, раз его лучший друг не настроен ничем делиться. Ну, в таком случае остаётся только оставить его в покое.

— Как хочешь, — ответил он, но что-то внутри зашевелилось, хотя не должно было. Он не мог видеть тэхёновы оленьи глаза и спросить прямо, неотрывно глядя в них: «Что случилось?», поэтому отпустил чужое плечо. Но не успел он отойти на шаг, подхватывая вечно вываливающийся из заднего кармана брюк телефон, как Тэхён, по-видимому, передумал.

— Чимин-и, отойдём на секунду, — он схватил Пака за рукав и горячо зашептал тому на ухо, отчего у Чимина снова по спине побежали мурашки размером с теннисные мячики: — Я должен тебе кое-что показать.

На языке у Чимина был только один, вполне закономерный, вопрос «Что ты, Ким Тэхён, чёрт возьми, такое говоришь?», но времени задать его не оказалось, потому что перед глазами замелькали стены и другие ученики, а спустя несколько секунд за ними захлопнулась дверь с табличкой «мужской туалет».

— Т-ты зачем меня сюда привёл?

Тэхён замялся; он шумно втянул носом воздух и нервно рассмеялся, запуская ладонь в волосы:

— Смотри.

Он поднял вторую ладонь. Чимин грешным делом подумал, что сейчас тот вообще начнёт раздеваться. Ким, качнув головой, снял солнечные очки и выжидающе-стыдливо уставился перед собой. В туалете было темновато, поэтому ничего особенного Чимин вначале и не заметил. Такие же ровные брови, густые ресницы и чёрная тушь. Но стоило ему слегка вглядеться в темнющие тэхёновы глаза, как он вдруг даже вскрикнул: над одним из них, левым, появилась складка. Веко больше не было обычным, оно было двойным.

Тэхён сразу мёртвой хваткой вцепился Чимину в плечо, ощутимо трясясь:

— Боже, Чимин-и, неужели всё настолько плохо? — И едва не сел на пол, словно какой-то невидимый стержень внутри него сломался. Обычно глубокий голос резко стал каким-то шершавым и непривычным. — Настолько всё ужасно?

— Да что ты такое несёшь, Тэхён? — потрясённо прошептал Пак, часто-часто моргая, словно боясь, что перед ним какое-то видение и оно сейчас растворится в тумане. Самое прекрасное видение с самыми прекрасными глазами. — Дурак, какой же ты красивый! Дай поближе посмотреть.

Тэхён открыл рот и так и не закрыл, пока внимательный восхищённый взгляд скользил по его лицу — он ужасно смутился, так, что заёрзал, когда Чимин взял его за руку и вовсе прижал к себе, словно у него помутился рассудок. Да, да, было такое, Пак правда не понимает, когда мир пал и он стал самым настоящим фетишистом, но как он мог врать, врать своему лучшему другу и, в конце концов, самому себе? Разве мог он сказать, что это ужасно, когда это чистой воды ложь?!

— Тэхён-и, слышишь меня? — Чимин крепко обнял его, одной рукой скользя по слегка вздрагивающей спине. — Ты прекрасен, понимаешь это? Может, самому тебе это ни капельки не нравится, но прошу, не мучай себя этим. Пожалуйста, не носи эти дурацкие очки, не нужно стесняться. — Тэхён что-то обрывисто забормотал, и Чимин почувствовал, как намокает ткань рубашки на плече. — Хотя бы меня, ладно? Если я тебе ещё много-много раз скажу, что твои глаза самые очаровательные в этом мире, поверишь мне? Ну же. Зачем мне тебе врать, скажи? Тэхён-и, ты уникален. Во всех смыслах. Этого не нужно стыдиться.

В темноте он нащупал тёплую сухую ладонь, и их пальцы переплелись. Чимин отстранился и легонько подтолкнул Кима к треснутому с одной стороны зеркалу:

— Взгляни на себя. Нет, подожди, ну нет, не отворачивайся. — В отражении всё казалось почему-то меньше, чем на самом деле, поэтому даже не верилось, что спрятавший лицо паренёк на голову его выше. — Посмотри сам себе в глаза.

— Да я всё утро только этим и занимаюсь…

— А ты не так делаешь, — Пак начертил пальцем в воздухе дугу и сделал вид, что сдул её, — улыбнись. Ты стал ещё нежнее, ещё трогательнее, твоё тело тебя этим наградило. Прими эту награду и пойми, что в мире точно есть один человек, который готов смотреть на твои глаза вечно.

Щёки Тэхёна адски полыхали, это было заметно даже в полумраке. Он выпустил руку Чимина из своей и, открыв кран, со всей дури плеснул себе в лицо водой. Чимин молчал: нужно было дать время, чтобы всё принять и осознать. И просто стоял, любуясь длинными ресницами, размазанной тушью и складкой у уголка глаза, откуда теперь стекали капли. Теперь всё зависело только от него, того человека, оценивающе-боязливо вглядывающегося в собственное отражение.

Наверное, прошла уже целая минута. Наконец плечи его расправились, и Тэхён поднял голову. Теперь он и вправду улыбался. Солнечные очки полетели в мусорное ведро, ведь они больше не были нужны.

— Знаешь, если это нравится тебе, то… это понравится и мне, — выпалил он, неожиданно весело цепляясь за Чимина и притягивая его к себе, да так, что у последнего чуть рёбра не захрустели. — Я верю тебе.

Чимин счастливо засопел, чувствуя, как Тэхён сжимает его в объятих. У него получилось, получилось показать, что красота не в идеальности, совсем нет. Красоту можно найти в том, что кто-то считает несовершенством.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.