Перевод

Палочка для Рой 2214

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 9. Приманка

8 мая 2019, 00:00
      Процесс подгонки мантий был ничуть не веселее, чем в моей прошлой жизни. Он даже не слишком уж отличался. Владелец магазина использовал магический сантиметр, но у Куклы все ее ткани двигались сами по себе.        И всё же, я стояла и притворялась, что всё это не было ужасно скучно.        Несмотря на слова Снейпа, я не стала спускаться вниз, в большую комнату для завтрака. Вместо этого, проснувшись, я обнаружила, что незамысловатый завтрак ожидает меня возле кровати. Там было больше, чем я могла съесть, но в письме от Мадам Помфри говорилось съесть всё, потому что у меня имелось лёгкое истощение.        Очевидно, пиццы и еды из сикхского храма было недостаточно.        Закрыв глаза, я сосредоточила свои чувства на насекомых вокруг меня. Нашла Снейпа в другой половине магазина. Несомненно, вокруг него было установлено одно из этих заглушающих полей, и он говорил со светловолосым мужчиной. Они намеренно стояли так, чтобы никто не мог видеть их лиц или губ. Являлось ли чтение по губам навыком, известным волшебникам, или Снейп просто был параноиком?       — Он вернулся, — говорил второй мужчина.        У него было узкое, заострённое лицо, и волосы, настолько светлые, что они выглядели почти белыми. При себе он имел прогулочную трость с головой змеи.        Мне стало интересно, разрешат ли мне трость, подобную этой, в Хогвартсе. В своей жизни суперзлодейки и супергероини, я носила телескопическую дубинку и научилась неплохо её использовать.       — Ты видел его своими глазами? — спросил Снейп.       — Яксли и Кэрроу видели. Они обратились к остальным, и отправлялись на избранные миссии для Тёмного Лорда.       — Вроде устранения грязнокровок прежде, чем они смогут добраться до Хогвартса? — спросил Снейп. — Выглядит глупо: легко привлечь пристальное внимание до возвращения власти нужным людям.       — Ничего об этом не знаю, — сказал другой мужчина. — Хотя кого волнует, если пропадет несколько грязнокровок? Важно то, что это лишь вопрос времени, прежде чем он позовет нас всех обратно на службу.       — Это не похоже на план Тёмного Лорда, — ответил Снейп. — Слишком жалко для него, и он обычно устремляет свой взор в сторону большей картины.       — Были кое-какие слухи, что он... не тот же человек, каким был, до исчезновения, — его собеседник выглядел обеспокоенным. — Если его душевное здоровье хуже, чем было ранее, это не сулит ничего хорошего никому из нас. Одна Беллатрикс — уже достаточно плохо, но она не может сравниться с ним по силе.       — Я бы не стал сообщать об этих страхах кому-нибудь ещё, — сказал Снейп. — Ты знаешь, как он реагировал на неприятные новости, когда был самим собой.        Беловолосый содрогнулся.       — Что же, сейчас с этим ничего нельзя поделать, — сказал он.       — Лучше ничего не предпринимать, пока не увидишь, в какую сторону дует ветер, — согласился Снейп. — Во избежание встречи лицом к лицу с неудовольствием самого Тёмного Лорда.       Мне показалось странным, что все так боялись кого-то по имени Том. «Тёмный Лорд Том» как‐то не звучит. Надеюсь, у него было другое имя.       — Я так понимаю, что твой сын поступает в этом году, — продолжал Снейп.       — Да, — ответил его собеседник. — Семья Малфоев будет им гордиться.        А... Малфой. Выяснить, кто из моих одноклассников — дети Пожирателей Смерти, будет нелёгко, но я собиралась составить список. Сомневаюсь, что я когда-либо смогу полностью доверять кому-то из них; переубедить можно кого угодно, но эти дети, скорее всего, обучались расовой ненависти с самого момента рождения.        Побороть такого рода воспитание было трудно, но не невозможно. Тео был сыном Кайзера, и всю свою жизнь он слышал риторику о превосходстве белой расы. Конечно, Тео признавал, что его отец следовал идеологии лишь на словах, что, возможно, облегчило Тео задачу и позволило избежать идей Кайзера. Тем не менее, в конечном счете, Тео стал героем.        Это означало, что я не могу автоматически списать со счетов всех этих детей, даже если их семьи были членами сообщества, ратовавшего за убийство магглорожденных.        Я практически не сомневалась в том, что те, кто следует расистской идеологии, раскроются передо мной, тем более что я могла подслушивать их без их ведома.        Снейп и Малфой замолчали на мгновение.       — В этом году должен поступить Поттер, — сказал Малфой.       — Не хочу об этом говорить, — ответил Снейп.        Голос его звучал раздраженно.       — Вне всякого сомнения, у Тёмного Лорда есть планы на него, как только он расставит достаточно фигур по местам. Я понимаю, что у тебя есть сильные чувства к мальчику...       — У меня нет к нему никаких чувств, — сказал Снейп. — Кроме презрения.       — Тёмный Лорд будет доволен. Ты здесь за новыми мантиями?       — Мне поручили присматривать за непослушной ученицей... сиротой. Дамблдор приказал.       — Грязнокровка? — спросил Малфой.       — Имеет ли это значение? — спросил в ответ Снейп. — До тех пор, пока ей полагается быть под моей защитой, я несу ответственность. Нужно, чтобы видели, что я её защищаю, иначе меня сочтут некомпетентным или ещё хуже.       — Ага, — сказал Малфой.        К нему приблизилась владелица магазина, и он, казалось, потерял интерес к беседе.        Заглушающее поле вокруг них исчезло.        Снейп направился обратно ко мне, тогда как Малфой закончил свои дела с продавцом. Меня удивило, что Малфой заказывает мантии в том же магазине, что и бедная сирота вроде меня. В обычном мире богатые ненавидели пихаться локтями с теми, кого считали ниже себя.        Возможно, население волшебного мира было так мало, что им просто не требовалось так уж много магазинов. По дороге к Косой Аллее я спросила Снейпа, сколько волшебников в Великобритании, и он сказал мне, что примерно десять тысяч.       Это давало в мировом масштабе примерную численность в миллион волшебников, исходя из предположения, что демография была одинаковой повсюду. В моем мире насчитывался один парачеловек на восемь тысяч людей в городских зонах, и один на двадцать шесть тысяч в сельских областях.        В целом мире было примерно семьсот тысяч паралюдей, так что волшебники были в какой-то степени более многочисленными. Тот факт, что они были в состоянии сохранять своё существование в тайне, просто не укладывался в голове, и должен был включать в себя какого-то рода эффект Скрытника.        Паралюди изменили всю историю моего мира, и по тому, что мы знали о другом мире, Земле Алеф, где паралюдей было гораздо меньше, стало возможным отследить, насколько же сильна оказалась разница.       — Закончили с ней? — спросил Снейп.       — Закончили.        Я оказалась вынуждена купить три пары простых мантий, остроконечную шляпу, пару защитных перчаток и зимний плащ. По совету Снейпа, я доплатила за перчатки, получив защитные из кожи дракона. Он сказал, что урок Зельеварения зачастую включает в себя работу с едкими реактивами, и более дешёвые перчатки часто приводят к травмам.        Затем он потащил меня покупать котлы, ещё один предмет, насчёт которого он настоял, чтобы я заплатила больше, чем за базовый набор. Согласно его словам, некоторые зелья были достаточно едкими, чтобы прожечь днище, и дешёвые котлы, скорее всего, могли привести к ранению.        Если это было правдой, то почему тогда они вообще продавали дешёвые котлы? Было ли это чем-то, о чём чистокровные семьи говорили своим детям, дабы увеличить шансы на то, что магглорожденные получат травмы?        Когда мы покинули магазин, я снова надела свою толстовку с капюшоном, тут же надвинув его. Снейп посмотрел на меня одобрительно. Пусть капюшон выдавал во мне магглорожденную, он также прятал мое лицо, что могло оказаться полезным.        Те, кто убил прежнего хозяина моего тела, очевидно, потратили на это некоторое время, и они, скорее всего, смогут распознать моё лицо. Лично я думала, что Снейп и Дамблдор поступили глупо, притащив меня сюда. Я уже бывала здесь ранее, и точно так же легко могла просто отдать Снейпу свои деньги.        Всё моё пребывание здесь, оно лишь сообщало потенциальным убийцам магглов, что Снейп таскает за собой повсюду ребенка. Он был двойным агентом, так что им требовалось лишь спросить его обо мне, и он вынужден будет сказать правду, потому что в школе имелся ещё по крайней мере один агент.        Использовал ли Дамблдор меня как приманку? Он не выглядел человеком, способным на такое, когда я встречалась с ним, но наилучшие из интриганов редко выглядели как интриганы.        Я не верила Дамблдору в том, что виновен был один из совета попечителей. Люди, подобные им, не стали бы рисковать своим местом, чтобы убить двух или трех школьников. Они пошли бы на такое только за большую прибыль. Вероятнее всего, это был учитель, или кто-то, кого никто не стал бы подозревать, вроде уборщика.        Я заполучила самый обычный, стандартный школьный сундук; это был единственный предмет, насчет которого Снейп не беспокоился, потрачу ли я на него много денег или нет. Так как у меня не было денег на сундуки, которые мне хотелось, с по-настоящему изысканными чарами, я взяла самый дешёвый, не заморачиваясь.        Он не позволил мне даже близко подойти к магазину приколов.        Хотя он сделал попытку выглядеть уверенно, я видела, что он внимательно наблюдает за толпой, пока мы пробирались к следующему магазину.       — Полагаю, сову вы не захотите.       — Сову?       — Волшебная сова может найти кого угодно в мире; они используются для отправки сообщений. У школы имеется собственный набор сов; я предполагаю, что у вас нет никого, с кем вам захотелось бы связаться.        Я покачала головой. В этом мире не было никого, с кем мне требовалось бы поговорить. Помимо этого, я подозревала, что не так уж сложно будет перехватить птицу, если я всё же решу ей воспользоваться.        В любом случае, у меня не было ни времени, ни желания заботиться о животном.       — Коты и жабы также в списке разрешенных питомцев, — сказал Снейп. — Но я полагаю, что они вам неинтересны, так как вы не сможете использовать их в качестве оружия.        Я посмотрела на него.       — Вы так считаете? Я могу представить себе три разных способа.       Конечно же, это было ложью. Я могла представить только два.       Снейп некоторое время пристально смотрел на меня.       — Но я искренне надеюсь, что следующие несколько лет пройдут мирно и спокойно, — сказала я. — Раз уж Дамблдор заверил меня, что взрослые позаботятся обо всех моих проблемах.       — Я не могу снять баллы, пока не узнаю, в каком Доме вы окажетесь, но ложь не ценится в Хогвартсе, — сказал Снейп.       — Хорошо, что мы не в Хогвартсе, — ответила я.       — Директор Школы подумал, что обладание питомцем может оказать на вас... успокаивающее влияние, принимая во внимание смерть ваших родителей.       — Так предполагается, что кот заменит моих родителей? — спросила я. — Что это за совет такой? Вы, вероятно, должны были предложить мне терапию.       — У волшебников нет психотерапевтов, — ответил Снейп.       — Неудивительно, — сказала я. — Ваша культура, вероятно, была бы намного более здоровой, если бы они имелись.        Он проигнорировал только что сказанное мной.       — Мне кажется, мы закончили здесь.       — Есть ли что-то в Лютном переулке, что может заинтересовать меня? — спросила я. — У меня все еще остались деньги.       — Лютный переулок не для таких, как вы. Люди, охотящиеся за вами, вероятно там и находятся.       — Это не ответ на мой вопрос, — заметила я.       — Я уверен, что там будет целый ряд вещей, которые вас заинтересуют. Моя обязанность, как профессора школы, защищать всех моих учеников, так что я вынужден буду удержать вас от обладания таковыми вещами.       — Тогда ладно, — сказала я. — Показывайте дорогу.        Мы вернулись в Хогвартс, и я провела следующие несколько дней в своих комнатах или в библиотеке. Еда загадочным образом появлялась в моей комнате, так что я проводила время, изучая всё, что только было можно. Я нашла несколько упоминаний легилименции и окклюменции, достаточных, чтобы знать, что мне следует избегать взгляда в глаза людей. По-настоящему интересные вещи, несомненно, находились в запрещенной секции, и давать мне туда доступ не было причин ни у Снейпа, ни у Дамблдора.        Я начала бегать рано по утрам, но никого больше не видела. Обычно я бегала вокруг замка, хотя и держалась к нему достаточно близко, чтобы суметь рвануть к ближайшей двери, если кто-то появится, дабы попробовать схватить меня.        Остальное время я проводила, изучая замок.        С учётом моей способности ощущать и контролировать насекомых, изучение давалось мне легче, чем среднему ученику. Когда ты в состоянии ощущать насекомых в тайном проходе за стеной, ты можешь воспользоваться их чувствами, чтобы определить, правда ли это секретный проход, или просто отгороженное пространство.        Разобраться, как открывать эти проходы, было намного труднее, особенно с учетом того, что портреты всегда наблюдали. Я не могла просто начать обстукивать стены. Как минимум, если персонал был в курсе, где находятся секретные проходы, то они захотели бы выяснить, как я узнала о них.        Так что мои насекомые выискивали спусковые механизмы и все в таком духе, но к несчастью, волшебники, как правило, использовали для подобных вещей магию, впрочем, как и для всего остального. В большинстве случаев там и не было ничего похожего на рычаги или кнопки. Мне просто нужно будет приглядывать за этими местами, возможно, я смогу заметить, как люди проходят туда.        Я составила простую карту замка, отметив все секретные проходы, которые смогла найти, и спрятала её в свою мошонку.        Мой контроль над насекомыми продолжал увеличиваться, удвоившись раз, затем ещё раз, и затем опять. К концу недели я могла контролировать больше сотни насекомых одновременно. Контролировать их в качестве группы было легче; та разновидность мультизадачности, на которую я когда-то была способна, вызывала у меня головные боли, но даже она становилась легче со временем.        Остаток времени был потрачен на попытки магичить. По большей части, методом проб и ошибок; очевидно, движения палочки были также важны, как и выговаривание слов, и произношение тоже было важным. Мне удалось заставить заработать режущее и левитационное заклинания, и я практиковала их столько, сколько могла.        Оба заклинания будут полезны — я подозревала, что студенты постарше склонны использовать в своих интересах беспомощных первогодок.        Я пыталась подставлять другую щеку в своей прошлой жизни, и всё, что это принесло мне, было выгорание. Подобное больше не повторится.        Незначительные издевательства, вероятно, не обеспокоят меня так уж сильно; ни у кого из этих детей не будет эмоциональных рычагов для оказания давления, способных на самом деле навредить мне, не будет того, что имела Эмма. Она знала все мои надежды и страхи, и использовала их против меня.        Но я не стану мириться с физическими нападениями. Это были люди, которые нападали на людей и убивали их. Скорее всего, это были не дети из школы, но гарантий дать не получалось. В Уинслоу были ученики, которые практически наверняка совершали убийства, в качестве инициации в одну из банд.        Некоторые из учеников практически определенно были детьми Пожирателей Смерти. Я видела этот термин в некоторых историях, и нашла его чрезвычайно невдохновляющим.        Если бы я создавала имя для своих приспешников, то это было бы что-то вроде Несущих Смерть, или Умертвители, или что-то такое. Что вообще означало «Пожиратель Смерти»?        Также, никто не упоминал Тёмного Лорда Тома ни в одной из книг. По факту, они вообще отказывались использовать его имя. Несомненно, на имени было табу, заклинание, информирующее его людей всякий раз, когда произносилось имя Тома, после чего он отправлял свою весёлую банду террористов, чтобы заставить людей поплатиться за свои слова.        Принимая во внимание, какого рода силой он обладал, я была удивлена, что он не оказался более успешен. Ему следовало поработать над получением поддержки от населения, прежде чем предпринимать попытку восстания. Волшебный мир не был похож на не-магический мир.        Мой мир был намного более опасным, чем этот, и даже там не у всех было огнестрельное оружие. Большинство людей ходили без оружия, и их несложно было согнать в кучу и заставить делать то, что вам хочется.        Волшебники все были вооружены, практически по определению. Если вы не пользовались их широкой поддержкой, то никогда не смогли бы захватить их. Тому следовало поработать над захватом прессы и инфильтрацией в правительство.        Ему следовало быть как Выверт и работать изнутри правительства, в то же самое время контролируя террористическую организацию за его пределами. Парочка инсценированных операций, и он смог бы продвинуть себя на позицию силы, и никто вообще не осознал бы, что он Тёмный Лорд.        Настоящий Тёмный Лорд был бы как Палпатин из более поздних Звездных Войн, не то чтобы люди здесь могли их посмотреть. Палпатин вначале стал лидером, и затем использовал свои злые планы, чтобы впоследствии консолидировать абсолютную власть.        Работать террористом, так, как делал Том... это была просто работа любителя.        Неделя прошла, прежде чем я была готова, и в последний день меня вынудили отправиться через всю страну, только затем, чтобы я смогла приехать обратно на поезде. Ранее я никогда не ездила на поезде, но сомневалась, что сие действо произведет на меня большое впечатление. В конце концов, я путешествовала в одном из технарских модулей Дракон в форме дракона и побывала в целом ассортименте других транспортных средств.        Тем не менее, я ощущала, как мой желудок завязывается в узел. Мне предстояло попасть в окружение детей, и некоторые из них были детьми людей, которые хотели убить меня. Как минимум, они могли шпионить для своих родителей, и в наихудшем случае могли попробовать убить меня.        Странным образом, нервничать меня заставляло совсем другое.        Это был тот факт, что они являлись детьми. Как я должна была с ними взаимодействовать? У меня не было никаких общих интересов, даже с самыми старшими из них, за исключением магии, и они ожидают, что я буду вести себя как ребенок своего возраста.        В свои первые одиннадцать лет, я была не так уж и хороша. Я была неловкой и неуклюжей, и чрезмерно привязчивой. Теперь же, когда я видела войну за выживание всех миров, сражалась с Сыном, и Бойней 9, и Бойней 9000...        Дети будут такими же чужими для меня, как и я для них.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.