Перевод

Палочка для Рой 2226

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 22. Хагрид

21 мая 2019, 01:00
      — Я хотела тебя поблагодарить, — сказала я. — Вообще-то, мы обе хотели.       Милли стояла позади меня, уставившись в пол. Мы находились в библиотеке, в то время, как множество учеников высыпали на улицу, наблюдая за пробами для какого-то «квиддича». У меня было смутное представление о том, что это такое, но я никогда особо не интересовалась спортом. Я слышала, что они летают и пытаются ударить друг друга битами, что выглядело абсурдно опасным, даже если бы у меня, возможно, и у самой бы неплохо это получалось.       — За что? — спросила Сьюзан Боунс. — За то, что я сказала правду?       — Есть люди, которые вообще ничего бы не сказали.       — Моя тётя — глава Отдела Магического Правопорядка. Она говорила мне, что правосудие совершалось бы гораздо чаще, если бы люди проявляли готовность говорить.       — Это требует храбрости, — пробормотала за моей спиной Милли.       — Ну, я не из Гриффиндора, — сказала Сьюзан. — Но я узнаю неправильный поступок, когда вижу его. То, что делали эти парни, было неправильным.       Девочка рядом с ней, Ханна Аббот, сказала:       — Мы и правда искали учителя, или, по крайней мере, старосту. Но мы всё ещё иногда тут теряемся.       — Вам повезло, что вы оказались в Хаффлпаффе. У вас есть, кому прикрыть ваши спины, — сказала я.       Сьюзан медленно кивнула:       — Думаю, у тебя такого нет. Было довольно храбро… то, что ты сделала с этими парнями. Не думаю, что смогла бы напасть на них так.       Так, они видели немного больше, чем признались. Впрочем, того, что они сказали, оказалось достаточно.       Я замерла в нерешительности.       — Я организую новую учебную группу. Вы, вероятно, знаете Гермиону Грейнджер и Невилла Лонгботтома. Со мной и Милли будет четверо.       — Учебная группа с учениками всех четырёх домов? — спросила Сьюзан. — И что вы будете изучать?       — Всё, — ответила я. — Если кто-то из нас окажется слаб в чём-то, другие, кто лучше знает эту тему, помогут ему.       — Звучит во многом схоже с тем, что нам говорят в Хаффлпаффе, — сказала Ханна. — Не думала, что услышу такое от кого-то из Слизерина.       Я подалась вперед:       — По правде говоря, я не слизеринка, знаешь ли.       — Что? — спросила она.       — Я внедрённая туда гриффиндорка, — ответила я. — Я использовала чревовещание на Шляпе, чтобы все думали, что я слизеринка.       Ханна вытаращилась на меня.       Сьюзан захихикала.       — Звучит точно как ложь, которую слизеринка сказала бы хаффлпаффке.       Я ухмыльнулась ей:       — Что более вероятно? Что я замаскированная гриффиндорка, или что магглорожденная действительно отправилась в Слизерин?       — Ну, вокруг тебя гуляет множество слухов, — признала Сьюзан. — Люди удивляются, кто же ты на самом деле.       — Правда? — небрежно спросила я. — И что же про меня говорят?       Я, вероятно, знала и так, но даже с насекомыми я не могла разом слушать всё время всех повсюду.       — Некоторые говорят, что тебя сюда заслали американцы, чтобы найти Сама-Знаешь-Кого.       — И что я сделаю, если найду его? — спросила я. — Они бы прислали кого-нибудь более взрослого.       Не то чтобы я не попробовала убить его, если бы оказалась достаточно сильна. У меня была масса опыта, и обезглавливание змеи, как правило, оказывалось эффективной тактикой.       Но, скорее всего, пройдет много времени, прежде чем такое произойдёт. В конце концов, у него была репутация второго по силе волшебника во всей Британии, уступающего только Дамблдору.       Я никогда не видела, чтобы Дамблдор много колдовал, и мне хотелось, чтоб такой шанс представился, потому что это дало бы мне подсказку о том, с чем мне придётся иметь дело. Были ли близнецы Уизли в целом хороши, или они оставались просто школьниками, действующими без намёка на скорость и знания, имевшиеся у настоящего волшебника.       — Думаю, это правда, — сказала она. — Не похоже, чтобы ты действительно была каким-то замаскированным монстром.       — Хочешь, зарычу? — сказала я, затем ухмыльнулась ей. — Возможно, я на самом деле воскресший призрак убитой девочки, вернувшийся, чтобы добраться до людей, убивших мою семью.       Её лицо стало пустым.       — Тебе не следует шутить об этом.       — Принимая во внимание, как обстоят дела, я довольно-таки уверена, что я и другие магглорожденные, в сущности, практически единственные, кто может шутить о такого рода вещах.       — Вся моя семья была убита Сама-Знаешь-Кем, — сказала Сьюзан. — В ходе последней войны. И я не одна такая. Не думай, что лишь потому, что мы чистокровные, мы все заодно.       Я вскинула руки.       — Прошу прощения, — сказала я. — Я не знала. Тогда ты понимаешь, каково это.       Она медленно кивнула.       — Возможно, ты не захочешь присоединяться к нашей группе, — произнесла я. — Уверена, найдутся люди, которые будут давить на тебя, чтобы ты не присоединялась.       Сьюзан многозначительно посмотрела на меня.       — Я верю в то, что следует поступать правильно, — сказала она. — Если бы и другие люди верили, возможно, у меня всё ещё была бы семья.       Она заколебалась.       — Когда вы встречаетесь?       — Завтра вечером в библиотеке после ужина, — ответила я. — Сегодня у меня отработка.       — Такими темпами ты до конца года с них не вылезешь, — сказала она.       Сьюзан подумала секунду, затем наконец кивнула:       — Я приду.       — Я тоже, — тихо сказала Ханна. — Хотела бы я быть более храброй, когда те парни так себя вели.       — Трудно быть храброй, — заметила я. — Но становиться лучше легко. Нужно только хотеть этого и работать над ним.       — И это тоже говорят в Хаффлпаффе, — произнесла Ханна. — Странно слышать такое от слизеринки.       — Я не нормальная слизеринка, — сказала я. — Равно как и присутствующая здесь Милли. Видели бы вы, как она вбивала лицо того парня в землю.       Милли раскраснелась и уставилась в пол.       — Увидимся завтра вечером, — сказала Сьюзан.       Я улыбнулась ей, и в этот раз это действительно было улыбка. Я не смогу сделать всё в одиночку; мне нужны будут союзники, а коллективистская натура хаффлпаффцев означала, что ученикам Дома легче влиять на них, чем людям в других Домах.       Если я смогу убедить Сьюзан и Ханну, что я хороший человек, то они убедят своих одноклассников на мой счёт, и моя работа станет существенно легче.       Переманивание хаффлпаффцев на свою сторону стало бы решающей победой. Гермиона работала с учениками Рейвенкло, но они, как правило, были замкнутыми, а гриффиндорцы отчитывали Невилла за дружбу со мной.       Придумать, как кардинально изменить взгляды в свою пользу, будет нелегко. Всё не сводилось к просто хорошему пиару, потому что у меня не имелось ни одного из привычных методов Протектората или Котла по манипуляции взглядами.       Тем не менее, я присутствовала на некоторых уроках Гленна Чемберса по связям с общественностью, и у меня имелось общее представление о том, что нужно сделать, и это превосходило то, что смогла бы сделать настоящая одиннадцатилетняя девочка в моём положении. Настоящая я в этом возрасте оказалась бы беспомощна.       — Пойдем, Милли, — сказала я. — У нас ещё есть дела, которые нужно сделать до темноты.       Она последовала за мной. Тревожило то, насколько изменилось её мнение обо мне в течение дня. Раньше, она была осторожна и избегала меня, глядя на меня так, словно я была коброй, готовой нанести удар.       Милли и сейчас так на меня смотрела, но было ясно, что теперь у неё совершенно иное мнение обо мне. Это и правда, вызывало ощущение лёгкого дискомфорта.       Мы шли.       — Панси, — сказала я.       Она посмотрела на меня. Её руки всё еще оставались немного бледными от того, что случилось, хотя всё проходило быстро.       — Что? — огрызнулась Панси.       — Я рада, что тебе лучше, — сказала я.       Она пристально посмотрела на меня:       — И меня должно волновать то, что думает грязнокровка, потому что?..       Я подалась вперед:       — Как ты думаешь, кто отомстил за то, что случилось с тобой?       Она продолжала смотреть на меня; её взгляд не стал дружелюбнее.       — Я слышала, что он сам упал в ванну. Так сказали авроры.       Я пожала плечами:       — Может быть, это и правда.       — Ты говоришь, что было иначе?       — Я ничего не говорю, — ответила я. — Но давай предположим, гипотетически, что ты знаешь кого-то, кто готов был проделать разные безумные штуки, чтобы добраться до людей, навредивших её друзьям. Разве это не хорошая идея по-настоящему дружить с ней, вместо того, чтобы быть одним из тех людей?       — Тех людей?       — Людей, у которых не слишком силён инстинкт выживания, — сказала я. — Идиотов.       Она покраснела:       — Ты назвала меня идиоткой?       — За исключением открытия моей почты, я не видела, чтобы ты делала что-то действительно глупое, — ответила я. — И это не было по-настоящему глупым, просто наивным.       — Ты не можешь прожить всю жизнь, не открывая почту, — сказала она. — Это же почта.       — В любом случая, я рада, что твои раны не оказались хуже.       Она сделала жест, который я не поняла. Он выглядел словно перевернутый знак мира. Удивленный вздох от Милли за моей спиной, впрочем, помог мне сообразить.       — Или нет, — сказала я.       Я подозревала, что Панси может оказаться гиблым делом. Насколько я видела, она не была особенно смышлёной, и у неё отсутствовала гибкость ума, необходимая, чтобы не обращать внимания на собственные предрассудки.       С другой стороны, кто-то вроде Драко Малфоя был на самом деле лучшим кандидатом для обращения на свою сторону. Он был одним из самых смышлёных в классе, и его семья была известна своим оппортунизмом. Они шли туда, где была власть, и это означало, что они готовы пойти навстречу.       Когда возник Тёмный Лорд, это означало, что они могут быть склонны к колебаниям, но это также означало, что они уважают силу и тех, кто ей обладает.       Драко уже послушался моего совета и меньше хвастался. Он и правда наслаждался получаемым вниманием, когда на урок доставили новые мётлы; я видела, как он украдкой кидал на меня взгляды, хотя я и проявила осторожность, сделав вид, что не замечаю их.       Тогда как люди, открыто выступающие на моей стороне, были важны, люди на моей стороне, о которых никто не знал, могли оказаться более полезны.       Гермиона испытывала затруднения с обращением Рейвенкло отчасти потому, что они знали, что она мой друг, так что всё сказанное ей обо мне выглядело подозрительным. Что-то, сказанное близнецами Уизли или Драко, если я сумею убедить его, будет иметь намного больше веса.       — Нельзя завоевать всех, — сказала я Милли, когда мы ушли. — Но не повредит дать им шанс.       Она кивнула так, словно всё сказанное мной было важным. Может, для неё и было.       Из подслушанных мной разговоров Милли с Трейси, семья не просто игнорировала её за то, что она полукровка; в конце концов, её мать была магглом. Тем не менее, последним гвоздём в крышку гроба оказался тот факт, что её никогда не считали хорошенькой, даже когда Милли была ребёнком.       Это означало, что её ценность для семьи становилась значительно меньше; для неё будет намного труднее выйти замуж и завести детей, которых её семья, кажется, очень высоко ценила.       Теперь же я сказала ей, что важным являлось не то, как ты выглядишь, а то, чего можешь добиться. Это должно было прозвучать невероятно привлекательно для неё; последний шанс для неё, дабы найти своё место в мире, когда внешность и статус были не в её пользу.       Тот факт, что Панси, у которой имелась как внешность, так и статус, отвергла меня, вряд ли отпугнул бы Милли. Она видела подобное поведение всю свою жизнь. Хотя факт, что это не беспокоило и меня, был чем-то новеньким и освежающим.       Она следовала за мной по пятам весь день, как щеночек. Это раздражало меня, но Джемма была права; в численности была безопасность. Пусть существовали и мучители, которых не отпугнула бы многочисленность жертв, большинство из них предпочитало подождать, пока их цель не окажется одна. Не всегда это происходило из-за того, что мучители были трусами; иногда всё делалось просто для возможности правдоподобного отрицания. Без свидетелей, это будет моё слово против их.       Остаток дня прошел без происшествий.       Мое первое наказание должно было проходить с лесником, тем Делом-53, которого я видела на железнодорожной станции. Некоторые из слизеринцев считали, что он полувеликан, но мне трудно было представить обычного человека спаривающегося с кем-то, кто был даже больше, чем Хагрид. Было ли скрещивание видов вообще возможным? Люди говорили, что Флитвик частично гоблин, но также было возможно, что это просто боковая ветвь человеческого рода, может быть даже человек флоресский [1] Воздействие магии могло завести их мутации ещё дальше, и, возможно, что волшебники вмешивались в свою генетику.       Были ли волшебники, в сущности, биоТехнарями? Сколь много из существующих магических видов — результат вмешательства волшебников, и сколько из них были таковыми от природы? Книги по истории даже не пытались рассуждать на эту тему, и я не встречала никого, кто даже пытался бы теоретизировать по этому поводу.       Меня направили через лужайку, в сторону хижины лесничего. Она была чрезвычайно огромного размера, что было логичным.       Знакомая голова со светлыми волосами маячила передо мной. Я моргнула. Малфоя отправили на отработку?       Я ускорилась, чтобы догнать его.       — Почему ты здесь? — спросила я.       — Из-за того же, что и ты, — сказал он, не глядя на меня. — Ввязался в драку с гриффиндорцем.       Когда мы достигли хижины, я осознала, что узнаю людей, ждавших снаружи. Теренс Хиггс с третьего курса, и ловец команды. Майлз Блетчли был вратарем, и Гестия Кэрроу никем не была. Все они учились на третьем курсе.       Хагрид вышел из хижины. Вблизи, он был ещё огромнее, чем я помнила; в большинстве случаев, когда я видела его с того первого раза, он сидел за столом в Большом Зале.       — Слушайте, — сказал он. — Вы тута усе за драки. Я думал после прошла’ года, вы поумнейте. Гриффиндорцы тож бы с вами отправить, но Директор решил, что вы тада подерётесь, так что они завтра пойдут.       Неужели, произошло так много стычек, о которых я не знала? Я считала, что хорошо делаю свою работу, но мысль о том, сколь много вещей я могла пропустить, была тревожной.       — Идить’ сюда, — сказал Хагрид. — Сегодня мы идём в Запретный Лес.       Я нахмурилась, оглянулась и нашла палку на земле. трансфигурировала её в длинный охотничий нож.       — Что ты делаешь? — спросил Малфой.       Он выглядел немного бледно.       — Я слышала, в лесу есть оборотни, — сказала я, дразня его.       Я слышала, как он пытался напугать некоторых других первокурсников рассуждениями на тему того, что может быть в лесу. Я подняла клинок:       — Надеюсь, серебряного покрытия окажется достаточно. Чистое серебро слишком мягкое, чтобы из него можно было сделать хорошее оружие.       Драко издал низкий горловой стон, но он совершенно ясно не хотел выглядеть трусом перед более старшими парнями.       Я наклонилась близко к нему:       — Если кто-то на нас нападет, всё, что тебе нужно — быть быстрее, чем они, и с тобой всё будет в порядке.       — Почему?       — Большинство существ останавливаются и жрут то, что поймали, — сказала я. — Что даст нам кучу времени, чтобы убежать.       В ответ на это он моргнул, выглядя так, словно его подташнивало.       Я подавила порыв ухмыльнуться ему. Школа не послала бы нас навстречу опасности, и выглядело всё так, что Хагрид был достаточно большим, чтобы справиться с чем угодно, что могло появиться. В любом случае, чтобы помочь ещё имелись три старших ученика. С нами всё будет в порядке.       — Что мы будем делать? — спросила Гестия Кэрроу.       У неё имелась сестра-близнец, которой, как ни удивительно, здесь не было. Мне стало любопытно, с кем же из гриффиндорцев она ввязалась в драку.       — В лесу единорог есть, ей скоро рожать. Вы мне поможете за ней посмотреть, чтоб не случилось чего. Она и раньше рожала кой-как, а в последнее время хворой выглядела. Один кентавр мне весточку прислал, что роды начались уже. Это будет редкая возможность, редко какому волшебнику выпадает такое увидеть.       — Так что, мы будем фермерами работать? — спросил, хмурясь, Блетчли.       Хагрид пожал плечами:       — Не хочешь пачкать руки — не ввязывайся в драки в коридорах.       Взгляд Хагрида скользнул мимо них в моём направлении.       — Ты мала ишо, чтоб туды идти, — сказал он.       — Она самая жестокая из всех нас, — сказал Блетчли. — Избила двух четверокурсников Гриффиндора, которые издевались над полукровкой.       В его голосе присутствовал оттенок почти что удовлетворения и гордости. Я никогда не слышала, чтобы он говорил что-то против магглорожденных, и даже против меня, в частности, но кажется, он изрядно недолюбливал гриффиндорцев. Должно быть, это имело какое-то отношение к тому, что некоторые из них летали вокруг, пытаясь ударить его битой.       — Короч, куда мы пойдём, там опасно, — сказал Хагрид. — Так что надо, чтоб вы все держались рядом со мной. Не сходите с тропинки, и с вами все будет в порядке. Все знают заклинание для создания вспышек?       Мы кивнули. Флитвик учил нас этому на прошлой неделе, и мы оставили подпалины на потолке класса. Это было занимательное занятие.       — Если отстали, отправьте вспышку и стойте на месте, мы придём за вами.       — Нам следует держаться в середине группы, — сказала я Драко. — Так ничто не нападёт на нас со спины, и если что-то будет впереди, то остальные о нём позаботятся.       Он кивнул. Драко всё ещё выглядел немного бледным, но краски возвращались к нему.       — С нами всё будет в порядке, — сказала я. — Держись рядом со мной, и я уберегу тебя.       — Справлюсь и без гря… магглорожденных, — сказал он.       Я отметила, что несмотря на слова, он не отошел от меня.       — Ладно тогда, — сказал Хагрид. — Идёмте в лес. Если повезёт — до рассвета вернёмся.
Примечания:
[1] лат. Homo floresiensis гипотетический ископаемый карликовый вид людей. Из-за малого роста флоресский человек известен также как "хоббит" по аналогии с существами, придуманными Дж. Р. Р. Толкином.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: