Перевод

Палочка для Рой 2214

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 24. Схватка

23 мая 2019, 00:00
      — Кто-нибудь знает, как добраться обратно? — спросила я.       — М-м-м… вон туда, — сказал Теренс, указывая на просвет в густом подлеске. — Мне кажется, или мы дважды поворачивали налево?       Это смутно совпадало с тем, что я помнила, и если мы начнем теряться, я всегда смогу послать своих насекомых выше крон, чтобы проверить местоположение замка. С плохим зрением насекомых, они вероятно не смогут хорошо рассмотреть Хогвартс, но они смогут достаточно хорошо различить его огни.       — Пошли, — сказала я.       Не спросив никого, я нырнула в подлесок, и услышала, что Майлз Блетчли и Теренс Хиггс молча последовали за мной. При помощи насекомых я видела, что Драко колеблется, но затем он также поспешил за нами.       Погрузившись во тьму, я даже не стала заморачиваться превращать свою палочку в фонарик. Свет от палочек остальных позади меня создавал тусклое освещение, но по большей части я двигалась, ощущая насекомых под своими ногами.       Майлз догнал меня сзади.       — Так ты действительно девочка, — сказал он.       — Что это должно значить? — спросила я.       Блаженство, испытанное мной во время пребывания с единорогами, начало выветриваться, и на его место вступила тревога, вызванная мыслями, что мы не успеем добраться вовремя.       — Некоторые считали, что ты Пожиратель Смерти под оборотным зельем, присланный, чтобы проверить нас, — сказал он. — Выкорчевать тех, кто не верит по-настоящему в расовую чистоту.       — Тогда зачем бы мне было избивать этих трёх идиотов в первую ночь? — спросила я.       — Я не говорил, что это была хорошая теория, — отозвался он. — Но признай, ты не укладываешься в рамки нормального.       Я бросила на него взгляд.       — Не знаю, о чём ты.       — Одно то, как ты двигаешься… бросает в дрожь. Ты сидишь, уставившись мимо людей, словно их там и нет, но всё равно видишь всё.       Я пожала плечами:       — И как же мне следует вести себя? Изображать из себя слабую и беспомощную?       — Веди себя как человек, — сказал он. — Выглядит так, словно ты какой-то паук или что-то в этом духе, поджидающий, чтобы наброситься на любого, кто проходит мимо.       — Всё, чего я хочу, чтобы меня оставили в покое, — сказала я. — Тогда я смогу вести себя как человек и наслаждаться единорогами.       — Всегда есть люди, которые не могут оставить других в покое, — сказал он.       Он бросил взгляд за спину; остальные находились в отдалении, вдоль тропинки.       — Не все из нас так считают.       — Но никто ничего с этим не хочет делать, — ответила я. — Да, я слышала.       — Кто сказал, что помощь должна быть явной? — спросил он. — Мы не гриффиндорцы, чтобы действовать, нам не нужна аплодирующая публика.       Я нахмурилась.       — Если ты не можешь сделать так, чтобы люди от меня отстали, то что ты можешь?       — Обронить словечко там и сям, — сказал он. — О том, что не стоит вытирать ноги о грязнокровку, когда гриффиндорцы наши настоящие враги. Или-и-и… можно легко дать людям, которые хотят попробовать, ещё больше причин ненавидеть тебя.       — Так чего ты хочешь? — спросила я.       — Я хочу побить гриффиндорцев, — сказал он. — И этого не произойдёт, пока есть склоки и драки внутри Дома. Рано или поздно ты ранишь члена квиддичной команды, или они будут отстранены за твоё убийство. Дамблдор всё равно не так уж сильно нас любит, и, вероятно, поджидает шанса ухватить нас за ухо и вытолкать взашей.       — Так сдерживай своих людей, — ответила я. — Убеди их, и я запомню, кого не благодарить.       Он недоумённо моргнул, затем кивнул.       — Точно. Лучше не надо.       — Я помню моих друзей, — сказала я. — И людей, которые перешли мне дорогу. Это не значит, что все должны укладываться в одну из этих категорий.       — Ничто из этого не означает, что ты мне нравишься, — сказал он. — Я считаю, что ты наихудшее, что случалось с этим Домом с того момента, когда распределяли Поттера… не потому, что ты грязнокровка, но потому, что ты реально жестокий человек. Если бы один из нас, чистокровных, устроил бы всё то дерьмо, что ты натворила, нас бы выкинули отсюда со скандалом.       — Меня распределили до Поттера, — сказала я, игнорируя замечание насчет жестокости.       Он был до известной степени прав, несмотря на то, что у меня имелись свои причины.       — Ага, вот только людей избивать ты начала уже после распределения, — сказал он. — Или бросать их в зелье, причиняющее волдыри.       — Он сам туда упал, — ответила я. — Так сказали авроры.       — Точно… только идиот по-настоящему поверит в такое, — сказал он.       — До тех пор, пока ты можешь гарантировать, что идиоты знают об этом, мне кажется, мы сможем… — я остановилась.       Что-то двигалось в подлеске. Было слишком темно, чтобы разглядеть толком, даже с помощью насекомых, но оно было огромным.       Мы вышли на прогалину, и я полезла в свою мошну за ножом. В противоположность тому, что я сказала Драко, я не сумела на самом деле превратить его в серебряный, или покрытый серебром, даже после двух недель всепоглощающей практики в трансфигурации. Я сумела сделать его блестящим, но если в лесу и правда водились оборотни, то я могла пожалеть о том, что не научилась превращать нож в серебряный.       Другой рукой я вытащила палочку.       — Что-то приближается, — сказала я. — Что-то большое.       Остальные сбились в кучку за моей спиной. Тактически это было неправильно; что-то достаточно большое сможет перепахать нас всех одновременно, и мы будем мешать друг другу, пытаясь дать отпор. Держаться вместе работало в дни холодного оружия и стены из щитов, но никто из нас не был особенно большим или сильным. Тактика волшебников, в любом случае, была, скорее всего, близка к тактике стрелков.       Мгновением позже остальные услышали, как что-то огромное прокладывает себе путь через подлесок.       Прежде чем увидеть, я учуяла его. Воняло хуже, чем в любой мужской раздевалке, в которой мне когда-либо приходилось бывать, не то чтобы я много где была. Мне доводилось нюхать непроветриваемые туалеты, в которых и то дышалось легче.       Когда оно выломилось из подлеска, я увидела; в темноте оно выглядело выше Хагрида, хотя, возможно, это лишь так казалось. Зеленоватое, с прочной и эластичной плотью, с всклокоченными зелёными волосами.       Я слышала, как закричал Драко, и оно закряхтело и направилось к нам.       Майлз и Теренс храбро ступили вперед и начали обстреливать эту штуку оглушающими, без особого, впрочем, эффекта.       Я запустила вспышку ему в глаза, и хотя она, казалось, ему не навредила, оно остановилось и начало хлопать по огню на лице.       Теренс, кажется, первым ухватил идею; он запустил свою вспышку существу в лицу, и Майлз последовал его примеру. Драко перестал кричать, и поступил также.       Существо рычало и размахивало своей дубинкой, но оно, кажется, не намеревалось убегать. Оно прикрыло лицо одной рукой, и вслепую размахивало дубиной. Рано или поздно оно ударит одного из нас, и когда это произойдет, кто-то погибнет.       Сунув свою палочку в мошну, я напряглась, наблюдая за его движениями. Я не могла позволить себе допустить ошибку, или окажусь мертва.       Я внимательно следила за тем, как двигалась его дубинка, а затем рванула вперед.       То, как он продирался через подлесок, показывало, что его кожа должна быть прочной; она была, несомненно, до известной степени устойчива к магии, и то, как треснуло дерево, получив удар дубинкой, указало на то, что существо обладает огромной силой.       Единственным положительным качеством являлось то, что существо, кажется, было медленным, и не только физически, но и умственно.       Я промчалась стрелой между его ног, резанула, не целясь, у себя над головой. Я ощутила, что нож нанёс удар, и затем вонючая жидкость окатила меня с ног до головы. Не уверена, что именно это было, но сомневаюсь, что мне хотелось слишком задумываться об этом. Существо взревело, и попыталось отпрыгнуть, затоптав меня.       Оно уронило свою же дубинку себе на ногу и снова заорало.       Я воспользовалась возможностью взрезать его бедро, там, где у людей находилась бедренная артерия. Кожа существа была очень прочной, но я сумела надавить на нож изо всех сил, и затем потащила его вниз, повиснув на нем и прикладывая весь свой вес. Руки были скользкими, но я сумела как следует ухватиться за нож.       Вниз потянулась рука, попыталась схватить меня, но я откатилась в сторону. Существо взревело от боли и его когти ухватили мою мантию. Оно начало поднимать меня, но я сумела выскользнуть из мантии, оставив существо глупо таращиться на пустую одежду. Нож всё ещё торчал у него в бедре.       Парни обстреливали лицо существа вспышками, но оно теперь их игнорировало, сконцентрировавшись на том, чтобы найти меня. Я ухватила нож и сумела снова выдернуть его, и затем уклонилась, когда огромная рука рухнула вниз, туда, где я только что была. Я откатилась в сторону от ноги, пытавшейся раздавить меня, и подрезала заднюю часть ноги, стремясь перерезать подколенное сухожилие.       Мой нож взрезал недостаточно глубоко, и я скривилась, поскользнувшись на становившейся всё более скользкой земле.       Существо обильно истекало кровью, но оно было так велико, что крови у него, наверняка, было хоть залейся.       Я резала его снова и снова, нанося всё больше ножевых ран. Я ощутила, что попала в жилу, и затем ударила по ней же, но на другой ноге. Существо снова закричало, и затем я ощутила, как оно начинает падать.       Рванувшись, чтобы убраться из-под него, я практически успела, но поскользнулась и опёрлась о землю рукой, в тот же момент, когда существо приземлилось на меня. Я услышала противный хруст, сопровождавшийся ощущением холода снаружи, и горячих углей внутри руки.       Хуже того, я оказалась частично поймана в ловушку под существом, и вблизи оно воняло бесконечно хуже, чем тогда, когда я сражалась с ним на расстоянии.       Без света от палочек, все вокруг было скрыто в тенях. Я подняла взгляд и увидела трёх парней, стоящих в отдалении.       — Оно мертво? — спросил Драко. — Она мертва?       — Не настолько ты счастливчик, — крикнула я в ответ.       Медленно, осторожно, все трое приблизились. Я видела стоящего надо мной Майлза, и он просто стоял, наблюдая. Палочка была в моей сумочке, под тонной того, чем было это существо, и нож пропал, вероятно, застрял где-то в этой штуке.       Я была полностью беспомощна, не в состоянии двигаться, и если он хотел убить меня, то он легко мог бы сделать это сейчас. Он даже мог бы свалить вину на монстра, и никто не стал бы задавать никаких вопросов. Все бы посчитали меня просто дурочкой, и затем вернулись бы к своим повседневным жизням.       Он помолчал секунду, и мне стало интересно, о чём он думает. Наконец, он заговорил.       — Ты в состоянии двигаться? — спросил он.       — Нет, — ответила я, задаваясь вопросом, не совершаю ли ошибку.       — Мы не сможем поднять всю эту штуку целиком, — сказал он. — Но если мы двое применим левитационное заклинание, Драко, может быть, сможет вытащить тебя.       — Хорошо, — сказала я.       В следующий миг они сделали первую попытку.       — Ты воняешь, — пробормотал Драко, просовывая руки под моими лопатками.       Выскальзывая из-под существа, я ощутила разряд дикой боли в руке.       Парни приподнимали его при помощи заклинания, Драко тянул, а я отталкивалась ногами. Потребовалось четыре попытки, прежде чем я оказалась на свободе.       Майлз вскинул палочку, подсвечивая.       Я могла видеть белую кость, торчащую из руки.       — Кто-нибудь из вас знает какие-нибудь исцеляющие заклинания? — спросила я.       — Не такие, которые смогут излечить подобное, — сказал Майлс.       — Дай мне свою мантию, — сказала я Драко.       — Что? — спросил он.       — Если я истеку кровью, то умру прежде, чем мы доберёмся до замка. Одолжи мне свою мантию.       Моя собственная мантия плавала в луже крови монстра.       Он выругался еле слышно, затем начал стягивать мантию через голову. Мгновением позже, я обмотала её вокруг руки, прикладывая давление. Затянула туго, проигнорировав внезапную вспышку боли. Когда я была удовлетворена результатом, тем, что сделала всё, что могла, я встала.       — Разве это не больно? — спросил он.       — А что, похоже? — сварливо спросила я в ответ. — Мы так и будем тут болтать, или пойдём уже обратно в замок.       Мы пошли быстрее. Я ощущала легкое головокружение; было ли это от потери крови или шока, я не знала. Плохой знак. Как бы то ни было, оставаться в лесу я не могла, и получение помощи себе и единорогу являлось первостепенной задачей.       — Что это было, черт побери? — спросила я.       Остальные теперь не маячили далеко позади. Они все сгрудились за моей спиной, хотя я и не знала, было ли это вызвано тем, что они считали, что я собираюсь защитить их, или потому, что они думали, что смогут защитить меня. В моем нынешнем состоянии, я никого не смогла бы защитить.       — Это был лесной тролль! — сказал Драко. — Существо класса ХХХХ. Убийца волшебников!       — Нет… существа класса ХХХХХ, вот убийцы волшебников, — сказал Майлз.       — Мы волшебники, оно убило бы нас… — сказал Драко. — Не могу поверить, что ты убила его ножом. Ты ударила его прямо по яйцам!       — Что ещё мне оставалось? — спросила я. — Убегать?       — Да?.. — спросил Драко. — Реакция большинства людей отнюдь не бежать навстречу троллю и втыкать ему нож в пах.       — Встречалась с ними раньше? — пробормотал Майлз.       Он таращился на меня так, словно никогда раньше не видел. Скорее всего, производил переоценку степени моей опасности.       — Тролль мог двигаться через подлесок быстрее, чем мы по тропинке, — сказала я. — И рано или поздно, он схватил бы одного из нас.       Мы проломились сквозь кусты, и внезапно оказались снова на лужайке.       Подниматься по склону было тяжело, но я принудила себя шагать. В свете я видела, что выгляжу как Кэрри[1] после её выпускного; и, вероятно, пахла вдвое хуже. При ходьбе я оставляла на траве быстро подсыхающую кровь.       Для старших учеников ещё не настало время отбоя, и я услышала изумленные возгласы, когда вошла в холл. Я проигнорировала их, и сконцентрировалась на переставлении ног, одну перед другой. Последнее, что требовалось моей репутации, так это моё падение в обморок прямо в главном холле.       Толпа расступилась перед нами, и все притихли, когда я проходила мимо них. Никто не сказал ни слов, но я ощущала на себе вес дюжин взглядов. Каждый шаг казался тяжелым, но я держала голову поднятой, а лицо бесстрастным, насколько могла.       Мадам Помфри вскочила, едва увидев нас.       — Что случилось?       — Я убила тролля, — сказала я. — Нужно, чтобы вы стабилизировали меня, а затем отправились в лес на помощь Хагриду. Один из единорогов умирает.       — Ученики моя первоочередная задача, — ответила она.       Она уже извлекла палочку.       — Тебе должно быть очень больно.       — Видели бы вы другого парня, — пошутила я. — Просто остановите кровотечение и уложите меня в кровать, и затем вы сможете отправиться к Хагриду.       Снейп вошел в помещение.       — Мисс Кэрроу ещё жива? — спросил он, пересчитав нас взглядом.       — Это от тролля, — сказала я. — Просто остановите кровотечение, и затем Мадам Помфри нужно идти к Хагриду, помочь ему с умирающим единорогом.       Некоторое время он пристально смотрел на меня, затем повернулся к Помфри:       — Угрожает ли мисс Эберт какая-нибудь опасность?       — Ей нужен уход, — сказала Помфри. — Она испытывает ужасную боль.       — Мой опыт подсказывает, что если ученик говорит, что может терпеть боль, и он не гриффиндорец, то вероятно, он действительно может. Я стабилизирую мисс Эберт.       Она посмотрела на меня на секунду, и я помахала ей своей здоровой рукой.       — Со мной всё будет в порядке, — сказала я. — Болит только когда смеюсь.       — Повреждены ли твои ребра? — спросила она, хмурясь. — Я не увидела ничего, когда…       — Это была шутка, — ответила я. — Я никогда не смеюсь.       Её губы сжались, и она сказала:       — Если вы достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы шутить, то вполне возможно, профессор Снейп сможет помочь вам. Пойду соберу всё необходимое.       Я села на край кровати, проигнорировав создаваемый мной беспорядок, и стала наблюдать за Снейпом, начавшим приготовления по уходу за мной. У меня не было никакого опыта в волшебном лечении, и будет интересно посмотреть, чем оно отличается от Панацеи.       — Выпейте это, — сказал Снейп.       — Это заставит меня заснуть? — спросила я подозрительно.       Я уже получила этим вечером без своего согласия дозу успокоительного через ягоды; я не собиралась ничего пить, не зная, какое воздействие оказывает питьё.       — Это уменьшит боль, — ответил Снейп.       — Обойдусь без него, — сказала я.       Последнее, что мне требовалось, оказаться одной в медпункте, когда люди знали, что я ранена.       — Хорошо, — ответил он.       Он вытащил свою палочку и направил её.       — Брахиум Эмендо.       Волшебное лечение, как оказалось, было намного более болезненным, чем то, что использовала Панацея. Тем не менее, я сумела удержать лицо во время процесса.       — Теперь вам нужно выпить это, — сказал Снейп. — Это восстанавливающее кровь зелье.       Я посмотрела на него с подозрением.       — Вы потеряли огромное количество крови. Вам потребуется остаться здесь на ночь, из-за возможного заражения. Тролли — грязные создания.       — Хорошо, — ответила я.
Примечания:
[1] «Кэ́рри» (англ. Carrie) — первый опубликованный роман американского писателя Стивена Кинга, написанный в жанре мистического ужаса
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.