Перевод

Палочка для Рой 2215

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 43. Отражение

11 августа 2019, 00:00
      Рождественским утром я проснулась с глубоким ощущением потери.       Прошедшие несколько месяцев были неплохи, несмотря на нападение и прочие продолжавшие наваливаться проблемы. В конце концов, я находилась в школе и была в относительной безопасности. Я изучала магию, и пусть это не давало мне такого же ощущения чуда, как Гермионе, крошечная частичка меня приходила в восхищение каждый раз, когда удавалось сотворить что-то новое.       Не думать о том, что я потеряла, таким был мой способ справляться с проблемами в течение многих лет. Я пыталась не думать о маме, о Неформалах, о папе... даже об Эмме, которая когда-то что-то для меня значила.       Когда я пыталась спасти вселенную, всё было не так уж и сложно. Я говорила себе, что буду беспокоиться о дальнейшей жизни тогда, когда будет эта самая жизнь. Ничего не имело значения, кроме спасения человечества.       Но теперь?       Во всех имеющих значение смыслах я вышла в отставку. Ничто из сделанного мной никогда не будет настолько же важным, как битва против Сына, и мне хотелось бы, чтобы так и оставалось. Данная битва против Волдеморта — просто местечковый конфликт, и даже если он исхитрится взять власть над миром, это будет просто один мир в противовес бесконечному их множеству.       В такой день, как сегодня, я ничего не могла поделать и думала о маме. Она влюбилась бы в Хогвартс; мама была мечтательницей; она обучала английской литературе отчасти из-за того, что любила фэнтэзи.       Когда я была ребенком, она очень старалась вырастить меня на фэнтэзи. Мама читала мне, когда я была маленькой; я познакомилась с фэнтэзи через Нарнию. Впоследствии она приучила меня к Спенсеровской Королеве Фей, к Толкиену, к Питеру Пену, Сьюзан Купер.       Я прекратила читать фэнтэзи, когда она умерла. Все эти чудеса и магия оказались просто унесены прочь, не оставив после себя ничего, кроме пепла и горечи, когда она умерла.       Хогвартс... она полюбила бы привидений, домовых эльфов, картины. Возможность творить настоящую магию, от такого она взлетела бы до луны. Даже если бы она просто отправила меня сюда, то такое заставило бы её гордиться мной.       Это была мысль, над которой я никогда не разрешала себе задумываться. Гордилась бы она мной? Теми выборами, которые мне пришлось совершать, выборами, которые я до сих пор совершала?       Я причиняла ущерб людям, и давным-давно перестала по этому поводу сильно беспокоиться. Конечно, на то имелись причины, такие, которые я считала вескими, но не все со мной согласились бы.       Во время пребывания в Стражах я была одинока, но по крайней мере я виделась с отцом на выходных. Это немного облегчало боль, знание, что у меня кто-то есть.       В это Рождество всё было иначе.       В первый раз я была полностью одна. До того, даже во время миссий, я по крайней мере могла позвонить папе. Теперь, я даже не знала, мёртв ли он или жив. Я не хотела знать, потому что так, я могла хотя бы предполагать, что он жив где-то там.       Я медленно открыла глаза.       Сев, я ощутила внезапную дрожь, пробежавшую по позвоночнику. В основании моей кровати высилась груда коробок, завернутых в яркую разноцветную бумагу.       Как кто-то сумел подобраться так близко ко мне, пока я спала? Даже с такими вялыми, как в последнее время, насекомыми, подобный сюрприз не должен был пройти. Это могли быть домовые эльфы; они были достаточно незаметными, что иногда даже ухитрялись избегать меня во время бодрствования, разве что я специально уделяла им внимание.       Они меня совсем за дуру держат? Это явно ловушка. В этих коробочках могло быть что угодно: взрывчатка, проклятые предметы, вообще всё что угодно.       Самым безопасным было бы сжечь их, но не слишком умно заниматься таким в подземельях. Вероятно, имелись магические способы вентиляции, но я не могла рисковать. Последнее, что мне требовалось, так это получить репутацию пытавшейся сжечь дотла Хогвартс. Мне придётся забрать подарки и бросить их в огонь где-нибудь наверху.       Я скользнула в мантию, пристально наблюдая за коробками, и вытащила палочку.       Левитация их всех сразу не была проблемой, и мгновением позже я спускалась по лестнице, держа подарки перед собой.       У подножия лестницы меня поджидал Снейп.       — Вижу, вы не открыли свои подарки, — сказал он.       Снейп не выглядел удивлённым. Несмотря на раннее время, он был полностью одет и выглядел свежим как огурчик. Как же здорово иметь взрослый метаболизм и потребность во сне.       Почему утром Рождества из всех возможных мест он был здесь. Разве не надо было ему находиться где-нибудь ещё?       — Вы хотели сказать «ловушки», — пробормотала я. — Может, вы сможете сжечь их за меня.       Я позволила подаркам упасть на пол перед ним. Он на мгновение посмотрел вниз на них, но не отступил. Я определённо отступила бы.       — Вы даже не заинтересовались, кто мог бы снизойти до отправки вам подарков? — спросил он.       Я всхрапнула.       — Никто не стал бы беспокоиться и посылать мне что-нибудь. Не в этом году.       — Вы будете удивлены, — сказал он. — Я позволил себе проверить каждый из ваших подарков минимум три раза, используя все заклинания, какие только можно. Только один из них оказался проклят, и я передал его аврорам, чтобы они с ним разобрались.       Я бросила взгляд вниз на подарки и нахмурилась.       — Но кто бы мог?       Я проверила их при помощи насекомых. Гермиона, Милли, Трейси... Невилл. Как ни странно, имелся подарок от женщины по имени Молли Уизли. Так как я знала каждого Уизли в замке, пришлось предположить, что она была какого-то рода родственницей. Имелись даже маленькие подарки от Гарри Поттера и Драко Малфоя.       Была и коробочка от Алисы Лонгботтом, и в самом низу кучи находился подарок от самого Снейпа.       — Это от вас? — спросила я.       По какой-то причине мне было трудно в это поверить.       Он кивнул.       Взмахом палочки я призвала подарок к себе, и села на стул, ближайший к камину. Я осторожно открыла упаковку.       — Зеркало? — спросила я.       Это было большое зеркало, какие обычно вешают на стены. Оно было плоским и практичным.       Взглянув в него, я увидела только призрачные очертания и нахмурилась. Там был мужчина с тёмно-русыми волосами возраста тридцать с небольшим. Он таращился на меня так, словно хотел убить. За ним стоял мужчина с лицом цвета выбеленной кости. У него не было носа и глаза были красными.       — Это магическое зеркало, — сказал Снейп. — Оно называется Проявителем Врагов. Оно показывает врагов обладателя зеркала. Чем ближе они к вам, тем более чётким становится изображение.       Я вытаращилась на него.       — Это... чересчур...       — Я надеялся, что вы осознаете, что не все вокруг ваши враги, — ответил он. — Хотя, если они настолько близко, что вы можете рассмотреть белки их глаз, то скорее всего они уже находятся прямо за вашей спиной.       Снейпа в зеркале не было, но там имелась большая толпа размытых очертаний, указывающая, что у меня было больше врагов, чем я считала. Я предполагала, что большинство волшебников не будут по-настоящему волноваться на мой счет. Может быть, я ошибалась.       — Почему у каждого волшебника в мире нет такого же? — спросила я. — Они дорогие?       — Это не стоило мне ничего, — ответил он. — Я сумел захватить его во время налёта в ходе последней войны. Одно из нескольких.       Я бросила взгляд на зеркало, которое прислонила к стулу. Оно очевидно, не так уж сильно помогло предыдущему владельцу, и мне оставалось только удивляться, к какой из воюющих сторон относился его хозяин.       Тем не менее, я не могла себе позволить отказаться от подобного подарка.       — Спасибо, — сказала я, и в кои-то веки слова шли от самого сердца.       — Оно не непогрешимо, — предупредил Снейп. — Есть способы обмануть его, и даже если оно сообщит вам, кто ваши враги, оно не расскажет, откуда они придут.       — Я понимаю, — ответила я. — Но... из того, что вы могли подарить мне, просто не нашлось бы лучшего подарка. Я же... я не приготовила вам ничего.       Он пожал плечами.       — Лучшим подарком с вашей стороны будет избегать создания такого количества хаоса в следующем году. Если это поможет, я буду считать, что не зря потратил деньги.       Но он же вообще не потратил денег...       Он развернулся.       — Заканчивайте со своими подарками. Этим утром завтрак будет на час позже.       Восхищение из-за подарка, как давно я этого не испытывала, но зеркало было тем, что могло по-настоящему пригодиться.       Как только Снейп ушёл, я зарылась в остальные подарки.       Гермиона подарила книгу, конечно же. Она достала мне «Базовые проклятья для занятых и досаждённых». Пролистав книгу, я обнаружила, что заинтересовалась, вопреки самой себе. Там было заклинание для скальпирования людей, для превращения их языков в рога, наделяющее их огненным дыханием.       В общем, несколько весьма полезных вещей в книге нашлось.       Милли подарила мне носки.       Это заставило меня слегка заржать. Весь семестр я боролась с нехваткой носков; Заклинание очистки, несомненно, убирало кровь, но как правило, оставляло дыры в носках и был предел тому, что могло сделать Репаро.       А это были тёплые носки прекрасного качества. Может быть, она просто устала от вида пальцев моих ног, высовывающихся в дыры.       Трейси подарила мне нижнее бельё. Принтов с Оружейником нигде не было, других рисунков тоже, но оно также было качественным и его было достаточно, чтобы помочь мне продержаться две недели. На нём даже было мое имя.       Молли Уизли связала мне свитер. Прелестного изумрудно-зеленого цвета, с буквой Т, вышитой серебром впереди. Это были цвета Слизерина, и мгновение спустя, я надела его. Свитер оказался на диво теплым и удобным.       Также его сопровождало письмо.       «Мисс Эберт... вы вернули мне мою тётю, и моя семья всегда будет благодарна вам. Считайте себя одной из нас, и если вас когда-нибудь что-нибудь понадобится, попросите одного из моих мальчиков».       Вот, собственно, и всё.       Гарри Поттер отправил мне несколько шоколадных лягушек.       Драко прислал набор волшебных шахмат. Был ли этот подарок от него, или на самом деле от его отца, и пытался ли тот что-то сообщить мне этим самым подарком?       Проверив Проявитель Врагов, я не увидела там Малфоя, хотя, может, просто зеркало маленькое, а врагов много, вот Люциус и не поместился.       Может это и было какого-то рода послание. Предупреждение или приглашение? Оставалось возможным, что я могла перебирать и перебирать варианты, и так никогда и не прийти к правильному ответу.       Я отложила набор в сторону, поклявшись поразмышлять о нём ещё в будущем.       Теперь оставались только подарки от Лонгботтомов. Первым был подарок Невилла.       Открыв его посылку, я нахмурилась.       — Ещё одно зеркало? — спросила я.       Оно было намного более изукрашенным, чем то, которое мне подарил Снейп. Его зеркало было скорее делового типа, самый минимум, что больше подходило кому-то вроде Снейпа. Новое же зеркало было совершенно иным. Оно было позолоченным и выглядело так, словно немало стоит. Также оно было намного меньше; размером с мою ладонь.       Я открыла зеркало и моргнула.       Гермиона вытаращилась в ответ на меня.       — Долго же ты не просыпалась! — услышала я её голос.       — Что это? — спросила я.       — Невилл подарил тебе сквозное зеркало! — провозгласила она. — Он одолжил мне вторую половинку, чтобы ты смогла увидеть, как оно работает.       Сквозное зеркало... оно несло в себе возможности.       Неожиданно изображение в зеркало сместилось. Теперь я смотрела на прекрасную комнату с одной стеной, сделанной из стекла. Там снаружи было прекрасное лазурное море. Прекрасная сцена.       — В этом году у нас не традиционное белое Рождество, — сообщила Гермиона. — Но мы сделали кое-что иное.       Рывок, и сцена сдвинулась.       — Это мои мама и папа, — сказала Гермиона.       Ее родители были не так уж и похожи на неё. Волосы их были довольно нормальными и зубы выглядели отлично. Тем не менее, в том, как они держали себя и смотрели на меня, ощущался интеллект.       — Привет, Тейлор, — сказала женщина. — Мы так понимаем, что ты хорошо себя вела с нашей дочкой.       — Некоторые вещи из того, что мы услышали..., — начал мужчина.       — Это Рождество, — прервала его женщина. — И Тейлор там сама по себе. Гермиона переживала за тебя, знаешь ли. Она волновалась, что ты сожжёшь все подарки, и проведешь все каникулы мрачная, как Бэтмэн.       — По её рассказам ты и правда, как Бэтмен, — пробормотал отец Гермионы. — Ты уверена, что твоя фамилия не Уэйн?       Если бы мой папа не был таким ботаном, то я не поняла бы отсылки. Комиксы старого стиля угасли, когда настоящие паралюди вышли на сцену, но благодаря папе я посмотрела некоторые из старых фильмов с Земли Алеф.       Вообще-то, я была польщена.       — Ну, подземелья немного похожи на пещеры, — сказала я. — И я не прочь принять участие в доброй битве. Хотя, у меня нет пояса с инструментами.       — Только магический поясной кошелёк, — заметила Гермиона. — Неужели ты думала, что я не замечу. Ты вытаскиваешь оттуда намного больше вещей, чем физически может там поместиться.       — Звучит похоже на Бэтмена, — добавил её папа. — Мои приятели всегда удивлялись, не держал ли он половину своего снаряжения засунутой в свою...       — Папа! — воскликнула Гермиона.       Её лицо стало свекольно-красным.       Он ухмыльнулся.       — Я собирался сказать «накидку». А ты что подумала?       — Влюбомслучае, — протараторила Гермиона. — Я знала, что ты будешь там полностью одна, и подумала, что тебе может понравиться увидеть немного нашего Рождества. Мы воспользовались твоим советом, и сейчас путешествуем по Средиземноморью.       Она снова крутнула зеркало, и теперь я могла видеть крошечную рождественскую елку на столе в углу, с огромной кучей подарков под ней.       — Я подарю тебе твой подарок, когда ты вернешься, — сказала я. — Мне правда понравилась книга. Она по-настоящему классная.       — Хотя, она не сквозное зеркало, — ответила Гермиона. — Я вроде как завидую. Магия на Рождество... что может быть лучше?       — У тебя не будет проблем от использования зеркала? — спросила я. — Разве оно не нарушает Надзор или что там ещё?       — Я спросила бабушку Невилла, — ответила Гермиона. — И она сказала, что Надзор засекает только новую магию, не заклинания, которые уже там были. Нам всё ещё надо сохранять осторожность, чтобы зеркало не попало в руки магглам; вот после этого у нас действительно будут проблемы.       — Я правда ценю всё это, — сказала я.       В кои-то веки я говорила искренне.       — Я... не ожидала ничего этим утром.       — Ты помогла людям, Тейлор, — сказала Гермиона. — И у волшебников с ведьмами хорошая память. Тебе следует наслаждаться подарками.       Я кивнула.       — Приближается время завтрака. Поговорю с тобой вечером, после ужина.       Гермиона улыбнулась, и эта улыбка озарила её лицо.       — Можно поговорить о подарках, которые мы получили. Конечно, я знаю о большинстве твоих, но там может быть несколько таких, о которых я не слышала.       — Как вы сумели сохранить всё это в секрете от меня? — спросила я.       Этот вопрос беспокоил меня; был ли причиной сократившийся из-за холодов радиус действия моей силы; у меня и близко не было того количества насекомых, которого мне хотелось бы, чтобы накрыть нужное количество пространства. Или причина была в том, что я так сфокусировалась на моих врагах, что не уделяла достаточного внимания друзьям?       Она пожала плечами.       — Мы обменивались записками и не болтали об этом.       Я принудила себя улыбнуться.       — Это много значит. Я была немного подавленной. Спасибо за всё.       Мгновение спустя зеркало потемнело, и затем оно снова стало нормальным зеркалом.       Единственное, что осталось, так это маленький конверт с именем Алисы Лонгботтом на нём. Я осторожно открыла его, и заметила, что всё, что там имелось, так это единственный кусочек бумаги.       Буквы на бумаге были написаны детскими каракулями; выглядело все так, словно пишущий испытывал трудности с прорисовкой каждой буквы. Хотя, слова там были совсем не детскими.       Спасибо за мою жизнь, вот и все, что там говорилось.       Больше в конверте ничего не было, но там и не должно было быть.       Забавно, что вещью, из-за которой мама больше всего гордилась бы тем, чего я достигла в этом мире, было то, во что я вложила меньше всего усилий. Это было небрежное, импровизированное замечание, и тем не менее, нашлись люди, сумевшие извлечь из него пользу, чего я никогда бы не сделала.       Собирая подарки, чтобы отнести их в свою комнату или положить в сумочку, я обнаружила, что мои глаза горят. Должно быть, я не слишком хорошо спала предыдущей ночью, вероятно из-за того, что домовые эльфы чуть не разбудили меня.       Горло тоже сдавливало. Мне стало интересно, не следует ли нанести визит Помфри; было бы плохо слечь с чем-то, что волшебники могли вылечить.       И всё же, направляясь на завтрак, я ощутила, что эта мрачность при пробуждении практически полностью рассеялась, и обнаружила, что практически с нетерпением жду того, что принесёт грядущий день.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.