Перевод

Палочка для Рой 2223

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 87. Бабах

4 декабря 2019, 00:00
Примечания:
Название данной главы опять является игрой слов.
«Slap» — переводится как «шлепок», «пощёчина» и даже «удар по самолюбию».
В то же время «slap» — это «сильный удар», «швырнуть с силой».
А ещё «slap» — это звук, с которым игральная карта падает на стол.
      Я оглушила его.       Связала его полностью, с головы до пяток, проверила на ловушки, затем убрала его палочку к себе в карман и подождала, пока он очнется. Затем я приступила к допросу.       Глупо с его стороны было объявлять о своём намерении напасть на меня, но у некоторых из чистокровных имелись странные представления о чести.       Сидя в кресле в темноте, я подалась вперёд, и некоторое время пристально разглядывала Сириуса. Насекомые показывали, что лунный свет едва-едва демонстрировал мою фигуру и белки глаз. В обычных условиях, фигура у меня была не впечатляющей, но теперь, когда он лежал на полу, а я смотрела на него сверху вниз, смотрелось всё немного более внушительно.       К несчастью, я ничего не могла поделать со своим голосом. Попытки говорить более глубоким голосом звучали просто глупо. Предстояло подождать пубертата и скачка роста, чтобы мой голос вообще изменился. Я сомневалась, что когда-либо заполучу такой хриплый голос, которого мне хотелось, разве что буду курить несколько десятков лет, и в мире без Панацеи, я не собиралась заниматься такими глупостями.       ― Ты пришел сюда за мной, — тихо произнесла я. — Чтобы убить меня?       Он лихорадочно затряс головой. Очевидно, до него дошли слухи о некоторых вещах, которые я сотворила с теми, кто пытался.       ― Тогда зачем? — спросила я. — Что такого может быть у меня, чтобы кто-то вроде тебя мог этого возжелать? У меня нет никаких богатств, нет чистой крови, мало связей... так чего же ты хочешь?       Он закрыл глаза и глубоко вдохнул.       ― Ты не знаешь?       ― Я знаю то, что мне нужно знать, — ответила я. — О тебе — нет... может, ты не так уж и важен.       Его плечи поникли, ну, насколько это было возможно с полностью связанным телом.       ― Я надеялся... — произнёс он. — Поэтому и остался.       У него были месяцы, чтобы убраться из страны. Если он не собирался присоединяться к Волдеморту и остальным, то тогда он являлся помехой для них. Это означало, что одновременно с Министерством его будут разыскивать и Пожиратели Смерти. В волшебном мире для него не останется безопасных мест.       Будучи собакой, он смог бы раствориться в маггловском мире, но затем ему пришлось бы убегать от ловцов собак и полицейских.       ― Зачем тебе заниматься такими глупостями? — спросила я. — Ты мог удрать. Если бы я была на твоём месте, то покинула бы страну ещё месяцы назад.       ― Нет, не покинула бы, — возразил он сиплым голосом. — Я читал о тебе, о том, что ты делала. Ты могла уехать в любое время.       ― Не тогда, когда действовал Надзор, — произнесла я.       Не совсем правда. Я могла бы использовать свои способности, чтобы грабить магазины, продолжить жизнь бездомного, пока не смогла бы перебраться через пролив в другую страну. Я может даже смогла бы попытаться получить убежище во Франции.       ― Но теперь-то его нет, правда? — спросил он. — Я, может, немного не в себе, но всё же не дурак. Министр Магии нападает на тебя и твоих людей, и в ту же самую ночь она мертва. Она работала на Пожирателей Смерти, и скольких из них ты убила?       ― Всё то время я была в Хогвартсе, — возразила я. — У меня дюжины свидетелей, включая авроров. Все знают, что я этого не делала.       Он ухмыльнулся.       ― И всё же я не слышал твоих слов, что ты этого не делала.       ― Может, просто намного полезнее, чтобы ты верил, что это сделала я, — ответила я.       ― Ты убила больше Пожирателей Смерти, чем кто-либо ещё, — сказал Сириус. — И чем больше их нападает на тебя, тем больше ты убиваешь. Едва ли тебе нужно что-то выдумывать, чтобы быть устрашающей.       ― Штука с Пожирателями Смерти... чистая удача, — отозвалась я.       Он рассмеялся, и звук смеха был горьким, ужасным.       ― Не бывает таких везунчиков.       ― Зачем ты сюда пришёл? — устало спросила я.       Если ему хотелось верить во всякую конспирологию, то я ничем не могла помочь. В конце концов, я ещё не выучила чары памяти.       ― Я хочу работать на тебя, — произнёс Блэк.       ― Я убиваю Пожирателей Смерти... разве не так ты сказал? — спросила я. — И все говорят, что ты Пожиратель. Почему бы мне не сдать просто тебя Министерству?       ― Я не Пожиратель, — ответил он. — Я хочу сказать, что это была моя ошибка, но я не... я бы никогда...       ― Что произошло? — спросила я.       ― Я считал себя самым умным, — ответил Сириус. — Они хотели назначить меня Хранителем Тайны. Я решил, что никто не будет подозревать Питера... так что мы поменялись местами.       ― Питер Петтигрю? — спросила я. — Тот, кого ты убил?       ― Я не убивал! — крикнул он, трепыхаясь в путах. — Он всё сделал! Он отрезал собственный палец и убрался прочь, после того, как всех убил. Если бы я убил его, то от него осталось бы намного больше, чем просто палец.       ― Как же он тогда сбежал? — спросила я. — К тому времени авроры уже установили анти-аппарационные чары над той областью.       ― Он был анимагом, как и я. Мы все были... чтобы помочь другу.       ― Ремусу? — спросила я.       Ремус рассказал мне о том, как все остальные стали анимагами, чтобы помочь ему. Это не имело значения, ведь остальные его друзья уже умерли, но он хотел, чтобы я не удивлялась, если внезапно появится желающая помочь чёрная собака.       Сириус опустил взгляд и закрыл глаза.       ― Джеймс был оленем, Питер крысой... эта форма подходила ему. Она должна была насторожить нас, но этого так и не случилось.       ― Стало быть, Джеймс Поттер был оленем, и он решил, что пойти поиграть с оборотнем — хорошая идея? — недоверчиво спросила я. — Он что, правда был таким идиотом?       ― Никаких проблем с этим не было, — ответил Сириус. — К тому же, в книгах говорится, что оборотни не нападают на других животных.       ― Как можно быть уверенным в том, что это правда, пока не попробуешь? — спросила я. — Не того рода вещь, в которой можно просто заниматься догадками. Всё равно что превратить себя в пирог, чтобы спрятаться на соревновании по поеданию пирогов. Всё могло сложиться по-настоящему неприятно.       ― Ну, не сложилось же, — ответил он, и в голосе его слышался намек на раздажение.       Несомненно, он был склонен боготворить отца Гарри, и то, что кто-то говорил о нём нехорошие вещи, расстраивало Блэка.       ― Стало быть, Питер отрезал собственный палец... взорвал кучку магглов и сбежал в канализацию. Я бы решила, что ты бы скорее отправился за ним, нежели находился здесь, беспокоя меня, — произнесла я.       ― Именно этим я и занимался последние несколько месяцев, — признался Сириус. — Пытался найти его. Но никто ничего о нем не слышал. Не смог вообще ничего найти о нём, ни одной зацепки.       Я сомневалась, что Блэк являлся величайшим детективом в мире. Он определенно не был ни Оружейником, ни даже Бэтменом. К тому же, найти одну крысу среди десятитысячного населения было бы практически невозможно.       Если он говорил правду, то Петтигрю, скорее всего, уже давно исчез. Если Питер был смышлён, то ускользнул бы в Америку или Австралию, где он, как минимум, знал язык, и где мог начать новую жизнь.       Конечно, принимая во внимание то, что я знала о психологии чистокровных, он скорее всего, такого не сделал.       ― Ты думаешь, что он всё ещё Пожиратель Смерти, — произнесла я, пристально глядя на Сириуса. — И что он собирается напасть на меня.       ― Да, — ответил он, таращась в ответ. — Ты и правда провидица.       Не требовалось являться таковой, чтобы выстроить логическую цепочку.       Если он был одержим воспоминаниями о своём друге и верил, что должен отомстить за убийства, то становилось очевидным, что он собирался искать этой самой мести.       Использовать меня, чтобы найти Пожирателей Смерти — не такой уж особенно сложный прыжок в логике, пускай это было и не слишком-то умно с его стороны.       ― У тебя есть какие-либо доказательства всего этого? — спросила я.       ― Я подумал, что ты просто знаешь, — ответил он. — Все говорят...       Я закрыла глаза.       ― Провидцы видят будущее, — пояснила я. — Не прошлое. Но я даже этого не делаю. Я вижу настоящее.       Он поморщился.       ― Доказательств у меня нет.       ― Гарри захочет таковых, — сказала я. — Прежде чем примет тебя.       ― Гарри? — переспросил он.       Он уставился на меня, и пускай свет тусклым, я решила, что лицо его побледнело. Он неистово затряс головой.       ― Нет. Гарри не может узнать обо мне!       ― Почему? — спросила я.       ― Из-за меня их убили... почти убили его. Они изувечили его из-за меня... из-за моей заносчивости. Во что я превратился... он не должен это видеть.       ― Не желаю этого выслушивать, — резко ответила я. — Даже не заикайся. Гарри — часть моей команды — если ты работаешь на нас, то в конечном итоге тебе придётся работать и с ним тоже.       ― Он никогда не поверит мне, — сказал Сириус.       ― Я не уверена, что верю тебе, — отозвалась я. — Но даже если бы верила, как ты вообще собираешься приносить нам пользу?       ― Я могу научить вас, как стать анимагами, — с отчаянием в голосе произнес он.       ― МакГонагалл может нас этому научить, — парировала я.       Я думала об этом, но если бы я получила эти знания от МакГонагалл, то мне пришлось бы регистрироваться, что сделало бы всё ещё хуже, чем бесполезным. Также, имелась вероятность того, что я в конце концов получу нечто бесполезное, вроде оленя или кролика.       Идеальной формой для анимага было бы нечто очень-очень маленькое, как жучиная форма Риты Скитер. По очевидным причинам я предпочла бы не быть жуком, но нечто такое же маленькое было бы идеально.       С моей удачей, я получу нечто вроде четырехсотфунтовой свиноматки или лошади.       Что вообще можно сделать в форме лошади? Затоптать кого-нибудь? Никогда не использовать её?       ― Тебе придётся зарегистрироваться, — сказал он, отражая мои мысли. — А я хорош в анимагии.       ― Тем не менее, — отозвалась я. — Это проблема. Я верю, что ты не мой враг... и может даже не враг Гарри. Тем не менее, кто знает, что там натворили с твоим разумом Пожиратели Смерти, когда схватили тебя.       ― Они никогда не хватали меня? — настойчиво возразил он.       ― А ты бы помнил, если бы схватили? — спросила я. — Недавно Рита Скитер пыталась убить меня, на глазах у всего Министерства. Ты думаешь, что она по жизни была настолько глупа?       Он уставился на меня.       ― Можешь ли ты на самом деле быть уверен, что где-то в твоих путешествиях не случилось момента, когда ты не мог толком припомнить, что случилось?       ― Что? — спросил он.       ― Мне представляется, что у тебя было множество таких моментов, — сказала я. — Может, Пожиратели Смерти на самом деле поймали тебя и затем отпустили. Ты никогда не узнаешь об этом, пока не проснешься с окровавленным ножом, воткнутым в горло Гарри.       ― Как ты вообще можешь кому-то доверять? — спросил он, уставившись на меня.       ― Не могу, — ответила я. — Вот почему я всё ещё жива, а половина магглорожденных в моем классе — нет.       Конечно, это было преувеличением, но тут значение имел только эффект.       ― Так что нам делать? — спросил Сириус.       ― Ты можешь довериться мне, — ответила я. — И я придумаю способ, как тебе доверять, или можешь пойти погавкать на другое дерево.       ― Что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил он.       ― Превратись в собаку, — скомандовала я.       Его форма изменилась, и я направила на него палочку. Его фигура замерцала и мгновение спустя я подобрала оставшийся камень.       Это был решающий недостаток бытия анимагом; волшебники любили превращать животных в другие вещи, и в помощь данному занятию у них имелись всевозможные заклинания. Единственным способом избежать такого было превращаться в нечто настолько редкое, чтобы никто не озаботился придумыванием соответствующего заклинания.       Мои комары засекли странное движение в воздухе, такое, которого там не должно было быть. Оно приближалось с нескольких направлений, и тем не менее, не было ни вида, звука или запаха, чтобы предупредить их. Комары придвинулись ближе и смогли ощутить незначительное тепло тел, излучаемое несколькими людьми.       Это не было делом рук Блэка; я была практически уверена в этом. Скорее всего, это устроил Провидец Волдеморта.       Что же, я пришла подготовленной.       Мгновение я колебалась; оставалась возможность, что это прибыли авроры за Блэком. То, что собиралась сделать, определенно было смертоносным.       Засунув руку в карман, я вытащила объект уменьшенный до самых пределов доступного мне уменьшения. Осторожно установив его на полу в одном из углов, я обратила заклинание.       Передо мной оказалась невинно выглядящая бочка. Бочка была набита старомодным порохом, но планки с трех сторон при помощи заклинания были превращены в неразрушимые. Это означало, что когда бочка взорвется, вся мощь будет устремлена в одном направлении.       Я положила карты на верх бочки, и затем помчалась, пригибаясь, в туннель. За моей спиной насекомые начали играть во взрывающиеся карты.       Я ненавидела случайность этой игры, но если это не сработает, то имелись и другие способы справиться с нарушителями.       Несомненно, они использовали заклинание обнаружения людей, потому что несколько стен внезапно взорвались, впустив внутрь больше света.       Их было шестеро, и они были настороже.       Я сочла, что они могут явиться настороже, и именно поэтому готова была рискнуть с игрой во взрыв-карты. Они будут подозревать, что я установила какого-то рода ловушку, так что все будут ждать, пока кто-то другой сделает первый шаг.       Пока я бежала через туннель, то слышала то, что слышали насекомые; спор на пониженных тонах среди мужчин, вне всяких сомнений осведомленных, что их определили в расходный материал       Шлёп. Шлёп.       Насекомым требовалось шлепать картами с определённым уровнем жёсткости, и это означало, что мне пришлось использовать больших насекомых, выглядящих словно создания из ночных кошмаров. В глубинах замка имелись такие, которых я даже не смогла опознать, включая некоторых пауков размером с кулак взрослого мужчины.       В попытке сбить с толку наблюдателей, на верхушке бочки я расположила кусочек зеленого сукна, и одела пауков в милые костюмчики игроков в азартные игры. Я надеялась, что несоответствие сцены замедлит того, кто её увидит, на достаточно долгое время.       Они осторожно вошли в комнату. Я слышала заклинания; вероятно, для обнаружения магии и проклятий.       Шлёп. Шлёп.       ― Эй, — окликнул один из нарушителей. — Здесь два паука играют в карты.       ― У нас нет на это времени, — ответил ему другой, раздраженный голос. — Она ушла по туннелю. Один из вас пусть отправится к другому выходу и опередит её. Убьёт её, когда она покажется.       Ну вот, проблемка.       Шлёп. Шлёп.       Внезапно ко мне пришла мысль. В прежнем мире я и близко не была специалистом по взрывчатке. Окажется ли достаточно сотни фунтов пороха? Чему они соответствовали в тротиловом эквиваленте, половине своего веса?       ― Запечатайте крышу, — сказал один из них. — Есть мнение, что она может быть анимагом. Она может попытаться сделать петлю и вернуться к нам.       Когда один из них начал магически чинить крышу, меня посетила внезапная и ещё более ужасная мысль. Взрыв я строила вокруг того факта, что в крыше есть дыры; (взрывная волна, как правило, следовала по пути наименьшего сопротивления.       Шлёп. Шлёп.       Теперь путем наименьшего сопротивления стал туннель, в котором я находилась.       ― Может кто-нибудь остановить этих глупых насекомых, — услышала я рявк командира.       ЩЁЛК!       Я создала мощнейший щит, какой только могла, и перекрыла им туннель целиком за своей спиной.       ― Эй, тут огонь, — услышала я голос.       ― Потуши его!       Все вокруг стало белым, и внезапно я потеряла слух. Я поперхнулась, внезапно обнаружив себя похороненной под землей, и на мгновение отключилась.       Я проснулась, погребённая под землей, и на мгновение не знала, где нахожусь. Насекомые и черви вокруг уже пытались откопать меня, но я давилась и испытывала проблемы с дыханием. Я тонула в грязи и гумусе.       Грязь надо мной внезапно исчезла, явив носатую рожу.       Он говорил что-то, но я не слышала что; в ушах всё ещё стоял ужасный звон. Не имело значения, что он там говорил. Он видел моих насекомых и нельзя было позволить ему вернуться к его хозяину с таким знанием.       Он внезапно поперхнулся, когда в его рот влетела муха. Он задыхался и давился, таращась на меня и я таращилась на него в ответ.       Все больше и больше насекомых влетали ему в рот, пока я пыталась выкопаться из грязи.       ― Экспекто Патронум, — произнесла я.       На мгновение мне показалось, что насекомые обернутся против меня. Каждый раз, когда я использовала заклинание, их становилось все труднее контролировать. Я думала, что с Амбридж точно будет последний раз, но как выяснилось, ошибалась.       Потребовалось мгновение, чтобы взять насекомых под контроль, и затем ещё одно дело, которое должно было быть сделано. Он бы закричал, но его горло уже было забито насекомых, и он уже был мертв, просто не знал об этом.       Мгновение спустя он умер. Развеять насекомых в этот раз также оказалось труднее.       Мне потребовалось почти две минуты, чтобы откопаться, и откопавшись, я осознала, что пожалуй что-то сломала.       На горизонте пылал огонь, и где-то вдалеке слышались возгласы и встревоженные крики людей. Взрыв выглядел намного более мощным, чем я ожидала; нужно будет поговорить с экспертом, прежде чем ещё раз сотворю нечто подобное, и мне пожалуй не помешает быть намного дальше.       Я скрыла себя под невидимостью и затем призвала метлу Пожирателя Смерти. Обратила его кости в прах небольшим взрывным заклинанием и затем развеяла его по ветру. Мгновение спустя я летела к Хогвартсу.       Я подозревала, что сломала ногу, да и других повреждений была масса. Некоторые из них могли даже оказаться внутренними.       Если бы я знала чары стирания памяти, то Мадам Помфри могла бы вылечить меня, и затем я бы позаботилась об остальном. Так, как сейчас мне придётся полагаться на неполное излечение от остальных, и надеяться, что ничего ужасно серьезного из ран у меня нет.       Я похлопала по Сириус-камню в кармане.       Потребуется некоторое время, чтобы разобраться, что делать с ним, но время у меня имелось.       В то же самое время мне становилось всё труднее и труднее оставаться в сознании, так что я сосредоточилась просто на том, чтобы добраться до школы. Надеюсь, они не найдут меня без сознания на лужайке на украденной метле Пожирателя Смерти.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.