Перевод

Палочка для Рой 2215

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 95. Убийца надежды

12 декабря 2019, 00:00
      Северус обнаружил, что его вышвырнуло из разума Тейлор. Это было немного дезориентирующе — в её разуме имелись воспоминания, которые были просто непонятны, словно она одновременно видела мир с миллиона разных точек.       Даже от мыслей об этом болела голова, так что он сосредоточился на тех воспоминаниях, которые мог интерпретировать.       ― Что это было? — спросил он наконец.       ― Левиафан, — ответила Тейлор.       ― А маленькая девочка?       ― Ампутация, — объяснила она. Посмотрела в сторону. — В моём мире существовали весьма ебанутые штуки.       Он не стал делать ей замечания. Из того, что он видел, определение было довольно точным. Даже Тёмный Лорд редко прибегал к каким-либо пыткам кроме Круциатуса.       Ампутация впечатлила бы даже Беллатрису.       ― Она послужила причиной вашей смерти? — спросил Северус.       ― Это была даже не самая тяжёлая из моих ран, — ответила Тейлор. Покачала головой. — Пуля в голову, вот моя награда за спасение миров.       Северус скривился.       ― Одного занятия недостаточно. Нам придётся продолжать, пока вы не сможете каждый раз удерживать меня снаружи.       Ради блага их обоих, оставалось надеяться, что это произойдёт, и чем скорее, тем лучше.       Тейлор кивнула мрачно, затем жестом предложила ему продолжать. Снейп вздохнул и снова вскинул палочку.       Немедленно он оказался в её разуме. В этот раз лабиринт, созданный её мысленными помехами, был ещё более запутанным. Чем бы ещё ни была Тейлор, но она быстро училась. Проникновение внутрь отняло у него больше времени.       Они находились посредине разрушенного городского пейзажа.       Левиафан находился там, окруженный маглами в ярких костюмах. Ни у одного не имелось палочки, но по крайней мере двадцать из них стреляли в монстра. Лучи, кажется, не оказывали большого воздействия на существо, но каждый раз, когда луч проходил мимо и бил по окружающей территории, разрушения были огромны.       Двенадцать мужчин и женщин в костюмах сражались врукопашную с Левиафаном. Хуже того, они проигрывали.       Губитель был невероятно быстр; настолько, что это приводило в ужас. Северус увидел, как хвостом он разрезал мужчину напополам.       Мужчины и женщины носили браслеты; как только кто-то из них погибал, начиналось скучное перечисление потерь.       Северус услышал звуки за спиной. Он обернулся и увидел Тейлор в костюме. Она таращилась на монстра, который был менее чем в тридцати метрах от нее.       Вода затопила всё, доходя людям до колен, что ещё сильнее замедляло их.       Некоторые из кейпов, включая одну из летающих женщин, были практически так же быстры, как монстр.       Тейлор разговаривала с другим кейпом.       ― Нужно, чтобы ей прижгли лицо, — говорила она.       Женщина, которую перевернула Тейлор, несомненно, умирала; лицо её было содрано.       Другой мужчина мотал головой, но в конце концов согласился. Запах горящей плоти оказался особенно едким.       Она оставила женщину с мужчиной, и последовала за монстром, который теперь сражался с ещё большей группой мужчин и женщин.       Чистокровные никогда бы не поняли, что такое СЛР[1], но Северус был в курсе. Тейлор пыталась помочь тучному мужчине, когда подняла взгляд и на лице её был написан ужас.       Поколебавшись всего мгновение, она посмотрела на мужчину, утащить которого ей не хватило бы сил. Она бросила его, но на лице её было написано сожаление.       Она рывком приблизилась к одному из мужчин, которого окружал сияющий щит, прикрывающий нескольких других людей.       Северус обернулся и остолбенел.       Волна воды, выше большинства зданий, рушилась на них.       Левиафан... убийца городов.       Он попытался уйти от этого воспоминания и у него получилось, но прозвища погибших преследовали его, называемые неотвратимо, одно за другим.       Когда окружающий его мир устаканился, он обнаружил себя в магловской старшей школе. Сам он никогда ни в одной не был, но они не так уж отличались от начальных школ, а дети были возрастом схожи с пяти-семикурсниками Хогвартса.       Тейлор стояла лицом к лицу с несколькими людьми в костюмах. Некоторые из них сами были подростками. По их мимике и жестам было ясно, что они были не в ладах с Тейлор.       ― Ученики! — воскликнула Тейлор. — Я назвала вас судом присяжных. Пришло время голосовать. Если вы на моей стороне — встаньте.       Треть из трёхсот подростков, находящихся в аудитории, поднялась со своих мест. Они окружили Тейлор, сформировав живой щит.       Оцепенение от страха остальных было очевидным.       Следующие несколько минут показали, как Тейлор ускользнула от остальных в костюмах, в основном из-за того, что они не хотели причинять вреда её последователям. Проделано всё было искусно; Тейлор переоделась в толстовку с капюшоном, пока остальные прикрывали её от врагов.       Тейлор что, всегда использовала детей в противостоянии своим врагам?       После бегства, Тейлор, кажется, потерялась, не зная, что сказать подросткам. Здесь не было ничего от того лёгкого духа товарищества, которое присутствовало с её нынешней группой приспешников.       ― Ты спасла моего папу, — сказала одна из девушек.       ― Сражалась с Бойней Девять, — произнесла другая.       ― Эти ублюдки из АПП…       ― Левиафан показался в убежище и я слышала тебя...       Там было столь много историй, что трудно было расслышать их все. Северус ощутил как его, почти что агрессивно, выдернули из этого воспоминания.       Он вернулся в реальный мир.       Тело Тейлор, которое он видел в её воспоминаниях, было ничуть не похоже на её нынешнее, но чем больше он за ней наблюдал, тем больше видел схожесть между ними двумя. Её мимика и жесты всегда были странными; обе девушки разделяли одинаковый, странный, похожий на богомола способ движения и поведения.       ― Это была даже не моя школа, — сказала Тейлор. Она смотрела вниз. — Выстрел наугад; я не ожидала, что всё так хорошо сработает.       Последнее воспоминание смутило её больше, чем предыдущее.       Даже предыдущее воспоминание беспокоило её лишь потому, что она оказалась принуждена оставить мужчину. Сама по себе битва была для неё нормальной.       ― Сражение? — спросил Северус. — Сколько было убито?       ― Кейпов? — спросила Тейлор. — Больше сорока. Если вы спрашиваете об обычных людях, то кто знает? Он уничтожил полгорода и это был хороший день.       ― А в плохой день?       ― Миллионы погибших, — ответила она. — Он топил целые острова. Он был самым слабым из трёх, и позднее мы обнаружили, что все они прибедняются.       ― Прибедняются?       ― Притворяются, что их ранили, когда на самом деле это не так, бьют не так сильно и смертоносно, как могли бы. Если бы они продемонстрировали свою настоящую силу, никто даже пытаться бы не стал вступать в сражение. Настоящий ужас в том, что они давали людям ложное ощущение надежды, лишь для того, чтобы потом прихлопнуть.       Монстр за несколько минут убил больше людей, чем люди Тёмного Лорда в самый кровавый год прошлой войны. Это включая только тех, кто сражался напрямую. Вне всяких сомнений, наводнение убило тысячи, если не десятки тысяч.       Это было всё равно что сражаться с Нунду, если бы Нунду были полностью разумны и могли уничтожать целые города. Северус сомневался, что армия волшебников справилась бы хоть немногим лучше; некоторые из мужчин и женщин в костюмах были сверхъестественно быстры.       Он видел взгляд в глазах Губителя; злоба в них была такой, что даже Беллатриса не смогла бы потягаться с ней.       ― Желаете ли вы продолжить? — спросил Северус.       Часть его хотела, чтобы она сказала «нет». Ему потребуется время, чтобы переварить уже увиденное. Воспоминания эти говорили очень много о том, каким человеком была Тейлор и тем, кем она являлась сейчас.       ― Не будем прерываться, — ответила Тейлор. — Я справлюсь.       Снова поднимая палочку, он подавил тяжёлый вздох.       В этот раз в его голове мелькали обрывочные картинки; Тейлор активно пыталась отбросить его.       Падение с одной из сторон большой металлической структуры в середине залива, взрыв золотистого света и уничтожение половины её тела. Она носила нечто вроде наплечного ранца, нечто, распылявшее воздух и замедлявшее её падение.       Его потащило прочь от этого воспоминания.       Тейлор преклоняла колени перед каким-то мемориалом; это был список имен погибших. Имён было так много.       Девушка грубо выцарапывала имена собак на мемориале; её собак, собак, которые сражались и погибли.       Руки и ноги сплетались вместе, черная кожа с белой.       Северус выскочил из этого воспоминания так быстро, как только смог, надеясь, что Тейлор не решит стереть ему память за одно лишь это воспоминание.       Это было похоже на шторм, путешествие из одного воспоминания в другое.       Обнажённая женщина с кожей в полоску, как у тигра, разрывающая металл, плоть и кость.       Шестиногий черный монстр размером с грузовик, покрытый шипами, чешуйками и толстыми пластинами брони. Его плоть исцелялась и изменялась, когда его атаковали, и он становился сильнее.       Летающая женщина, виденная им ранее. Самая могущественная женщина в мире, в конференц-зале с Тейлор, закованной в наручники.       Мешок с телом, принесённый в морг; жесткий смех официально выглядящего мужчины. Это воспоминание было странно искажено и искривлено.       Тейлор стояла на коленях и где-то вдалеке кричал мужчина. Глаза Тейлор были закрыты и Северус видел только её.       ― Не обещание. Не клятва. Не заклинание и не проклятие, — сказала Тейлор. — Неизбежность. Кажется, так она выразилась? Я говорила им. Предупреждала.[2]       Шум насекомых повсюду, и Северус оказался выкинут из этого воспоминания ещё быстрее, чем из предыдущего.       Он падал, не в состоянии контролировать свой путь через воспоминания. Они прибывали всё быстрее и быстрее...       Чернокожий подросток, обучающий её, как драться.       Тейлор едет на спине огромной, монструозной собаки, смеётся вместе с другими подростками в костюмах, едущими на схожих монстрах. В их компании поза Тейлор была расслабленной, намного более расслабленной, чем с любым из её приспешнников в мире Северуса.       Это была счастливая Тейлор, или по крайней мере, настолько счастливая, насколько возможно в том мире, в котором она жила.       Намного более юная Тейлор, по крайней мере, настолько же юная, как Тейлор в его мире. Она счастливо тараторила что-то в телефонную трубку.       Звук из телефона — визг покрышек, скрежет и грохот металла, бьющего по металлу. И следующая за ними ужасная тишина и растущее осознание.       Всхлипывание.       Чёрное платье, моросящий дождь.       Мама бы ненавидела всё это; всхлипывание фоном, сияние гроба, опускаемого в землю.       Её отец — тень прежнего себя, пережиток, словно призрак волшебника. Словно бы его Поцеловали, но он каким-то образом остался в состоянии разговаривать и двигаться.       Северуса болезненно выдернули из этого воспоминания, и на мгновение он оказался заперт в темноте. Он попытался отодвинуться, но ощутил сопротивление.       Внезапно он оказался внутри странного летательного аппарата. Он был непохож ни на один летательный аппарат, какие когда-либо видел Северус, и весь состоял из плавных металлических линий. Словно что-то, что он видел по телевизору, когда был ребенком.       Повсюду были экраны, и на экранах была крылатая женщина. Камеры были нацелены на разные части её тела; она была худая, как щепка, одежды не носила. У неё имелись многочисленные крылья, три из которых были обернуты вокруг неё, номинально защищая её скромность.       Волосы её были белыми с серебряным отливом; они венчали её голову прозрачными, невесомыми прядями, парящими так, словно она находилась в воде, а не в воздухе.       Лицо её было как у куклы, со взглядом который не видел ничего и одновременно с этим видел всё. Она была прекрасна, как ангел; нечеловечески и пугающе. Никто на свете никогда не счел бы себя достойным кого-то с таким обликом, даже не зная, кто она такая.       Убийца надежды.       Она напомнила ему о строфе из Библии, той, которую его магловские дедушка с бабушкой заставили его прочесть.       У серафима шесть крыльев; двумя он прикрывает лицо, при помощи двух летает, и двумя прикрывает ноги. Очевидно, «ноги» в Библии зачастую были эвфемизмом, по крайней мере, если судить по тем словам, которые он подслушал от религиозного ученика Рэйвенкло.       Картинки вспышкой, целые города, спрятанные под замок, люди, превращенные в проклятия, ждущие пускового сигнала.       Она могла видеть будущее, и она проскальзывала в разумы людей. Всё, что требовалось, так это побуждение сказать несколько слов не в те уши, вдохновить не того человека, выстроить серию событий, разрушающих жизни и уничтожающих сердца.       Целые города обносили стенами из-за этого создания, с запертыми внутри невинными людьми из-за возможности, что она могла превратить их в кого-то, кто убьёт своих друзей или родственников, или может просто скажет не те слова кому-то, кто может перейти к убийствам.       Таков был мир, из которого пришла Тейлор Эберт. Мир безнадёги, мир, где наилучшим исходом было ожидание смерти.       Девушка рядом с Тейлор говорила:       ― Мы здесь, чтобы попросить тебя о помощи. Попросить о возмездии и попросить твоей силы. Мы хотим, чтобы ты и остальные Губители присоединились к нам, дабы остановить Сына.       Что?       Они пытались заключить союз с этой штукой? Тейлор знала, чем являлась эта штука, что она творила с людьми. Она знала, что Симург никогда нельзя доверять. Самый умный человек смог бы предвидеть события на дюжину шагов вперед; Симург могла видеть на десять тысяч шагов.       Зачем бы Тейлор вообще вступать в союз с кем-то, ответственным за десятки тысяч судеб, что хуже смерти?       Что Тейлор говорила?       Что она спасла не только свой мир, но каждый из миров?       Симург вела себя так, словно и не слышала их. Она просто парила в воздухе, словно ей вообще на самом деле не нужны были крылья.       Тейлор спорила с другой девушкой, и на мгновение они отвернулись от экрана.       Сбивало с толку то, что он вообще всё это видит, если Тейлор не смотрела, но монстр, наконец-то, изменила положение головы.       Незаметное изменение в выражении лица, но на мгновение Северусу показалось, что чудовище смотрит прямо на него.       Конечно, это было невозможно. Это было всего лишь воспоминание, тень прошлого.       Тем не менее, даже то, что она просто пристально смотрела в его направлении, нервировало. Снейп проверил; за ним не было никого и ничего, на что она могла бы глазеть.       Чтобы успокоить самого себя, он подтолкнул себя разумом, пытаясь добиться другого вида на то, что происходит. Это было не так легко, как с Омутом Памяти, но он оказался по другую сторону от двух девушек.       Монстр всё так же пристально смотрела на него.       Тревожный страх угнездился в его животе. Это было создание, способное видеть будущее; было ли возможно, что она осознала, что Северус будет здесь в данный момент и что она точно предвидела, где именно он окажется?       Она закричала и он ощутил острую боль в голове.       Мгновение спустя он вернулся в реальный мир, отшатнулся назад и упал на одно колено. Северус ощутил, как кровь отхлынула от его лица.       ― Она видела вас? — спросила Тейлор.       В кои-то веки она была так же бледна, как и сам Снейп.       Несомненно, она увидела в его разуме больше, чем ему казалось.       ― Это невозможно, — сказал он. — Абсурдно.       ― Она превращала людей в бомбы с часовым механизмом, — ответила Тейлор. — Делала их опасными, и иногда не из-за того, что они сотворили что-то ужасное.       ― Вы предполагаете, что она могла повлиять на меня? — спросил Снейп.       Это должно было звучать нелепо, но в звуке её крика было что-то, что серьезно выбивало его из колеи.       ― Суперсилы — полная херня, — сказала она рассудительно. — И силы Губителей были ещё большей херней, чем большинство суперсил. Сын стреножил силы всех остальных, но силы Губителей вообще не были скованы.       ― Я не видел вашей силы в воспоминаниях, — сказал Северус.       Виноватое выражение проскользнуло по лицу Тейлор. Было ли возможным, что он видел эти воспоминания, но она стёрла память об увиденном?       Быстрый взгляд показал, что она держит руки в стороне от палочки. Это само по себе было подозрительно. Обычно она никогда бы не позволила кому-то направлять палочку на неё, не держа свою в руке.       Знание о Симург сделало его параноидальным.       ― Это было наихудшим в ней, — тихо сказала Тейлор. — Нельзя было доверять даже тому, что твои мысли всё ещё твои собственные. Они держали меня вдали от неё, вы знаете, пока не наступил конец. Они считали, что я недостаточно стабильна, и ущерб, который я могла причинить, был бы просто немыслимым.       ― Как они сражались с ней? — спросил Северус.       Если она была как Левиафан, с добавкой силы сведения людей с ума, сражение с ней было бы практически невозможным.       ― Короткими налетами, — объяснила Тейлор. — И слишком долгое сражение было смертным приговором; никто не мог рисковать тем, что кейп превратится в одну из её марионеток.       Значит, они убивали своих же.       Северус ощутил тошноту. Мысль о том, что Симург могла изнасиловать его разум, выбивала из колеи. Она ужасала в таких отношениях, которые он только начинал осознавать.       Предстоит ли ему провести остаток своих дней, размышляя о том, был ли этот момент тем, в котором он окончательно потерял контроль и последовал её воле?       Если она смогла увидеть его из воспоминания, то что могло удержать от того, чтобы просто явиться в этот мир? Что могло удержать любого из других Губителей?       Тейлор, несомненно, убила то создание, которое сотворило Губителей, но ни одно создание не жило в изоляции. Там где было одно, существовали и другие.       ― Вы жили в будущем, не так ли? — спросил он, воспоминание о хроме и стали всё ещё горело в его мозгу.       Тейлор кивнула.       ― Когда? — поинтересовался Северус.       ― Две тысячи тринадцатый, — ответила Тейлор. — По крайней мере, в самом конце.       ― И насколько всё было плохо?       ― Уничтожались целые миры, — сказала Тейлор. — Миллиарды, десятки миллиардов погибли.       ― Здесь? — спросил он.       Она беспомощно пожала плечами.       ― Там было множество миров; я, по правде говоря, не следила.       Так что оставалось возможным, что миру осталось только двадцать лет, прежде чем... что-то случится.       ― Может, это не прошлое, — сказала Тейлор. — Может, просто время здесь течет немного медленнее.       Северус внимательно посмотрел на неё.       Она пожала плечами.       ― Если это случится, то мы ничего не сможем с этим поделать. Я стараюсь не думать слишком много о таком исходе.       Когда к Северусу наконец вернулся дар речи, он изрёк:       ― Мне кажется, на сегодня хватит занятий.       Поднявшись на ноги, он молча вышел.
Примечания:
[1] Cердечно-легочная реанимация, CPR. Она же — «искусственное дыхание и непрямой массаж сердца»

[2] Цитируется строчка из канона. «Червь». Клетка 22.04
https://fanfics.me/read.php?id=68682&chapter=256
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.