Перевод

Палочка для Рой 2215

Mollfar переводчик
Alex_Pancho бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», МакКрей Джон «Червь» (кроссовер)

Автор оригинала:
ShayneT
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13220537/1/A-Wand-for-Skitter

Пэйринг и персонажи:
Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Тейлор Хеберт
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 635 страниц, 108 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Попаданчество Учебные заведения Экшн

Награды от читателей:
 
Описание:
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.

Посвящение:
Samus2001.
За рекомендацию великолепного фанфика.
За выполненную львиную долю перевода. Не все понимают, насколько чудовищные объёмы текста уже переведены.
Восхищаюсь твоей работоспособностью и тем, сколько труда ты вложил в текст.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод фанфика также опубликован по адресу:
http://fanfics.me/fic129024
И там он не глючит как тут, зараза!

А ещё у фанфика появилась обалденные иллюстрации
http://fanfics.me/fanart25902
http://fanfics.me/fanart26740
Korsa_maxi - просто молодчина!

Глава 102. Соплохвосты

4 января 2020, 22:35
      ― Турнир Трёх Волшебников впервые прошёл семьсот лет назад, — произнёс Роули. — Предполагалось, что он будет взращивать связи между юными волшебниками различных народов. Каждая школа выбирала чемпиона, и они состязались, и школы по очереди принимали у себя Турнир.       Он пристально и прямо посмотрел на нас.       ― Турнир был прекращён, потому что смертность оказалась слишком высока, и директора двести лет назад решили не продолжать традицию по этой самой причине. Будь моя воля, я бы всё так и оставил, но моё предложение было отвергнуто советом попечителей.       Я бросила взгляд на Драко.       Был ли его отец одним из тех, кто протолкнул это голосование в качестве услуги своему хозяину?       Он посмотрел на меня, едва заметно пожал плечами.       ― Тем не менее, мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы защитить чемпионов, — продолжал Роули. — Было заключено соглашение, что участвовать в Турнире будет разрешено только достигшим совершеннолетия.       В толпе раздались стоны, вкупе с несколькими одобряющими возгласами. По какой-то причине все смотрели на меня.       ― Это отстраняет от участия мисс Эберт, — произнес Роули. — Что открывает возможность для шести— и семикурсников принять участие в состязании.       Всё смущённо захихикали.       Первогодки, все как один, вне зависимости от того, на какой факультет их распределили, таращились на меня с широко раскрытыми глазами.       ― Тем не менее, я подозреваю, что наши шансы весьма хороши, благодаря очень активной клубной деятельности в этом году, — продолжил Роули.       Высокая похвала моей группе, учитывая то, что он видел лишь пару наших тренировок.       На лицах людей из моей группы, даже у Рона Уизли, расплывались удовлетворённые улыбки. Несмотря на его безалаберное отношение к занятиям, он всё равно стал достаточно хорош, чтобы побивать тех учеников, кто вообще не занимался.       ― Приз — тысяча галлеонов, — провозгласил Роули. — И я должен упомянуть о завоёванной славе. В записях Турнира Бобатон и Хогвартс идут ноздря в ноздрю. Хотя, я не буду говорить о славе. Я позволю вам самим решить, что вы думаете по этому поводу.       ― Дурмштранг никогда не выигрывал, — тихо сказал Драко. — Одна из причин, почему отец меня туда так и не отправил. Их образование не соответствует стандартам во всём, кроме квиддича.       ― Позвольте мне сказать начистоту, — произнес Роули. — Во время Турнира погибали люди; иногда не только участники. Если бы решение зависело от меня, то Турнира бы вообще не было.       Тогда, значит, его протолкнул совет попечителей или кто-то в Министерстве. Я нахмурилась.       ― Означает ли это, что в школе окажутся незнакомцы? — спросила я Драко.       ― Дети из других школ, — ответил он. — Журналисты, родители, чиновники Министерства... огромное множество.       Множество возможностей проскользнуть для убийц, некоторые из которых, скорее всего, будут не в себе. Хуже того, из-за того, что мы не будем знать их, и потому что их будет так много, протоколы Властелин Скрытник будет трудно или невозможно применить.       Драко, кажется, понял ход моих мыслей.       ― Если на первой полосе Пророка выйдет красочное фото, как ты убиваешь чью-то бабушку, это плохо скажется на твоей репутации, — заметил он.       ― Может, я просто не буду вмешиваться, — парировала я.       ― А если случится что-то, что ты не сможешь остановить, тоже не будешь? — спросил Драко. — А если случится с одним из твоих друзей?       Нахмурившись, я покачала головой.       Будет трудно сладить с тем, чтобы не оказаться неожиданно подстреленной из толпы. Хуже того, Турнир позволит людям оказаться как минимум на призамковой территории, и откроет массу возможностей для подбрасывания проклятых вещей.       ― Я не стану запрещать, — продолжал Роули, — но прошу подавать заявку на участи лишь тех, кто отлично колдует.       Он смотрел на моих людей.       Именно они более года трудились упорнее всех. Они обучались стратегии, и не только при помощи групповых тактик. Они тренировались сражаться в битвах, где они будут единственными из бойцов, потому что все маглорожденные являлись мишенями.       Семикурсники прошлого года уже работали тренерами Дамблдоровской магловской группы, хотя и всё ещё регулярно присылали мне отчеты.       Все мои люди смотрели на меня.       Должна ли я сказать им избегать турнира? Это было бы умно, но некоторым из них не помешала бы тысяча галлеонов, а если начнутся настоящие проблемы, я вмешаюсь.       Я пожала плечами.       ― А ты правда маглорожденная? — спросил первогодка, сидящий напротив.       ― Ещё не провели ознакомительную беседу, — пояснил Драко. Вздохнул и повернулся к пареньку. — Просто она хочет, чтобы мы так считали. Её матерью был боггарт, а отцом — Нунду. Дамблдору пришлось заколдовать её, чтобы она не убила нас всех, но каждый раз, когда кто-то её беспокоит, эти заклинания самую чуточку слабеют.       ― Х...хорошо, — отозвался паренек. — Извините.       ― Это шутка, — ответил Драко. — Но не слишком далеко ушедшая от правды. Я собираюсь провести беседу со всеми вами, первогодками, прежде чем вы отправитесь спать.       ― Ты будешь толкать речь? — спросила я.       ― Сложилось впечатление, что я удачная кандидатура — знаю тебя, и при этом не являюсь ни твоим другом, ни твоим врагом, — объяснил он. Скромно пожал плечами. — Кто я такой, чтобы отказываться?       В дальнейшем это закрепит его авторитет среди первогодок. Авторитет не только по моему поводу, но и по другим вещам. Разыгрывал ли Драко нечто долговременное?       В конечном итоге, я не могла даже обидеться на него. Он предупредил меня, и всё что он делал, на самом деле, всего лишь пытался помочь выжить своей семье. Если я одержу победу, то он поставит себе в заслугу то, что помогал мне. Если победит Волдеморт, то Драко не будет упоминать о своей помощи.       ― Точно, — сказала я. — Постарайся наплодить поменьше боггартов.       ― Ну, хоть повеселюсь, — сказал он. — Оказываю всем услугу... администрации не придется заполнять бумаги из-за гибели учеников, а первокурсников, которые не настолько глупы, спасаю от травмы созерцания того, что случилось бы с их одноклассниками... даже домовым эльфам оказываю услугу, им не придется оттирать кровь с пола.       ― Прекрасно, — сказала я.       На следующий день, словно ничего не изменилось, начались занятия. Я хотела поговорить с Дамблдором о Луне.       Была ли она Видящей или просто прирожденной легилименткой? Я не могла сказать наверняка. Я всё ещё, за исключением тех случаев, когда они позволяли мне, оставалась не особенно хороша в заглядывании внутрь разумов людей, по крайней мере без того, чтобы это не становилось невероятно очевидно.       Я могла бы прибегнуть к грубой силе, чтобы ворваться в их разум, но это было бы слишком очевидно. Того рода трудно уловимое, незаметное чтение разума, которое осуществляли Дамблдор и Снейп, всё ещё оставалось очень сложным для меня.       Рядом со мной Снейп всё время держал свои ментальные щиты поднятыми; насколько я могла судить, он никогда не ослаблял их.       К своему удивлению я обнаружила, что нашим заданием на Травологии было собирать гной бубонтюбера. Я заметила, что Драко продолжал наблюдать за мной.       Волновался ли он, что я собираюсь прикарманить немного гноя? Если бы это задание происходило в течение первого нашего года, то у него были бы все основания для волнения.       А сейчас за меня это делали три ученика Рэйвенкло. Тогда как гной не требовался мне для нападений, он оставался ценным ингредиентом для зелий, и нам не пришлось бы платить за гной, добытый таким образом.       Любое дополнительное количество могло пойти на изготовление подарка для Панси, если она в этом году снова решит быть раздражающей.       В этом году профессор Спраут, кажется, относилась ко мне с меньшей подозрительностью; некоторые из спасённых мной маглорожденных были хаффлпаффцами, и у неё, кажется, была хорошая память.       Я с нетерпением ожидала следующего урока.       ― Я не уверена, как Хагрид сможет вести урок, — заметила Гермиона.       Мы шагали вместе с Милли и четырьмя рейвенкловцами из моей группы.       Роули продолжал политику разделения гриффиндорцев и слизеринцев, и это означало, что большая часть наших уроков проходила в паре с Рэйвенкло.       ― Да ну? — спросила я уклончиво.       Хагрид и мне не казался самым смышлёным из взрослых, но намерения у него, кажется, были самые наилучшие. Скорее всего, классу придётся как следует поработать руками и не так уж много, в плане письменных заданий.       Не то, чтобы я возражала против письменных заданий, теперь, когда я освоила мастерство использования пера. Задание длиной в фут — это ж всего одна страница, и от нас не ожидали, что мы будем писать сочинения длиной в множество страниц.       По большей части я ожидала с нетерпением любых новых существ, которых он покажет нам, и любые озарения в плане создания своих собственных.       Моей заветной мечтой была способность создания своих собственных ретрансляционных насекомых. Ранее я была ограничена тем, что Панацея была готова создать для меня, но с достаточным количеством таких насекомых, я смогу дотянуться до любого уголка страны.       Конечно, их надо будет создавать с избытком; последним, что мне требовалось, чтобы заблудившаяся почтовая сова перекусила единственный канал связи между мной в Шотландии и Лондоном в неподходящее время.       Ретрансляционные насекомые, в конечном итоге, разбредутся и, возможно, будут размножаться, пока я не остановлю их.       Конечно, страна, полная ретрансляционных насекомых, может и не будет наихудшей вещью в мире, до тех пор, пока они не будут значительно превосходить по численности обычных своих собратьев.       Оставить их с небольшой добавочной мощью означало бы, что у меня всегда будет козырь в рукаве. Что было бы намного более полезно, если бы моя способность к мультизадачности всё ещё оставалась бы со мной в полной силе, хотя, возможно, что даже мой пассажир не смог бы справиться с информацией от каждого насекомого во всей стране.       ― А вообще, почему Хагрид преподает? — спросила Миллисент. — Разве не должен был преподавать профессор Кеттлберн?       ― По крайней мере, Хагрид, пожалуй, переживёт предмет лучше, чем Кеттлберн, — отозвалась я. — У того осталась только одна рука и половина левой ноги.       ― Я слышала, он оказывался на испытательном сроке шестьдесят два раза, — сказала Гермиона. — Будучи учителем! Хагрид будет безопаснее, чем всё это.       ― А что, этот предмет будет настолько опасен? — нервно спросила Миллисент.       ― Просто помни, чему ты научилась, — сказала я. — И будь осторожна. Животные могут быть непредсказуемы, неважно, насколько хорошо они выдрессированы, и я сомневаюсь, что Хагрид хоть кого-то из них вообще дрессировал.       Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы не застыть внезапно, когда мы вошли в радиус досягаемости чего-то, с чем я раньше не сталкивалась.       Это были создания с панцирями, длиной сантиметров в пятнадцать, и они периодически выбрасывали взрывающиеся искры из своих нижних отверстий. Я могла сказать, что они новорождённые, и подозревала, что когда вырастут, станут намного больше. Я не знала, кто они такие, но знала, что хочу хотя бы парочку таких.       Членистоногие, дышащие огнем. Мне приходилось прилагать усилия, чтоб не запищать от восторга.       Я ускорила шаг.       ― Тейлор? — спросила Гермиона.       ― Мне вроде как не терпится увидеть то, что Хагрид приготовил для нас, — объяснила я. — Это же не просто урое, где ты сидишь в помещении. Может, чудищ каких увидим!       Остальные, кажется, не проявляли такого энтузиазма, но разве это не было одной из настоящих причин, из-за которых мы ходили в магическую школу?       Обогнув хижину Хагрида и оказавшись с другой стороны, мы увидели Хагрида, стоящего рядом с несколькими большими коробками.       ― Все, соберитесь в кучку, — сказал Хагрид.       Я уже пристально разглядывала содержимое коробок, тщательно стараясь сделать так, чтобы мой контроль над этими созданиями не стал очевидным.       ― Что это? — спросил Малфой.       В голосе его слышалось отвращение.       Учитывая то, что эти создания выглядели как насекомые и обладали едким запахом, я могла понять его сдержанность.       ― Соплохвосты, — с гордостью заявил Хагрид. — Свежевыведенные. Я решил, что можно сделать проект по их выращиванию.       ― Почему? — осторожно спросил Драко. — Для чего они нужны?       ― У них ядовитые жала, — сказала я, изучая одного из них. — И самки сосут кровь. Они стреляют огнем из задницы.       Я посмотрела на всех остальных и ухмыльнулась.       ― Они потрясающие!       Драко уставился на меня.       Один из соплохвостов находился у меня в руке и я осторожно положила его обратно в коробку.       ― Пять баллов Слизерину, — сказал Хагрид.       ― Их можно выдрессировать? — спросил Драко. — Использовать как цепных псов?       Он нахмурился, глядя на соплохвостов и размышляя. Он немного изучил мой образ мышления, и размышлял, что же я смогу натворить с несколькими сотнями соплохвостов.       ― До какого размера они вырастут? — поинтересовалась Гермиона.       ― Хорошие вопросы, — ответил Хагрид. — Может, мы вместе найдём на них ответы.       ― Давайте попробуем покормить их, — продолжил он.       ― Может быть, нам следует надеть перчатки, — заметила я. — Раз уж у них ядовитые жала и всё такое. В конце концов, даже если сейчас они не слишком-то ядовитые, они могут в конечном итоге стать намного ядовитее, а мы же не хотим проявлять беспечность.       Хагрид нахмурился.       ― Может, ты и права, — сказал он. — Бережёного бог бережёт.       Он отправил пару рэйвенкловцев за перчатками, а мы тем временем попытались бросать соплохвостам небольшие кусочки мяса.       ― Мне кажется, у них на самом деле нет ртов, — сказала Миллисент. — Интересно, как они едят?       ― Рот у них с нижней стороны, — ответила я. — Хорошо его рассмотрела. Почти невидим, но всё же он открывается.       Хагрид посмотрел на меня, стараясь скрыть выражение своего удивления. По правде говоря, я обнаружила их, потому что могла ощущать рты при помощи самих соплохвостов.       ― Они, скорее всего, едят насекомых, — продолжала я. Ощущала их голод, направленный друг на друга. — Они, пожалуй, начнут пожирать друг друга, если мы их не рассадим.       ― Почему ты считаешь, что они едят насекомых? — спросил Хагрид.       ― Я продемонстрирую вам, с вашего разрешения, — ответила я. — Если мне будет разрешено убить одного из них.       Хагрид посмотрел с сомнением.       При помощи палочки я выдернула одного из соплохвостов из коробки и пригвоздила его к земле. Панцирь его ещё не затвердел, так что все прошло легко.       Я продолжила, вскрыв соплохвоста при помощи ножа, демонстрируя классу его внутренности.       ― Странно, что у них есть внутренние мандибулы, — продолжала я. — Большинство насекомых специализируются или в жевании, или в выпивании крови, или в отрыгивании кислоты, с подбиранием того, что потом осталось. Необычно, что кто-то из них использует несколько видов питания сразу. Это вообще природное создание?       Хагрид выглядел так, словно ему неловко.       ― Министерство одобрило их создание, — сказал он.       Я обменялась взглядами с Драко. Он кивнул. Значит, часть Турнира.       ― Это всё объясняет, — отозвалась я.       Я засунула останки соплохвоста в ближайшую коробку, и безразличие созданий внезапно исчезло. Они карабкались друг на друга и сражались за право получить останки.       ― Ага, — сказала я. — Стоит подготовить больше коробок.       Вероятно не следовало говорить им этого; я, скорее всего, смогла бы прибрать к рукам часть соплохвостов и разместила бы их внутри стен замка. К несчастью, я не могла быть уверена, что меня по какой-то причине не заберут из замка, и было бы невыносимо узнать, что соплохвосты сожрали домового эльфа или ученика-первогодку.       Все остальные выглядели бледно.       ― У меня такое чувство, что они станут намного больше, — произнесла я. — Возможно, на коробки стоит приладить крышки, как только соплохвосты поймут, как летать.       Теперь все выглядели встревоженно. Никто не считал хорошим времяпрепровождением мысль о том, что эти создания будут без надзора летать по коридорам Хогвартса.       ― У них нет крыльев, — возразила Гермиона.       ― Они могут стрелять огнем из задниц, — парировала я. — И это означает, что они как минимум смогут прыгать, причём прыгать реально высоко.       Внезапно мне пришла в голову фантазия, отправить триста соплохвостов в атаку на штаб-квартиру Волдеморта, в роли которой, без сомнения, выступал какой-то особняк чистокровных. Соплохвосты легко могли поджечь что-нибудь, и так как это не являлось заклинанием, оно пожалуй даже могло пройти через часть стандартных защит.       А может быть и нет. Тем не менее, проснуться в кровати с дюжиной скорпионов, каждый с большого лобстера размером, такого могло оказаться достаточно, чтобы практически любой начал переосмыслять сделанный им в жизни выбор.       ― Ещё пять баллов Слизерину, — сказал Хагрид.       Выглядел он ошеломлённым.       Конечно, я мухлевала. Я и правда знала о биологии насекомых, как благодаря личному опыту, так и из-за целенаправленного изучения во времена Шелкопряд, за счёт крох свободного времени, в попытке стать лучше в том, чем я занималась.       Я в любом случае собиралась украсть часть соплохвостов, но вначале хотела посмотреть во что они превратятся, прежде чем выпускать их на свободу внутри замка. В противоположность моей уверенной речи, я и правда не слишком-то много знала о них.       Я подозревала, что Хагрид тоже не знает, а если их только создали, возможно, никто не знал.       Никто не оспаривал десять баллов, заработанных мной для Слизерина, но получить их я смогла благодаря тому, что смухлевала и продемонстрировала знания, которых не могло быть ни у кого.       Я бы почувствовала себя виноватой, если бы меня вообще волновала система баллов.       По правде говоря, я также сомневалась, что большинство людей в моей группе так уж сильно заботят баллы. За исключением возможности вздёрнуть свой флаг в конце года, они на самом деле не так уж много и значили. Вот если бы можно было выиграть вечеринку с пиццей или собственного соплохвоста — тогда другое дело.       ― Скажите, — обратилась я к Хагриду, как только все, кроме Милли и Гермионы, ушли. — А как именно выводят новых созданий?       ― Ваще-т, эт незаконно, — ответил Хагрид.       ― Трансфигурацию использовали? — спросила я.       Он покачал головой.       ― Эти будут размножаться по-настоящему... может быть... если они могут размножаться. Может, будут стерильны.       ― У них есть органы размножения, — ответила я. — Но это ничего не значит, если они мулы.       ― Ты же не собираc’ся заниматься.... творческим размножением животных, а? — с тревогой в голосе спросил Хагрид.       ― Ну, я подумала, что было бы классно, если бы соплохвосты оказались умнее, — сказала я. — И если бы они на самом деле умели летать.       ― За такое в Азкабан загремишь, — сказал Хагрид. — Знавал типа, котор’ однажды вывел огнедышащу курицу. Зря он это.       ― Правда? — спросила я.       ― Ага, — ответил он. — Курицы-то глупые так-то, а огнедышащие — так обожают усё подряд подпаливать.       ― А как вообще вывести кого-то огнедышащего? — заинтересованно спросила.       Он вытаращился на меня на мгновение, затем произнёс:       ― Вы это… кажись, на следующее занятие вам, того, пора.       Я пожала плечами.       Так или иначе, я найду информации о магическом выведении созданий, и если сочту усилия, стоящими затраченного на них времени, то что-нибудь предприму.       ― Ты же не будешь и правда выводить огнедышащих куриц, а? — спросила Гермиона.       ― Куриц, конечно, не буду, — ответила я.
Примечания:
Здравствуйте, товарищи.

Нам неоднократно поступали сообщения в комментариях о том, что текст - "какой-то гуглоперевод", изобилует ошибками, кальками и огрехами. Справедливо указывалось, что при таком темпе выкладки глав, когда "скорей-скорей" выходит следующая, наличие множества ошибок - неизбежное следствие.

Что ж, теперь все последующие главы будем аккуратно, никуда не спеша вычитывать на десять раз, убирать кальки, повторы, англицизмы и всё прочее, на что нам неоднократно жаловались. Начиная со 103-ей главы будут выходить 5-го числа каждого месяца.

За месяц будем стараться вылизать текст главы до такой степени, чтобы ни к одной запятой придраться было невозможно. Максимально старательно и качественно.

Любить - так любить. Стрелять - так стрелять. Переводить - так переводить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.