Уроборос 48

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Щерба Наталья «Часодеи»

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 73 страницы, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Дружба Мэри Сью (Марти Стью) ОЖП ООС Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Философия Элементы фемслэша Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
«Василиса Огнева ухмыльнулась. ЧерноКлюч легко порхал между тонких пальцев, сверкая острым лезвием, и рыжая часовщица, казалось, готова в любой момент обагрить его кровью.»
История другой временной параллели, где изменилось только одно: вместо доброй, наивной девочки на Эфлару пришла жестокая девушка, скрывающая сломавшие её события в тайне и знающая, как страшно привязываться к людям и затем видеть их смерть. Пусть за жестокостью скрывается доброта, сможет ли кто-нибудь пробудить её?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
«Василиса Огнева ухмыльнулась. ЧерноКлюч легко порхал между тонких пальцев, сверкая острым лезвием, и рыжая часовщица, казалось, готова в любой момент обагрить его кровью.»
История другой временной параллели, где изменилось только одно: вместо доброй, дружелюбной девочки на Эфлару пришла мрачная и холодная девушка, скрывающая сломавшие её события в тайне и знающая, как страшно привязываться к людям и затем видеть их смерть. Пусть за её жестокостью скрывается та же добрая, готовая на всё ради близких людей Василиса, сможет ли хоть кто-то дозваться до неё?
(Вставки из книги закончатся в третьей главе)
(Полное описание)

Глава VII

7 мая 2019, 07:50
Василиса приоткрыла глаза и повернула голову. Она лежала на теплом и мягком слепяще-белом песке. А перед ней, куда ни глянь, простиралась бескрайняя водная гладь. Выплюнув изо рта немалое количество этого самого белого песка, Василиса кое-как поднялась на ноги. – Ну вот, — расстроенно произнесла она, оглядываясь. Волны лениво облизывали берег, оставляя на песке причудливые пенистые узоры. Алый солнечный кружок только-только выглядывал из-за горизонта, окрашивая море в серебристо-розовый цвет. В том, что это было море, Василиса не сомневалась. Много раз она видела его на картинках в книгах. Вид огромного бесконечного пространства поражал великими размерами. Нахлынуло новое, дикое ощущение — чувство полной свободы. Где-то далеко остались страхи, тревоги и неприятности, все казалось мелким и незначительным здесь, на берегу моря. Солнце, красуясь, поднялось выше, освещая не только море, но и неизвестные горы вдали. Василиса решила просто пойти вдоль берега, она выйдет к какому-нибудь человеческому жилью и там разузнает, что же с ней приключилось и куда она попала. Неожиданно Василиса заметила, что далеко-далеко, почти у линии горизонта, быстро движется яркая светящаяся точка. Она приближалась с бешеной скоростью, перерастая во что-то белое и сверкающее, похожее на… коня? Да, это был конь. С развевающейся серебряной гривой, мчащийся во весь опор прямо на нее. Он быстро приближался, и вскоре Василиса смогла различить на лбу прекрасного животного тонкий, как кинжал, витой серебристый рог. Что за чудный зверь?! — «Тонкорог», — ответил Росс из глубины подсознания. — Вассилисса, я осставлю тебя ненадолго, ладно? Я потратил много ссил на поссвящшение… — Конечно, отдыхай, Росс, — мягко ответила Огнева. Между тем удивительный конь приблизился и застыл как вкопанный всего лишь в нескольких шагах от Василисы. Девочка замерла на месте, боясь пошевелиться. А конь вдруг склонил ноги в изящном поклоне, как будто приглашая залезть к нему на спину. Василиса восхищенно замерла. Но тут произошло кое-что другое, еще более непредвиденное, — возле чудесного единорога материализовался мальчишка. Просто возник из воздуха. Теперь она получше разглядела мальчика: среднего роста, смуглый, вернее, загорелый дочерна, а волосы и брови — белесые, выгоревшие на солнце, и те же самые большие карие глаза. На нем была простая белая рубаха с косым вырезом и очень широкими рукавами, сужающимися у запястья, и прямые черные штаны, чем-то похожие на джинсы. Мальчишка был босиком. – Здравствуй, — улыбнулся Ник. — Ну тебя и забросило! Пришлось Белорожка брать на помощь — он легко чувствует иномирных. Ник подошел и, остановившись на расстоянии в два шага, вдруг отвесил Василисе низкий поклон. – Как прошел переход, уважаемая часовщица? — Глаза мальчишки пытливо изучали ее. Василиса оторопела от подобной учтивости. Возможно, здесь так принято здороваться? Поразмыслив, она тоже поклонилась. У мальчишки глаза на лоб полезли. – Ты не должна мне кланяться, — недоуменно произнес он. — Я же не часовщик… – Да? — растерялась Василиса. — Ну, кхм, извини. — Я забеспокоился, когда к двери кто-то подошёл, — поделился Ник, осматривая Огневу. — Это была моя сестра, Дейла, — ответила рыжая. — Она не выдала меня отцу, так что всё в порядке. — Тогда ладно, — кивнул Ник. – Послушай, Ник, — решительно начала Василиса, — мы можем где-нибудь нормально поговорить? Мне действительно угрожали, я убежала от собственного отца и ничегошеньки не понимаю, что происходит. Но хочу, наконец, во всем разобраться. – Да, это можно. — Ник с облегчением вздохнул и улыбнулся. — Поедем к нам в дом. Мой отец — очень хороший человек, и он поможет тебе… ну-у, в любом случае. – О, это было бы здорово! Василиса переступила с ноги на ногу. Ее немного подташнивало от голода, и она подумала, что неплохо бы заодно напроситься на обед к мальчишке. Но с этим явно придется обождать: во взгляде Ника была подозрительность и растерянность. Вроде бы тот немного жалел, что стал помогать Василисе. И будто в подтверждение ее мыслей, мальчишка произнес делано-радостным тоном: – Но сначала заедем за Фэшем — моим другом… Он тоже часовщик, причем с очень высокой часовщинкой. – С чем? – С часовщинкой. — Мальчик скосил глаза на Василису. — С часовой степенью то есть. Откровенно говоря, ты такая странная… Говоришь, что часовщица, а сама… послушай, у тебя какая степень? – Разве можно говорить? Василиса улыбнулась: уж про это она знала из памятного разговора с Еленой. Уши Ника стали малиновыми. – Ну да… Просто, м-м, по-дружески можно ведь сообщать? Вот Фэш мне сразу сказал, да и… Хотя, конечно, ты не обязана… – У меня высшая степень. – Что?! – Высшая, — повторила Василиса, немного раздражаясь. — Это тоже странно? Мальчик нахмурился. Некоторое время он молча разглядывал ее и, решившись, сухо произнес: – Послушай, я сказал тебе пароль перехода, думая, что тебе действительно угрожает опасность. Мне за это может серьезно влететь. И если ты будешь врать мне… – Я не вру! Однако мальчишка сердито поджал губы и жестом указал на спину Белорожка. – Поедем на тонкорожке. Он незаметно провезет нас сквозь стены Воздушного замка… – Как это?! – Это же тонкорог! — Мальчишка нахмурился еще больше и глянул на Василису с таким изумлением, будто она только что превратилась в дракона. — Ведь тонкорог может перемещаться даже между мирами, поэтому стены для него — вообще не помеха. И если попросить его, он сделает всадника невидимым, а когда почует опасность — делается прозрачным и сам. После такой речи Василиса не без опаски залезла на спину к Белорожку и осторожно ухватилась за серебристую гриву. – Обними его за шею, — посоветовал Ник. — И покрепче, он любит скорость… Через пять минут будем в Замке. Василиса кивнула, мгновенно последовав совету: ухватилась за шею тонкорога, почти зарывшись лицом в мягкое серебро гривы. Ник последовал за ней, осторожно обняв девочку за талию. Белорожек топнул точеным серебристым копытцем и резко сорвался с места. Он быстро мчался вдоль берега, словно летел по воздуху, — копыта едва касались земли. Ветер трепал Василисе волосы, зато приятно обвевал лицо. Оказалось, это совсем не страшно — скакать во весь опор на чудесном тонкорожке. Не прошло и нескольких минут, как впереди показался высокий скалистый мыс; он гордо выступал в море, словно корабль, едва отошедший от пристани. На самой вершине покоился прекрасный замок из белого камня. Его многочисленные башни и башенки с тонкими, острыми шпилями упирались в рассветное небо, исчезая среди розовых облаков. Раскинувшаяся перед ними картина сверкала удивительными красками, словно открылась страница любимой книги, с изображением дворца доброго и могущественного волшебника. – Это Воздушный замок! — гордо сообщил Ник. — Мы его так называем, потому что издали кажется, будто он лежит на облаках… Правда красиво? Василиса восхищенно кивнула. – Я бы очень хотел научиться строить такие замки, — прозвенел голос Ника за ее спиной. — Но для этого надо быть часовщиком… да и папа хочет, чтобы я стал часовых дел мастером, как он, но я не особо люблю механику. — В голосе мальчика появились грустные нотки. Василиса хотела расспросить поподробнее, почему надо обязательно быть часовщиком, чтобы строить волшебные замки, но вдруг увидела перед собой крепкую каменную стену. Не успела она испугаться, как стена расплылась, будто рисунок на бумаге, на который плеснули много воды. И вдруг стала какой-то нереальной, словно обрывочное, суматошное видение из сна. В следующий миг Василиса с удивлением осознала, что Белорожек давно мчится сквозь стены: по бокам то и дело мелькали плотно прилегающие друг к другу камни. Тонкорог пронесся через туманный и неотчетливый круглый дворик с фонтаном посередине, еще одну стену, длинный темный коридор, стену, коридор, лестницу… Вновь стена, опять коридор… Через некоторое время Василисе начало казаться, будто она сошла с ума или видит страшный сон. Но внезапно картинка выровнялась, очертания предметов стали более отчетливыми, перестали колыхаться и, уплотнившись, застыли в привычном безразличии неодушевленных вещей. Это была маленькая комната в бело-золотых тонах. С красивой, но слишком вычурной мебелью. Кажется, где-то тикали часы. Василиса легко соскочила, сразу же за ней — Ник. Белорожек, перебирая стройными ногами, нетерпеливо затоптался на месте. – Вот, подождем здесь. — Ник сдержанно улыбнулся Василисе. — А Белорожек сообщит о нашем прибытии Фэшу, своему хозяину. И все будет в порядке. По-видимому, Белорожек только и ждал этих слов: нагнул среброгривую голову с тонким рогом, коротко заржал и растаял в воздухе. Василиса внимательно оглядела комнату. После темных коридоров и переходов, мелькавших по дороге, эта маленькая, но светлая комната казалась очень уютной. На широких окнах — белоснежные занавески, вышитые огромными золотыми лилиями, в углу белый резной шкаф с книгами… Посередине круглый стол со стеклянной столешницей, тонконогие стулья и пушистый коврик возле окна. Василиса не увидела ни одной электрической лампы или бра, зато заметила с десяток высоких золотых подсвечников, расставленных повсюду: наверное, в замке тоже предпочитали живое пламя, как и в доме отца. – Садись. — Ник подошел к столу. Отодвинул стулья с высокими кружевными, словно увенчанными морской пеной спинками. Василиса аккуратно присела на краешек стула. Некоторое время они помолчали, не зная, о чем говорить. – Послушай, Ник… — решилась наконец Василиса, — а кто здесь живет, в этом Воздушном замке? – Это замок РадоСвета. Он имеет два крыла: западное, крыло РадоСвета, или крыло часовых совещаний, и Часодейное крыло, или, попросту говоря, школьное. Ник явно был рад прервать затянувшееся молчание. – Ты сказал Часодейное крыло? — осторожно переспросила Василиса. – Да, это школа, где учатся часовщики со всей Эфлары — те, чья степень выше второй. Часодейное крыло делится на половину Темных Часов и половину Светлых Часов. – О, про это я немного слышала, — кивнула Василиса. — Послушай, расскажи мне еще о крыльях — что это?» — Я нашла источник информации, — улыбнулась Василиса. – А где же твой браслет, а? Если у тебя высокая степень — должен быть браслет! – Ничего у меня нет. — Василиса окончательно помрачнела. – Так все-таки ты наврала! – Ничего я не врала! – Слушай, ты точно очень странная, — перебил Василису Ник. — Сейчас придет Фэш, и тогда начнешь рассказывать, а то я вообще не соображаю… Василиса, нахмурившись, отвернулась к окну. Казалось, небо нахмурилось вместе с ней: на солнце набежали тучи, стало пасмурно. – Ты не обижайся, ладно? — произнес Ник более мягким тоном. — Просто я действительно серьезно рисковал, позволив тебе воспользоваться отцовским паролем перехода. И если кто-нибудь узнает… Но у тебя было такое серьёзное лицо. Василиса очень мрачно посмотрела на него. – Ну да ладно, чего ты… Сейчас придет Фэш и поможет разобраться во всем. Только знаешь, э-э… — Ник запнулся, по всей видимости выискивая наиболее подходящие слова для того, что собирался сказать. — Ты, короче, не говори ему про то, что у тебя высшая степень… Он — человек вспыльчивый. И как отреагирует, не могу знать даже я, его лучший друг. Он же часовщик — еще наэферничает тут, потом расхлебывай. – Наэферничает? — Опять новое слово. — А это что? Ник отвел глаза: к нему явно вернулась растерянность. Но тут занавеска, скрывающая дверь, колыхнулась, пропуская вперед невысокого мальчишку. На вид — лет пятнадцати-шестнадцати, с темными, слегка вьющимися волосами и большими голубыми, прямо-таки ангельскими глазами. В груди Василисы опасно кольнуло, но она сразу загнала мысли глубже в подсознание. Одет он был несколько странно: черные широкие брюки и такого же цвета рубашка с воротником-стойкой и белыми широкими манжетами. По воротнику и низу одеяния шла серебристая узорчатая кайма с тиснеными арабскими цифрами. Обувь тоже была, мягко говоря, диковинной: тапочки из какой-то темной ткани с чуть вытянутыми, словно у турецких туфель, носками. Мальчик радостно улыбнулся, отчего на щеках заиграли ямочки. – Я примчался, как только увидел Белорожка. — Он не сразу заметил Василису целиком скрытую узорной спинкой стула. — Ну, и зачем тебе понадобился тонкорожек? И вообще, что за странная история? – Фэш… — Ник виновато улыбнулся. — Ты знаешь, тут такое дело… В общем, познакомься. Василиса, это Фэш… Фэш, это Василиса. — Голос Ника звучал несколько напряженно. — Она перенеслась с Осталы… э-э… немного с моей помощью. – Привет! — Василиса хмуро кивнула парню. Но тот даже не отреагировал на приветствие. Глаза его потемнели, а лицо словно сковало каменной маской. – Ник, давай разберемся. — От тихого голоса Фэша у Василисы ещё сильнее понизилось настроение. — Ты воспользовался служебным паролем отца, чтобы протащить по переходу эту девчонку? Погоди, но как тебе удалось? – У нее были очень мощные часы, сильнющие. Вообще-то Василиса сама совершила переход. Я только дал пароль. – Да?.. Какой вид транспорта? – Огненная лестница. – Что-о?! Фэш развернулся и шагнул к напрягшейся Василисе. – Ты кто такая?! — потребовал он объяснений. – Я — Василиса Огнева, — исподлобья глядя на парня, ответила она. Связь с Уроборосом пропала окончательно, и Василёк лишилась последней моральной поддержки. – Какая Огнева? — не понял Фэш. — Ты где живешь? Чем занимаешься? Что тебе надо от Ника? – Да ничего мне не надо от него! — выкрикнула в сердцах Василиса. — Кто твои родители? — продолжал допрос мальчишка. – Фэш, знаешь, давай помягче, — подходя к ним поближе, вмешался Ник. — Ты все-таки с девчонкой разговариваешь. – Куда уж мягче, — вкрадчиво произнес Фэш и, облокотившись на спинку Василисиного стула, опять занялся расспросами: — Так кто твои родители, а? Как их зовут? Говори! – Отца зовут… — Василиса неприязненно поморщилась. — Его зовут Нортон Огнев. — Ложь! Твой отец не может быть самим Огневым! — прорычал Фэш. — Он просто Огнев, — рыкнула рыжая. — Отвечай правду! — рявкнул Фэш. — Да пошёл ты к чёрту! Не думаю, что стоит терпеть твою наглость: вы всё равно не сможете помочь мне чем-то, — чаша терпения Василисы переполнилась. — Ник, я благодарна тебе за помощь и обязательно верну долг… Если доживу. До свидания. — Ну иди, — уверенно усмехнулся Фэш. Василиса толкнула дверь и с трудом успела увернуться, когда она резко захлопнулась. Она рванула широким коридором мимо каменных стен, увешанных картинами в огромных золотых рамах, демонстрирующих пейзажи или портреты людей в королевских одеждах. Между полотнами крепились факелы и чаши-канделябры на цепях. Некоторые картины Василиса узнала, но не стала останавливаться, чтобы прочитать авторов. Очередной коридор закончился узкой винтовой лестницей, ведущей куда-то высоко вверх. Лестница завершилась маленькой овальной площадкой, над которой чернел люк не больше полуметра в диаметре. Уж такое простое упражнение ей точно по силам. Она с легкостью уцепилась за железные поручни, торчавшие по бокам люка, и быстро подтянулась. Люк выходил прямо на чердак, заваленный всяким хламом: пустыми ящиками, лампами с мутным стеклом, полуистлевшими тканями с бахромой, похожими на старые шторы… Но больше всего здесь было часов: большие и маленькие циферблаты, деревянные, металлические или позолоченные корпуса, припорошенные пылью и в паутине… Василиса прислушалась: было тихо, ни одни часы не работали. Девушка прошла к круглому окну с распахнутыми зарешеченными створками. В лицо повеял легкий ветер. Василиса оказалась на одной из двух покатых, покрытых черепицей крыш; между ними пролегало расстояние не меньше двух метров. Василиса аккуратно вытянула одну ногу, потом вторую и так, шаг за шагом, съехала к самому бортику. Не утерпев, она глянула вниз: ого, какая высотища! В проеме между башнями было темновато, и поэтому казалось, что он бездонный. Василиса еще раз глянула вниз, и ей стало немного не по себе. Силы ее совсем истощились. К тому же она так ничего и не съела. Вот разбежаться хотя бы… Прикинула расстояние: ух, далеко… Василиса прыгнула. Изо всех сил оттолкнувшись, она взмыла в прыжке, но лишь больно чиркнула коленками по бортику другой стороны, чудом успев уцепиться за острый край пальцами. С трудом забравшись на крышу, Огнева облегчённо выдохнула, понимая, какую опасность избежала. Василиса подошла к краю крыши и заметила что-то вроде пожарной лестницы, по которой спустилась вниз, на мостовую, а после — шмыгнула в ближайший переулок, набросив капюшон куртки на голову, чтобы скрыть приметную рыжину.
Примечания:
Это не самая важная, но пусковая глава. Кстати, если наберётся 50 лайков до начала романтической линии, я даже скажу, с кем пейринг. Вы будете удивлены :)
автор
>**shustr**
>Буду надеяться что будет Юри))

Возможно, Юри (о, как я люблю Юри-Фемслешик) будет в отдельной части, а здесь — гето-джен. Вторая часть планируется как сборник драбблов, то есть что бы случилось, если б Василиса поступила по-другому.
А за отзыв — спасибище! ;)