Когда быть рядом - значит быть на дне 35

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
SHINee, EXO - K/M, Bangtan Boys (BTS), G-Dragon, T.O.P (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
альфа!Чон Чонгук/омега!Ким Тэхён/альфа!Чон Хосок, альфа!Мин Юнги/омега!Пак Чимин, альфа!Чхве Сынхён/альфа!Квон Джиён, бета!ДиО, альфа!Ли Тэмин
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 35 страниц, 4 части
Статус:
в процессе
Преступный мир Насилие Нецензурная лексика Мужская беременность Романтика Драма Психология Стёб Омегаверс Учебные заведения Дружба Любовь/Ненависть

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Не собираюсь я сходить с ума вместе с тобой...
Пытаясь подавить смешок, Чон растянул губы в своей фирменной нахальной ухмылке и, продолжая неспешно закатывать рукава черной рубашки блядски идеальными руками, медленно повернулся.
— Тебе понравится, — хрипотца в голосе альфы заводила омежку не меньше плотоядного взгляда и одуряюще-дразнящего запаха мяты. — Или ты боишься?
Рука Тэхёна дрогнула и зависла в воздухе, так и не коснувшись дверцы ламборгини.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор позволил себе немного обнаглеть и значительно изменить сиё творение^^

Партия 1. Затишье перед бурей

30 июня 2019, 05:31
Начало POV Тэхён В каждой школе есть группы поистине отбитых учеников. Они, как правило, обычно собираются лишь с целью помахать кулаками да потешить собственное самолюбие призрачным превосходством. Единственное, что есть в представителях подобных сомнительных компаниях, — это груда мышц. Да и только! Наша школа, черт побери, не была исключением, но все же кое в чем отличалась от других. Если в одних учебных заведениях данные правонарушения являлись лишь напускной демонстрацией, жестко пресекаемой в лучшем случае учителями, директором или педсоветом, то у нас было все иначе. Нет, она не была никакой элитной школой, иначе духу здесь моего и не было. Просто люди здесь были несколько более «лояльные» к правонарушениям. Педагоги исправно выполняют свою работу, наполняют знаниями светлые умы, в то время как ученики старшей школы устраивают свои порядки. И, разумеется, здесь все куплено. Все же, думаю, что омеге вроде меня, тщательно скрывающей свой запах, лучше принадлежать к подобной отбитой компании, чем быть отбросом, боящимся взгляд оторвать от пола, лишь бы только не столкнуться с одним из группировки и не спровоцировать его на насилие. Ибо последствия будут необратимы. Чертовы альфы уж слишком любят демонстрировать свой темпераментный характер, а то, что именно они являются преобладающим большинством среди бет и омег, делает существование многих учащихся никчемным настолько, что волей-неволей подумываешь о переводе или самоубийстве. Стать грушей для избиения или козлом отпущения никто, конечно же, не желал. Но кого это волновало? Мне посчастливилось буквально при переходе в старшие классы вступить в ряды одной из лидирующих в нашей школе группы. Хотя я не могу сказать, что это избавило от многих проблем, напротив, они теперь приобрели другой оборот, стали несколько иными, чем у заурядных старшеклассников, но не менее серьезными. Обряд посвящения стал одним из не самых приятных моих воспоминаний. Мало хорошего в том, чтобы быть избитым кучкой альф, превосходящих по всем возможным параметрам. Тогда я первый раз попал в больницу… Ебашили меня не по-детски и свои и чужие, пока я, наконец, не заручился поддержкой нашего предводителя — Чон Хосока. Что скажем так, далось мне не без лишних усилий. Но как оказалось, быть фаворитом неадекватного альфы — это та еще морока. Хотя все меркло перед тем, что нам приходится ежедневно отстаивать свои права на владения определенной частью школы. И ни дай Бог какой-то умалишенный разойдется на чужой территории, крови не избежать. Конец POV Тэхён — Какого чёрта! Грубый толчок, на мгновения нарушивший равновесие, Тэхён не смог проигнорировать, потому, дернув за руку пробегающего светловолосого парня, он резко припечатал его к стенке. — Смотреть вперед надо, идиот! А то мало ли кого задеть можно… — Отвяжись! — прежде чем омега договорил, Чимин впечатал кулак в его скулу и, воспользовавшись замешательством рыжего, продолжил дальше бежать к выходу из школы. — Вот с-сука! Я тебя запомнил… — крикнул ему вдогонку Ким, осторожно касаясь холодными пальцами ссадины на лице. — И что же это я вижу? Насмешливый голос с хрипотцой вызвал табун мурашек по телу омежки, рубашка взмокла и неприятно липла к коже на спине, Тэхён нервно вздрогнул и скривился, не имея никакого желания оборачиваться. Слава Небожителям, рыжий сегодня как обычно принял подавители, потому его не сильно накрывало подавляющей аурой самоуверенного альфы. Ничего удивительного в появлении Чон Чонгука за его спиной не было. Все же этот белобрысый омега, посмевший поднять руку на Кима, всегда таскался со своим лидером и, разумеется, наоборот. Сосутся они что ли?.. Вот же влип. Только его здесь не хватало, и так настроения нет. — Тэхёна~, — послышался хруст пальцев, а после Тэхёна резко дернули за плечо и припечатали к стене, вышибая к чертям весь воздух из легких. Собрав всю волю в кулак, Ким позволил себе столкнуться, буквально сцепиться взглядом с Чонгуком. Эти жалкие попытки казаться сильным, скрывая страх за хмурыми бровями, вызывали нестерпимое желание рассмеяться, сначала, конечно же, хорошенько врезать зарвавшемуся бете, коим себе выставлял рыжий, а после открыто над ним посмеяться. Чон, коснувшись кончиком языка уголка губ, иронически ухмыльнулся и чуть приподнял парнишку на полом, чтобы после, поддавшись корпусом вперед и буквально вжимаясь собой в грудь Тэхёна, ощутить, как тело под ним напрягается и мелко подрагивает то ли от страха, то ли от еле сдерживаемой ярости. Чонгуку доставляло какое-то извращенное удовольствие наблюдать за тем, как зрачки шоколадных глаз расширяются, продолжая неотрывно смотреть перед собой. Если альфу устраивало данное положение вещей, то омежку подобные ситуации бесили больше всего. Тэхён ненавидел неприятное чувство неоспоримого доминирования над собой, хотя где-то в глубине души завидовал природным особенностям сильного пола, постоянно жалея, что не является их представителям. Со свистом воздух сорвался с приоткрытых губ, пришедшее опустошение спровоцировало на очередной дерзкий поступок. Тэхён, бесстрашно глядя в серые глаза напротив, вдруг сжал чужое запястье, предпринимая отчаянную попытку освободиться от захвата. — О чем ты? Слепой, что ли? Он первый полез. — Даже в столь невыгодном положении пыл Тэхёна не угасал, омежка, напротив, был сильно взбешен. Что он, тряпка, что ли, чтобы им почти ежедневно стенки протирали? — Отцепись от меня… Чонгук хмыкнул, надменно оценивая столь бессмысленную храбрость рыжего. Темно-серые глаза чуть прищурились, пытаясь рассмотреть, как темное пятнышко зрачка постепенно заполняет своей чернотой шоколадную радужку с крапинками медового оттенка. Альфа молчал. Ким трактовал его поведение по-своему, либо он обдумывал, как именно проучить зарвавшегося паренька, либо просто растягивал момент, наслаждаясь близостью. Вероятность второго предположения была абсурдно невероятной, что захотелось сразу откинуть последний вариант. Ибо нахуй, этого еще не хватало… — Забыл с кем разговариваешь? Из глубоких размышлений, в омуте которых рыжий тонул несколько мгновений назад, Чонгук вытащил омежку весьма необычным, но в их случае предсказуемым способом. Особых усилий альфа не прилагал, но рыжий все равно всхлипнул и болезненно зашипел, быстро переместив ладони с чужого запястья на свой живот. Тэхён склонил голову, пытаясь вдохнуть воздух через открытый рот, что удавалось с большим трудом. Мимолетное удивление проскользнуло на лице Чонгука. Он ведь не сильно его ударил, так какого хера он скорчился от боли и строит страдальца? Ким хрипло выдохнул, неосознанно обмякая в чужих руках. Омежка с ужасом узнавал знакомый симптомы, понимая их источник. День-два и Тэхёна будет корчить в преддверии наступающей течки. Потому степень чувствительности обострилась и значительно снизился болевой порог. Запах мяты, резко ударивший в нос, сильно напугал омежку. Тэхён, быстро подняв голову, стрельнул наполненным ужасом взглядом в стоящего напротив альфу. — От… Отпусти меня! — прошипел Ким, уязвленный собственной слабостью. Странное поведение рыжего застало Чонгука врасплох, потому он и не сопротивлялся, позволяя омеге подрагивающими руками отпихнуть себя, прошмыгнуть мимо и скрыться в заполненном учащимися коридоре. — Какого хуя?..

*** *** ***

Медпункт. 08:59 Телефон завибрировал, оповещая о входящем сообщении. Омега лениво приподнял голову, отрывая лицо от подушки, в которую несколько секунд назад выплескивал накопившуюся злость, покрывая грязью слабый организм омег.

« 09:01, ДиО Тэхён, тебя где черти носят?! Химичка уже к директору порывается, маму твою вызвать хочет».

— Вот, блин. — Тэхён медленно повернулся на бок и, лениво перебирая пальцами по экрану, быстро напечатал в ответ sms. « 09:03, Тэхён Я в медпункте. Можешь меня прикрыть и вещи забрать?»

« 09:09, ДиО Окей. Опять Чонгук?»

Сообщение от друга-беты пришло с неким опозданием, скорее всего химичка опять приставала с расспросами по поводу отсутствующего ученика к старосте класса, коим и являлся До Кёнсу.

« 09:11, ДиО Хосок отменил стрелку. Ты домой сегодня или как?»

« 09:12, Тэхён Домой». — Хоть какие-то хорошие новости за сегодня. — Поморщившись от боли в животе и неприятного зуда ниже поясницы, Тэхён, мысленно проклиная Чонгука, попытался заснуть.

*** *** ***

Больница Чхонсим. 09:40 Дверь в больничную палату резко открылась, и перед друзьями предстала не самая радужная картина. — Черт возьми, Юнги, кто это с тобой сделал? Мин Юнги с бинтами на голове о чем-то спокойно беседовал с медсестрой, дезинфицирующей гематомы на его бледном лице, кое-где под его футболкой виднелись бинты, капельница по тонкой трубочке вводила необходимые организму витамины. — Привет, Чимин, Чонгук, — неловкая улыбка светловолосому омежке и легкий кивок Чонгуку, после Мин замолчал, ожидая, пока медсестра покинет палату и они смогут все обсудить наедине. Стоило девушке закрыть за собой дверь, как в комнате повисла давящая тишина. — Ты помнишь, кто это был? Шуга перевел усталый взгляд на альфу, а после медленно покачал головой. — Воспоминания смазались, а некоторые напрочь исчезли. Врачи говорят, что память возможно восстановится в ближайшее время, но не исключено, что я так и не смогу восстановить события сегодняшнего утра… Чимин испуганно вскочил с мягкого кресла, переводя взгляд с одного альфы на другого. Маленького омегу распирало непреодолимое чувство слепой ярости. Повышенная чувствительность всегда была прерогативой слабого пола, и сейчас Пак буквально в ней задыхался. Дорогой его сердцу альфа пострадал, а они даже не знают, какой урод с ним это сотворил. — Чимин, сядь и успокойся, — холодно произнес Чонгук, пресекая возможную истерику сентиментального друга. Я с этим сам разберусь, — повисло в воздухе. — Как же меня бесит эта сволочь, как только посмел, — шипел Чимин, оглядывая больного, глотая невольно собирающиеся слезы, омежка опустился в кресло. Чон прав, сейчас чувства и эмоции не сыграют им на руку. Но необходимая трезвость ума была недосягаема чувствительному Чимину, поэтому светловолосый молчал, пытаясь откинуть щемящую в груди боль и включиться в происходящее. — Медсестра сказала, — настороженный взгляд метнулся в сторону Чона, сидящего на противоположной кушетке, Мин чуть тише продолжил, словно пытался подтвердить последующие слова своими воспоминаниями, но звон в ушах и пульсация в висках не позволил пробиться сквозь туман забытого, принося неприятные ощущения, — меня забрали с внутреннего двора школы. Сказанное альфой повисло в воздухе, если единственному омежке было сложно уловить весь смысл, то Гуку предоставленная информация оказалась недостающими элементами для понимания сложившейся ситуации. Внутренний двор. Территория Чон Хосока. — Подожди. Ты же не думаешь, что это был… — Юнги удивился собственным предположениям, не сложно было догадаться, к какому заключению пришел темпераментный альфа. — Гук, нельзя с точность сказать, что это был Хосок. — Хосок?! Это сделал Хосок?! — злость и ненависть полностью завладели маленьким омежкой, подскочив, он вцепился в руку Чонгука. — Это он, да? Альфы продолжали смотреть друг на друга, словно вели ментальный диалог. —Чонгук! — нетерпеливо выкрикнул Пак, пытаясь привлечь к себе внимание, но, столкнувшись с тяжелым взглядом стальных глаз, он резко отдернул свою руку, стушевался, поумерил свой пыл, медленно отступая. — Я потом зайду. — Чонгук! На этот раз позвал Мин, но альфа проигнорировал друга, закрывая за собой дверь, словно отгораживаясь от Юнги. Он должен сам разобраться со всем.

*** *** ***

После школы. 15:03/b> — Похоже, что-то назревает, — поделился своими предположениями ДиО, его лицо приобрело еще более пугающее выражение, отчего ученики невольно шарахались, пропуская хулиганов к выходу из школы. — Думаешь? Или Хосок обмолвился? Опять влез куда-то, а нам разгребать? — скривив губы, Тэхён раздраженно пнул камешек, случайно царапая носок старых кроссовосок о жесткую поверхность асфальта. — Черт! Телефон завибрировал, отвлекая рыжего от темных мыслей. Быстро читая содержимое sms, омежка недовольно шаркнул ногой, чуть не споткнувшись о небольшую ступеньку, чем вызвал смешок друга. — Что? Опять на подмену вызывают? — Складывается такое впечатление, что в этой забегаловке работаю только я! Уже второй выходной пускаю в расход из-за этих сволочей. — Отправив сообщение, Ким огляделся по сторонам, все же и со светофором на этом перекрестке всегда были проблемы, а теперь, когда он еще сломался, эта зона стала очередным бермудским квадратом. — Ладно, я тогда побежал, вон мой автобус. Увидимся, Кёнсу! — Надеюсь, ты там хоть что-то заработаешь. В следующий раз ты проставляешься, нахлебник! — Всему свое время, не торопи события…

*** *** ***

<b>Кафе Oliver Brown Yeouido.20:47
— Смотрю, ты сегодня так и светишься, — натирая очередной стакан накрахмаленной салфеткой, насмехался бариста. Молча показав бете средний палец, Ким продолжил убрать очередной столик. Сегодня омежку похоже все хотят довести, иначе как объяснить необоснованные тонны сарказма в его сторону. Все эти гребаные людишки вызывали непреодолимое желание каждому заехать по зубам. Приближающаяся течка делала Тэхёна слишком чувствительным к подобным подколам. Работать сейчас хотелось в последнюю очередь, все буквально валилось из рук, а особенно привередливые клиенты увеличивали раздражение ко всему миру в геометрической прогрессии. Какого черта они ожидали от херовой забегаловки, это вам, блядь, не пятизвездочный ресторан. Противный звон колокольчика звучал слишком громко, отдаваясь тупой болью в рыжем затылке. Проклиная весь белый свет за вечернюю смену в пятницу, Тэхён обернулся к новоприбывшим, натянуто улыбаясь шумной компании. Спрашивается, какого хера им дома не сидится? — Когда это уже закончится, — простонал рыжий, скрываясь на кухне, где за обе щеки уплетал ужин его коллега-официант, темноволосый омега одарил его секундным взглядом, а после перевел все внимание на еду. — Чтоб ты подавился, сволочь такая. Хрен я с тобой еще буду спорить! — Сам виноват, Тэхёна~. Ты главное не отвлекайся, у тебя сегодня действительно много-о работы, — от души насмехаясь над парнем, говорил Том, сегодня ему в самом деле повезло: спровоцировать мальца на спор оказалось не так уж и сложно, а выиграть в нем — еще проще. Так что теперь Киму приходилось обслуживать и чужие столики, при этом отдавая чаевые. — Треснуть бы тебя хорошенько, да вот руки марать жалко, — процедил сквозь зубы рыжий, забирая очередной заказ. — Я тоже тебя люблю~. Бросив усталый взгляд на часы, Тэхён начал гипнотизировать стрелку, желая, чтобы ее передвижения значительно ускорились и эти гребаные полчаса прошли как можно быстрее. Все же обслуживать столько людей он точно не был готов как морально, так и физически, опять же, чертова течка. Молясь, чтобы никто больше не нагрянул к ним в кафе, Тэхён тихо выругался, стоило только обострившемуся в тысячу раз слуху уловить противный до скрежета зубов звон. Омега был готов самостоятельно убить того, кто сейчас перешагнет границу порога. — Добрый вечер, позвольте… — не успел Ким обернуться, натянуто улыбаясь, озвучивая заученное выражение, как подавился воздухом, еле удержав равновесие. Либо у Тэхёна галлюцинации на почве усталости и стресса, либо Чон-Мать-его-гук действительно находится в богом забытом месте, читайте, кафе Oliver Brown Yeouido. Все же психа в себе было гораздо проще признать, чем мажора на пороге заурядной забегаловки. И к гадалке ходить не нужно, чтобы понять, по чью душу Чон здесь. Альфа еще с порога начал стреляет в него предостерегающие взгляды, скалясь, мол, посмеешь сбежать, пожалеешь. Да Ким бы и с радостью дал дёру, только вот изможденное долгой работой тело вряд ли бы оценило такие порывы, да и смена еще не совсем была окончена. Поэтому ничего не оставалось, кроме как мужественно стиснуть зубы и продолжить выполнять свою работу. Чонгук, продолжая издеваться над психикой омежки, медленно пересекал небольшой зал, уверенно приближаясь к замершему Кими, на время потерявшего дар речи. Альфа намеренно занял именно тот столик, который только убирал Тэхён, вводя своим присутствием омежку в какое-то истерическое состояние, на грани обморока рыжий неосознанно следил за каждым движением Чона. Взгляд Гука, коим парень бессовестно одаривал официанта, не сулил ничего хорошего, эти чертовы искорки в серых глазах вызывали в душе Кима когнитивный диссонанс, вроде бесит, но, блядь, так и хочется утонуть в бездне расширяющихся из-за плохого освещения зрачках. Тэхён боялся лишний раз вдохнуть, лишь бы хрупкое ощущение призрачного спокойствия не исчезло. Он не готов участвовать в потасовках, в ближайшие несколько дней уж точно. Альфа продолжал монотонно закатывать рукава, настолько медленно и по-своему блядски эстетично, словно чертов золотой мальчик позировал перед камерами, чтобы после быть опубликованным на обложке какого-нибудь глянцевого журнала. Знакомый тонкий аромат мяты пробивался сквозь какофонию запахов, наполняющих скромные апартаменты кафе, будоража в омежке противоречивые чувства. Снова внимание альфы переключилось сначала на напряженного парня, а после взгляд переместился ниже и Чон бесцеремонно выдернул из окоченевших пальцев рыжего меню, чтобы последующие несколько секунд с презрением рассматривать безвкусно оформленные страницы с сомнительно заниженными ценами, невольно заставляющими задуматься о пригодности используемых для заказов продуктов. Именно это демонстративное высокомерие привело в чувства Тэхёна, грубо выводя из омута непонятных чувств и ощущений. Не по вкусу еда простого народа, настолько, что смотреть противно, да? Так уматывай поскорее в свою забегаловку со звездочками! — Эспрессо, — отложив потрепанную картонку на край стола, Чон расслабленно откинулся на спинку черного кожаного дивана, привычно растягивая губы в нахальной ухмылке, — Настолько понравился? — Чего? — хрипло выдал Ким, шарахнувшись от стола. — Говорю, настолько рад меня видеть, что глаз оторвать не можешь? И вообще, я сделал заказ. — И что с того? — проигнорировав первый вопрос, рыжий, набрав побольше воздуха в легкие, более уверенно продолжил, прижимая к себе меню. — И вообще, какого черта ты здесь делаешь? Альфу позабавила отчаянная попытка рыжего повторить манеру его разговора. — Не поверишь, случайно проезжал! — растягивая губы в очаровательной улыбке, Чон невинно пожал плечами, чуть приподнимая брови, словно действительно был удивлен, что Ким здесь работает. — Видимо, заказ мне придется долго ждать, с таким-то сервисом. — Могу огорчить, но тебе здесь вообще ничего не светит, зря только «мимо проезжал» через весь город. — Карие глаза внимательно следили за Чонгуком, пытались прочесть его движения, что давалось весьма сложно. Тэхён действительно ненавидел это насмехающееся выражение на лице самоуверенного альфы, гад так и светился, чувствуя свое превосходство. — Айщ, как остро, Тэхёна~, — преувеличенно наигранно произнес Чон, помахав рукой перед собственным лицом. И пары секунд не прошло как атмосфера вокруг изменилась, а аура альфы приобрела нотки неприкрытой угрозы и опасности. — Вот, что действительно меня огорчает… Не успел Ким опомниться, как Чонгук грубо схватил омежку за воротник серой рубашки и, комкая в кулаке ткань чужой одежды, резко дернул его на себя. —…Так это твое поведение. Мне заняться твоим перевоспитанием прямо сейчас? Этого хочешь? Секундную панику в глазах Ким не смог вовремя скрыть, чем вызвал очередной смешок. Чертов Чонгук слишком близко. ОН — СЛИШКОМ для Тэхёна. Блокаторы запаха, хоть и скрывали собственный запах омежки, но вот противостоять феромонам сильного альфы почему-то напрочь отказывались. Запах мяты медленно заполнял легкие Тэхёна, как бы парень не пытался через раз дышать. Это плохо… — Да пошёл… — пытаясь отцепить одной ладонью чужую руку, раздраженный Ким неуверенно опирался на другую, желая сохранить несчастные сантиметры между ними. — Тэхён. Чон только произнес его имя, а рыжему показалось, что мажор огласил ему смертный приговор. Эти доминирующие нотки в голосе альфы вызывали табун мурашек, сопровождаемый холодным потом, ноги отказывались твердо держать Кима, то и дело подкашиваясь, пропуская дрожь, словно импульсы по всему телу. — Нет. Не хочу, — отчаянно выдохнул Ким, опуская голову, добровольно капитулируя. — Молодец, — освободив парнишку от захвата, Чон снова ослепительно улыбнулся. — А теперь, Тэхёна~, возьми мой заказ, и через десять минут я жду тебя на выходе. И не дай Бог ты… — Да понял я, незачем повторять. — Не желая больше дышать с этим раздражающим альфой одним воздухом, официант скрылся за серыми дверями, подальше от этих темно-серых глаз. Подальше от неприятного запаха. Чертова приближающаяся течка… Ближе к десяти часам, когда кафе уже, наконец, проводило последних засидевшихся клиентов, а служебный персонал начал наводить порядок в небольшом зале, поменяв табличку на «закрыто», Тэхён с нескрываемым недовольством вышел на улицу. Шоколадные глаза сразу выцепили из гущи стоящих на парковке автомобилей нужную машину. Чонгук расслабленно облокачивался на капот серебристой ламборгини и курил, как обычно, дорогие сигареты с запахом ментола. Альфа стоял, скрестив ноги, на его плечах покоилась расстегнутая черная кожанка, так чертовски контрастирующая с белоснежной рубашкой. Ключи иномарки тихо звенели под мерно перебирающими их пальцами, Чон нечитаемым взглядом смотрел на застывшего перед входом в кафе парня. Его недоумение выдавала лишь приподнявшаяся бровь. Чонгук терпеливо ждал, когда Ким наконец наберется храбрости и подойдет. Только вот если с первым проблем не было и Тэхён мужественно сжимал руки, уверенно смотря из-под неровной отросшей чёлки, то со вторым возникли некоторые проблемы. Рыжий совсем не хотел подходить к этому самодовольному уроду, что-то ему подсказывало, что лучше нахер отсюда бежать, пока еще есть призрачная возможность. Он ведь не погонится за ним, правда ведь? Только вот ноги совсем не слушались и, словно прикованные к бетонным ступенькам, не позволяли сделать даже маленького шага. Раздраженный вздох заставил Кима испуганно вздрогнуть, альфа затянулся последний раз, а после сам двинулся в его сторону. Проснувшийся инстинкт самосохранения вопил о приближающейся опасности, тупой болью отдаваясь в рыжем затылке. Тэхён отшатнулся, перед тем как нерешительно двинуться на встречу. Лучше так. Лучше он сам подойдет. Глубокий вдох и выдох и на лице появляется хрупкая маска бесстрашия. — Чтоб ты захлебнулся, — грубо впихнув бумажный стаканчик, прошипел Тэхён, мимолетное прикосновение к пальцам альфы вызывало, на удивление, странные ощущения, граничащие между отметками «не так уж и противно» и «это пиздец как странно». — М-м-м, что-то ты больно дерзкий стал. Забыл, с кем разговариваешь, — открыто угрожая рыжему, Чон сделал шаг навстречу, сокращая крохотное расстояние между ними до незначительных сантиметров. Тэхён опять ощутил весь спектр полностью подавляющей ауры. Сложно было признавать, но Ким понимал, что феромоны альфы странно действовали на него. «Наверняка из-за слабого организма омеги и приближающейся течки», — утешал себя рыжий, не решаясь разорвать зрительный контакт. — Говори быстрей, что хотел, и проваливай. Чонгуку доставляло какое-то садистское удовольствие наблюдать за тем, как быстро сменяются на этом дерзком личике эмоции, как рыжий собирает осколки мужества, пытаясь не упасть в грязь лицом перед ним. Лишь бы только не прогнуться под натиском. Довольная ухмылка спряталась за бумажным стаканчиком. Едва пригубить напиток оказалось вполне достаточно, чтобы сполна прочувствовать отвратительный вкус кофе, напрочь испорченного здесь явно лишними ложками сахара. Мелкий засранец… Показательно выбросив в стоящую рядом урну кофе, Чонгук спокойно развернулся, возвращаясь на парковку. — Садись в машину, у меня к тебе дело есть. — Ха, еще чего, — хмыкнул Ким, сложив руки на груди, искренне жалея, что данная закрытая поза не способна возвести между ним и внешним миром невидимый барьер, пробить который точно бы не смог этот зазнавшийся мудак, — думаешь, я по собственному желанию сяду в машину к такому психу? Альфа резко остановился и встал вполоборота к насторожившемуся Тэхёну. Темные глаза какое-то время изучали паренька, решившего противостоять ему. — Садись. В машину. Быстро, — холодно произнес брюнет, вычленяя слова резкой интонацией. Дверь ламборгини открылась, впуская владельца дорогой иномарки в светлый салон. Чонгук даже не смотрел в сторону омежки, напрочь исключая возможность, что парнишка наберется смелости ослушаться и на этот раз. Чертов самоуверенный альфа! Выругавшись, Ким все же медленно поплелся к автомобилю. Невозможно описать то, как Тэхён ненавидел Гука, как постоянно закипает его кровь, вынуждая склоняться перед более сильным оппонентом. Ким терпеть не мог этого альфу, который бесцеремонно манипулирует им, навязывает свою волю и топчет гордость омежки. Не создали еще таких существительных и эпитетов, эмоций и чувств, способных отразить в себе весь спектр накопившихся за долгое время неприятных ощущений, которые вызывал к себе чертов придурок! Стоит только этому отбитому мажору чего-то пожелать, как зачастую именно Киму приходится выполнять гребаные поручения, будучи хорошо перед этим избитым, ибо добровольно петлю на шее рыжий не собирался затягивать и никому не позволял. Хочешь, не хочешь, а избегать систему я-приказал-ты-должен-сделать Ким так и не научился. Альфе, похоже, совсем было похер на то, что Тэхён не принадлежал его группе, он уверенно поручал ему новые задания, зная, что омежка сначала порычит первое время, но все же выполнит сказанное. Нашел, блять, себе мальчика на побегушках! Знает ведь, что рыжий слабее его, чем чертов альфа и не гнушается пользоваться. Тонкие пальцы омежки нервно отстукивали миллисекунды по бедру. Тэхён нервно прикусил кончик языка, еле сдерживался, чтобы не накинуться с кулаками на эту высокомерную сволочь, сверлившую его внимательным взглядом уже пятую минуту. Какого хуя, спрашивается?! Сам позвал, а теперь молчит. Неловко ерзая, Тэхён пытался всячески отвлечься, лишь бы не ощущать неприятный дискомфорт ниже живота, всячески желая подавить незнакомые инстинкты. Собственная реакция на мятный запах, заполнивший небольшое пространство салона автомобиля, пугала парнишку. Неужели из-за приближающейся течки он может уподобиться ветреным омежкам, единственное желание которых — это чтобы им кто-нибудь присунул? Неприятные мысли вызывали мерзкие спазмы в горле, Тэхёна тошнило от реалистичности на мгновение представшей перед глазами ближайшей перспективы. Альфа плохо на него влиял, именно он породил семена сомнения в голове Кима, заставляя поддать критике ранее устоявшиеся принципы. Он ведь не какой-нибудь слабый омега, который только и может думать не головой, а тем что ниже пояса. Когда Ким уже готов был сорваться, заткнуть инстинкт самосохранения куда подальше и хорошенько заехать по лицу альфы, Чон наконец заговорил. — Вот смотрю на тебя и думаю, то ли ты настолько тупой, чтобы понять в каком положении находишься, то ли конченый мазохист. «Тебя, блять, это ебет?» — так и чесался язык ответить этому придурку в подобной форме, и плевать было, что последствия проявления бессмысленной смелости стали бы весьма плачевными. При таком раскладе Тэхён вряд ли бы вернулся домой целым и невредимым. У омеги не было никакого желания снова расстраивать свою впечатлительную мать очередной демонстрацией гематом на собственном теле. Она ведь опять чего-нибудь надумает и будет плакать, порываясь разобраться с обидчиками. Только вот ярлыка «маменькин сынок» еще не хватало в довесок к проблемам своей принадлежности к слабому полу. Тэхён понимал, что пока он способен выстраивать стены между семьей и собственными темными делишками, пока одна часть его жизни ни коем образом не будет соприкасаться с другой — все будет хорошо. Омега хоть и кажется некоторым глуповатым, дерзким мальчишкой, но он прекрасно знает, где действительно нужно остановиться, заткнуть гордость и проглотить ее, словно ком в горле. Сейчас был именно такой случай. Воздух со свистом прошел сквозь плотно сжатые зубы, когда Тэхён поднял голову, оторвав взгляд от разглядывания своих старых кроссовок, и слегка подрагивающей влажной ладошкой зачесал челку назад, на мгновения открывая вспотевший лоб. Нужно успокоиться. Ким не дебил, чтобы вестись на такие очевидные провокации. Чонгук все это время неотрывно наблюдал за сменяющимся выражением лица парнишки напротив. Слишком эмоциональное поведение Тэхёна иногда наводило на определенные мысли, заставляло строить неожиданные для самого Чона предположения, строить ошеломляющие аналогии, с неохотой проводя параллели между Кимом и Пак Чимином. Беты от природы обычно спокойные люди, которых сложно вывести на эмоции, тем более разозлить. Не то что бы Чонгука действительно волновала жизнь Тэхёна, совсем нет, альфе было на него все равно, просто… Возможно, просто от нечего делать его вдруг стал интересовать данный вопрос? Ожидаемой реакции от рыжего не последовало, на что альфа лишь хмыкнул. Нет — так нет, похуй. Сейчас не до этого. — Передай Хосоку… — Стоп. Что? — Тэхён даже не попытался скрыть своего удивления, да и зачем, чертов альфа совсем охренел, раз обращается с подобным. — Нахуй мне этого не надо! Сами разбирайтесь со своим де… Чон раздраженно выдохнул и… — Ты действительно тупой. Альфа быстро протянул в сторону омеги руку, чтобы после, сжав ее на чужом затылке, хорошенько приложить Кима о черную панель салона. Чонгук видел в каком подвешенном состоянии находился сегодня Тэхён, потому и пытался быть с ним более лояльным, оставляя некоторые поступки и слова без должного внимания, только вот Ким в край охерел и совсем не оценил его добрые намерения, продолжая гнуть свою палку. Именно поэтому приходится прибегнуть к более радикальным мерам, чтобы успокоить зарвавшегося мальчишку. Темно-серые глаза равнодушно смотрели, как Тэхён сначала дернулся, выставляя обе руки вперед, пытаясь тем самым сопротивляться давлению и предотвратить столкновение на полпути. Только вот альфа на этом не остановился, растянув губы в поистине садистской ухмылке, он увеличил нажим, прилагая незначительные усилия, но даже их хватило, чтобы тонкие руки со слабой мышечной массой сначала максимально напряглись, словно струна, а после стремительно сжались под напором. — Блять! — прохрипел Тэхён, хватаясь за разбитый нос. Салон автомобиля вдруг заполнился заливистым смехом Чонгука. И Тэхён залип, боль отступила на второй план, словно позволяя омеге сосредоточить все свое внимание на одном очень самоуверенном объекте. Омега не понимал, почему он сейчас как умалишенный следит за тем, как мерно двигается четко выпирающий кадык, как по-детски мило альфа жмурит глаза. Широкая холодная ладонь еще сжимала пряди волос на затылке уже не так сильно, дискомфорт сменился приятными тягучими ощущениями. В местах, где нежная кожа омеги чувствовала фантомные прикосновения чужой руки, все горело, причиняя вместо ожидаемых боли или отвращение ранее ему незнакомое наслаждение. Тэхён бы ни за что на свете никогда не признался бы в этом, но сейчас он действительно наслаждался происходящим, впервые четко осознавал, к какой иерархии относится, отчасти даже принимая себя как омегу. Но смех прекратился и наваждение спало. Чонгук стал прежним высокомерным засранцем, которого Тэхён стал ненавидеть еще больше. Чертов альфа умудрился забить все мысли омеги, сея смуту и недопонимание в привычном образе жизни рыжего. Чонгук непонимающе изогнул бровь, смотря, как Тэхён зажмурился и отвернул голову, перед этим грубо откинув его руку. Ким настолько погрузился в собственные мысли, что позволил себе упустить немаловажную деталь — у него до сих пор идет кровь из разбитого носа. Обычно ведь именно омежки любят витать в облаках, углубляясь в собственный мир, — это их удел, так какого хера подобным занимается рыжий? Слишком нереально, чтобы быть правдой, но это факт — он опять позволил себе сравнивать Кима с представителями слабого пола. Собственные размышления позабавили Чонгука и он не смог сдержать смешка. Какого черта происходит? — На, вытри, — небрежно бросив на бедра, обтянутые дешевыми серыми джинсами, пачку бумажных салфеток, Чонгук сначала опустил подбородок на скрещенные на руле руки, а после с тяжелым вздохом спрятал в них лицо. Этот чертов недобета сводит его с ума. Ладно бы его сомнения подкреплялись еле уловимым запахом от Тэхёна, но ведь нет, мальчишка совсем ничем не пах. Какого хуя, блядь, так тянет к этому вечно избитому парню, Чон не мог понять. Тэхён непонимающе уставился на брюнета, не веря своим ушам. Этот мудак о нем что ли сейчас позаботился? Что вообще творится? Ким решил не углубляться в размышления, дабы не тратить время на поиск возможной причины странного поведения альфы. Окровавленная рука нерешительно взяла предложенную упаковку, в то время как шоколадные глаза нервно перемещались с открытой пачки на владельца дорогой иномарки и обратно, поочередно сосредотачивая внимание то на одном, то на другом. Чонгук какое-то время еще сохранял принятую позу и молчал, пока снова не откинулся на спинку сидения, возвращая лицу знакомую насмешку. — Ты… Это как бы… — Идиот, слюни за собой подотри, — бросил Чон, закатывая глаза, и брезгливо описал пальцем в воздухе окровавленную панель, тем самым рассеивая весьма удивительного происхождения мысли Тэ, в которых он умудрился употребить «Чонгук» и «забота» в одном предложении. — Иди нахер, мудак, — прошипел Ким, бросив пачку прямо в его лицо, и только он приоткрыл дверь, подаваясь корпусом вперед, стремясь поскорее покинуть чертову машину, а в особенности ее владельца, как рыжего грубо дернули обратно в салон. — Ты что, ищешь приключения на свою задницу? Стоило только Чонгуку произнести эти слова, как Ким уже стушевался, смутился, ощущая чужое дыхание на чувствительной коже шеи и сильные руки на своих плечах. В нос ударил терпкий запах мяты, настолько сильной концентрации, что во рту неприятно горчило, но ожидаемого дискомфорта не приносило, лишь легкую дымку перед глазами.  — Не заставляй меня повторять дважды… — А иначе что? Убьешь меня, прирежешь и выбросишь в ближайшую канаву, да, чертов псих? — Лучшая защита — это нападение и Тэхён был с этим сейчас согласен. — Не выделывайся, мать твою. — Чонгук отпихнул рыжего обратно на место, предусмотрительно заблокировав двери. — Ты получил по заслугам. А теперь звони этой суке. — Хосоку? Думаешь, он меня послушает! Темно-серые глаза пристально смотрели на сжавшегося Кима, что продолжал закрывать нос ладонями, желая сдержать выступающую кровь. Но все его жалкие попытки не приносили должного результата, алые пятна, медленно стекая по приоткрытым губам и подбородку, оставляли на светло-оранжевой футболке и потертых временем джинсах неровные кляксы. Чон с неохотой признал, что этот придурок никогда не приспособиться к особенностям их взаимодействия, похоже, статус «избит» в скором времени станет образом его никчемной жизни. — Какого черта! Тэхён не допускал даже мысли, что ненормальный альфа когда-нибудь полезет в карманы его ветровки за его же стареньким телефоном в поисках телефона, поэтому временное оцепенение омежки не стало неожиданностью, напротив, Гук нагло воспользовался замешательством рыжего, без лишних проблем забирая необходимую вещь. — Ни за что не поверю, что достать номер Хосока было настолько сложно для твоих мелких прихвостней, раз ты здесь! Неужели твои никчемные дружки даже… — Закрой рот. Чонгук со скучающим видом просматривал сохраненные контакты. Видеть странные прозвища вместо имен было весьма предсказуемо, подобные мелочи были как раз в духе рыжего. Рядом сидящий Тэхён продолжал ерзать, недовольно пыхтел, тихо матеря оборзевшего Чона. Удивительно, но сейчас они спокойно сидели в машине Гука, куда-то подевалась взаимная неприязнь и нескрываемое желание хорошенько врезать или сильно приложить об что-то твердое. Альфа даже позволил себе немного отвлечься на навязчивые мысли, которые волей-неволей сводились к рыжеволосому недобете. Пока Ким увлеченно покрывал Чонгука матом, сам альфа бросал в его сторону нечитаемые взгляды, словно глядя на Тэхёна он сможет найти недостающие ответы. — Ахуеть можно. Что-то в голосе альфы звучало настолько неприятное, казалось в двух словах Чон объединил разъедающие душу переживания или мысли и позволил заочно ознакомиться со всем этим омегу. Обычно равнодушный к чужой боли Тэхён вдруг ощутил щемящую боль в груди. Чертова приближающаяся течка еще не началась, а уже доставляет неудобства, заставляет обращать внимание на то, что ранее совсем не волновало. Тэхён не нашел ничего лучше, кроме как перевести тему разговора, тем самым избавляясь от угнетающей атмосферы, заодно получая ответы на интересующие его вопросы. — Какого черта тебе нужно от Хосока? Что… — Не твое дело. Я, безусловно, рад, что ты сам решил поддержать разговор и даже продолжить его, но, — вычленив из ряда незнакомых контактов необходимый, Гук нажал на вызов, продолжая говорить с Кимом, слегка повернув к нему голову, одаривая парнишку очередной нахальной ухмылкой, — лучше не лезь, куда не просят, Тэхён. Тэхён скептически поднял бровь. — Тогда какого черта ты меня впутываешь во все это?! Вопрос омеги остался без ответа. Набранный абонент наконец прервал третьи гудки, отвечая на вызов. Даже с такого расстояния Ким смог выделить из шума — громко играющей музыки и разговоров — в динамике хриплый расслабленный голос своего лидера. И Тэхёну показалось, что грубо прозвучавшее «ДА» Хосока стало завершением фазиса, именуемого затишьем перед бурей.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.