Бежать 14

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Дэшнер Джеймс «Бегущий по Лабиринту», Бегущий в Лабиринте (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Томас/Ньют, Минхо/Тереза, Томас, Ньют, Тереза, Минхо
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Их четверо: Томас, Тереза, Минхо и Ньют.
Минхо и Тереза. Томас и Ньют.
Им нужно бежать.
Бежать, бежать, бежать. Ни на секунду не останавливаться, не задерживаться ни в одном городе больше нескольких дней, не находиться долго всем вместе - иначе точно конец.

И ни к кому не привязываться.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
АУ по иллюзии обмана. Ну, или просто городское АУ по фокусникам.

Группа автора, где иногда появляются новости: https://vk.com/club131924346
16 мая 2019, 21:59
Бежать. Это слово, наверное, уже год, как стало их девизом. Бежать, бежать, бежать. Ни на секунду не останавливаться, не задерживаться ни в одном городе больше нескольких дней, не находиться долго всем вместе, не светиться в людных местах и на камерах, не заводить новых знакомств, тем более, на продолжительное время - иначе точно конец. И еще ни к кому не привязываться, даже если заводишь новые знакомства. Бежать, бежать, бежать. Не останавливаться, не думать о том, кем они стали и почему сейчас постоянно бегут, не имея возможности даже отдохнуть нормально, взять передышку, осознать, подумать, решить, что нужно делать дальше. Все приходится делать на ходу, постоянно на адреналине, постоянно в суматохе, стрессе и панике. Вдруг засекут? Вдруг поймают? Вдруг они уже больше не смогут уйти от правоохранительных органов? Их четверо: Томас, Тереза, Минхо и Ньют. Иллюзионист, фокусница, телепат и вор. Минхо и Тереза. Томас и Ньют. У них никогда не было деления, кто и с кем работает в паре. Никто ни к кому не привязывался, не должен был. Но они привязались. Только если у Минхо и Терезы эта привязанность была взаимна, и они заявили об этом друг другу уже через полгода работы вместе, у Томаса и Ньюта все было не так просто. Томас был самоуверенным иллюзионистом-красавцем. Ньют - уличным фокусником, вором и обманщиком. Томас был влюблен. Ньют этого не замечал. Томас пытался ненавязчиво заботиться. Ньют по-прежнему шарахался от каждого подозрительного для него движения. Никаких точек соприкосновения. И Томас это понимал. "Поговори с ним уже, - закатывала обычно глаза Тереза, усаживаясь на колени к Минхо и позволяя ему обнять ее. - Или найди какую-нибудь красотку и забудь об этом блондинчике. Неужели еще не устал страдать по нему?" Конечно, с какой-то стороны Агнес была права. Только устраивал Томаса именно первый вариант: почему-то ему казалось, что только этот парень со светлыми волосами и карими глазами оставит его на плаву, не позволит сорваться после всех этих приключений... Бежать, бежать, бежать. Только это в голове у фокусников. В это раз все пошло не так, как они планировали: агенты ФБР засекли их, как только ребята вошли в Центральный парк. Эрис просчитался, и пришлось бежать. Бежать долго, бежать далеко. С проклятиями, криками, руганью - бежать. И они бежали. Лишь бы спастись, сбежать, скрыться. Не попадаться на глаза ФБР еще по меньшей мере год. Да, это было бы самым оптимальным вариантом. Но для этого нужно сбежать - именно сбежать от ФБР, а не отбиться, потому что их слишком много, а фокусников - всего пятеро. Силы очень заметно не равны. Они бегут дворами. Бегут уже достаточно долго, потому сил уже не хватает. Томас не знает, где сейчас Минхо и Тереза, не знает, где Эрис. Сейчас Эдисона волнует только Ньют. Его Ньют, его немного хромой на правую ногу ангел, который уже почти выдохся и вот-вот готов упасть без сил, но по-прежнему не сдается. Это хорошо, это определенно хорошо. Если Томас задержит ФБРовцев, Ньют может и выжить. Похоже, та же самая мысль посещает и блондина, но только несколько в ином ключе. - Надо разделиться, - запыхавшись, выдавливает Рассел, даже не думая тормозить. - Надо, - вынуждено соглашается Томас, но сам не знает, стоит ли оставлять Ньюта одного сейчас. - Тогда бывай. И, Эдисон, постарайся не сдохнуть! И ныряет на хорошо освещенный бульвар, оставляя Томаса в темной подворотне. Эдисон не сразу понимает, почему так, почему Ньют побежал, не боясь раскрыться, не боясь ФБРовцев, что всей сворой кинулись за ним... Понял, только когда раздались крики "задержать его живым или мертвым!" и первые выстрелы. Да, тогда до Томаса дошло. Дошло, почему Ньют кинулся на бульвар. Дошло, что в конце улицы, по которой направился Ньют - тупик. Дошло, что стреляли скорее всего именно в Рассела. Дошло, что парень знал, на что идет, когда возвращался на освещенный участок улицы. Дошло, что он, Томас, идиот, раз допустил такое. Раздались приближающиеся шаги и ругань. Томас замер, всматриваясь в то, как двое офицеров тащат что-то к служебному фургону и швыряют на землю, чтобы открыть машину. Это что-то ворочается у них под ногами... нет, не что-то. Кто-то. Рассел... Раненый, но живой. - Ньют! - кричит Томас и делает несколько опрометчивых шагов навстречу, когда уличный фокусник смотрит на него и кричит в ответ: - Беги, идиот! И Томас, повинуясь инстинктам, бежит. Бежит прочь от этого места, от выстрелов, от Ньюта. Бежит, спотыкаясь, сворачивая где придется. Бежит, проклиная себя за трусость и обещая себе одно: он найдёт Рассела и вытащит его из западни. Или отомстит. Но это будет потом. Потом... Сейчас Томасу остается только одно; то, что стало девизом по жизни, то, что он предпочел бы больше никогда не делать. Бежать. Не оглядываясь, не думая о чем-то постороннем... не привязываясь. Больше ни к кому. Бежать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.