Школы мира: Колдовстворец 13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Турнир трех Волшебников достаточно знаменательное событие. Проводят его раз в пять лет, и место проведения выбирается жеребьевкой. И вот, спустя столетия Турнир проводится в России. Хогвартс и Дурмстранг приезжают в Колдовстворец для того, чтобы познакомится с культурой чужой страны и побороться за главный приз и известность.

Посвящение:
Автору заявки. И тем, кто это будет читать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
Из цикла про разные школы в мире Роулинг. Колдовстворец будет основываться на русских мифах и сказках. И мне все равно, что будут орать про клюкву и подобную хрень, хотя её здесь не будет.
Здесь будет сюжет, но по большей части я буду описывать быт, систему в России, культуру и т.д. Предупреждаю сразу, чтобы потом не писали, что это скучно.

Работа написана по заявке:

Пролог. Без опасности не может начаться приключений.

16 мая 2019, 09:52
В кабинете было темно. Даже несмотря на то, что уже был вечер и солнце почти село, хозяин комнаты не торопился зажигать свет. В полной темноте он писал на бумаге собственной рукой приглашение:

«Дорогой первоклассник!

Я рада сообщить вам, что вы зачислены в Колдовстворец, Школу Чудотворства и Колдовства. Учебный год начинается со второго сентября. Вам нужно прибыть в школу не позднее вечера первого сентября, в противном случае это будет означать ваш отказ.

Также мы ждем от вас голубя с вашим согласием и согласием родителей/опекуна. Если вы испытываете трудности с тем, чтобы разобраться в приобретении школьных принадлежностей, убеждении окружающих в вашей магической природе или же сомневайтесь, может написать это в письме и наш представитель вам все разъяснит.

С уважением,
директор Колдовстворца и ректор Китежа
Мара Васильевна Жарова.»

Как только она дописывает письмо, перо в её руке вспыхивает зеленым цветом. Убирая его, она берет следующее пишет тот же самый текст. Это был не самый быстрый способ составить приглашения для всех первокурсников её Школы, но магия, заложенная в этом тексте, могла идти только от неё. А магия была очень простой: убедить собеседника в правдивости слов и смягчить любые последствия, ибо будущие волшебники могут рождаться в семьях, которые к магии относятся как к дешевым трюкам или же тому, от чего нужно ограждать ребенка всеми силами.

Стопка становилась все выше и выше. И когда оставалось написать два приглашения, дверь в её кабинет открылась.

— Мара Васильевна? — Произнес мужской голос, пытаясь в кромешной темноте разглядеть хоть что-то. — Вы ещё тут? Я подумал, что уже отдыхаете.

— Нет, Венедикт, ещё нет, — ответила директор, поднимая взгляд. Венедикт Игоревич был старичок лет восьмидесяти с добрым нравом и любовью к своему делу — к истории и немагическим наукам. — А вот ты должен был сейчас спать. Тебе для здоровья вредно много бодрствовать, не забыл?

— Да, я сейчас пойду. Зажгись! — Произнес Венедикт, и каждая свечка по всему кабинету.

— Ай, — Ругнулась затем Мара, прикрывая глаза от света. Через некоторое время, когда глаза привыкли к свету, она злобно посмотрела на старика. — Предупреждай.

Женщина подняла свои зеленые глаза, которые она невольно прикрывала. Её длинные светлые волосы были полностью распущены и водопадом свисали с плеч. Одета директор Колдовстворца была в красно-белый сарафан с открытыми плечами, что достаточно удобно в летнюю жаркую погоду.

— Тебе нужно привыкать писать при обычном свете, — произнес Венедикт. — Ну, ладно, я пришел спросить тебя: это правда, что к нам едут из Хогвартса? Я от Кота узнал и теперь мне интересно.

— Да, в этот раз мы принимаем Турнир Волшебников. Для того, чтобы мир нас увидел, мог получше узнать и не думал, что тут бегают медведи и спятившие темные волхвы, дослужившись до богов. — Произнесла Мара. В её словах явно проскальзывала все, что она думает по этому поводу. — Поэтому и готовимся к нему. К нам приедет Хогвартс и Дурмстранг.

— Дурмстранг согласился? Мне казалось, что они не захотят ступить на нашу, землю покуда… — Венедикт закашлялся, глядя на Мару. — Вы понимаете.

— Он все же передумал. Хотят нам дать шанс, как будто мы провинились перед ними. тоже мне, моралисты, у самих на стене нарисован знак их лучшего темного колдуна, а обвиняют во зле нас. Но мы должны показать, что можем, несмотря на это их принять, — Мара взяла стопку и, перевязав её маленькой ниточкой, которая плотно обхватила бумагу, и щелкнула пальцем. Из-за шкафа вылез низенький человек, с бородкой и холщевом халате и очень устало посмотрел на директора. — Так, отнеси это в голубятню и попроси разнести на голубях по адресатам. Адресаты на первом листе.

— Я как будто тут слуга, — очень брюзгливо и сварливо сказал он.

— Если надо, станешь им. — На кончиках её пальцев засветился темный контур. — Не привередничай, Пафнутий, а то я разозлюсь. А ты знаешь, как я умею злиться.

— Тоже мне, удивила, — огрызнулся он, но взял стопку и со хлопком исчез.

— Домовые такие наглые, — пробормотала Мара. — У англичан с эльфами проще — сказал и сделают, а не будут тут хамить и огрызаться.

— Мара Васильевна, ну не надо так. Вы же обещали! — Укорил её Венедикт. Мара посмотрела на него и скрестила руки.

— Да. А ещё обещала думать обо всех хорошо и верить в счастье, — произнесла она таким тоном, как будто все перечисленные действия для неё это пытка, а не простые действия. — Ты не поверишь, но мне иногда хочется сорваться. Не выдерживаю я такого.

— Это понятно. Быть Темной колдуньей — это легче, чем светлой, — кивнул старичок. — Но если стараться, то можно добиться многого. История это показывает, хех.

Мара подошла к углу, взяв посох в свои руки. Это была деревянная палка, которая доставала до груди женщины и заканчивающаяся синим драгоценным камнем неправильной формы. Она никак не отреагировала на фразу Венедикта, проигнорировав ей. Старичок улыбнулся.

— Мне нужно отлучиться в Лукоморский лес, — сменила тему Мара. — Надо успокоить некоторых животных и объяснить им, как вести себя перед гостями. А затем ещё в Китеж-град заехать. Передай Софье, что занятия со мной сегодня не будет и пусть она организует свой класс на уборку. Без магии, им это на пользу пойдет.

Софья была её личной ученицей и помощницей, которой можно доверить ответственные задания. Достаточно умная и собранная, но отчасти слишком неуверенная. Именно поэтому Мара время от времени давала ей поручения, которая она должна выполнить, как, например, организовать и дисциплинировать свой класс.
Венедикт удивленно многозначительно посмотрел на неё. На его лице отразилось беспокойство, которое он решил выразить:

— Опять они?

— Да, леший бы их побрал, — сказала она, доставая из воздуха грязный дорожный плащ. — Я знаю их как себя, поэтому беспокоюсь, что они могут натворить дел. Мне хватило той Крутящейся ночи. И я даже Англичанам, у которых свои такие же проблемы были, не пожелаю их ещё раз с нашей спецификой.

— Понятно, Мара Васильевна. Я тогда передам Софье.

Мара благодарно кивнула и исчезла. Венедикт медленно встал, схватившись за свою спину. Он оглядел весь кабинет, который являл собой помещение, на полках которого располагаются зелья, различные ингредиенты, книги. В рамке на одной из стен висело перо жар-птицы. Венедикт какое-то время его разглядывал, а затем сказал:

— Хорошо, что ты с нами, Мара. Иначе бы все могло быть ещё хуже. — Старичок кивнул и, зевнув, начал ходить по кабинету, ожидаю Софью. Его интуиция, оточеная годами, подсказывала, что неприятности приближаются. И их школу ожидают очень много интересного в этом турнирном году.
Примечания:
Маленький пролог для начала некого сюжета. Со следующей главы речь уже пойдет о Турнире, учебе и т.д.