Прикосновение 34

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Life is Strange

Пэйринг и персонажи:
Нейтан Прескотт/Максин Колфилд
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Описание:
Да и так ли Бог к нему благосклонен?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
всем любителям этого засранца

https://t.me/madeinpain_here - вспомнила внезапно о своей телеге, где я пишу всякую грязь про свою дикую жизнь в загнивающей Европе
19 мая 2019, 00:38
Не каждый раз выпадет возможность так качественно упороться. Нейтан рассматривает стену напротив, состоящую из тысячи трещинок, впадинок, ложбинок. Но стена не имеет значения, она всего лишь фон. Его глаза испещрены красными реками. Его зрачки - темные воды, сжирающие небесную синеву. И весь он - переплетение пульсирующих вен, страхов и озлобленности. Глаза его скользят по стене, даже не пытаясь за что-то зацепиться. Он и стены то не видит. Он сидит в коридоре, возле своей комнаты, и взгляд его блуждающе-мутный, пугающе-пустой, непосредственно-наивный. Может быть, вся его жизнь – просто злая ошибка, выкидыш, неудачный эксперимент природы. Он сидит, а голова его как-то неправдоподобно склонилась вбок. Он будто фарфоровая кукла. Но вряд ли кукла отдает себе отчет в том, что безумие, невроз, преступление, социальная неадаптированность в разных своих проявлениях скрывают за собой опыт отчаяния. Это отчаянье уже булькает через край, разливаясь по всему сознанию. Оно скоро польется из его пульсирующих зрачков и затопит коридор, накрывая каждого встречного. Нейтан скалится какой-то одинокой мысли, умудрившейся проскочить в пустой кромешной белизне отключенного разума. Когда слишком много мучений, слишком много одиночества, становишься животным. Он все пытается познать истину, забываясь в бесконечной прострации, возникающей после принятия какой-то дряни. Он уже и названия не помнит, да и значения это мало имеет. Если стены сливаются с пустотой в голове, то эффекта этого более чем достаточно. Может быть можно закрыть глаза и познать Бога, но он чувствует только жгучую печаль и неожиданно чье-то легкое, почти неуловимое дыхание. Его глаза так резко распахиваются, что он слышит как они хлопают. Он моргает, и снова слышит, как веки стукаются друг об друга. Этот факт его отвлекает, мешая рассмотреть лицо перед ним. Он видит только лазурные глаза перед собой, которые теряются под длинными прикрытыми ресницами. Кожа запоздало передает сигналы куда-то в подкорку - кто-то коснулся его лица. Он не может это взвесить, оценить и разложить в своей голове, потому что это все кажется невозможным. Но он отчетливо чувствует чужие губы на своих губах, почти невесомо, пронзительно и отчего-то печально. Он не придает этому значения, лишь прикрывает глаза, надеясь ухватиться за это касание. И может быть это рука Бога? Нейтан тянет ему свою руку, в вечном усилии познать больше, но ладонь нащупывает только чей-то тонкий силуэт. И может быть это ангел спустился его поцеловать? Это что-то неведомое становится ближе, касается плеча, и он сливается с ним воедино, и может быть так и нужно, чтобы прозреть. Разум не отдает себе отчета в том, что происходит. Да и что вообще может происходить в коридоре, возле комнаты с номером из частокола, где Нейтан каждый раз притворяется ковриком, упоровшись чем-то таким, что заставляет кровь в жилах вскипать. Разум не отдает себе отчет. Но губы сами целуют кого-то. И он знает каждым рваным нервом, каждым до боли сладким ударом сердца. Он знает, что этому можно покориться. Но губы ускользают, и Нейтану, после агонии, наконец можно вздохнуть последний раз — и умереть. Его состояние нестабильное, он всего лишь зыбь на воде. Он с трудом продирает глаза, пытаясь ухватиться глазами хоть за трещинку на стене, хоть за пылинку на полу. Пыль. Она на вкус как лежалый сухарь, а запахом напоминает старинные книги. Невесомый бархат, мелкий сухой дождь, пыль — символ покинутости, покров забвения. Нейтан нашаривает дверную ручку, впуская себя в глубину своей комнаты. Где переливающимися слайдами мерцает проектор, показывая ему падших ангелов. Где киты поют ему псалмы о милости божьей. Понять бы, что это был за ангел, с губами со вкусом истертого времени. Да и так ли Бог к нему благосклонен?
Реклама: