Ждет критики!

Алиса 5

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Алиса
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 6 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: ER Underage Беременность Насилие Нецензурная лексика Первый раз Повествование от первого лица Повседневность Психология Селфцест

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что ж.. Я Алиса, мне семнадцать лет и я все еще беременна.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 1. Часть 1.

16 июня 2019, 14:22

Что ж. Привет, меня зовут Алиса, мне 17 лет, и я все еще беременна.

      Наш городок не отличался чем-то особенным, наоборот, был таким же тусклым, как и весь этот округ. Сколько бы времени вы не проводили в нем, а окрестности Биксби все так же будут надоедливо оседать в вашем сердце. Мне не слишком хотелось, чтобы Кайл был сегодня на моем вечере, но поделать с этим я ничего не могу: наши родители ведут себя так, будто они все это время были самыми лучшими друзьями. В любом случае, это не имеет ни малейшего значения, хотя бы потому, что это все лишь для обыденного пафоса и статуса. Впрочем, почему я все еще удивлена? Сам по себе, Кайл неплохой парень, но мне с ним не особо хочется общаться, особенно с того самого момента. Эта история также стара, как этот мир, потому лучше не будем об этом. У меня есть младший брат. Я старше его на целых 2,7 года, хотя по существу, ему четырнадцать, а мне семнадцать лет. У нас не всегда были хорошие отношения, но кому какая разница? Главное, что сейчас все потихоньку налаживается.

***

      «Боже, ты не мог бы делать это аккуратнее?» — подумала я, наблюдая за усиленными стараниями моего парня сделать мне хоть чуточку приятно. Его смуглые рабочие пальцы неумело сжимали мою «киску», что приносило больше дискомфорта, чем удовольствия. Это был Фридрих — морячок из соседнего городка, чуть старше меня (лет так на пять). Он частенько заезжает сюда к друзьям и родне, ну и ко мне заодно, однако… мне не особо приятна его компания. Мы вместе уже больше года, но все это время я понимала, да и знаю о том, что не люблю его, ни капельки. Зато он без ума от меня, моих изящных ножек и милых, пухлых губёх, которыми я ловко могу совершать различные манипуляции, дабы иной раз «подчинить» себе мужчинку. Это очень просто, нужно всего-то потренироваться дома у зеркала, помахать ресничками и тебя уже простили за все грехи на этом свете. Возможно, вы спросите, почему тогда я с ним, если совершенно не люблю этого человека, даже можете подумать, что просто пользуюсь им для своего удовольствия. Кое в чем вы будете правы, однако все не так просто. Да и вообще в жизни моей тоже не всегда все складывалось. Например, в седьмом классе я была добра по отношению к двум парням, которые пренебрегли нашей дружбой, они использовали меня для своих грязных целей, поступили слишком грубо.Именно поэтому в восьмом классе я была фактически против всей школы, да и округа тоже. Меня не принимают здесь, как бы мне этого не хотелось. Возможно, этот мир открылся мне гораздо раньше, чем для других. По крайней мере, радужности в жизни я не ощущаю, в женскую дружбу не верю, да и в истинную взаимную любовь тоже. Кстати, о любви. Она бывает такой коварной, до боли в груди и остановки сердца, но все это вы уже и так знаете, если хоть раз испытывали это чувство. Мне ли вам говорить?       — Тебе хорошо? — в очередной раз спросил парень, усердно пытаясь сделать мне приятно.       «Так, это начинает мне надоедать» — подумала я, сделав попытку отмахнуться от этих жалких попыток Фридриха.       — Давай лучше я тебе? — предложила и ухватилась руками за его пульсирующий набухший член. Кажется, ему это нравится, я продолжаю. Многие парни говорили мне, что во мне есть один огромный плюс — я дрочу лучше всех девушек, что у них были и будут после меня. Это немного странно, хотя, в принципе, может и к лучшему. Такое умение явно оценит тот самый человек, с которым встретиться мне пока не суждено, однако есть тут один, засел в сердечке, блин. Он не особо красив, не может похвастаться своей внешностью, не сказать, что силен, скорее всего, просто худой, однако имеет приятное тело (в том плане, что от его легкого тельца может «улететь» любая девчонка), чуть выше меня и является обладателем огро-о-омного «болта» — это мой бывший. Все случилось еще полтора года назад, когда одним осенним вечером все изменилось. Мы долго разговаривали по телефону, а через пару недель встретились. К слову, он был из другого города, поэтому нам приходилось встречаться на расстоянии. Удивительно, за все это время мы виделись лишь четыре дня, однако его образ до сих пор засел в моем сердце. Если честно, то я — полная дура: сама его бросила, сама все закончила, хотя знала, что этот человек был именно тем. Тупо променяла его на того, кто был рядом — мой одноклассник Жан. Откровенно говоря, я испытывала к нему сильные чувства уже давно — года три, наверное, даже как-то раз — на зимнем балу — призналась ему в этом, но у него уже была девушка, поэтому он отказал. Там слишком запутанная история, которую я называю просто «Невозможность быть рядом», а сокращенно «НБР». Милая аббревиатура, учитывая, что с тем самым бывшим мне быть не суждено. Вот и думаю обо всем этом до сих пор, пытаюсь забыть об этом человеке, но в очередной раз срываюсь и пишу ему, зная, что сейчас он занят другой.       Нога Фридриха начинает нервно подергиваться, пребывая в судорогах, слышны приглушенные стоны и большой поток беловатой спермы неуклюже извергается прямо на его живот, имеющий ярко выраженные очертания пресса.       «Ну и славно» — подумала я, не озвучивая это вслух.       — Ты что-нибудь будешь? Мы могли бы заказать пиццу, если хочешь, — предложил он, направляясь в ванну, дабы смыть с себя остатки так называемых «тысячи детей».       — Нет, я домой, наверное, — спокойно ответила я, собирая свои шмотки с пола. Трусики были едва мокрые, хотя все это время я думала лишь о нём, представляя на месте Фридриха. Нет, я все еще девственница, пока что мне не удалось познать всей предполагаемой красоты бурного секса. Сейчас мне 16. Честно говоря, за все это время у меня было немало парней, как-то раз сохла по одному, а он тупо пользовался мной, постоянно разбивая сердце, в тот момент мне было 12-14 лет. Два года. Все это время я искала парней, похожих на мою первую любовь. Конечно, много чего перепробовала, но два года назад — на Новый год — я просто осознала, что больше ничего не хочу чувствовать к нему, хотя тогда он снова клялся мне в том, что все будет по-другому, что он не бросит меня снова… но это все лишь сказки, в которые я уже давно не верю. В любом случае, это было давно и неправда. Вы спросите, почему я еще не лишилась, хотя все постоянно шло к этому? Не знаю, может быть, я недостаточно была возбуждена или не созрела еще. Однако выгляжу я порядка двух лет старше своего возраста.       Очередное разочарование преследует меня — Фридрих. Он, сам по себе, вечный должник, постоянно берет кредиты, влезает в любые передряги и любит играть на моих нервах, выводя из себя чуть ли не каждый день. Мне нельзя волноваться, нужно беречь свои нервы… Почему? Думаю, что об этом я расскажу немного позже, а сейчас нужно идти домой.       — Уже уходишь? — спросил он, выходя из душа, попутно с этим вытирая полотенцем в меру накаченное тощее тело. — Я думал, что ты останешься на ночь.       — Меня дома мама ждет, — отрезала я. — Нужно идти, — говорю, застегивая куртку. И все же, мне безразлично на этого человека. — До завтра.       Я быстро выбежала из квартиры, находящейся на седьмом этаже высотки.       «Черт, снова не работает» — лифт предательски ушел в отставку. Придется пробежаться.       По времени я могла бы успеть заскочить в соседний магазинчик, в буквальном смысле разукрашенный надписями наподобие «SEX» и прочими непристойностями с ярчайшими примерами иллюстраций к тексту. Обычное дело — вандализм. Как-то раз на уроке «ИЗО» мы с одноклассником играли в одну недетскую игру, суть которой заключается в том, чтобы он рисовал на бумаге член, а я вырисовывала из этого приличные картины и фигурки, а затем показывала учителю на оценку.Кстати, работы получались довольно-таки интересными и в больших случаях мне ставили положительные отметки.       Как же много времени прошло с того урока, сколько мнений разделилось на «ЗА» и «ПРОТИВ» меня, второго, кстати, преимущественно больше, но сейчас речь идет отнюдь не об этом вечном противостоянии. Через пару мгновений я уже стояла на кассе, выбирая, что бы купить на вечер. Буду смотреть по телеку какую-нибудь киношку, наверное. Недавно вышел какой-то смазливый фильмец, Фридрих постоянно просит меня сходить на него. Может, он надеется на что-то большее, но мне плевать. В любом случае, голова явно забита не тем, чем должна.       «Луковые кольца — неплохо» — произнес внутренний голос, пока я разглядывала светлую прозрачную пачку только что выставленной вредной «еды». Пожалуй, сегодня можно устроить разгрузочный день. Моя рука уже было потянулась к ручке холодильной установки с напитками, как на другом конце небольшого зала меня окликнули. Я обернулась, но не приметила никого из знакомых или хотя бы человека, который мог бы меня позвать. Пожав плечами, я схватила первую же баночку с пол литра смертельной колы и направилась к кассе.       Продавщица лениво пробивала продукты, едва ли не засыпая прямо на рабочем месте — конец смены.       — С вас двести пятнадцать рублей и двадцать копеек, — протянула она в длительном зевке, даже не умудрившись прикрыть рот ладонью.       «Многовато вышло для пачки колец и обычной колы» — подумала я, но все-таки промолчала, до конца рабочего дня оставалась пара минут. Мне даже ее жалко, ну немного. А в целом — нет. Это же ее работа. Наконец, эта тетка отдала мне сдачу и чек, который я по привычке оставила, будто его и не существовало никогда. Выбежав на улицу, я еще раз посмотрела на дисплей новенького смартфона. «Пол одиннадцатого» — отметила я в выдуманном блокноте, таком… с завитушками на главной странице и нежным рисунком выступления моей любимой рок-группы. Не волнуйтесь, бесы во мне не сидят. Этот рок в основном душевный. Уже года четыре я его слушаю. Можете представить, сколько всего произошло за этот период?       Автобусы заканчивали свой маршрут после одиннадцати, а до дома мне далековато… если повезет, то я успею на сто пятый маршрут и приеду вовремя. На улице прохладно. Слабый ветерок обдувает мои волосы, заставляя длинные кудри упорно лезть на лицо. Кто бы мог подумать, что последние рейсы так быстро приходят? В этот раз мне не пришлось долго ждать. Старенький пожелтевший автобус едва «тарахтел» в мою сторону, в кабине сидел мужчина в темных солнечных очках, кажется, он что-то жевал. Зубочистка? Слева от него под лобовым стеклом лежала потертая, слегка порванная карточка с тусклой надписью «№105». Я присела на заднее сидение, прямо к окну. Автобус снова тронулся, сквозь пыльное затемненное стекло замелькал тусклый свет череды различных фонарей. Какая-то замученная женщина в толстой рыночной дубленке пристально следила за мной, будто строя какой-то план для моего уничтожения. Казалось, что прошла еще одна минута, и она все-таки решилась подойти. Давно пора.       — Не хотите заплатить за проезд? — спросила она и подставила морщинистую руку, ожидая, что я отдам ей свое «богатство».       «Блин, просто кондукторша» — подумала я. А ведь жаль, что не киллер. Хоть разнообразила бы свою жизнь. Порыскав правой рукой во внутреннем кармане, я достала какую-то старую мелочь и отдала ей. Тетка напряглась, понимая, что в последний рейс ей все-таки придется снова вернуться к знаниям, полученным в начальной школе. Ну и пусть, хоть мозги не атрофируются.       «И откуда у меня эта мелочь?» — я задумалась, но через пару секунд это уже не имело какого-либо значения. Пересчитав мелочевку, эта мадам в очередной раз бросила на меня недоверчивый взгляд. Черт, ей не хватило одного рубля. Ну и где я его найду? Никогда не думала, что буду должна какой-то потной тетке с автобуса целый рубль! Ха-ха. Ладно, это неважно. Кажется, в джинсах была парочка «пятачков». Тщательно ощупав свои ягодицы, я все-таки нашла в левом заднем кармашке какую-то затерявшуюся, богом забытую мелочню.       — Держите, — сказала я, протянув ей найденный рубль. Она покосилась на меня, отпечатала билетик и, отдав его мне, недовольно села на свое царское место, уснула.       Странная она какая-то. Хотя, это все понятное дело. Ездит целый день туда-сюда, зарабатывает на таких же уставших пассажирах этого недоавтобуса.       «Дождь?» — по стеклам с ободранной тонировкой небрежно просекали, будто художник, пишущий картину на мольберте, то большие, то маленькие капли. Все это продолжалось до тех пор, пока мы не доехали до предпоследней остановки, которая и была моей.       «Моя остановочка» — игриво сказала я у себя же в голове, вспоминая всем надоевший мем, который уже как пару лет стал диким баяном.       Было пасмурно. За пятнадцать минут «увлекательной» поездки в моей коробке (так мы называем четыре дома, заключающие друг друга таким образом, что если посмотреть сверху, то будет похоже на прямоугольник или квадрат) вновь успели появиться надоевшие серые лужи. Земля превратилась в приевшуюся грязь, от которой я так желаю избавиться уже давно. Когда там наступит зима? Сейчас ноябрь, а снега до сих пор как не было, так и нет.       Мои ноги едва волочатся по нечищеным пыльным подъездным ступенькам, прекрасно дополняя плохую погоду, попутно с тем, оставляя мокрые, мазкие следы от подошвы.Ну вот, я уже на пятом этаже, виднеется привычная металлическая дверь с вечно заедающей полу-ржавой ручкой. Закрыто. Я стучусь, но никто не подходит. За дверью должен лаять мой пес, но на данный момент такой вариант неосуществим, и это меня не порадовало. Странно. Где же все? Отец наверняка еще на работе, а мать уже должна была вернуться. Брат… гуляет с собакой? Не-не, это точно не про него. Хотя, если это в действительности так, то займет минут десять-пятнадцать не больше. Так что, можно и подождать.       Тусклый дисплей еле подсвечивал экран мобильника, показывая время. Пять минут первого. Что-то они все припозднились. Эта ситуация начала меня пугать. И дураку ведь понятно, здесь что-то не так. Оставив попытки достучаться хоть до кота, который наверняка сейчас покорно спал на моем любимом шерстяном свитере в стиле «А-ля 90-е», я снова кинула тупой взгляд на экран мобилки.       Пусто. Ну что ж, придется это исправлять. Конечно же, я позвонила каждому из моего семейства, но там просто идут гудки. Ставлю сто карасей на то, что телефон брата сейчас лежит где-то в подкорках дивана и представляет собой переменную вибрацию по обивке клетчатого шотландского дивана, потому что он поставлен на беззвучный режим. И это даже не удивительно. Зачем ему включать звук, если он ни с кем особо и не общается. На его балансе всегда есть деньги, и нет мобильной передачи данных, потому что он не зависает в и-нете так же часто, как я. Конечно, он любит позависать на ютубчике, но в основном это происходит непосредственно все на том же диване. Как ни странно, но девушка у него уже была, хотя я об этом узнала относительно недавно. Жаль, что у них не сложилось. Хотя, с другой стороны, ему только тринадцать лет. Вся жизнь впереди. Нужно что-то решать. Так же не может продолжаться вечно, верно? Вот и я о том же.       Набираю их еще раз. Нет сети, или идут гудки. Ясно, так мы это дело не вытащим. Придется звонить тому, кто в мои планы явно не входил. Фридрих.       — Алло? Да, привет, — начала я, затем немного промолчала, выслушивая очередную шуточку о том, что мы давно не виделись. — Так вот, я что звоню-то…       Где-то снизу, скорее всего при входе в подъезд, захлопнулась дверь, и послышались не одиночные шаги, будто это была небольшая группа из двух-трех людей. Я прислушалась.       — Аллооо? Ты еще здесь? Что ты хотела? Мне приехать? — кажется, он задает слишком много вопросов. Я сбросила вызов.       Голоса постепенно нарастали, а шорох от склизких подошв невыносимо приближался к моему этажу. Вдруг из-за перил выбежал мой пес, а вслед за ним и остальные члены семейства. Ну, слава богу, или чему там еще?       — Я уже думала, случилось что, — сказала, беря запыхавшегося измазанного в грязи пса на руки. Не волнуйтесь, моей курточке от этого точно ничего не будет. Все равно стирать надо.       — Не дождешься, — крикнул братишка, ища ключи от квартиры в верхнем правом кармане теплой зимней куртки цвета асфальта. Нашел. Ключ спокойно отворил дверь, и наша скромная толпа наконец-то зашла в дом. Моя прохладная кола уже перестала быть таковой и давно уже нагрелась до комнатной температуры. И смысл тогда был переплачивать? Что-то я тупанула…       Как такое может быть, чтобы вся эта орава просто взяла и отправилась гулять с собакой в потемках в десять вечера? Да обычное дело! Вы скажете, что нашу улочку все равно освещают фонари и потемок там не видать, но вся соль анекдота в том, что с собакой мы гуляем в лесу, который находится неподалеку, в паре коробок отсюда. Кстати, у нашей собаки очень интересная порода, называется «умиление». Она будто создана для того, чтобы хозяева ходили по улице со своим домашним животным, и каждый прохожий подходил к нему и гладил пса по шерстке, при этом приговаривая, насколько классная этакая порода, спрашивая, как зовут пса и, на крайняк, за сколько брали. Как какой-то антиквариат. Иногда гуляешь с псом и уже не знаешь, куда от всех деться. А ведь просто хочется банальной тишины и покоя в лесу. Главное, чтобы во время прогулки на какой-нибудь лесной тропе вам не почудилось увидеть медведя или рысь. Вот забавы-то будет!       Обхохочешься, блин.       Сняв все шмотки, я повалилась на кровать. Нежный шелковый халатик обвивал мое тело, начиная с ключиц и заканчивая линией окончания моей попки. Иногда так приятно просто побыть с собой наедине…       Невольно, может по привычке, моя рука потянулась к груди, пальчики нащупали сосочек, который на данный момент явно испытывал изменения в температуре, отчего из твердого состояния тот перешел в мягкое, более набухшее. Мои ручки еще не до конца согрелись и были слегка прохладными, из-за чего от прикосновений по всему телу равномерно пробегали мурашки. Слегка надавив на набухший сосочек, кистью руки я обхватила грудь, начиная аккуратно сжимать, представляя, что это делает другой человек.       Постепенно мне становится жарко, я уже чувствую, как клитор начинает посылать мне четкие сигналы, желая, чтобы я прикоснулась к нему, уделила внимание и дошла до самого конца. К этому процессу подключилась и другая ручка… Они поменялись ролями.       Указательный пальчик правой руки нежно скользил вдоль линии животика, спускаясь все ниже к «горячей точке». Халатик был раскрыт и касался лишь моей спины и линии ягодиц, оставляя голое тело напоказ таким беззащитным, отчего мне еще больше захотелось этого. Мои пальчики спустились чуть ниже клитора, будто бы обходя его, загоняя в некую ловушку. Они коснулись «лепесточков», нежно сжав мою «киску», нажимая на самые трепетные точки. Возбуждение окутало меня, и я встала на колени, вытянувшись вдоль кровати. Теперь мое оголенное тело уже ничто не могло скрыть. Это заводило меня все сильнее настолько, что я уже не заметила, как «профилирующий» пальчик ловко справлялся с клитором в неравном поединке. Совершая различные манипуляции, я могла довести себя до такого состояния, которое я могу не переплюнуть в обычном сексе. Если честно, я сильно боюсь, что круче, чем клиторный оргазм в моей жизни больше ничего не будет. А еще я боюсь быть «бревном» в постели и того, что мой парень будет кончать через две минуты. Мои ножки нервно бились в судорогах, ротик ненавязчиво приоткрылся, а глаза будто были готовы вылететь из своих орбит, не зная, куда смотреть, они уткнулись в потолок. Там стало очень мокро. Несмотря ни на что, моя рука снова потянулась к горячей точке. Я могу делать так вечно. За одно такое уединение я могу кончить раза три-четыре, а может и больше. Пока что никто не доставлял мне такого же удовольствия, как я сама. Еще парочка таких мгновений, и мне уже было плевать на все проблемы этого мира.

Как же хорошо…

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: