Маленький герой 11

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Знакомьтесь, Боб!

Пэйринг и персонажи:
Роберт Смит, kid!Том
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: 1940-е годы Война Исторические эпохи Постапокалиптика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Если б не тот маленький герой, я бы не стоял у этого стола рядом с вами. Вот, кому я обязан жизнью

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик написан под впечатлением рассказа "Рассказ об отсутствующем" Льва Кассиля

28.05.19
№50 в топе «Джен по жанру Постапокалиптика»
№37 в топе «Джен по жанру Исторические эпохи»

29.05.19
№39 в топе «Джен по жанру Постапокалиптика»
№30 в топе «Джен по жанру Исторические эпохи»

Новый друг

26 мая 2019, 20:48
      Великая Отечественная Война. Жаркое изнуряющее всё живое лето.       В зале фронта адъютант командира заглянул в список награждённых. Назвав одного из солдат, средь толпы встал невысокий парнишка лет двадцати. Его звали Роберт Смит. Пусть он был немцем, но подавшись в бега, он стал солдатом Красной Армии. Лицо его было желтовато и худым. Он недавно встал с постели, так как был ранен.       Ему протянули орден и пожали руку. Но Роберт как-то холодно смотрел на награду. Он выпрямился и решил кое-что поведать своим товарищам. - Разрешите обратиться? - Пожалуйста. - Товарищ командующий... И вот вы, товарищи, - заговорил прерывающимся голосом награждённый. Он сильно волновался. - Позвольте сказать слово. Принимая сейчас эту награду, хочу вам поведать о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня заслужил эту великую награду. Тот, кто не пощадил своей жизни ради победы.       Роберт протянул орден вперёд, чтобы все видели. Взглядом, он просил, чтобы его выслушали. - Позвольте мне рассказать об этом маленьком герое. - Просил всем своим видом Роберт. - Говорите, - сказал командующий. - Просим! - откликнулись в зале. - Вы, наверно слышали, товарищи, какое у нас положение в районе Р. Нам создалось. - Начал рассказ Смит. - Наша часть прикрывала отход, когда мы отходили оттуда. И тут от своих нас отсекли немцы. Куда не подадимся везде они. Бьют по нам из миномётов, бьют лесок, где мы скрывались, а каждую опушку прочёсывали автоматами. Время прошло и наши уже были на новом рубеже. Мы достаточно оттянули силы противника. Но пробиться была ни в какую нельзя. И здесь оставаться не безопасно. Нащупал немец, что нас всего-навсего горсточка осталась и зажал в лесу.Все поняли, что нужно выбираться окольным путём.       А где этот путь? Куда же идти? И наш командир, лейтенант Боков Александр Викторович*, говорит: Без разведки ничего не получится. Надо порыскать, где у них щёлка имеется. Если найдём - проскочим". Я, значит, вызвался сразу. "Дозвольте, говорю, мне попробовать, товарищ лейтенант?". Тут для порядка скажу, что дружили мы с Сашкой давно, пусть и переехал в нашу деревню, когда мне было всего десять. Многое мы с ним прошли. Одним словом, друзья-товарищи. Он хмуро на меня посмотрел тогда. "Хорошо, говорит, товарищ Смит, отправляйтесь. Задание ясно?"       Он вывел меня на дорогу, оглянувшись, схватил за руку и сказал: "Ну, Робби, давай простимся с тобой на всякий случай. Дело, сам понимаешь, смертельное. Но раз вызвался, то не смею отказать. Выручай, Робби... Мы дольше двух часов не продержимся. Потери очень велики..." - "Ладно, говорю, Шурик, мы с тобой не в первый раз в такой просак попадаем. Ну а уж не вернусь, кланяйся там нашим, на Урале..."       И вот пополз я, хоронюсь около деревьев. Попробовал в одну сторону - не пробиться. Пополз в другую, там немцы огонь сразу же откроют. Пополз в обратную сторону.. Тамна краю леса был овраг. А на той стороне оврага кустарник, а за ним поле открытое. Спустился в овраг, решил к кустикам подобраться. Начал карабкаться по глине наверх, вдруг замечаю, что над моей головой две босые ножки. Приглянулся, вижу: ступни маленькие, на подошве грязь присохла, пальцы грязные, поцарапанные, а мизинец на левой ноге был перемотан синей тряпочкой. Видим, пострадал где-то. И что-то в моей голове щёлкнуло, чтобы щекотнуть эти пятки. Зачем, я сам не знал. Взял я тонкий прутик и провёл по босым ножкам.Разом исчезли обе ноги в кустах, и на том месте появилась голова. Смешная такая, глаза перепуганные, безбровые, волосы лохматые, выгоревшие, нос весь в веснушках, а на носу сломанные очки, которые прятали серые глазки. - Ты что тут? - говорю я. - Я, - говорит, - корову ищу. Вы не видели, дядя? Маришкой зовут. Сама белая, а на боке черное. Один рог вниз торчит, а другого вовсе нет... Только вы, дядя, не верьте... Это я всё вру... пробую так. Дядя, - говорит, - вы от наших отбились? - А это кто такие ваши?- спрашиваю. - Ясно, кто - Красная Армия... Только наши вчера за реку ушли. А вы, дядя, зачем тут? Вас немцы зацапают. - А ну, иди сюда, - говорю. - Расскажи, что тут в твоей местности делается.       Голова исчезла. Появилась нога, затем вторая. По глиняному склону на дно оврага, словно альпинист, спустился мальчонка лет тринадцати. Пока он спускался, я задумался о его голосе. Он говорил чётко, голос был без изъяна. - Дядя, - зашептал он, - вы скорее отсюда давайте, уходите куда-нибудь. Тут немцы. У них вон у того леса четыре пушки стоят, а здесь сбоку миномёты ихние установлены. Тут через дорогу никакого выхода нет.       Послушав его, мне стало ясно, что мальчонка не до конца обучен грамоте. Война украла у него детство. Он не мог сейчас ходить в школу и поглощать знания. Ведь он явно был смышлёным, раз разузнал тут про всё. - И откуда, - говорю, - ты всё знаешь? - Как,- говорит, откуда? Даром, что ли, с утра наблюдаю? - Для чего же наблюдаешь? - Пригодится в жизни, мало ль что...       Стал я его расспрашивать и парнишка рассказал мне про всю обстановку. Выяснил, что тот овраг идёт по лесу и по дну можно вывести наших из-под огня. Малец вызвался проводить нас. Но как только мы стали выбираться из оврага, в воздухе засвистело, завыло и раздался такой треск, словно все деревья в округе сломались надвое. Это немецкая мина попала в овраг и рванула около нас. Стало темно в глазах. Потом я освободил голову из-под земли. Огляделся:где, думаю, мой маленький товарищ? Вижу, медленно он приподымает свою светловолосую голову от земли и начинает убирать пальцами глину из ушей, носа и рта. - Вот это дало! - говорит. - Попало нам, дядя, с вами. Ой, дядя, - говорит, - да вы ж раненый!       Хотел я подняться, да вот только ног не чувствовал. И вижу, что из сапога кровь идёт, как фонтаном. А мальчишка вскарабкался к кустам, выглянул на дорогу, вернулся ко мне и шепчет. - Дядя, - говорит, - сюда немцы идут. Впереди сам офицер. Честное слово! Давайте отсюда. Эх, как вас сильно...       Я постарался ещё раз, но словно к моим ногам груз привязали. Всё тянет и тянет вниз. - Эх, дядя, дядя, - говорит мой сероглазый друг, чуть ли не плача - лежите здесь, чтоб вас не видно было. Я их от вас отведу. А затем вернусь.       Его глаза заблестели, а кожа побелела. "Что он такое задумал?" - Думал я. Хотел его за ногу схватить, да куда там. Только его босые ноги и синяя тряпочка на мизинце мелькнули перед глазами. Лежу и слышу: "Стой!... Стоять! Не ходить дальше!"       Заскрипели над моей головой тяжёлые сапоги, слышал, как немец спросил: - Ты что такое тут делал? - Я, дяденька, корову ищу, - донёсся до моего слуха голос парнишки, - хорошая такая корова, белая, а на боке чёрное. Один рог вниз смотрит, а второго вовсе нет. Маришкой звать. Не видели? - Какая такая корова? Ты, я вижу, хочешь болтать мне глупости. Иди ко мне близко. Ты что такое лазал уж долго, я видел тебя, как лазал. - Дяденька, я корову ищу, - стал плаксиво тянуть мой светловолосый мальчонка. И вдруг, по дороге чётко застучали босые ножки. - Стоять! Куда ты смел? Буду стрелять! Назад! - Закричал немец.       Над головой снова застучали тяжёлые сапоги. Потом раздался выстрел. Я понял: дружок нарочно бросился бежать в сторону от оврага, чтобы от меня немцев отвлечь. Я слушал, задыхаясь. И услышал я далёкий, слабый вскрик. А голос был без изъяна. Потом, стало очень тихо... Я как припадочный бился, я зубами грыз землю, чтоб не закричать, и держал свои руки грудью, чтоб не схватить винтовку и не начать огонь по фашистам. А ведь нельзя было себя выдавать. Нужно было выполнить задание до конца. Погибли б без меня наши. Не выбрались бы.       Я старался вновь поползти, цепляясь за ветви, но... После, я уже ничего не помню. Помню только, что после того, как открыл глаза, передо мной близко было лицо Сашки...       Вот так мы и выбрались через овраг из лесу.       Роберт остановился. Сделав глубокий вдох и затем тихо выдохнув, он обвёл всех своими фиолетовыми глазами. - Вот, товарищи, кому я обязан жизнью. Кто помог вызволить из беды нашу часть. Если б он только мог постоять у этого стола. Но уже не выйдет... И есть у меня просьба... Почтим, товарищи, память дружка моего безвестного - героя безымянного... Маленького героя. Вот даже и как звать его, не успел спросить...       И в зале поднялись летчики, моряки, гвардейцы, генералы, танкисты. Люди страшных битв и славных боёв. Все поднялись, чтобы почтить память маленького героя, имени которого никто не знал. Молча стоял весь зал, представляя по своему белобрысого мальчонку в очках, веснушчатого и сероглазого, с синей тряпочкой на мизинце.
Примечания:
Мне очень понравился рассказ Льва Кассиля и под впечатлением столь небольшого рассказа, я решила написать эту историю.
* Персонаж был придуман ( в книге он именуется, как Буторин Андрей Петрович )
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.