Ждет критики!

Путь Богини 23

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kamisama Hajimemashita

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 19 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU Fix-it Hurt/Comfort Ангст Виктимблейминг Домашнее насилие Исторические эпохи Исцеление Магический реализм Мифы и мифология Нецензурная лексика ОЖП ОМП Подростки Предопределенность Приключения Психологические травмы Психология Смена имени Стёб Счастливый финал Упоминания изнасилования Феминистские темы и мотивы Фэнтези Частичный ООС Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Богом может стать каждый. Разница лишь в длинне пути.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Недаром говорят, что одна из самых страшных бед, сваливавшихся на головы бедным анимешницам и анимешникам – это тупые героини. Не в силах более терпеть этот произвол, авторы берутся за дело...

Ссылочка на профиль автора -
https://vk.com/id573518975

И на группу его великолепного соавтора-
https://vk.com/kimura_k

Глава 1. Встреча

10 января 2020, 09:47

И далёкий путь начинается с близкого. ©Японская мудрость.

      Морико задумчиво шагала вперед по присыпанной гравием дороге, время от времени сверяясь с криво нарисованной на маленьком и слегка помятом листке бумаги картой. Мелкие камешки скрипели под ногами, а в воздух время от времени поднималась пыль, когда девушка случайно шаркала ногой.       Эмоции после всего произошедшего сейчас стихали, и она не считала всю эту задумку с ночёвкой в чужом незнакомом доме такой уж хорошей — можно ли верить этому странному мужчине, который представился как Микаге и разрешил ей занять его дом? Какие у него мотивы? Может, стоит вернуться и спокойно обдумать свои дальнейшие действия, составить план и действовать согласно ему? Ни на один из вопросов она не могла дать вразумительного ответа. Сбитая этим обстоятельством с толку девушка резко остановилась. Что же она, дура, делает?       С одной стороны, загадочный Микаге мог предложить ей свою помощь в благодарность за спасение от собаки. А с другой, он мог и… Об этом думать вообще не хотелось, но мысль о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, не вылезала из головы.       Ещё одной проблемой являлось медленно темнеющее небо, которое поглощающало последние лучи солнца, заходящего за чернеющую вдали нервную полосу горизонта. А оставаться одной в ночи, почти без денег, без крыши над головой – тоже не самая лучшая идея. Кто знает, сколько ей ещё попадётся пьяных компаний наподобие той, что заставила её все же встать с привокзальной скамейки и направиться к дому, указанному на импровизированной карте?       Бегать и прятаться от них всю ночь будет тяжело, особенно после долгого и довольно выматывающего перелета. Еще раз окинув взглядом чернеющее небо, Морико все-таки возобновила свой путь. Одну ночь она проведёт в том доме. А после обязательно найдет выход.       Сельская дорога, наконец-то, привела девушку к стоящему особняком, на отшибе, дому весьма странной формы. Кажется, это здесь. Морико успела сделать только пару неуверенных шагов в сторону здания, как за её спиной зажёгся яркий огонь, который, тем не менее, казалось бы, не жёг. В какой-то момент она даже уловила в треске, судя по всему, просто-напросто разгоревшегося костра, неясное, но явно очень радостное обращение к кому-то… Увы, она не расслышала. Проверять, однако, сгорит она, или нет, в её планы не входило. Всё, что ей оставалось — бежать прямо в домишко. Может, там есть вода, которой можно потушить огонь, ну или огнетушитель… Если же нет ни того, ни другого, там должен быть телефон, с которого можно позвонить в пожарную службу. В конце концов, там мог оказаться погреб, в который можно спрятаться… Правда, так есть риск погибнуть от дыма… Но надо действовать быстрее. Вбежав в дом девушка, не сумев вовремя остановиться, по инерции налетела на кого-то.       Не успела она понять, что вообще происходит, как молодой человек, с которым она имела несчастье столкнуться, повернулся к ней лицом и она стремительно отодвинулась. Если бы она, отступая, не прогнулась в спине, отклоняясь ещё дальше назад, по её лицу уже прошлись бы когти странного парня, который, судя по всему, являлся хозяином этого странного дома. Что-то в нем показалось девушке подозрительным, но та никак не могла взять в толк, что именно. —Где же тебя носило, Микаге? — вкрадчиво вопросил тот. — Черт возьми! Свалил и оставил все хозяйство на меня! Да я тебя в клочья порву! — взревел юноша и, не дав Морико вставить и слова, накинулся на жертву.       Старые рефлексы сработали на ура — выставив перед собой свой чемодан и уклонившись в сторону, девушка просто смотрела как парень, наткнувшись на объемную сумку, повалил ту на пол, навернувшись следом. Морико не смогла сдержаться и самодовольно хмыкнула. Так-то лучше. Больше она никому не позволит себя ударить, сделать больно… —Так-то у вас встречают гостей? Не знаю, кто этот Микаге, но я — не он. — упоминать этому ненормальному, что именно так представился тот странный тип, который отправил её сюда, ей показалось неразумным. — Приношу свои извинения за вторжение, я, должно быть, заблудилась. Мне дали это, чтобы указать путь к нужному дому. Не могли бы вы сказать, как туда пройти? — решила не накалять обстановку девушка. Мало ли тут всяких Микаге? Да и вообще, может, это просто не очень хорошо ладящие с ним соседи… Мигом поднявшийся парень окинул её презрительно-подозревающим взглядом, а Морико, наконец, поняла, что её в нем сбивало с толку — на его макушке красовались лисьи уши, а из-за спины показался нервно подергивающийся из стороны в сторону хвост. —Что за… — начала было она, но чудеса на этом не закончились — её перебили двое, скорее всего прибежавших на шум, ребенка в разных масках и одинаковых, на первый взгляд, кимоно. —Микаге-сама, Микаге-сама! Как хорошо, что вы вер… А? Не Микаге? — удивились малыши. — Хоть до кого-то дошло… — нежданной гостье только и осталось, что тяжело вздохнуть. — А теперь, может, объясните мне, что здесь происходит? — Она не Микаге. — повторил задумчиво парень, скрыв лицо за веером и уходя в себя, обводя помещение рассеянным взглядом. — Да-да, мы это уже, кажется, выяснили, спасибо! — недовольно фыркнула Морико. — А вот кто, или, вернее, что ты такое?! Никогда не видела и не слышала о таких мутациях. Или ты гибрид человека и лисы? Да что ж у тебя за генетический сбой такой? И вообще, ты в курсе, что у тебя там участок горит… Горел? Какого черта?! — скороговоркой выпалила она. Нервы начинали сдавать. Добра от своей затеи она, конечно, изначально не ждала, но такое уже выходило за рамки её лишенной рамок фантазии.       Вопросы проигнорировали. Лисий мутант лишь недовольно передёрнул ушами и, быстрым, неуловимым движением, вырвал из её рук мятый листок. Девушка собиралась возмутиться, но ей не дали сказать и слова. — И впрямь его дурацкий почерк. — пробормотал себе под нос Лис, как его успела про себя окрестить Морико.       Он еще раз внимательно взглянул на рисунок, после перевел изучающий взгляд на девушку. Сие действо повторилось несколько раз, и со стороны выглядело это так, будто на жалком листе был изображён её портрет, с которым он тщательно сверялся, а не кривая карта. Наконец, Лис закончил и отбросил листок с сторону. Преодолев примерно половину пути к полу тот вспыхнул синим пламенем и осыпался кучкой пепла. Тени в комнате начали сгущаться, будто становясь плотнее и обретая собственные жизнь и волю. Они начали сгущаться вокруг парня, и тот все сильнее растворялся в тёмном и зыбком тумане. — Эй! Подожди! Ты не ответил на мои вопросы! – схватила и требовательно дернула его за рукав кимоно Морико. Тени остались, но Лис, ноги которого всего мгновение назад начинали исчезать, вновь стоял перед ней, как был. — Ты бы могла и помолчать. — высокомерно произнес он, а лицо скривилось в презрительной гримасе. — Объяснять что-то никчёмной дурочке вроде тебя, по чистой случайности оказавшейся не на своем месте? Не вижу смысла. Всё равно твоего умишка не хватит на то, чтобы понять… Только и будешь, что на каждый ответ задавать по десять бестактных и неуместных вопросов, попусту тратить мое время. А оно стоит очень дорого.       И тут же полностью исчез. Морико увидела лишь взметнувшееся синее пламя. Так она и осталась стоять, как вкопанная, в полуразрушенном доме, наедине с двумя странными малышами и не менее странными событиями, в центре которых она так неожиданно оказалась. Можно было бы, конечно, удариться в истерику по этому поводу, но Морико предпочитала все же для начала все выяснить. —Итак, мне кажется, мы начали немного не с того… Меня зовут Морико Симидзу, приятно познакомится. — постаралась улыбнуться детишкам как можно приветливее она, присаживаясь перед ними на корточки. Не хватало только, чтобы те ещё испугались и разревелись. — А как вас зовут, малыши? —Мы не малыши, а помощники Микаге! Моё имя Котэцу, приятно познакомиться. — представился малыш в маске с перекошенным лицом. —Да! Мы — ониби-вараси, ёкаи-огоньки. Простите, что напугали. Я Онирики, приятно познакомиться. — представилась маленькая девочка с улыбающейся маской. —Напугали? Да нет же, вы-то, как раз, меня не пугали… — дети как-то странно, едва ли не обречённо переглянулись. —Вы, судя по всему, совсем-совсем не местная... Эх... Если коротко — огонь на участке — это были мы. Но мы не хотели вас пугать. — начал один. —А ёкаи — это обладающие волшебными силами духи, и ониби-вараси означает «ребёнок-блуждающий огонёк», кем мы и являемся. — закончила его подружка. Морико же в ответ могла только продолжать сидеть и глупо улыбаться. Духи… Ага, как же. —Ну да, а этот странный паренёк — кицуне. — черт, какая же она так сглупила… Это же мог быть просто о-о-очень хороший костюм! Может, здесь вечеринка? Или она просто забрела на слёт косплееров? Н-да, слишком уж хорошие у них костюмы и спецэффекты… Да и нет здесь больше никого, кроме нас. —Совершенно верно! Мы рады, что вы начали понимать! — воспряли духом огоньки. —Нет… Господи… Дети, вы серьёзно?! – взорвалась она. Тогда один из них, кажется, Онирики, просто взял, перекувырнулся, и… Обратился в маленький сгусток огня. Приподнявшаяся было Морико села обратно на пол. Огонёк был знакомый — тёплый, но не обжигающий. Прямо как тот, что был на улице. –Эмм… Ну, ладно. Предположим. Значит я действительно попала в дом с привидениями. Но кто такой этот Микаге и почему вы меня с ним перепутали? —Микаге — земной бог, а этот дом — его храм. Он передал тебе свою метку бога, вот мы и спутали поначалу… Простите. — объяснил ей мальчик-огонёк, пока его подруга принимала обратно человеческий облик. Забавно, но прилива божественных сил Морико не ощущала. Однако, с этим можно разобраться и потом… —Так... Ладно, предположим, что с этим мы разобрались. Но почему Микаге оставил храм на Томое? Он не показался мне таким уж ответственным. Чуть что не по нему пошло — взял и свалил, оставив всё на вас! —Потому что Томое-доно является хранителем Микаге и может, в отличии от нас, присматривать за храмом даже в отсутствие бога. А теперь, когда новым богом стали вы, вам нужно сделать Томое-доно своим хранителем, потому что без его сил мы не справимся. — пф, да она и не собирается ни с чем справляться. Раз уж этот противный тип свалил, она переночует здесь, а утром, сразу же, как проснётся, уйдёт. Однако, любопытство дало о себе знать и ей чертовски хотелось выяснить, как тут, у духов, все устроено. —Ну, предположим... Но как это сделать? —Все, что вам нужно — это заключить контракт. — так-так-так… Если Морико все правильно помнит, ёкаи — это не только духи, но и демоны. И, судя по силе Лиса, он относится как раз к последним. К тем, с кем не стоит заключать сделки или, как предлагают назвать это огоньки, контракты, если не хочешь лишиться души. Девушка призадумалась — у неё был достаточно обширный список того, от чего она хотела бы избавиться… Но её прогнившей человеческой душонки там, как ни странно, не было. Да и вообще, согласившись на это она признает себя богом и влезет во всю эту авантюру. Это было бы крайне нежелательно. И всё же… Вопрос же — это ещё не согласие, верно? В лоб, как говорится, за него не стукнут. —А как у вас заключаются контракты? —Всё очень просто. Ценой поцелуя. —И в какое же место целовать? – задумчиво, в режиме «мысли вслух», проговорила Морико, вспоминая, как Микаге поцеловал её в лоб. Получается, она уже заключила один контракт? Все, души лишилась, дальше можно во все тяжкие? —Ну, вообще, все зависит от того, какая сделка. – начал Котэцу. – Например, при передаче полномочий не так уж важно, куда целуют. Важно кто, и то, насколько серьёзны его намерения назначить наместника. —Но важные сделки, где важно мнение обоих участников, такие, как, например, контракты с хранителями, заключаются только обоюдным поцелуем. – продолжила Оникири. —То есть? – немного недопоняла Морико. Это, получается, она, например, должна поцеловать Томое в лоб, а потом он её? Что вообще за обоюдный поцелуй? —То есть в губы. – припечатала девочка-огонёк, пожимая плечами так, будто говорит о какой-то ерунде. —Чего-о-о-о?! Фу, мерзость какая! А для продления этого контракта что, ноги раздвинуть придётся?! В общем, ребятки, не хочу показаться очень уж грубой, но я не собираюсь ни во что такое ввязываться. Все что мне нужно — крыша над головой на одну ночь. Все! Потом я уйду, а вы сможете зажить по-старому. — ну вот. Она всё же сорвалась… Огоньки грустно поникли, ничего не ответив. Проводив Морико до комнаты, они просто ушли.       Оставшись одна, она взглядом окинула, выделенную ей комнату. Просторная и пустая, если не считать одиноко лежащего футона на полу и её сумок. –Все же это лучше, чем совсем ничего. На одну ночь сгодится. — сказала Морико в пустоту.       Оставив чемодан в углу комнаты и сняв обувь, она аккуратно ступила на удивительно теплый дощатый пол. Хотя девушка была уверена, что где-нибудь, да найдется щель, через которую будет просачиваться холодный воздух, и, учитывая, что спать придется практически на полу… это было бы неприятно, особенно, учитывая её больную спину и слабый иммунитет… Однако, уже было довольно поздно, а ночной прохладной так ниоткуда и не потянуло. — Может, храм только выглядит так, будто вот-вот развалится… — задумчиво продолжила разговор с самой собой Морико. А что, хороший собеседник…       Нередко после особо трудных дней она просто падала и засыпала. Но сегодня, как бы ей не хотелось так сделать, ей было откровенно противно ложится в чистую постель, предоставленную гостеприимными огоньками, в пыльной, потной и провонявшей с дороги одежде. Девушка быстро переоделась и, аккуратно сложив свою одежду, положила ее на чемодан и забралась на футон, быстро юркнув под одеяло и с размаху упав на подушку.       Усталость давала о себе знать. И если весь день ей удавалось не обращать на неё внимания, как обычно, просто игнорируя вымотанность, то сейчас, после всего, что на неё навалилось, она почувствовала тот тяжкий груз на своих плечах, который никогда её не отпускал. Долгий перелет, украденный кошелёк с деньгами на квартиру, панические мысли о поиске жилья, странная встреча, повлекшая за собой странные последствия… Слишком много для одного дня.       Из груди непроизвольно вырвался тяжелый вздох. Слишком уж много странного и даже сверхъестественного произошло с того момента, как она покинула дом. Теперь же ей предстоит решить множество проблем — для начала, найти, куда уйти из храма. Однако, сморённая усталостью, Морико решила подумать об этом завтра, поступив в лучших традициях одной небезызвестной героини из весьма популярного романа. Закрыв глаза, девушка, вроде как без особых усилий, провалилась в беспокойный сон.       Следующим утром девушка проснулась с трудом. Всю ночь она спала беспокойно, ворочалась, временами просыпалась. Болела голова, восприятие реальности настолько исказилось, что она не сразу поняла, где находится, ошарашено обводя комнату внимательным взглядом зелёных глаз. Память постепенно возвращалась. Она в доме с призраками. Если быть точнее, духами.       Нашарив наощупь рюкзак Морико выудила оттуда расческу. Обычно достаточно послушные светло-русые волосы сегодня, загрязнившиеся после долгого пути, после нескольких часов беспрерывного ворочания, спутались в один сплошной колтун. Слишком резкие движения отзывались гулкой, протяжной болью в висках, прокатывавшуюся эхом по всему телу. Надо бы таблетку выпить. Морщась и приглушенно ругаясь сквозь зубы она, закончив с головой, принялась за одежду — осторожно сняв с себя мешковатую, закрывающую все, что только можно и висящую на ней, словно на вешалке, пижаму она переоделась в большую на несколько размеров мужскую футболку и провисающие в коленях драные джинсы. Переодевшись, девушка обхватила себя за тощие плечи, сминая в руках приятную на ощупь ткань через чур свободных рукавов, как бы ежась от холода, хотя в комнате было тепло. На деле же ей просто вдруг стало до ужаса неуютно здесь находиться. Лис определенно прав, она явно не на своем месте.       Помотав головой, вытряхивая из неё негативные мысли, девушка начала выуживать со дна рюкзака умывальные принадлежности, коря себя за то, что не почистила вчера на ночь зубы. Это был не первый раз, когда она просто доходила до кровати, падала и вырубалась, забывая обо всем на свете, а потом ругала себя за это. Но потом она вновь себя выматывала и ситуация повторялась. Закончив, наконец, поиски, Морико неторопливо вышла в длинный и пустой, как она думала, коридор. —Доброе утро, Морико-сама! Приветствуем, Морико-сама! — какого же было её удивление, когда там её встретили ожидающие под дверью огоньки. —Ээээ… Ну да, доброе… А что вы здесь делаете? — растерялась и спросила первое, что пришло в голову Симидзу. Глупая, глупая, глупая... —Ну как же, Морико-сама! Вы же наш бог, наша госпожа! Слугам положено приветствовать госпожу утром, ожидая указаний! Простите, мы не решились зайти в вашу комнату… — наперебой заговорили они. Под конец оба выглядели настолько виноватыми, что Морико в какой-то момент показалось, что они сейчас помчатся пробивать стенку головой, приговария: «Оникири плохая, Котэцу гадкий, гадкий!» — на манер Добби из Гарри Поттера. Неосознанно она даже приготовилась их ловить. —Вовсе нет, вы все правильно сделали. Молодцы. — поспешила заверить их в обратном она. Действительно, при одной мысли о том, что, проснувшись, она могла застать сидящих и наблюдающих за ней огоньков, её передернуло. Мало бы никому не показалось. — Спасибо вам за гостеприимство. — ласково улыбнулась девушка. — Покажите мне, пожалуйста, где тут у вас можно умыться… После этого я соберусь и уйду, честное слово. — попыталась приободрить огоньков Морико.       Лично она очень обрадовалась, если бы незваный гость, вторгшийся в её дом, решил, наконец-то, избавить её от своего присутствия. Однако, она, видимо, не являлась для огоньков эдаким захватчиком территории, лишь зря занимающим место. Во всяком случае, их маски странным образом вытянулись в жалостливой гримасе, а голоса прозвучали совсем расстроенно. —Морико-сама, вы уже уходите? Вы тоже бросаете нас? А как же ваши обязанности бога? Вы не можете уйти! —Обязанности? А какие есть обязанности у богов? — брякнула, не подумав, ведомая любопытством девушка. —Следить за храмом и выполнять просьбы прихожан, разумеется. Ведь иначе люди перестанут верить в бога и он исчезнет. — пояснил Котэцу. —Чего-о-о-о?! То есть, вы хотите сказать, что если в эту... эту... этот храм окончательно перестанут заглядывать люди, то я исчезну?! –девушка не на шутку перепугалась. Не похоже, что храм пользуется особой популярностью, скорее наоборот — если сюда и идут, то только от крайней безысходности, когда все остальные методы и способы исправить ситуацию перепробованы, и остаётся только уповать на чудо. Главная проблема заключалась в том, что Морико не могла творить чудеса, ведь у неё не появилось ну вот совсем никаких сверхсил. И помочь людям, заставив их тем самым вновь поверить, она не в силах. —Конечно нет, Морико-сама, что за бред вы несёте? Вы, в первую очередь, человек, и являетесь лишь наместником божества, так что вы не исчезните, если вдруг в Микаге окончательно перестанут верить. —А…Ну, тогда ладно… — поспешила выдохнуть девушка. —Исчезнем только мы и Микаге. Вы с Томое-доно останетесь. — закончила Оникири. —В смысле?! А… Почему? —Потому что, как ни крути, а все же храм этот принадлежит Микаге. Вы только наместник, и не обладаете здесь такими же всеобъемлющими правами, как он, а, значит, и ответственность несёте за него не такую. Ну, а мы — духи, призванные Микаге в этот мир и если исчезнет он, то та же участь постигнет и нас. — заканчивая друг за друга предложения наперебой объяснили огоньки.       Окончательное принятие решения сопровождалось тяжелым вздохом. Оникири и Котэцу показали себя очень добрыми и гостеприимными ёкаями, а Микаге, хоть и был достаточно странным и чудаковатым, все же показался Морико очень милым и по-своему заботливым. Да, она, безусловно, пожалеет о своём решении. Но это будет позже. А она здесь и сейчас, и просто не может поступить иначе. Но уже сейчас было неприятное, зудящее чувство того, что она что-то упустила. Что-то очень важное. —Итак… — нерешительно протянула девушка. Всё же её предчувствие не обманула — здесь и сейчас она должна была принять наверняка судьбоносное решение. — Я по-прежнему настаиваю на том, чтобы вы показали мне ванную комнату. — видя, как вытягиваются разочаровано лица-маски малышей, Морико подбадривающе улыбнулась и мягко погладила по голове стоящего ближе Котэцу. — А потом вы подробнее расскажете мне о том, какие-такие обязанности есть у богов. — Если она правильно поняла, основное, что с неё требуется — это уборка. Это было бы отличной платой за гостеприимство. Хотя, учитывая, как у них тут контракты заключаются… Да, не плохо было бы для начала узнать, на что она собирается подписаться.       С водными процедурами новоиспеченная богиня справилась достаточно быстро. Однако, огоньки проявили неожиданное нетерпение и начали проводить свой ликбез не дожидаясь, пока хозяйка закончит. —Для начала вам нужно будет почистить двор! —Потом помыть зал вероисповеданий! —А потом протереть ширмы! —И повыдергивать траву! — бодро накидывали задания огоньки, пока Морико выполняла предыдущие. И вот, казалось бы, портрет последнюю ширму, и свободна, ан-нет. И кто из них, интересно, кому поручения раздавал? Но, на самом деле, уборка заняла не так уж и много времени. Было видно, что за храмом следили, иначе она и через неделю не управилась бы. —У вас накопилось о-о-очень много работы! — радостно завершила перечисление дел Оникири. —Поэтому вам нужно заключить контракт с Томое-доно, который выполнял эту работу до вас. — так же радостно заключил Котэцу. Морико, при одной мысли об этом, передернуло, от чего она чуть не опрокинула ведро с водой. —Сама справлюсь. — буркнула девушка, последний раз отжимая тряпку в ведро. Что там осталось? Трава? Да запросто!       Вылив грязную воду и ополоснув ведро, Морико принялась за сорняки. В общем-то дёргать их было не так уж и сложно, да и дома она частенько занималась этим на даче. Когда она у них ещё была… Окунувшись в грустные мысли, она совершенно перестала обращать внимание на то, что именно выдёргивает. Ещё бы, здесь ведь не грядка, полезную и нужную траву случайно не выдернешь. —Ай! С-с-с-ш-ш… — Но, тем не менее, отвлекаться ей не стоило, ведь крапива, как выяснилось, растёт везде. —Какая ты все же глупая и бесполезная. Даже траву повыдергать не можешь. — послышался высокомерный голос из-за спины. — Шла бы лучше домой, пока цела.       Домой… Туда Морико хотелось, ещё как. Только вот путь туда ей заказан… Да и этот высокомерный тон Томое… Чёртов Лис! Она ведь собиралась перед ним извиниться… Сказать, что закончит уборку и уйдёт… А потом вспомнились огоньки и их рассказ. Нет, уйти она не может. Чёрт, она сама уже запуталась во всём этом! —А кто меня тут покалечит, ты что ли? Не смеши, я тебя умоляю. Да и домой я бы, уж поверь, с удовольствием вернулась бы. Было бы куда... — девушка собиралась добавить, что и треклятого кицуне лишать крыши над головой не собирается, и, раз уж она ему настолько не нравится, она уйдёт, но будет приходить сюда после учёбы, чтобы выполнять свои обязанности и не дать Микаге, Оникири и Котэцу исчезнуть. Но её прервал пинок. Надо отдать дебильному Лису должное — целился он хорошо и улетела она, хвала богам, не в крапиву. —Какая же ты жалкая. — успел хмыкнуть тот, кого так настойчиво советуют ей в хранители огоньки, прежде, чем раствориться в воздухе. Морико могла бы выматерить воздух… Но замечание Лиса выбило её из колеи. Жалкая… Так вот, как она выглядит в глазах других. А между тем, знал бы тот же Томое, через что она прошла, что она сделала!.. И что? Стал бы ей восхищаться? Навряд ли. Ещё больше погруснешая, злая и уязвленная Морико тоскливо поплелась в дом за резиновыми перчатками. Крапиву-то выщипывать надо.       Кое-как разобравшись с участком, она, собиравшаяся, было дело, упасть и умереть, была остановлена чьим-то голосом. —Боже… Благослови, пожалуйста, моего внука. Пускай он родится живым и здоровым. —Что это? — девушка рывком поднялась и рванула в зал вероисповеданий. Кажется, голос доносится оттуда.       Дойдя до места, она обнаружила там немолодую женщину. Она сложила руки в молитве, прикрыла глаза и улыбалась так светло и искренне. Голос шёл от неё. —Но как?! Она молчит! Молчит! — едва не ударилась в панику девушка. Неужели ей кажется? Может, она словила глюк и этой женщины нет? И голоса? Может, ей вообще все это кажется, а она лежит где-то в глубокой коме?! Как же… Что же… —А ей и не нужно говорить. Это голос сердца. Слушать его и исполнять желания людей — тоже часть работы бога. — пояснил подоспевший и вполне себе материальный Котэцу. Нет, если бы это были глюки, они были бы более… Мориковскими. А японский храм и вся эта лабуда — не совсем её стиль. —А это все молитвы и пожелания, которые накопились за двадцать лет. Томое-доно старательно выслушивал и записывал их все это время, чтобы Микаге, вернувшись, смог их исполнить. — с грохотом уронив огромную стопку красиво оформленных книжечек огорошила хозяйку Оникири. — Но, раз вместо него теперь вы, это нужно будет сделать вам. И для этого вам нужно заключить кон… —Я не собираюсь заключать контракт с Томое! Справлюсь своими силами. Как-нибудь. — поникла Морико. «Какая же ты жалкая» — вновь всплыли в памяти слова. Жалкая… Слабая… Переведя взгляд на стопку книжонок пожеланий, девушка принялась обдумывать ситуацию. — Так… Для нас главное — не дать людям окончательно утратить веру в Микаге, исполнив их молитвы. — начала она рассуждать вслух. Общий план действий у неё уже сложился и осталось только согласовать его с огоньками — все-таки она слишком многого пока не знает, чтобы принимать такие решения самостоятельно. — Не думаю, что пожелания двадцатилетней давности будут для этого актуальны. Для начала лучше начнём с последних, тут больше шансов, что они все ещё актуальны, и что люди сочтут выполненную молитву именно даром бога. Ведь, если я правильно поняла, боги черпают силу из веры людей… Да, кстати, Оникири, запиши, пожалуйста, последнее пожелание.       После того, как малышка выполнила её просьбу, Морико взяла в руки ту же книжечку. Кажется, они пронумерованы по годам. И чем дальше, тем тоньше… От этого стало грустно. Ей не нужно было никаких графиков, таблиц и схем — самый наглядный показатель того, как сильно уменьшалась вера людей в чудо со временем, было перед ней. Так же в глаза бросалась разница между почерком Оникири и Томое. Лис явно выводил каждый иероглиф аккуратно и старательно. И чистый храм… Пожалуй, он действительно очень дорожит этим местом. Домом, который она, сама будучи беглянкой, оккупировала. А ведь сколько лет он тут прожил один, общаясь лишь с огоньками… Стоп. Сколько… Сколько лет? -Скажите, огоньки, а как так получилось, что Микаге, хоть и покинул храм двадцать лет назад, но до сих пор остался жив? Разве остались за такой срок люди, которые продолжают в него верить? — кажется, Морико, наконец, поймала ту самую неведомую мысль, которая так упорно ускользала. Местный бог ведь давным-давно покинул храм, и без него здесь уже все должно было окончательно развалиться. -Так ведь Томое-доно следил за храмом. Благодаря ему он все ещё в достаточно хорошем состоянии для того, чтобы люди приходили сюда. Хотя бы изредка. — развели ручками ёкаи с таким видом, мол «мы тебе об этом всю дорогу твердим, а до тебя только сейчас дошло». И, с одной стороны, Морико стало окончательно неудобно из-за того, что она вот так вот выгнала бывшего хранителя из его собственного дома, а с другой… Выходит, все, что ей нужно - это вернуть Лиса в храм, и все? Тот продолжит следить за этим местом, а она уберётся восвояси, и будет жить, как запланировала. -Итак… Отлично. В таком случае… Оникири, ты оставайся здесь, в храме, чтобы записывать молитвы прихожан, на случай, если кто-то сюда ещё придёт за время нашего отсутствия, а ты, Котэцу… Ты знаешь, где сейчас Томое? Можешь проводить меня к нему? -Ну… Есть одно место, где он любит бывать… Но юной хозяйке не стоит посещать такие места. — забеспокоился огонёк. -О Боги, Котэцу, сейчас не до приличий! Мне нужно найти Томое, чем скорее, тем лучше. Пока я не передумала… — протянула последнее предложение девушка, откровенно давя на нервы духа. Ей действительно хотелось разобраться со всем этим как можно скорее, так что поторопить малыша не помешает. -Я рад, что Морико-сама начала осознавать серьезность ситуации! Выдвигаемся немедленно, но имейте в виду — вам там не понравиться, и я вас об этом предупреждал! — всполошился ёкай. Морико осталось на это лишь тихонько фыркнуть. От своего пребывания здесь она тоже не в восторге...       Дорога в мир духов была скрыта туманом. Вокруг была непроглядная тьма, по бокам извилистой, ведущей их тропинки, угадывались высокие силуэты странной формы. Вроде бы деревья, но кто этих оякаши разберёт… Местечко, в которое они прибыли было похоже на типичный район среднестатистического японского городка. —Слушай, Котэцу… — обратилась к духу Морико, заметившая странную закономерность. — А почему во этих окнах стоят красные фонари? — задала она вопрос, обводя широким жестом местные дома. Некоторые из них, возвышаясь, резали глаз своей массивностью и обилием ярких цветов, в то время как другие ютились в их тени, будучи зачастую гораздо более уютными и домашними, хотя встречались среди них и старенькие, обшарпанные и грозящие вот-вот обрушиться здания. —Так ведь… — замялся огонёк. — На то это и квартал красных фонарей…       Залюбовавшаяся красивым алым свечением из окон и весьма необычной для неё архитектурой девушка застыла. Её приоткрытые в восхищении губы вмиг вытянулись в кривую, неестественную улыбку. Перед приездом в Японию она, понятное дело, старалась как можно больше узнать о культуре страны, в которою собралась переезжать. И примерное представление о том, чем славятся достаточно знаменитые в определенных кругах кварталы красных фонарей, имела. Страх, напополам с возмущением, захлестнул её и Морико с трудом смогла сдержать себя в руках. Желание найти Демона-Лиса, чтобы вернуть его в храм, который она после этого сможет покинуть с чистой совестью, значительно поубавилось. —Что-что, прости? Ты куда меня привёл?! –задала самый спокойный и приличный вопрос из всех, на которые была сейчас способна она. —Я вас предупреждал, что место, в котором скорее всего находится Томое-доно — не самое безопасное и приличное. Вам вообще не стоило бы пока появляться в мире духов, но вы сами настояли… — сжался Котэцу, поняв, что рассердил и напугал хозяйку. И если по поводу приличности этого места у Морико вопросов не возникло, то слова о безопасности заставили девушку разволноваться ещё больше. —И почему же мне не стоит пока появляться в мире духов? Чем это место так для меня опасно? — сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, вкрадчиво поинтересовалась она. Новая богиня была крайне недовольна сложившейся ситуацией. —Так ведь… Морико-сама, вы что, не знаете? Ёкай, отведавший плоти бога получает невероятную силу, а съев его сердце и вовсе становится новым богом. Кроме всего прочего, мясо богов считается очень вкусным, так что ваш запах, скорее всего, очень быстро многих привлечёт. — чем больше огонёк говорил, тем сильнее Морико хотела вернуться в храм. Коленки, как и голос, были готовы предательски задрожать, а под ложечкой неприятно засосало. Огонёк, заметивший ухудшившееся состояние хозяйки, принял слабую попытку её успокоить. — Но по дороге назад нас защитит Томое-доно. А тут осталось совсем чуть-чуть дойти… Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Если же его не будет в том месте, где я думаю, то вы останетесь там, и славные тануки о вас позаботятся, пока я не найду То… —Нет. — оборвала Морико речь духа, взяв себя в руки. — Если Томое не окажется там, куда ты меня ведёшь, я пойду на его поиски с тобой. Чем больше я передвигаюсь, тем сложнее будет меня найти. — с ходу придумала отговорку девушка. Малыш-ёкай же решил не спорить сейчас со своей госпожой. Главное, что она воспряла духом и согласилась пойти дальше.       Они зашли в один из самых богато украшены домов. Всё в нем пестрело роскошью, однако, не сильно резало глаза. Это заведение было обставлено не только дорого, но и со вкусом. Красные ковры, с редкой позолотой, украшения на стенах и небольшие фонари с рассеянным желтым светом вдоль коридора, все это выглядело лаконично и красиво. Настолько, насколько позволяла его специфика. Так же здесь было на удивление тихо. Настолько, что можно было легко расслышать слышать собственные, невесомые и практически бесшумные шаги и чуть участившееся от волнения сердцебиение. Поднявшись на второй этаж, парочка незванных гостей прошла по коридору, практически все комнаты в котором или пустовали, или были закрыты. Тут уже из-за некоторых ширм доносился шум, который Морико старалась не замечать. Наконец, они дошли до комнаты, дверь которой была приоткрыта, и даже девушка, которая разговаривала с Лисом от силы раза два, узнала его голос, который спокойно повествовал неведомым собеседникам какую-то, похоже захватывающую историю. Реакции на это у человека и ёкая были прямо противоположны — если Котэцу рванул в сторону двери, влетая в комнату, где нерадивый хранитель распивал саке в компании девушек-тануки, то его спутница замерла, так и оставшись стоять за тонкой стенкой и отчетливо слыша каждое слово. —Томое-доно! Так вот вы где, Томое-доно! Наконец-то вы нашлись! —Какой же ты все-таки шумный, Котецу… Зачем ты меня искал? — спокойно, с ленцой в голосе, поинтересовался кицуне. —Да как же «зачем», Томое-доно?! Вы нужны в храме! — и не подумал сбавить громкость огонёк. — Ох, Томое-доно, как же так?! Чтобы сказал милый Микаге-сама, узнай он, что его хранитель разгуливает среди бела дня по подобным заведениям! Позор-то какой… — так же громко продолжил причитать дух, чем разозлил девушек, обитающих здесь. Видимо, Демон-Лис был прибыльным, ласковым и желанным клиентом… И вполне возможно, что постоянным. —Ну, теперь я не являюсь хранителем Микаге, и моё поведение больше не бросит тень на его храм. Все хорошее или плохое, что я сделаю — лишь моё дело. —Но… Томое-доно… А как же храм и новый бог? Вы не можете все бросить! —Я уже бросил, Котэцу… И мне плевать, что будет и с богом, и с храмом. Пускай хоть провалятся под землю! — на мгновение вышел из себя Лис. Но, несмотря на свои слова, он до сих пор продолжал поддерживать своей магией храм, пусть и не так сильно, как прежде, и всего пару часов назад жестоко разделался с компанией ёкаев, которые пристали к нему с расспросами о новом божестве.       Однако, Морико не знала ни о том, ни о другом. Слова кицуне потрясли девушку до глубины души… Она могла понять, почему он так относится к ней, но ведь… Она считала, что храм для Томое — родной и любимый дом. И такое отношение к нему было, на её взгляд, чем-то отвратительным, и при этом до боли напоминало её саму, бросившую родной город и сбежавшую за много километров от отчизны. Только вот она жить там больше и при всем своём желании не смогла бы. А он… Просто откажется? —Но ведь… Томое-доно, как вы можете так говорить, когда Морико-сама здесь? А? — огонёк, думавший все это время, что его хозяйка стоит у него за спиной и, обернувшись не обнаружив её там, обомлел от ужаса.       Внутри Томое тоже все похолодело, но не столько от того, что огонёк потерял девушку, сколько от осознания того, что та могла быть где-то рядом и все слышать… Ведь, чтобы он не говорил, ему было не наплевать на храм. И, как бы он не уверял самого себя, что рад вновь обретённой свободе, ёкай понимал, что рано или поздно вернётся в бывшую обитель бога Микаге, ведь он просто не мог допустить, чтобы это место действительно разрушилось и опустело, а его хозяин с огоньками исчезли.       Морико же, заметив повисшую паузу, поняла, что её потеряли. Тем не менее выходить к Лису, к которому она и до этого не питала тёплых чувств, а сейчас и вовсе ставшему до омерзения противным, желания не было ни малейшего. Но нужно было забрать Котэцу. Пересилив себя, девушка показалась в дверном проёме с натянутой улыбкой. —Котэцу, вот ты где… — попыталась она сделать вид, что только что подошла. Все, что нужно о себе, Храме и Котэцу, она и так уже узнала. — Ну что, пойдём обратно в храм? —Но… Морико-сама, как же Томое-долго? Хоть вы скажите ему! — принял слабую попытку возразить ёкай. —О-о-о… Ну и что я, по-твоему, должна ему сказать? — улыбка спала, а лицо приняло ожесточённые выражение. Больше Морико терпеть этот цирк не могла. — Что я не хотела и не хочу забирать его дом, и готова уйти сразу же, как только буду уверена в том, что он вернулся, и вы не останетесь без присмотра? Или что я его презираю, что мне противно находится в одной комнате с тем, кто так вот высказывается о своём доме? Или что в этой ситуации он является одним из двух: либо мелкий пацан, сбежавший из дома, потому что мамочка отказалась дать ему конфетки до того, как он съест суп, либо настолько низкое, опустившееся существо, что настоящим домом для него является не храм, куда его принял в качестве хранителя, по доброте душевной, бог, а этот бордель?! М?! Нет, Котэцу, все, что я могу ему сказать, это то, что глядя на его преданность я могу быть уверена в том, что из него получится отличный проститут, и что я не хочу больше никогда, ни при каких обстоятельствах его видеть! — вспылила и взорвалась под конец богиня. Лицо от гнева раскраснелось, на глаза набежали слезы, а ноздри широко раздулись. С трудом успокоившись, и заставив себя перестать поливать Лиса помоями, она лишь тяжело вздохнула и бросила усталый взгляд на огонька. — Нет, Котэцу, чем говорить что-то такое, лучше просто промолчать… Пойдём, нам здесь не рады…       Из злачного заведения парочка вылетела пулей и безо всяких ускорительных пинков. Морико гнала обида и злость, а Котэцу — страх вновь потерять хозяйку. Стоило ширме за их спинами захлопнуться, как девушка устало прислонилась к ней спиной, медленно опускаясь вниз. Слезы полились против воли. Ну вот… Зачем она столько всего ему наговорила? Выставила себя не лучше, чем чёртов Лис. Стало противно… Просто от всего. Её буквально выворачивало от отвращения к себе, к Томое, к месту, в котором она находилась, к ситуации, в которой оказалась… Не лучше ли будет позволить себя съесть? —Морико-сама… — позвал огонек хозяйку. — Пойдемте, нам нужно идти скорее назад, пока вас никто не съел. —И правда, чего это я… Не время мотать сопли на кулак. — криво улыбнулась сквозь слезы девушка. Неловко встав на ноги, она, взяв Котэцу за ручку, словно малое дитя, послушно направилась туда, куда тот её вел.       Как бы Морико не пыталась держать лицо, огонёк не мог не заметить того, что визит в мир духов выбил её из колеи — у неё был абсолютно потерянный вид. Вспомнив о том, что хозяйка сегодня целый день ходит голодной, малыш-ёкай, желая её поддержать, решил ненадолго отлучиться, домчавшись до рынка и обратно, чтобы купить госпоже что-нибудь поесть. Ведь люди, все их существование, и не в последнюю очередь настроение, так сильно зависит от плоти! Однако, тащить хозяйку на полную оякаши торговую площадь было явно не лучшей идеей, поэтому Котэцу, отправляясь за пропитанием один, настоятельно просил девушку никуда не уходить и советовал залезть на дерево. Богиня же настолько ушла в себя, что не особо обратила внимание на разведенную слугой суету. —Дитя… Прошу, помоги мне, старой… Я, кажется, подвернула ногу... Дитя! — выдернул её из транса голос. —А? — оглядевшись и увидев буквально перед собой лежащую навзничь старушку, Морико ощутимо напряглась. Внешне та была похожа на человека, но откуда тогда она могла здесь взяться? — Вы кто? —Я-то? Всего лишь слабый, практически не отличающийся уровнем силы от людей дух, живущий на самой окраине мира оякаши. Не мне тягаться с богом, так что можешь быть спокойна, дитя. Всё, что мне от тебя нужно — чтобы ты помогла мне добраться до дома. — нарочито жалко пролепетала старуха. —И с чего бы мне вам верить? — недоверчиво вздернула бровь Морико. Она про себя тоже много чего наплести может… —Подумай сама, разве стала бы я вести с тобой беседы, если бы могла с тобой справиться? О нет, будь я сильнее, наша встреча кончилась бы гораздо быстрее… — вкрадчиво увещевала старуха. —И вы хотите, чтобы я согласилась помогать ёкаю, который открыто говорит мне, что, будь его воля, он меня убил бы? Откуда мне знать, куда вы меня заведете? Да и пользы для себя от помощи вам я не вижу… — продолжала сомневаться девушка. Однако, чем дольше она смотрела на несчастную, тем сильнее ей хотелось помочь. Забавно, она никогда не могла назвать себя особо сердобольной… —Вот как? Так может ты мне скажешь, божественное дитя, что тебя заставило покинуть твой уютный храм? Уж не в поисках ли хранителя прибыла ты сюда? Я могу помочь. — продолжала убеждать богиню ведьма, пользуясь добытой информацией. Как же удачно! Сначала, совершенно случайно оказавшись в нужном месте она узнала о том, что вместо Микаге теперь слабенькая человечка, а потом она так удачно эту недобогиню подкараулила, что узнала достаточно для того, чтобы суметь заманить наивную душу к себе! Какой все же славный денёк! —Да неужто? Что, может и клятву дадите? — недоверчиво фыркнула девчонка, вздернув бровь. Разумеется, она не имеет ни малейшего понятия о том, как именно здесь дают клятвы, но откуда об этом было знать старухе? —Почему бы и нет? Я не вру. Клянусь, что после визита ко мне тебе не придется искать хранителя, и пусть, если я совру, кровь моя станет водой. — ради достоверности принесла настоящую клятву старуха, раскроив себе руку о ближайший камень. Полыхнула небольшая белесая вспышка. —Хм… Хоть и похоже на фокус бродячего торговца, предположим… Как далеко вы живете? — попала в сети намеченная добыча.       Путь до жилища старухи оказался неблизким. Нести ту, вместе с её поклажей, на спине, как та изначально хотела, Морико отказалась наотрез. И так остеохондроз, так зачем же ещё перенапрягаться, если достаточно подставить плечо? Кое-как доковыляв до небольшого, но достаточно милого, на первый взгляд, домишки, девушка устало повалилась на пол. —Вставай, дитя. Сейчас поедим и ляжем спать, а завтра я приведу тебе лучшего хранителя. — проявила себя заботливой хозяйкой ведьма. —В смысле завтра?! Мне в храм, как бы, надо! — возмутилась Морико. Она-то думала, что сейчас быстренько со всем здесь разберется, вернется в мир людей, проведет свою последнюю ночь в храме и свалит следующим же утром, от греха подальше. «Бедный Котэцу, она наверняка меня уже потерял!» — вспомнила про слугу Морико. Страшно представить, что станет с суетливым огоньком, когда он не обнаружит её на месте! —Ну так поздно уже, а он далеко от меня живет. Я сейчас же отправлю ему весточку, и к утру он прибудет. А ты у меня пока останешься. — продолжила врать старушка, заглядывая Морико в лицо. Ей хватило легкого гипноза, чтобы убедить богиню и заставить её забыть на время и о храме, и о проживающих там ёкаях, вытащив на первый план усталость и ломоту в спине.       Выделенная Морико постель была хороша, не в пример лучше тех, на которых она спала дома и в храме. Должно быть именно это заставило её, в общем-то достаточно уставшую для того, чтобы лечь и уснуть, долго ворочаться, пытаясь устроиться на непривычно мягком и удобном футоне. И когда ей уже почти удалось заснуть, её потревожил странный шум, раздавшийся совсем близко. Резко распахнув глаза, девушка увидела перед собой Котэцу. —Морико-сама! Морико-сама, наконец-то я вас нашёл! — шепотом прокричал огонек. — Зачем вы пошли с ведьмой, Морико-сама, я же просил вас подождать! —Ведьмой? Котэцу, о какой ведьме ты говоришь? —Ведьмы — это злые оякаши, которые заманивают путников к себе домой, где убивают и съедают их, забирая себе их жизненную силу. Как вы могли ей поверить, Морико-сама?! —Но… Но ведь она дала мне клятву, обещая, что утром у меня будет хранитель! — Морико чувствовала себя полной дурой и отчаянно пыталась найти себе оправдание. Ведь даже дети малые знают, что не надо никуда ходить с незнакомыми людьми! —Морико-сама, может быть, вы скажете, какие именно слова были в клятве?.. — совсем тихо и устало поинтересовался Котэцу. —Ну, она сказала, что пусть её кровь станет водой, если она лжет… И руку рассекла. — неуверенно начала Морико. —Ну надо же, настоящая клятва... — все так же шепотом восхитился огонек. — Но я имел в виду, в чем именно она клялась? — Там ещё вспышка была, бледная и худенькая совсем. —Да говорю же, в том, что утром у меня будет хранитель! — начала раздражаться девушка. К своему счастью, она последовала примеру слуги и говорила сильно понизив голос. —А более точная формулировка? — не унимался огонек. —Ну… «Я клянусь, что следующим утром тебе не понадобится хранитель.». Как-то та… Вот же!.. Ведьма. — после того, как девушка произнесла вслух текст клятвы, она поняла, в чем подвох… Ей не пообещали, что у неё будет хранитель, ей пообещали, что тот ей не понадобится! А ведь нужда в хранителе у неё отпадет не только если он появится… Для этого ей будет достаточно перестать быть богом, или, например, умереть… Возникло навязчивое желание отомстить старухе за обман, но Котэцу остудил воинственный пыл богини. —Морико-сама, нам нужно уйти как можно скорее. Ведьма может скоро прийти сюда, чтобы вас съесть. Вот, это нам поможет. Их всего три, но все же. — произнес малыш-ёкай, доставая несколько небольших листочков и кисточку для письма. —И каким образом нам это поможет? — фыркнула Морико. — Что мы с этим будем делать? Сложим и распишем забавное оригами, или напишем трогательный некролог? —Нет же, Морико-сама… — проявил чудеса терпения огонек. — Это — божественные талисманы.То, что вы на них напишете. станет заклинанием, которое сделает желаемое явью после того, как вы примените его к объекту. —Угу… — сделала вид, что поняла, Морико. — То есть если я, скажем, напишу на этом листочке «Бог Войны» и прикреплю его к тебе, то ты станешь таким же сильным, как он? — с надеждой спросила она. после того, как мысленно проговорила себе все сказанное Котэцу ещё раз и более-менее разобралась. —Принцип работы такой, но вот с богом не получится… — спустил хозяйку с небес на землю ёкай. — Сила заклинаний не может быть больше вашей собственной. —Хммм… Вот как? А равной может? — задала вопрос Морико. Сейчас главное — отвлечь и задержать Ведьму, чтобы успеть убежать. —Может. — кажется, верно понял задумку хозяйки огонёк. Всего на то, чтобы воплотить план Морико в жизнь, понадобилось минуты четыре, включая переодевание из выделенной заботливой хозяйкой пижамы обратно в уличную одежду и время, потраченное Котэцу на то, чтобы донести до неё, что кисточка зачарована и в чернилах не нуждается. Закончив со всем этим, богиня и её помощник поспешили удалиться из столь гостеприимного дома.       Ворвавшаяся в комнату буквально десятью минутами позже Ведьма, сразу же исполосовав ножом то, что приняла за спящую гостью, обнаружила вместо неё лишь открытое окно и прикреплённый к пустой постели талисман. Яростно взревев, она помчалась следом, стремительно нагоняя беглецов. Догнав из последних сил бегущую богиню, она крепко схватила ту за руку, царапая когтями кожу. Морико быстро прилепила к ближайшей обломанной веточке заранее заготовленный листочек с надписью, гласящей «Кинжал». Подхватив зачарованный предмет, девушка, что есть силы, ударила им по руке преследовательницы. Её противница взвыла, выпуская жертву из цепких пальцев, а Котэцу, не медля, нырнул с освобожденной хозяйкой в кусты. —Она так быстро догнала нас… — пораженно выдохнула Морико, вспоминая, как медленно они тащились к дому старухи. —Ещё бы, ведь Ведьмы очень быстро бегают и очень хорошо чувствуют присутствие своей жертвы. — ответил Котэцу. Огонек понимал, что времени мало, и что скоро убежавшая дальше Ведьма раскроет их обман и вернется сюда за его хозяйкой. — Морико-сама, вы должны призвать Томое-доно с помощью последнего талисмана. Он придет и вы, заключив с ним контракт, подчините его своей воле и заставите себя защитить. —Нет, Котэцу. — покачала богиня головой. — Томое — последний, кого я попрошу о помощи… Но сама идея не так уж и плоха! Пускай талисман сам решит, кого позвать. — воодушевилась девушка. Отправив листочек за подмогой, она выдохнула, рассчитывая дождаться помощи, сидя здесь. Зря. —Вот ты где! — нарушил повисшую на секунду тишину крик разъяренной Ведьмы, нашедшей постоянно ускользающую жертву. Подорвавшись, Морико, чувствовавшая, что долго бежать не сможет, вспомнила наставления Котэцу и полезла на ближайшее дерево. Однако, её надежды не оправдались — как оказалось, старуха умела не только быстро бегать, но и хорошо лазать по деревьям. На порядок лучше её самой. —Похоже, у тебя неприятности. — донеслось сверху. Морико уже по голосу узнала, кого именно привел к ней талисман и, задрав голову, подтвердила свои наихудшие опасения. Чертов Лис! Неужели во всей округе не нашлось больше никого, кто мог бы помочь?! — Я поспешил к тебе, сразу же, как только услышал, что ты в беде. —Даже и не думай забрать себе мою добычу, Дикий Лис! — в ярости прошипела снизу вошедшая в азарт и не особо понимающая, с кем говорит, Ведьма, находящаяся к Морико ближе, чем хотелось бы. —О, ну что вы… Я здесь только как наблюдатель. — ухмыльнулся Томое. —Ну да... Я поняла, что потратила последний талисман впустую, как только услышала твой голос! — прошипела Морико, тщетно пытаясь добраться до ветки, на которой стоял бывший хранитель. В этот момент стремительная и ловкая Ведьма настигла богиню и вцепилась костистой и костлявой рукой ей в лодыжку. Однако, на этот раз девушка отделалась от неё ещё быстрее и проще, чем в прошлый раз — ударом обутой в берцы ноги. Близость явно недружелюбно расположенной нечисти как ничто другое промотивировала и придала сил, и вот уже «добыча» висит у основания той ветки, на которой стоит Лис. Ещё только когда она увидела его, у неё возник план, как повернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу...       Когда к Томое прилетел талисман и, знакомым голосом, с незнакомой, правда, молящей интонацией попросил о помощи, Лис все ещё кипел. Какая-то жалкая человеческая девчонка позволила себе высказываться о нем так пренебрежительно! Поняв, что та попала в беду, кицуне лишь позлорадствовал. И решил, что стоит наведаться туда и посмотреть, как эта мерзавка выпутается. Кроме того, какие бы чувства он к ней не испытывал, ёкай не мог не понимать, что раз Микаге передал метку бога именно ей, значит, она лучше подходит на роль его наместника, чем какой-либо другой оякаши или человек, а потому он просто не мог допустить, чтобы несносная девка умерла в первые же пару дней. Да и вообще её смерти лучше избежать до того момента, как вернется настоящий бог. А уж потом… Потом, возможно, он сам сможет оборвать её никчемную жизнь. И сейчас, наблюдая, как его обидчица висит на ветке, пытаясь бороться за свою жалкую жизнь и отчаянно отпинываясь от врага, он изрядно веселился.       Однако, кое-чего ему все же не хватало. Несносная девица даже не думала умолять его о помощи. Она даже не надеялась на него, наивно надеясь справиться своими жалкими силенками. Ну что ж… Раз уж он все равно прибыл сюда ради забавы, не стоит ли намекнуть человечке, как лучше его развлечь? Эта мысль заставила склониться к девушке, растянув губы в ехидной усмешке и сладко протянуть, дразнясь: —Хочешь, чтобы я помог тебе, Морико? Ты ведь хочешь... Я это сделаю, если ты как следует попросишь меня. Например: «Томое-сама, умоляю, прости меня, ничтожную человечку и спаси мою никчемную жизнь». —Да я скорее язык себе откушу! – бросила Морико в ответ, буквально выплевывая каждое слово Лису в лицо. Это было уже странным. Такое поведение озадачило Томое. Обычно, перед лицом смерти, люди становятся гораздо более покладистыми и сговорчивыми, готовыми едва ли не ноги целовать тому, кто поможет им сохранить свою, ломаного гроша не стоящую, жизнь.       В тот же момент Морико, схватив ту самую веточку-кинжал, со всей дури, ну, и силы, всадила её в основание ветки, удерживавшей её и Томое. В этом, собственно, и заключалась её идея – скинуть Лиса на Ведьму, чтобы между ними завязалась драка, а она в это время успела тихонечко свалить. К сожалению, она не успела как следует ухватиться за ствол и тоже сорвалась вниз. Теперь она и ёкай уже пролетели притихшую за время их перепалки преследовательницу и стремительно мчались к земле. —Ну и как?! Стоила твоя глупая гордость жизни?! Ничего не случилось бы, если бы ты просто повторила то, что я сказал! – бывший хранитель храма Микаге, разумеется, по-прежнему был намерен сохранить игрушку своего бога до его возвращения, он даже немного замедлил их падение, однако сначала ему хотелось узнать ответы на свои вопросы. —Очень даже случилось бы! – перекрикивая ветер, проорала девушка. – Это была бы уже не я! Потому что я скорее сдохну, чем буду молить хоть кого-то о чем-то! И уж тем более столь неприятную личность, как ты! – голос из-за очень громкого крика начал срываться, но больше ей было нечего сказать.       Да и не до разговоров стало. Больно ударившись спиной, девушка приземлились на одну из нижних веток дерева. Руку царапнула отломанная ею же ветвь, стремительно пронесшаяся мимо, а сверху грозился вот-вот приземлиться Лис. Морико, конечно, любила эксперименты, но проверять, раздавит её ёкай, или нет, не было ни малейшего желания, поэтому она резко перевернулась на бок, скатываясь с сучка и потянула за ворот кимоно готового вот-вот упасть на её место Томое, а когда тот, по инерции, на неё навалился, сухо прижалась к его губам, имея твёрдое намерение выжить. К её превеликому счастью, этого, кажется, оказалось достаточно. —Томое, если ты меня теперь не поймаешь, сдохни в адских муках! – в сердцах крикнула разозленная и готовая уже второй раз за день расплакаться богиня.       Полыхнула вспышка, скрепляющая узы хранимого и хранителя первым приказом, который Лис предпочёл исполнить как можно скорее. Мягко приземлившись и аккуратно поймав Морико, на какое-то мгновение он застыл, покорно склоня голову. Девушка, поняв, что она больше не находится в состоянии падения, которое было бы свободным, если бы не треклятые ветки, просто скатилась с рук ёкая. Как только её ноги коснулись земли, Морико упала как подкошенная, что очень обеспокоило Котэцу, наблюдавшего за развернувшимся представлением, находясь на грани сердечного приступа. Безусловно, поведение хозяйки не оставило бы равнодушным и кицуне, если бы тот не мчался сейчас на всех порах к значительно притихшей и даже, кажется, пытавшейся под шумок удалиться восвояси Ведьме. —Ах ты, старая корга! Из-за тебя я вновь вынужден тянуть лямку треклятого хранителя! Да ещё и какой-то немощной, слабой человеческой девчонки! Да она ведь даже сорняки выдернуть как следует не в состоянии! – истерил новоиспеченный хранитель, явно пребывающий в восторге от новой должности. —Ой, Томое, заткнулся бы ты. – мрачно буркнула лежащая лицом вниз Морико. —Морико-сама, что с вами?! Вам плохо?! Что же делать, Томое-доно?! – суетился вокруг хозяйки очень переживающий Котэцу. —Снимать штаны и бегать. – по-прежнему мрачно и безрадостно ответила богиня, так же осчастливленная своими новыми званием и хранителем. – Божечки, просто не трогайте меня, ладно? Как же все боли-и-ит! —Не стоит такой слабачке, как ты, лежать на земле, а то в добавок ко всему ещё простудишься. Я донесу те... – оторвался от процесса относительно публичной экзекуции Ведьмы Лис, вспоминая о своих новых обязанностях. —Иди к черту, плод зоофилии, запретной, блять, любви! Я сейчас сама в норму приду и дойду сама! В конце концов, я просто сильно заебанная жизнью в общем и сегодняшним днем в частности богиня, а не инвалид времен Второй Мировой! – агрессивно перебила Лиса девушка. Всё-таки, она слишком устала за последнюю пару дней... Ей срочно нужно сократить количество странных и опасных для жизни явлений на квадратный, а можно и прямоугольный, час своего времени. Буквально через пару минут после столь грубого обращения к хранителю, Морико кое-как собрала себя в кучку, и, с трудом поднявшись, поковыляла в храм в обществе нового хранителя и старого слуги-огонька. Может, все же предпринять попытку оставить все, как было, и уйти? Вряд ли её теперь отпустят, конечно же, но ведь надежда умирает последней...
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: