в конце радуги

Слэш
R
Закончен
45
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 12 страниц, 3 части
Описание:
важно то, что я наконец-то понял почему был так одержим радугой, ее сокровищами в разноцветном конце... {сборник jaewoo}
Примечания автора:
мой паблик в вк:
https://vk.com/oldmaize
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 9 Отзывы 10 В сборник Скачать

поцелуемся? (упоминаются yumark)

Настройки текста
Примечания:
🍑 au, где Джехён просит своего руммейта, Чону, помочь ему в практике поцелуев для предстоящих съёмок в дораме

что ж, рекламирую свой паблик
https://vk.com/oldmaize
Чону хлопает ресницами и густо краснеет. Он ощущает себя неловким подростком, которому объект симпатии вдруг сделал пошлый комплимент, но Джехён всего лишь спросил: — Чону, ты не мог бы мне помочь, — старший закусывает губу, как он обычно делает, когда нервничает или ожидает чего-то очень важного, или и то и другое. — Ну, в практике поцелуев. Со стороны младшего слышится шумный выдох, в котором без проблем можно услышать его удивление. Джехён старается заполнить провисшую между ними тишину и начинает нести полный бред, прежде чем ему скажут что-то разбивающее сердце, или Чону просто выйдет из их общей комнаты и запрётся у Марка: — Ты ведь знаешь, что я снимаюсь в дораме. Я не хочу облажаться. И когда он понимает насколько это глупо звучит, а пальцы Чону, на которые он смотрит, начинают мелко подрагивать и сжимать края растянутой домашней футболки, младший сглатывает и тихо шепчет «да». — Конечно, хён, ты можешь на меня положиться, — уже громче добавляет и улыбается смущённо, всё ещё не поднимая взгляда. — Когда начнём? — Хоть прямо сейчас, — Джехён думает, что он — холодный и уверенный в себе на сцене — вдруг начинает бредить и вести себя слишком странно. Чону не отвечает ничего, но пододвигается немного ближе, позволяя своей коленке соприкоснуться с чужой. И для него — большого любителя тактильного контакта, который никогда не упустит возможности пообниматься со своими друзьями — это кажется чем-то неожиданно интимным. В любом случае, в понимании Чону, это было что-то вроде полушажка навстречу тому, во что всё потом выльется. И Джехён понимает его. Поэтому уже спустя несколько секунд они целуются мягко-мягко, совершенно по-детски соприкасаясь губами. Джехён выдыхает тихо, слегка отстраняясь, и в следующее мгновение собирается положить руку младшему на щёку, чтобы притянуть того ближе и поцеловать глубже. Но Чону подскакивает, будто вспомнил, что-то важное. Важнее того, чтобы помочь своему хёну. Важнее того, чтобы целоваться с Джехёном. — Давай на сегодня закончим, хён, — тараторит Чону и определённо пытается сбежать. — Я обещал Марку поесть с ним жареную курочку. Дверь не хлопает. Джехён не успевает ничего осознать или (тем более) сказать, и только сидит в пустой тишине их общей комнаты. Чону просто выбегает, забывая телефон и один тапок в комнате. Он вваливается в соседнюю, чужую, не стучится даже. А зря. Марк дёргается, напугано подскакивает на кровати и случайно ударяет локтем Юту, что лежал рядом. — Боже, Чону, ты чего? — Простите, но могу ли я посидеть у вас? Чону строит грустные глаза и мнётся на месте, ожидая ответа. Расслабляется только тогда, когда оба парня отвечают положительно. — Но что с твоим лицо? — спрашивает Юта, стоит Киму упасть в позу звезды на мягкий ковёр. — Ощущение, будто у тебя аллергия. С пола слышится усталый вздох. Чону понимает о чём они. У него всё лицо покрыто красными пятнами от смущения и стыда. Он прикрывает глаза, а потом хватается за голову и начинает вертеться по полу, что-то тихо скуля. И так добрых две минуты, пока не прекращает также резко, как начал. — Если только на Юно-хёна, — бурчит Ким, хмурясь и всматриваясь в потолок. — Оу, — в унисон произносят парни. Они давно знают, что подобное обращение Чону использует только, когда зол или расстроен поведением Джехёна. Например, когда тот не хочет обниматься с ним или есть жаренную курочку, потому что сидит на диете перед камбеком, но длится обычно обида младшего пару минут (Чону знает, что в такие моменты бывает слишком эгоистичным и старается так не поступать, стремится меняться к лучшему). Потолок перестаёт интересовать Чону. Он перекатывается на бок, лицом к кровати, на которой лежат его друзья. Те смотрят выжидающе, потому что узнать, что же такого снова сделал Джехён, — слишком интересно. Чону замечает их неприкрытый интерес и вздыхает в очередной раз. Весь рассказ занимает несколько минут, Чону дольше пытался уйти от разговора и сменить тему. А когда всё заканчивается, то Марк лишь тихо хихикает в плечо Юты. — Хорошо, но почему ты злишься? — старший заинтересовано наклоняет голову в бок, смотря сверху-вниз на Чону. — Разве Джехён не нравится тебе? Я бы был счастлив, если бы Марк предложил мне подобное. Марк толкает Юту с кровати, и тот валится на пол, громко смеясь. Потому что младший хмурится и бубнит что-то вроде «мы мало целуемся, что ли?» — Потому что всё это только ради поцелуя с какой-то молоденькой актрисой. Юта даже перестаёт смеяться.

***

Когда на щёку приятной тяжестью ложатся лучи утреннего солнца, а Джехён просыпается с бессвязным бормотанием и распутавшимся хвостиком кудряшек, который он завязал на ночь (чтобы чёлка не щекотала веки), он замечает сопящего Чону, что мило скрутился на своей кровати в позе эмбриона. Старший улыбается, всматриваясь в его расслабленное лицо, слегка подрагивающие ресницы и то, как укутался Ким в одеяло по самый нос. На самом деле, наблюдать за младшим по утрам в выходной день незаметно стало привычкой для Джехёна. Хотя расскажи он кому-то из мемберов об этом, те скривятся, а Доён ещё и добавит, что Дже сходит с ума. Поэтому Джехён ощутимо щипает себя и поднимается, нашаривая ногами тапочки. Он уходит на кухню, чтобы сварить себе кофе и по возвращении не увидеть младшего в их комнате. Джехён трёт несколько раз глаза, не понимая, как такое вообще возможно. Не успел он насладиться спокойным утром, а младший уже сбежал. Но спустя несколько часов, старший узнаёт, что Чону спустился на пятый этаж, из сообщения Тэён-хёна: «Чону снова съел всё наше мороженное, которое я купил для вечера кино сегодня. Забери его обратно.» Однако встречаются они только вечером за фильмом. Единственное время, когда младшему не удаётся избегать Джехёна. Сговорившиеся макне-лайн неожиданно начинают действовать против своего третьего участника, зажимая Чону между собой на полу перед телевизором. Он даже не успевает понять, что сидит у ног Джехёна, напряжённый и скованный от игривых искорок в глазах младших. Весь фильм Чону не находил себе места. Копошился между Марком и Донхёком и отказывался есть предложенные ими снеки. До того момента, как мягкая и тёплая ладонь Джехёна еле ощутимо не опускается на его плечо, заставляя облокотиться на диван позади. Чону вздрагивает от касания всем телом, но не отстраняется, оказываясь между разведённых коленок старшего. Волна смущения и лёгкой паники сковывает его конечности. И он — напряжённый и нервный — от одной мысли о прикосновении к нему сильных рук Джехёна весь ёжится, подтягивая ноги к груди. Чону почти задыхается от переполняющих его чувств в коробке из бетонных стен, в ловушке чужих крепких ног. Джехён поднимает ладонь выше, гладит по его растрёпанным, густым волосам, осторожно соскальзывая ниже, чтобы мягко потереть кожу за ухом. Это настолько приятно, что Чону прикрывает глаза и инстинктивно следует за прикосновением, откидывая голову. Он не сразу понимает, что уткнулся носом в бедро Джехёна. И когда пальцы за ухом замирают, а сверху раздаётся приглушённый выдох, Чону открывает глаза и горячо выдыхает в плотную ткань спортивок, осознавая в каком положении находится. Марк сбоку давится едой от подобного, а Донхёк только хрюкает, пытаясь не засмеяться. У Чону же от смущения кожа щёк и ушей горит зудящим румянцем. Он хлопает ресницами, всматриваясь в нечитаемое выражение лица Джехёна, и не способный адекватно мыслить подскакивает на ноги, кидая «я спать». Уносится на десятый этаж в свою комнату.

***

У Чону не получается заснуть. Он ворочается и скрипит кроватью, пока дверь комнаты не открывается, впуская Джехёна. И младший испуганно замирает, даже задерживает дыхание. Он жмурится, когда слышит тихие шаги. — Прости меня за те мои глупые слова, — раздаётся шёпот позади. Чону сдерживает дрожь в своих пальцах, заламывает их, боясь сорваться и развернуться к старшему лицом. — У меня даже поцелуев, как таковых в дораме не будет. Чону подскакивает на кровати, поворачиваясь к Джехёну. Его взъерошенные, наэлектризованные подушкой волосы смешно топорщатся в стороны. И старший улыбается на это нежно, позволяя ямочкам появиться на щеках. Лучики морщинок у глаз мягко проступают, и возмущение Чону медленно испаряется. Но он всё так же продолжает дуть щёки. — Ты меня обманул? — Да, прости, я просто не знал, какой ещё придумать повод, чтобы сблизиться с тобой, — Джехён неуверенно пододвигается ближе. И в свете луны и ночного города Чону может заметить на его лице искреннее раскаяние. — Если хотел меня поцеловать, то мог просто сказать мне. И будто в подтверждение своих слов, младший наклоняется к сидящему у его кровати старшему, оставляя короткий поцелуй на губах Джехёна. Он выжидающе смотрит на него из-под ресниц, пытаясь считать реакцию. Чону довольно улыбается, стоит старшему смущенно отвести взгляд, и протягивает руки, мило приглашая обнять его. — И многим ты подобное предлагаешь? — смеётся Джехён и забирается под чужое одеяло, на что младший только фыркает и тянет его за шею ближе к себе. Смех щекочет тонкую кожу губ Чону. Он жмётся ближе и целует аккуратно, прикрывая глаза и отдаваясь в тёплые руки старшего. Медленно облизывает его губы и прикусывает нижнюю, за что Джехён мягко щипает его бок. — Ты всё ещё должен помочь мне в практике поцелуев. Глаза Джехёна влюблённо блестят в темноте, и Чону не в состоянии ему отказать.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты