На грани разлома 5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Общество

Пэйринг и персонажи:
Елена/Люк, Эль Томкинс/Кэмпбелл Элиот, Кларк, Джейсон, Горди, Люк, Елена, Гарет Виссер, Эль Томкинс, Келли Олдрич, Сэм Элиот , Бекка Гелб, Кэмпбелл Элиот, Гарри Бингхэм, Уилл Леклер, Лекси, Элли Прессман
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Психология, Повседневность, Попаданцы, Постапокалиптика, Антиутопия, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Миди, написано 7 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что теперь станет с Нью Хэм? Что сделат Лекси, восседая на троне, с парочкой своих охранников и главным психом над самым её ухом, угрожающим ей каждый чертов день? Это уже не тот городок, где когда-то текла мирная городская жизнь, и даже не то странное место, где правила "династия" Прессман.

Посвящение:
Фанатам сериала и моему любимому Гриззу💔

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мое видение того, что произошло в конце всех этих событий.
Надеюсь на ваши отзывы❤

01. Что дальше?

13 июня 2019, 14:10
Лекси сидит в своей комнате, подпирая спиной дверь и зарывшись пальцами в русые волосы. Она знает, что Кларк стоит снаружи, думая, что она всё ещё сладко спит, поэтому не издаёт ни звука, даже всхлипа и молча утирает с щек горячие слезы.

Что она только натворила?

Желание отомстить Элли за унижение взяло своё: чертовка теперь в местной тюрьме, а на саму девушку надета золотая корона Кассандры Прессман, слишком сильно давящая на голову.

"Допустим ты победишь на выборах, но что потом?"

Слова Элли, что не несли абсолютно никакого значения всего пару дней назад, медленно превращаются в настоящий крик души, голос совести, пытающийся добраться до разума молодой особы, которая лишь пытается предотвратить что-то ужасное.

Она постоянно думала, что на даст Элиоту править за неё, что будет самостоятельно принимать законы и решать все местные проблемы, но суровая реальность, слишком резко ворвавшаяся в розовый мир Лекси, заставила ее самоуверенность пошатнуться, давя на самые больные точки и дёргая за нужные ниточки. Это очень даже в стиле Кэмпбелла.

Девушка слышит шаги на лестнице, молнией подбегает к кровати, ложась на ее край, спиной к двери, дабы слез и красных глаз не было видно, и прикрывая тело одеялом, еле слышно прокашливается, придавая голосу нормальный тон. Всего неделя прошла, с того момента, как она живёт в таком режиме, а она уже машинально скрывает все свои эмоции, рвущиеся наружу. Надо же, чему только жизнь не научит.

—Эй, Лекси, пора вставать,—язвительный голос раздается со стороны входа в комнату и девушка буквально чувствует, как его взгляд прожигает ее спину, прикрытую пуховым одеялом,—К 9 на завтрак, а потом в церковь на собрание,—дрожь пробегает по телу, на секунду порализовывая Лекси от кончика носа до самых пальцев на ногах,—Перед тем, как идти в столовую, забежишь к Елене, она подготовила тебе речь.

—Я не пойду в столовую, Кэмпбелл,—максимально уверенным голосом выдает русоволосая, поворачиваясь к парням и приподнимаясь на локтях,—Поем внизу, на кухне, а за речью схожу, не волнуйся,—все ещё пытается строить из себя сучку, которой плевать на его мнение, хотя прекрасно знает: если он захочет чтобы она пошла в столовую — она пойдет,—А теперь выйди, пожалуйста, мне переодеться надо.

—Как знаешь,—фыркает Элиот и поспешно покидает комнату, хлопая белой дверцой, позволяя девушке упасть на подушку, закрыв лицо ладонями и собраться с мыслями.

Плакать ей сейчас никак нельзя — скоро на публику, — но осознание того, что произойдет буквально через час не даёт покоя.

Что она им скажет?

"Простите, но Элли Прессман больше нет. Я знаю, с ней вам жилось неплохо, но мы сделаем наш город ещё лучше! Записывайте в совет и поддерживайте наши новые порядки!"

Ее тошнит от одной даже мысли о том, как она будет говорить это своим друзьям, с натянутой на лицо улыбкой в 32 зуба.

Или ещё лучше: "Хэй, ребят, простите, но я не знаю, как правильно управлять городом и устанавливать правила, так что над вами будет властвовать конченный псих, чмок!"

Что ж, может хотя бы Елена сочинила что-нибудь дельное.

***



Запрокинув голову на спинку кровати, девушка сидит, держа в дрожащей руке черную ручку, с положенным на подогнутые колени планшетом, к которому прикреплены листы белой бумаги. Пара слов, неуверенно выведенных ее хрупкой рукой красуются на самом начале абзаца, грозясь разрушить все то, что создала когда-то Прессман.

Елена запуталась. Ей не хотелось верить ни Лекси, ни Элли, ни Гарри, ни, как ни странно, даже Люку. Даже себе самой. Вся происходящая ситуация слишком сильно давила на ту, заставляя засыпать каждую ночь с мыслью о том, как бы сбежать из этого проклятого места на ближайшем поезде в другой город, страну, мир. Она устала.

—Елена?—стук в дверь заставляет девушку выйти из ступора и выдать тихое "Заходи",—Кэмпбелл сказал, что я должна у тебя речь забрать,—Лекси проходит в комнату, окидывая взглядом множество комков бумаги, валявшихся на полу,—Она готова?

—Подожди пару минут,—брюнетка мило улыбается, прикрывая ладошкой пустой лист,—Последние штрихи,—девушка нервно кивает, выходя в коридор и спускается вниз, падая на стул и в упор смотря на приготовленный кем-то завтрак, после чего берет кружку кофе, начиная потягивать бодрящий напиток.

Видимо не одной ей сейчас сложно, раз Елена — о боги! Елена — величайший мастер говорить — и двух слов связать
толком не может, наверняка бьётся в истерике каждый раз, когда видит как ее Люк — ее любимый Люк — бегает за Лекси, как послушная собаченка. От таких мыслей и самой противно, но запрет на размышления поставить пока не может даже Кэмпбелл Элиот.

—Я всё,—натянутая улыбка, лёгкие шаги по лестнице, максимум дружелюбия и никаких откровений,—Прости, кое-где помарки, но в целом...—берет небольшую паузу,—в общем, думаю, тебе понравится.

—Спасибо, Елена,—русоволосая поднимается со стула, беря из рук девушки пару исписанных листов и, мило кивнув, направляется к выходу.

—Удачи на выступлении!—фальшивая улыбка, фальшивая радость, фальшивые эмоции. Они так уже полгода живут, так что пусть потерпит.

***



Волнение бьёт через край, заставляя сжимать руки в кулаки, оставляя на нежной коже на ладонях глубокие вмятины в виде полумесяцев и стаскивать зубы, чувствуя, как разум затуманивается.

"Сейчас бы к маме, черт возьми".

—Волнуешься, Лекс?—ненавистный голос раздается прямо над ухом, заставляя девушку вздрогнуть, приходя в себя,—Не стоит,—дыхание обжигает нежную кожу, заставляя шумно сглотнуть.

—Все нормально, Кэмпбелл,—отрезает та, чувствуя дрожь в собственном голосе и резко поворачивает к тому лицом, пересекаясь взглядом с его звериными глазами. Снова мурашки по телу,—Все собрались, я пойду.

Нервные смешки, постоянные перешептывания, косые взгляды. Наверное, в первый раз всегда сложно. Лекси заходит в зал, в сопровождении Люка и Кларка, проходит меж рядов со вздёрнутым носиком, не выдавая желания убежать или спрятаться под ближайшей скамейкой. Встаёт за невысокий стол, пытаясь успокоить собственное сердцебиение. В голове невольно проскальзывают образы Кассандры и Элли, стоявших тут. Правивших тут.

—Доброе утро, Нью Хэм!—девушка улыбается — ровно в 32 белых зуба, как и планировала — и приветливо машет рукой, тут же виня себя за столь глупый жест,—Я всего несколько дней на посту вашего мэра и очень волнуюсь сейчас, так что прошу тишины,—хотя бы сейчас не соврала. Пора заканчивать с импровизацией, Лекси. Девушка неуверенно обводит взглядом уже заученный текст,—Я понимаю, вы все шокированы произошедшим,—по залу вновь пробегает волна рокота и даже грозный взгляд Кларка не помогает,—и я помню, что обещала вам новые порядки, но вы должны понимать: революция не происходит по щелчку,—снова недовольный шепот, красные щеки и ненависть к самой себе,—Мы все обязательно изменим, но вам нужно немного подождать,—в голове одна мысль, что без устали бьёт по вискам "Что сказать дальше?",—Мы больше не будем жить по правилам Элли Прессман!—она готова тут же себе голову оторвать. Самостоятельно. Но несмотря на это все, одобряющий хлопот в ладоши проходит по толпе, заставляя девушку немного улыбнуться,—А пока, прошу всех на свои смены!

—Ты умница, Лекси,—Элиот кладет руку той на плечо, насмешливым тоном озвучивая свою похвалу.

Так бы и вырезать тебе, Кэмпбелл.

—Спасибо,—бросает девушка, быстро покидая помещение церкви. Паршиво.

***



Темное помещение винного погреба освещается тусклой энергосберегающей лампочкой, жёсткие матрасы, неаккуратно брошены на пол и застелены белым постельным бельем, а наша любимая Элли Прессман сидит, уткнувшись носом в собственные подогнутые коленки и сдерживая очередную истерику. Грозный взгляд Джейсона, которому, честно говоря, уже порядком надоело смотреть на страдания бывших приятелей, пронизывает до самых костей.

—Прости меня, Уилл,—срывается с ее уст и она поднимает на друга красные от слез глаза, когда имевшие кристально чистый голубо-серый оттенок,—Прости за все, что я сделала, прости за то, что мы тут, что ты тут!—надрывается блондинка, вновь закрывая руками свое личико.

После смерти сестры она испытывала горечь, подкравшуюся очень вовремя к самому горлу, страх за собственную жизнь, пустоту в душе, точно такую же, как и в комнате Кассандры. Сейчас она чувствует лишь боль и гнев. Ненависть к самой себе.

—Эй, эй, Эл,—парень обнимает ту за плечи, сжимая их в своих крепких ладонях,—успокойся. Мы принимали все решения вдвоем так что,—он видит, что утешения не помогают,—может мы это и заслужили,—ловит на себе сверлящий взгляд Джейсона.

—Лучше бы я просто осталась младшей сестрой величайшей Кассандры Прессман,—выпаливает Элли, шмыгая носом и смаргивая с длинных ресниц, кажется, нескончаемые слезы.

—Не говори так,—голос парня в момент приобретает особую серьезность, а взгляд пронизывает похлеще, чем местные надзиратели,—Ты отлично справлялась, Эл...

—Поэтому меня свергли?—горькая усмешка на лице и безнадежное мотание головой,—Я ценю твою заботу и поддержку, Уилл, но не пытайся выставить меня жертвой в этой ситуации!

—Потише!—фырчание из-за стеклянной перегородки заставляет Прессман закипеть от злобы.

—Захлопнись, Джейсон,—шипит та, ловя на себе взор удивлённых, слегка разгневанных глаз. Трогать их ему все равно нельзя, так что пусть пойдет и изобьет кого-нибудь из своих дружков. Это же нынче в порядке вещей,—Может Лекси и впрямь будет лучше?...

—Ты сама себя слышишь?!—Уилл вскакивает на ноги, смотря на подругу сверху вниз, а затем резко опускается обратно, запрокидывая голову назад. Спорить сейчас все равно бесполезно,—Отдохни, завтра поговорим,—Элли неудовлетворенно фыркает, опуская голову на свою подушку и отворачиваясь от парней.

Ей страшно. Страшно, потому что "Кэмпбелл не причинит вам вреда" — абсолютно пустые слова из уст новой правительницы. Прессман не глупа и прекрасно догадывается, что за порядком следить вовсе не Лекси будет. А на то, что у них одна кровь течет по венам, Элиот даже не обратит внимания.

***



—Что теперь будем делать?—растерянный тон Гризза приводит всех, сидящих за столом в библиотеке, в замешательство, а лёгкое постукивание пальцев по дереву отдается эхом меж стеллажей, доверху забитых книгами. Жаль, что они больше никому особо не нужны.

—Я не знаю,—Горди разводит руками, виновато опуская глаза, хотя знает прекрасно, что его вины в том, что он потерян, вовсе нет,—Простите, ребята.

—Может поднимем восстание?—Сэм активно жестикулирует руками, смотря на друзей, которые одаривают его лишь взглядами, полными недопонимания и холода, а пустые глаза Гарета заставляют еле заметно вздрогнуть.

—Каким образом, Сэм?—начинает Келли,—У нас нету полномочий и даже силы,—она будто пытается объяснить маленькому ребенку, что его затея глупа, так, чтобы не довести того до слёз,—К тому же Бекка с ребенком, а Гризз вряд ли сможет драться со стражей,—она виновато прикусывает губу,—Да и не думаю, что хочет,—они обмениваются тёплыми ухмылками, однако лица так же быстро приобретают прежнюю серьезность,—Если бы нас хотя бы было больше...

—Тогда мы станем, как Кэмпбелл,—отрезает Горди, смотря той в глаза,—А так нельзя.

—Согласен с Горди,—Гризз задумчиво почесывает затылок,—А что, если сбежать в то место, которое нашла наша экспедиция? Конечно, возможность выращивать еду там появится нескоро, но на некоторое время...

—Они будут искать нас,—Бин отрицательно мотает головой,—А когда отыщут, засунут в тюрьму вместе с Элли и Уиллом, или того хуже.

Всегда сложно говорить друзьям, что их план не подействует, но в Нью Хэм это делать особенно приходится.

***



—Эй, Келли!—бархатный голос, раздавшийся позади, заставляет рыжеволосую обернуться, мило улыбнувшись,—Ты к Элли?—Гризз нагоняет ту быстрым шагом и направляется, по пустым улочкам, к дому подруги.

—Нет, я пока живу у Елены,—Олдрич скрещивает руки на груди, поеживаясь от холода,—Если честно, не хочу пока вообще заходить в дом к Эл,—девушка невольно вздрагивает, чувствуя, как ком подступает к горлу.

—Оу, что ж, тогда мне бы тоже было неплохо найти место, где переночевать,—Виззер улыбается, пытаясь согреть окоченевшие кисти рук в карманах синей толстовки. Зима явно близится.

—Думаю, она не будет против,—задумчиво произносит девушка, сильнее обнимая себя руками. Наконец-то она хоть с кем-то может поговорить спокойно, не боясь выдать государственных тайн или оказаться убитой,—Слушай, пока вас не было, я тут нашла кое-что...

—Насчет водителя?—Гарет замечает слегка удивленный кивок,—Мне Горди рассказал,—он делает небольшую паузу, пытаясь подобрать нужные слова. Не то, чтобы ему особо хотелось лезть в дела бывших глав этого города, но желание узнать, что же с ними произошло, брало верх,—звучит интересно.

—Да, но,—она на секунду останавливается, раздумывая над тем, стоит ли вообще ему говорить,—но я просто не знаю, что мне теперь делать с этой информацией, Гризз,—Олдрич смотрит на того снизу вверх, будто ища ответы в его недоумевающем лице,—Я не доверяю Лекси и Кэмпбеллу, Гарри не может мне помочь, и, черт, я вообще не уверена, что они захотят вернуться назад!—она замечает его ошеломлённое выражение лица,—Знаю, звучит абсурдно, но...

—Я понимаю,—кивает темноволосый, тяжело вздыхая,—Они просто вкусили чувство власти и свободы и отпускать его не собираются.

—Именно,—выдыхает Келли, заворачивая к белоснежному дому, выделанному деревом,—Рада, что ты правильно понял,—девушка стучит в дверь, а затем толкает ее внутрь, проходя в коридор,—Заходи пока, хотя бы перекусишь.

***



—Что ты тут делаешь, Лекси?—голос Джейсона нарушает гробовую тишину и заставляет Уилла, сидевшего по ту сторону стекла, напрячься, поворачивая голову к парочке.

—Я пришла поговорить с Элли,—невозмутимо отвечает та, вновь вытягивая шею и поднимая свой острый нос.

—Но Кэмпбелл...—возражает парень, а внутри девушки все от злости сжимается, готовясь вырваться прямо на бедного охранника и растерзать его на кусочки.

—Скажи мне, Джейсон,—она подходит к парню вплотную, смотря прямо в глаза,—С каких пор Кэмпбелл отдает тебе приказы?—надменный тон и пронизывающий взгляд. Было у кого поучиться.

—Нет, нет, просто,—стервозный образ берет свое, вызывая ухмылку на лице девицы,—Я думал...

—Так и думала,—Лекси мило улыбается отходя от того и давая спокойно вдохнуть,—А теперь будь добр, пропусти меня к ним.

Стеклянная дверца отъезжает в сторону и тут же захлопывается обратно, оставляя троицу наедине.

—Какого черта ты тут забыла?!—Уилл подходит к той, смотря прямо в глаза. В голосе слышен гнев, на лице читается угроза, но русоволосая пытается сохранить самообладание и не обращать внимания на обычного паренька из школы после того, как поставила на место стража.

—Полегче, дорогуша,—она делает шаг назад, поднимая руки вверх,—Я с Элли поговорить пришла.

—Она только что уснула,—в голосе резко проскальзывает нотка теплоты,—Впервые за несколько дней,—лицо Лекси меняется в одно мгновение. Образы того времени, которое она повела здесь приследуют, давя со всех сторон, а сердце колотится в бешеном темпе,—А теперь, будь добра, свали отсюда.

—Зайду завтра,—бросает девушка, останавливая взгляд на блондинке, укатанной в одеяло, что-то бормочащей во сне,—У нее кошмары?

—Не твое дело,—Уилл фыркает, поражаясь ее проницательности.

—Элли про этот разговор ни слова,—Лекси вновь надменно улыбается, разворачиваясь к тому спиной и покидая "комнату пыток", уже вновь готовая плакать всю ночь, без остановки.

Кажется, это тупик.
Примечания:
жду ваших отзывов :')
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.