Только красным 5

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Чернобыль. Зона отчуждения

Пэйринг и персонажи:
Деррик Флетчер/Сергей Александрович Костенко
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Флафф, PWP, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда лучшим времяпровождением бывает просто страстный секс с летящими на пол рубашками и стонами на всю комнату.

Посвящение:
Тем, кто меня читает.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
Автору захотелось PWP и автор его написал. Костеняев это канон (на самом деле нет, я просто всей душой люблю этот пейринг).
13 июня 2019, 03:51

я дошёл уже до точки, за которой только красным
не волнуйся, не опасно



      В этот вечер плевать на всё, даже на телефон, который разрывался от звонков уже около десяти минут, разбивая тишину на осколки отрывком из какой-то рок-н-ролльной песни, что стоит на вызове. От губ Костенко не хочется отрываться ни на мгновение, и Киняев удивляется тому, как сдержался и не облапал генерал-майора прямо на выходе из управления ФСБ. Но если поразмыслить — камеры явно запечатлели бы сие действо, и от грязных сплетней за спиной Сергею было бы не избавиться. Дмитрий не церемонится с одеждой и срывает рубашку с генерал-майора, от чего на пол летят пуговицы, а протест и недовольство со стороны Костенко в ту же секунду подавляется поцелуем в губы.

— Телефон…– с третьей попытки произносит Сергей, встречаясь взглядом с Киняевым, которому на этот самый телефон сейчас плевать с высокой колокольни.
— Похуй, веришь?.. Пусть хоть до утра звонит…– движение языком по ключице, укус куда-то в шею и болезненный вскрик Сергея. Дмитрий понимает, что перегнул, ведь носить водолазки 25/8 Костенко не сможет даже при самом огромном желании. Мягко целует место укуса, одновременно с этим нащупывая ремень и расстёгивая его. Когда его собственные брюки оказываются на полу и к ним отправляются две рубашки — Киняев принимается за брюки Костенко. Сергей вздрагивает от прикосновений, но в то же время жаждет большего, весь его вид кричит об этом: тяжёлое дыхание, учащённое сердцебиение, искусанные губы, горящие желанием глаза и заметный бугорок под неприятно обтягивающей тканью, который хочется накрыть горячей ладонью, заставив генерал-майора едва ли не скулить и умолять делать всё быстрее. Киняев медленно стягивает брюки, оглаживая стройные ноги, и бросает их в сторону, на что слышится звук удара металлической пряжки о пол. Дмитрий тянется за телефоном, который уже успел изрядно надоесть звонками, и без всяких угрызений совести выключает его.

— А если что-то важное?..– на выдохе спрашивает Сергей, прижимаясь к Киняеву и целуя того в колючую щёку.
— Сказал же, плевать... потом разберусь…– бизнесмен избавляется от оставшейся на них одежды и покрывает влажными поцелуями живот генерал-майора, опускаясь ниже и слушая тихие стоны, которые Костенко так отчаянно пытается подавить.
— Дима… что ты…
— Генерал, помолчи хоть сейчас, пожалуйста…– дыхание перехватывает, когда Киняев касается кончиками пальцев члена, а после обхватывает ладонью и двигает ею вверх-вниз, выбивая из груди Сергея всё новые и новые стоны, и наблюдая за тем, как в его глазах одновременно играют нотки смущения и похоти. Проводит шершавым языком по розовой головке, убирая капельку смазки, а после проходится по всей длине и возвращается обратно. Костенко сжимает в руке одеяло и закусывает губу так, что, кажется, ещё немного, и пойдёт кровь. Сергей очень чувствителен, особенно к ласкам, и порой это очень даже играет на руку. Дмитрий обхватывает головку губами, и сразу же вбирает член в рот. Сергей стонет, зарывается пальцами в отросшие волосы Киняева, едва ощутимо сжимает их и двигается навстречу, насаживая глубже, до тех пор, пока не чувствует предел. Дмитрий продолжает, подавляя рефлексы, ровно до тех пор, пока не доносится протяжный стон и Костенко не кончает, заставив Киняева отстраниться и выплюнуть белую вязкую жидкость на прямо на пол.

— Прости, солнце, глотать не буду…– вытирая рот, отвечает он и вновь припадает к шее Сергея, оставляя на бледной коже следы, к которым тут же приливает кровь, превращая их в засосы, которые генерал-майор будет долго и упорно прятать всеми возможными способами. Киняев снова корит себя за то, что никогда не сдерживает обещаний и постоянно оставляет такие отметины. В очередной раз целуя Сергея в губы, Дмитрий достал из ящика тумбочки гель и презерватив. Открыть последний вышло не сразу, ведь блестящая упаковка просто выскользнула из рук, упав на кровать.
— Что такое? — засмеялся Сергей, — Руки трясутся?
— Да иди ты…– засмеялся в ответ Дмитрий, найдя контрацептив, — ржёшь мне тут…
Киняев открыл флакон с гелем и выдавил на ладонь, с лёгкой ухмылкой посмотрев на Костенко. Сергей вздрогнул от прохлады, когда Дмитрий прикоснулся пальцами ко входу, начав осторожно делать «ножницы». Свободной ладонью Киняев провёл по щеке Костенко, после чего нежно поцеловал в губы:
— Я люблю тебя, солнце…

      Дмитрий вошёл резко и сразу на всю длину, чем вызвал к Сергея громкий стон. Костенко закрыл глаза, и обвил руками шею Киняева, смазано целуя его в щёку. Движения бизнесмена становились быстрее, а между разгорячёнными телами нельзя было просунуть даже лист бумаги. Сергей тяжело дышал, двигаясь навстречу, и шепча имя любимого, попутно оставляя засосы на шее и царапины на плечах. Дмитрий улыбался и пытался выровнять сбившееся ко всем чертям дыхание, прижимаясь к Сергею и целуя того в губы. На лбу выступила испарина, сердце билось с бешеной скоростью, и спустя несколько минут Киняев с протяжным стоном пришёл к финишу, и отстранившись, лёг рядом, изо всех сил стараясь восстановить дыхание.
— Я люблю тебя, Дима…– Костенко поцеловал Киняева в уголок губ, и положил голову ему на плечо, — ты самый лучший…
      Дмитрий в ответ лишь взял Сергея за руку, не в силах произнести ни слова. Обоим было слишком жарко, но всё ещё слишком хорошо. На мгновение им даже показалось, что их сердца бились в унисон. Наутро проснувшись в объятиях друг друга, они точно знали, что новый день будет прекрасен. Впрочем, как и вся их жизнь.
Примечания:
Как-то вот так :))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.