Моя любимая Людмила... 0

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ангелина, Людмила
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Флафф, Драма, POV, Hurt/comfort, Учебные заведения, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Миди, 37 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Однажды я познакомилась с одним человеком, который перевернул мою жизнь и превратил ее в сказку. Этого человека звали Людмила, мой школьный учитель... Но все хорошее когда-нибудь заканчивается... я была не исключением. Я сильно пострадала, затем и Мила. Мы обрели друг друга, но вскоре потеряли. Мы не в праве распоряжаться жизнью. Это жизнь распоряжается нами...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
13 июня 2019, 12:46
После успешной сдачи экзаменов началось долгожданное лето. Оно было как никогда теплым… пришлось уехать в другой город, чтобы отдохнуть и набраться сил перед новым учебным годом. Оставалось два месяца, и так хотелось провести время с пользой. Я была одна, совершенно одна, занималась тем, чем хотела. Лето было мое. Поистине мое. Никто не мешал мне наслаждаться жизнью. День за днем. Неделя за неделей. Каждый новый день не был похож на предыдущий, у меня была жизнь, настоящая жизнь, которую я люблю, хоть у меня и много в жизни серого и черного.
моя жизнь полна негатива. Нет, я довольна своей жизнью, просто хотелось бы, чтобы было лучше, но я уже привыкла. Постоянные семейные ссоры, которые накладывают большой отпечаток на мою жизнь, меня угнетают все больше и больше. У меня нет друзей практически. Со мной мало кто общается, хотя я почти ничем не отличаюсь от своих ровесников. Я очень люблю читать, и некоторые люди относятся ко мне очень плохо из-за того, что я иногда говорю умные вещи, хотя это совершенно нормально. Я самый обычный человек, который хочет счастья, который хочет друзей, который хочет любви, который хочет тепла и ласки. Меня очень редко обнимали, поэтому я не знаю, какого это быть в объятиях человека, который тебе дорог. Возможно, это и воспитало во мне сильного и самодостаточного человека. 
жила я с бабушкой, моя мама уехала в другой город работать, а папа давно уже не жил с нами, поэтому я привыкла, что у нас в семье одни женщины. пролетело лето… пришло время собираться в школу. На меня наплыло такое волнение, ибо я иду в новую школу, где меня никто не знает и я никого не знаю тоже, я даже не видела своего классного руководителя. Было боязно, спасало только одно: моя тетя работает в этой школе. 
настал тот день. Нужно было собираться в школу. Было прекрасное утро, светило солнце, у меня было чудесное настроение. Я вышла из дома и направилась в сторону школы. Первый день прошел совершенно обычно: я познакомилась с девочкой, которая казалась мне совершенно нормальной, познакомилась с классной руководительницей, она очень веселая и жизнерадостная. Остальные ребята смотрели на всех косо. Я надеялась, что вскоре все подружатся. 

Начались учебные будни. Суматоха. Все носились из кабинета в кабинет. Уроки проходили один за одним. Все учителя у нас были совершенно нормальные, кроме одного, эта учительница была не такая, как другие, хоть и казалась совершенно обычной, но для меня этот человек еще с первого дня нашего знакомства стал особенным… она вела уроки математики. 
В кабинет зашла совершенно обычная женщина, на вид лет пятидесяти пяти, высокая, стройная, красивая, у нее короткие русые волосы, юбка до колена, а в руках учебники. Начался урок… она очень много говорила не по делу, так казалось не только мне, но и всему классу. Мне это совершенно не нравилось, я ее невзлюбила с самого начала, я хотела получать знания по математике, а не жизненные знания. Ох, как она много говорила. Но приходя домой, я прокручивала в голове ее слова раз за разом и понимала, что она говорит правильные вещи, она желает нам добра, а мы за это ей платим ненавистью. Ох… это совершенно неправильно. Со временем я к ней привыкла, она мне казалось совершенно обычной доброй женщиной, которая любит детей, любит школу и любит свой предмет. Ее слова уже откладывались у меня в голове, я стала любить ее уроки. Она так же к нам хорошо относилась, у нее сложилось мнение о каждом из учеников. Я всегда была веселой, улыбалась, общалась, все было для меня ново и интересно. Я люблю школу, люблю людей, успела уже подружиться со всеми. 
Так и пролетели неожиданно 3 месяца школы.
Был ноябрь, на деревьях уже не осталось листьев, лили дожди, был холодный неприятный ветер. у меня в семье опять ссора, очередная ссора, которая снова нанесла огромный стресс на мою больную психику. Я перестала улыбаться и общаться с одноклассниками. Ходила одна, много думала. Думала о жизни. 
В один прекрасный день я иду по школьному коридору, навстречу мне идет моя учительница математики, ее звали Людмила Григорьевна, я с ней поздоровалась, она меня остановила и спросила: «Ангелиночка, с тобой все в порядке? У тебя что-то случилось? Если что, ты мне можешь рассказать, обещаю, никто не узнает о нашем разговоре». Я не желала рассказывать о своей семье, о себе. Я думала, что сама решу всю ситуацию, думала, что все само собой разрешится. Но, видимо, я ошибалась. Людмила Григорьевна подходила не раз с тем вопросом, но я не думала, что буду говорить с ней о себе. 
Однажды я выходила из школы, следом за мной моя учительница. Тут у меня в голове что-то щелкнуло, я захотела остановиться и поговорить с ней. Я просила ее, может ли она поговорить со мной, она была готова выслушать меня, но к этому разговору была не готова я. Поэтому попросила ее поговорить в другой раз и в школе, чтобы не отнимать у нее личного времени. 
прошло несколько дней, я созрела для разговора. Я не хотела, чтобы мимо проходящие люди слышали мою исповедь, да и говорить мне было тяжело о себе и о семье. Я решила напечатать все на листах бумаги и отдать ей, чтобы она прочла все. я увидела ее в коридоре, сердце мое остановилось от волнения, мне захотелось убежать, но я решила, что, рассказав ей всю историю, мне станет легче. Мы остановились, я сказала ей, что готова для разговора, протягиваю листы, прошу, чтобы прочла их. Она хотела прочитать в учительской, но я уговорила ее, чтобы она прочла это при мне. Она достала их сумки очки, футляр отдала мне. И вот она начинает читать… меня охватило волнение, сердце ушло в пятки, я страшно боялась ее реакции. Она читала долго и внимательно, все это время я сжимала в руках ее футляр для очков.


«Знаете, мне никто никогда не предлагал своей помощи, я вообще не знала, что такое «помощь». Я всегда обходилась без чьего-либо совета, все делала сама. Но в жизни каждого человека происходит много плохого, а если человек не будет управлять своими негативными эмоциями, полученные при ссоре, например, то рано или поздно произойдет что-то очень нехорошее. У меня был однажды нервный срыв, происходили ужасные вещи со мной, но я смогла выбраться из того состояния, это вообще отдельная история.
Сейчас у меня случилась ссора с моими родными, и эмоции, которые лежат на моей душе, камнем скопились. И у меня нет близкого человека или друга, которому я могла бы рассказать о случившихся ситуациях. Сейчас мне просто необходимо рассказать человеку, который меня поймет, мне не нужны никакие советы или что-то подобное, мне просто нужен человек, который меня выслушает и просто скажет: «Я тебя понимаю, Лина». 
Я бы не обращалась к вам, если бы у меня был друг или товарищ, которому я могла бы доверить свои секреты или тайны. У меня вообще нет друзей, я не могу найти среди молодежи интересного человека, с которым можно поговорить на любые темы, который сможет поддержать любой разговор. Тем более, людям моего возраста не очень интересно со мной общаться, я это слышала от многих (точнее мне говорили, что я глупая дура, но я всех понимаю). У меня есть знакомые, с которыми я просто общаюсь, но я устала разговаривать ни о чем. Я очень давно поняла, что общение со сверстниками мне не интересно, тогда я познакомилась с одной женщиной, ее зовут Оля, ей 50 лет, она живет в другом городе. этот человек меня знает, как никто другой, она понимает, принимает и любит меня такой, какая я есть. Мы с ней общаемся до сих пор, но сейчас она улетела в другую страну, поэтому я не могу поговорить с ней.
Я пойму, если вы откажетесь выслушать меня, потому что вы человек, у вас свои проблемы, у вас семья, своя жизнь. И тут внезапно на вашем жизненном пути появляюсь я, неизвестно кто, неизвестно зачем прошу у вас помощи. Со стороны это выглядит ужасно.
В семье меня никто не понимает, совершенно (я живу с бабушкой, мама в Туле). У меня с семьей разные взгляды на жизнь (говорю про взгляды на жизнь, потому что я рано повзрослела), разное все, но я как-то справляюсь, живем без ссор, хоть и не всегда получается. Мне больно осознавать, что мы с мамой не можем найти компромисс в наших отношениях. Я безмерно уважаю своих родных, но если бы меня спросили, люблю ли я свою маму, то я бы сказала «нет». Я объяснить это не могу, просто нет чувств к человеку, но я ей обязана всем, потому что она меня родила, вырастила, воспитала, я за это ей благодарна. 
В четверг вы слышали, что я говорила про то, что я не хочу идти домой, говорила такие слова: «Я плачу, а она орет». Вы спросили меня, о чем я говорю, но я не хотела рассказывать при одноклассницах всю ситуацию, поэтому промолчала. Я говорила о своей маме. В последнее время она очень часто кричит на меня, если ей хоть что-нибудь не нравится, начинает кричать. Поэтому я стараюсь просто не говорить ни слова, а делать все, что она скажет. С бабушкой немного легче… но мы очень часто ссоримся, бабушка говорит, что я не помогаю, что я ничего не делаю, но я стараюсь, просто не всегда есть время. 
На осенние каникулы я ездила к маме, мы с ней в очередной раз поссорились, и мама мне сказала, что она часто слышит про то, что родители должны говорить детям 7 вещей: у тебя все получится, я в тебя верю, ты лучший, и тд. А мне это слышать необязательно. Я сказала маме, что мне важно только одно: знать, что меня любят, что я хоть кому-то нужна. Она подумала…и какое-то время спустя так сухо мне сказала: «Я люблю тебя». Мне стало так грустно и обидно, что я просто закрылась в своей комнате и прорыдала всю ночь.
Каждому человеку важно знать, что он кому-то нужен, что его любят. Просто если человек живет без любви… сами понимаете. 
Мы, люди, призваны любить, каждый человек особенный, нельзя сравнивать его с остальными, нужно искать подход к каждому человеку. Когда люди живут обособленно друг от друга, каждый в своей скорлупе – не есть хорошо. Нужно строить мосты, а не возводить стены. 
Вот и я пыталась, я делала шаги навстречу маме, мне отвечали взаимностью, но все вскоре рушилось. Я изменила себя, сделала себя такой, какой мне быть несвойственно, мне сложно прятать свои истинные чувства под маской. Мои родные совершенно ничего не знают обо мне, не знают, что я чувствую, какие у меня дела. Я рассказываю им обычные новости: говорю, что у меня все нормально, в школе тоже, оценка такая-то. Даже сейчас я пишу это и плачу, у меня не укладывается в голове, почему люди не понимают друг друга. Почему-то я всегда всех понимала, а меня единицы. 
Я не хочу выставить своих родных извергами какими-то, они прекрасные люди, добрые, хорошие, просто понимания нет. 
Лишний раз я не подойду, не обниму маму или бабушку, хотя я в этом очень нуждаюсь. Приведу пример: когда я к вам пришла во вторник просто сказать «спасибо», я взяла вас за руки, мне стало так тепло на душе, я поняла, что именно этот человек (вы) относится ко мне хорошо, ваш взгляд меня убедил в этом, я в объятиях ваших я просто утонула. Объятия были секундными, но что я чувствовала в этот момент… мне хотелось так вечно стоять, мне казалось, что я под крылом мамы, которая меня защитит в любую секунду, если что-то случится. Я так давно хотела ощутить, каково это быть ребенком… и теперь я знаю. в это мгновение я почувствовала себя поистине счастливой. Мне просто важно знать, что я нужна кому-то, что все, что я делаю – не напрасно. Хочу знать, что я выбрала правильный жизненный путь, правильную позицию, но никто мне не может сказать о правильности моего выбора, потому что никто не знает о моих планах. Мне не хватает обычного разговора с человеком, который меня поймет и в чем-то поддержит. Я уже давно перестала ждать понимания в семье, я ищу его в других людях, я не нашла никого, кроме Оли.
Я хочу, чтобы рядом со мной был человек, который меня примет и полюбит такой, какая я есть, я не хочу меняться, потому что я такая, как есть, я не буду другой, я такая, как есть, и я останусь такой. 
Мне кто-то сказал, что я особенная девочка, отличаюсь ото всех других, что у меня иные моральные установки, что я очень развита для своего возраста, со мной интересно общаться. Мои преподаватели говорят, что я многого добьюсь, это мне очень льстит. 
Я очень рада, что на своем жизненном пути я встретила такого человека, как вы. Теперь у меня появилась еще одна цель: я хочу стать похожей на вас, у вас прекрасный характер, вы очень добра, вы цените все, что имеете, я могу перечислять до бесконечности, что я в вас увидела. Вы прекрасный человек, и я благодарна Богу, что именно вы вошли в мою жизнь. Людей, как вы, нужно ценить и беречь, ведь таких личностей осталось мало. Это очень меня огорчает. 
Я хочу вам сказать СПАСИБО. Я безмерно вам благодарна, вы особенный человек. И хочу заметить, что люди (ваша семья, близкие, друзья) должны гордиться, что у них есть такой прекрасный Человек. 
Спасибо вам за все!»


Когда она дочитала, сложила листья пополам, и долго не поднимала голову. Но когда она посмотрела на меня, я увидела слезы на ее глазах. Мне стало так стыдно, стыдно от того, что человека довела до слез, мне стало так жалко ее. Я поняла, какая я глупая, глупая потому, что рассказала ей все. она хотела сразу уйти, но я не могла ее просто так отпустить, я ее остановила, попросила не уходить. Она вытерла слезы, я думала, что буду плакать вместе с ней, мне было не по себе… 
- А где твоя мама?
- Она в другом городе работает. Я живу с бабушкой.
- А папа?
- Хм… а папа с мамой развелись, когда мне был один год. Но мы с ним общаемся.
- Я поняла тебя… 
Она вновь захотела уйти, но я ее ухватила за руку и обняла, она обняла меня в ответ, и так крепко… мы стояли так достаточно долго. 
- Дорогая, мы с тобой еще поговорим, обязательно поговорим на эту тему. 
Вот после этого все и началось…
На следующий день она сама подошла ко мне, когда увидела меня с таблетками в руках. 
- С тобой все хорошо? У тебя что-то болит?
- Нет, это успокоительные.
- Переживаешь перед предстоящим уроком?
- Нет, совершенно нет, успокоительные пью, потому что тяжело, жить тяжело…
- Прекращай пить таблетки, ты такая молоденькая, вся жизнь впереди.
- Я поняла вас…
- Ты знаешь, я очень долго думала о тебе, да я теперь часто буду думать о тебе.
- Правда?
- Конечно…
У меня на лице появилась глупая улыбка. И в этот момент я поняла, что в моей жизни появился человек, которому я в будущем стану нужна, и который нужен мне. 

Мы разговаривали долго, очень долго, пока нам не помешали. Мы разговаривали обо всем: о книгах, о будущем, о мужчинах, о жизни, обо мне, о ней. И было ощущение, что я нашла своего самого близкого и дорогого человека.
Теперь я с удовольствием ходила в школу, я все время старалась прийти туда, даже когда болела. И все время посещала уроки математики, это самый мой любимый предмет в школе. Я преуспевала в нем. Всегда были пятерки. 
Через некоторое время мы стали с ней ходить вместе домой… Мы долго шли, потом стояли на морозе, разговаривали о многом, но мы никогда не разговаривали о нашем «совместном» будущем, хотя притяжение между нами становилось все сильнее и сильнее… И вот однажды она осмелилась мне сказать при разговоре, что я стала ей очень близка и дорога, что я уже стала частичкой ее самой. У меня все внутри сжалось, я поняла, что я полюбила ее. Полюбила эту женщину, о которой я многое узнала. А когда мы прощались, она меня обнимала и целовала. Пачкала своей помадой и аккуратно стирала ее с моей щеки… 

Она живет с мужем вдвоем, у них есть дочь и внуки, но они живут в другом городе, а еще узнала, что ей 62 года, она очень любит детей, свою работу. И я поняла, что моя судьба ей стала небезразлична. 

Когда мы стояли с ней на улице, я любила смотреть в ее глаза. Они были невероятно красивые, как и она сама. Ее зеленые глаза так притягивали меня, я готова была отдать все для того, чтобы вновь увидеть ее невероятные глаза. Она смотрела на меня, разглядывала, изучала меня всю, а я тонула в ее взгляде. Да и в целом черты ее лица были сказочно красивыми. Одевалась она всегда изящно, я от нее не могла оторвать глаз, когда она рядом была…
Вскоре мне в школе стало плохо, я начала кашлять, начала кашлять кровью… Меня отправили домой, но прежде чем уйти, я нашла ее, сказала, что мне плохо, рассказала ей все, она посоветовала вечером сходить в поликлинику, узнать, что со мной. Она меня поддержала. Сказала, что все будет хорошо. Позже я ушла. 
весь вечер я провела в больнице, ждала врача. Когда я зашла в кабинет, я рассказала все доктору, мне дали направление в больницу… Меня решили положить в больницу. Это ужасно, я не хотела, но была вынуждена согласиться. Выйдя из поликлиники, я позвонила Людмиле Григорьевне сообщить, что меня долгое время не будет в школе. 
- Да?
- Людмила Григорьевна, здравствуйте, я вас не отвлекаю?
- Привет, Ангелина, нет, не отвлекаешь.
- Я хотела сказать, что я была в поликлинике.
- Что тебе сказали? – встревоженно спросила она.
- Меня кладут в больницу, у меня проблемы с сердцем.
- Милая, все будет хорошо, не переживай, я рядом, все будет отлично, - сказала она мне ласково.
- Я поняла вас, спасибо огромное. До свидания.
- Спокойной ночи!
Я положила трубку. 
Через два дня вечером она мне позвонила.
- Ты как там, моя хорошая?
- Я в порядке, спасибо… как в школе?
- В школе все, как обычно. Что тебе говорят врачи, милая?
- Ох, у меня порок сердца.
- Да ты что… 
Мы разговаривали с ней около часа. О жизни, в основном о жизни.
- Будьте рядом. Всегда.
- А я и так рядом, девочка моя. 
Она мне звонила часто, когда я лежала в больнице. И каждый вечер я ждала ее звонка, сидела у телефона и ждала.
Когда мы разговариваем с ней по телефону, я представляю ее у себя в голове, представляю, что она испытывает, какую эмоцию в тот или иной момент. У нее прекрасный голос, у нее лучший голос на свете. Такой нежный, приятный, она умеет обнимать словами, эта женщина сводила меня с ума, она невероятная… 

Скоро новый год, на календаре уже конец декабря. А я до сих пор не знаю, что подарить ей. У меня назрела мысль написать ей письмо, я была уверена, что ей понравится… Я думала над письмом достаточно долго. Решила написать. В письме было: 

«Людмила Григорьевна, моя дорогая, за все то время, которое мы с вами общаемся, вы стали для меня поистине родным и очень близким человеком. Вы очень особенная, я знаю, вы отрицаете это, но я хочу, чтобы вы знали мое отношение к вам, мое видение! Вы очень мудрая женщина, вы прожили долгую жизнь, у вас огромный жизненный опыт. В вас столько любви… я никогда не видела, чтобы человек ТАК любил. Вы добра по отношению ко всему. Я никогда не встречала такого искреннего человека, как вы. Находясь с вами рядом, я не могу не улыбаться, вы светитесь, излучая добро, нежность и тепло. Мне всегда хотелось и хочется прижаться к вам и никогда не отпускать. Смотря вам в глаза, я вижу то, что хочу видеть в самом родном человеке – в маме. Я вам говорила, что написала два стихотворения, посвященные вам. Так вот, в одном из них есть такие строки (напишу середину стихотворения):
Когда вижу ее, хочу улыбаться,
Когда рядом со мной – обретаю покой,
Когда нету вблизи – в уме представляю
И пытаюсь вести с ней разговор.

Ее взгляд наполнен любовью,
Когда смотрит она, ощущаю тепло.
Рядом с нею всегда светит солнце,
А на душе у нее только добро.

Как я хочу оказаться с ней рядом,
Посмотреть ей в глаза, улыбнуться в ответ.
Как я хочу назвать ее мамой,
И получить от нее материнский совет.
И действительно, порой мне хочется назвать вас мамой, а не Людмилой Григорьевной. Я знаю, что это неправильно, знаю, что так нельзя… мы с вами общаемся месяц всего, но вы за этот месяц подарили мне столько чувств, прекрасных моментов, столько поддержки и понимания, сколько за всю жизнь я не получала от мамы. я очень счастлива, что перешла в эту школу, иначе бы я не встретила вас.
Знаете, если вы появились в моей жизни, значит вы были посланы Богом мне зачем-то. Так же и мой приход в вашу жизнь можно объяснить этим же. Я очень боюсь потерять вас, вы внесли в мою жизнь много стоящего и важного для меня самой. Я многое осознала и смогла понять, как правильно жить.
В общем, этот год почти закончился! Я хочу пожелать вам, чтобы вы чаще улыбались, дарили людям свои улыбки, безмерного счастья, чистой искренней любви, взаимопонимания со всеми родными и близкими, благополучия в семье, успехов и терпения на работе, больше приятных и позитивных эмоций в нашем пасмурном повседневном мире, красивых и сказочных воспоминаний, которые будут греть вашу душу на протяжении всей жизни. Желаю вам таких людей на вашем жизненном пути, на которых вы сможете положиться, которые будут разделять с вами и радость, и горе, чтобы эти люди смогли помочь в трудной ситуации и протянуть руку помощи, а не пинок… чтобы люди, которые вас окружают, дарили только радость, позитивные эмоции и любовь. Никогда не допускайте негативных эмоций! Любите и будьте любимы! Будьте счастливы, ведь когда человек счастлив, то его не беспокоят никакие болезни, проблемы. Человек сам создает себе настроение, сам строит свою судьбу. Поэтому от того, как вы будете настроены, зависит ваше состояние. я хочу, чтобы вы оставались такой же прекрасной, доброй, открытой, любящей женщиной! с Новым годом, милая!» 

Я пришла в школу, чтобы отдать ей письмо и большую шоколадку. Я увидела ее в коридоре, окликнула. Она сразу меня узнала по голосу, обернулась и расплылась в улыбке… я подбежала к ней.
- Дорогая моя, я знаю, что до Нового года я вас уже не увижу, поэтому вот, - достаю из сумки большую шоколадку и даю ее ей. У нее были такие удивленные глаза…
- Ну зачем? Не надо, мне не удобно…
- Не обижайте меня.
- Давай договоримся: сейчас я приму это от тебя, но впредь не дари мне ничего, не нужно. Ты меня поняла? – она сделала грозный вид, словно угрожает мне.
- Ладно…
- Обещай мне!
- Хорошо, я вам обещаю. – сказала я ей, немного расстроившись, - Ах, да! – достаю из сумки листок и кладу ей на шоколадку. Она поняла, что я отдала ей. Поблагодарила. Мы обнялись, она ушла. 

С того дня прошло ровно две недели. Мы не виделись с ней целых две недели. Уже наступил новый год, прошли каникулы. Первый день школы, я в полном ожидании. Меня всю охватило волнение, я так ждала нашей встречи. Ох, как я по ней скучала. я все каникулы думала о ней. Просыпалась, думала о ней, в течение дня думала о ней, засыпала и опять думала о ней. И вот сегодня долгожданный день встречи, я считала минуты до ее прихода. И вот в кабинет входит она. Она. Лучшая женщина мира. 
Она поздоровалась с классом, провела урок, но как на зло ее сразу после урока увела другая учительница. Поговорить нам не удалось… я так расстроилась, мне хотелось плакать и визжать от боли. 
На следующий день мы встретились в коридоре школы. 
- Ой, здравствуйте!
- Привет, милая! Как дела? Как провела каникулы?
- Спасибо, я хорошо, каникулы… неплохо.
- Ну и хорошо. Ладно, поговорим при возможности! – и ушла. 
После урока она подошла ко мне и сказала, что мы можем вместе пойти домой, если к ней не придет ученик. Сказала мне прийти в кабинет к ней. К моему сожалению, ученик пришел. Я так расстроилась, ведь я хотела поговорить с ней. Я так ее ждала. Она с улыбкой на лице отвела меня в угол класса и тихо говорит:
- Знаешь, мы можем на выходных встретиться с тобой и пройтись, поговорить.
- Что, правда? – меня охватило чувство восторга, я так обрадовалась и расплылась в улыбке.
- Правда!
- Спасибо вам огромное, спасибо!
Я тянулась к ней, чтобы обнять, а она меня поцеловала в щеку. Как всегда, она испачкала меня своей помадой, и вытерла ее своей нежной ладошкой. 
На выходных была ужасная для зимы погода. Был сильный ветер, падал снег, и как будто маленькие иголки впиваются тебе в кожу, когда ты идешь по улице, было холодно. И выйти на улицу для человека… ох, это была ужасная пытка.
Был вечер, у меня зазвонил телефон. Я сердцем почувствовала, что мне звонит не просто кто-то, а мне звонит ОНА. Женщина, которую я люблю.
Я ей перезвонила, мы с ней разговаривали очень долго. Мы рассказали друг другу, как провели каникулы, поделились друг с другом новостями. Она поблагодарила меня за письмо, она сказала, что ей было очень приятно, сказала мне, что перечитывала его много раз. И мне сразу так захотелось увидеть ее и прижать к себе, прижать и не отпускать. Она моя и только моя. 
Я знаю, что я люблю ее, люблю так, что не описать эту любовь словами. Она не просто женщина, она необычная, особенная. Особенная для меня. Умная, добрая, отзывчивая, искренняя, и самая, самая красивая. 
В один прекрасный день мы снова шли с ней вместе домой. Она мне сказала, что ей не нравится, что я одеваюсь во все черное, не нравится мой цвет волос, она начала критиковать меня, но не со зла, а по-доброму. Она хотела изменить меня, я не стала ей сопротивляться. Мы с ней договорились, что я перестану надевать черные вещи. 

Началась новая неделя, я сняла с себя черную одежду, надела серое платье, я встретила ее в коридоре, остановила ее. Я была так рада видеть свою любимую женщину. Ой, какая она красивая, если бы я могла описать ее красоту… я ей восхищаюсь! 
- Как видите, я не в черном!
- Я уже заметила, тебе так хорошо!
- Спасибо!
- Ой, а глазки горят, красивая!
На этом разговор и закончился. Она была рада моему преображению. А когда я перекрасила волосы, она не могла от меня оторвать глаз. 
Несколько дней спустя мы стояли с ней за ручку, как мама с дочкой. У меня на душе так тепло в такие моменты, так светло, такое умиротворение, аж летать охота… и вообще… с нашей первой встречи… я ее сразу полюбила, с первого взгляда я поняла, что это мой человек. А через некоторое время она стала совсем родной, словно я ее знаю миллион лет, словно она моя и только моя… хотя на самом деле я хочу, чтобы она была моей и только моей. Но я не хочу отрывать ее от семьи, у нее своя жизнь, я в ней никто. И вот эти два мнения все время борются внутри меня… 
Я не вижусь с ней на выходных… как я скучаю в эти дни. Я все время хочу позвонить ей, поговорить, услышать ее милый голос. Прийти к ней домой, обнять крепко-крепко и нежно поцеловать в щеку. Быть с ней рядом, все время рядом, разделять с ней и радость, и горе. Быть рядом и никогда не отпускать…

Мы с ней виделись в школе все время, иногда ходили домой. И со временем мне стало не хватать этого, я постоянно думала о ней, и днем, и ночью. Все мои мысли были заняты ею. Я жила ей, мечтала о ней, разговаривала с ней у себя в голове. Она мне снилась. Такая добрая, нежная, красивая снилась мне. Когда я видела ее, у меня на душе был такой праздник, я ликовала, моему счастью не было предела. Я так ее полюбила. И я уже не могла представить свою жизнь без ее участия... Мне было одиноко по вечерам, я могла быть в окружении людей и оставаться одинокой. Одинокой, потому что рядом не было ее. Ее - моей любимой, прекрасной и самой красивой…
С каждым днем притяжение между нами становилось все сильнее и сильнее, я это чувствовала. Я знала, что чувства мои взаимны, я все видела. 

Она заботилась обо мне, так заботилась, как никто и никогда, она была со мной нежна не так, как с остальными. Я была особенной для нее, не такой, как другие. Я для нее самая милая, самая красивая, самая начитанная, самая умная, самая талантливая.
На самом деле, я была очень талантлива, хотя сама не признавала этого. В конце февраля я решила нарисовать портрет ее, у меня неплохо выходит рисовать людей. 
Я долго не решалась отдать ей портрет, но после долгих раздумий я пришла к ней. 
- Дорогая, я хочу вам отдать кое-что, - она очень удивилась.
- Что ты хочешь мне отдать? – смущенно спросила она.
- На самом деле, вам не понравится, потому что я не умею рисовать, - она все время смотрела мне в глаза и улыбалась. Ей стало интересно, что за рисунки лежат у меня в папке.
- Ну-ка показывай скорее свои рисунки!
я вынимаю из папки ее портрет и протягиваю ей, она поспешно взяла его у меня. Взглянула на него и приложила к груди, посмотрев куда-то вдаль и расплываясь в улыбке. Затем посмотрела на меня, и сказала, что ей невероятно приятно. На самом деле, это было видно, что ей понравилось. Она положила портрет на стол и взглянула на меня еще раз.
- Спасибо! – сказала она мне, обняла и поцеловала.
я была на седьмом небе от счастья, да что там на седьмом, на сотом. Перед уходом она обняла меня еще раз. 
вечером я просто летала в облаках, я часто прокручивала у себя в голове тот момент, когда я отдавала ей рисунок, все время вспоминала ее слова благодарности. на следующий день она остановила меня в коридоре
- Спасибо тебе за портрет, очень приятно!
- Не за что. Вообще, я по памяти рисовала, ведь у меня нет вашего фото.
- Да я понимаю…
- Я очень люблю смотреть на вас, вы очень красивая…
- Да хватит.
- Правда!
- Я, когда на рисунок смотрела, удивилась, я раньше такая красивая была, молодая…
- Да вы и сейчас очень красивая!
- Спасибо! Я вчера всем похвалилась, всем показала портрет!
- Да вы что! Ну зачем? Не нужно было. Мне так стыдно!
- Да ты что! Все меня сразу узнавали и спрашивали: «Это вы? Это вы?»
- Я рада, что вам понравилось.
после этого мы с ней не разговаривали.
На календаре шестое марта, а я до сих пор не знала, что подарить своей любимой женщине… долго думала, не выдержала, решила ей позвонить, чтобы узнать, что именно она хочет на праздник. я позвонила ей
- Ангелина, здравствуй!
- Здравствуйте, я вас не отвлекаю?
- Нет, я не занята. Ты что-то хотела?
- Да, я хотела у вас узнать, что подарить вам на 8 марта!
- Ты что, красавица моя! Ничего не нужно! Ты помнишь, мы с тобой разговаривали на эту тему? И ты обещала мне, что ты ничего мне дарить больше не будешь. Помнишь?
- Я помню, но…
- Никаких «но»!
- Хорошо, я поняла вас.
- Ты как, моя хорошая?
- Я хорошо, возвращаюсь домой.
- А где ты была?
- Я гуляла со своей подругой, она живет недалеко от меня…
- А, ну это хорошо. 
Мы разговаривали целый вечер. Разговаривали обо всем, обо всем на свете. И мне нравились такие вечера, когда мы с ней разговаривали. О жизни, обо всем. Я чувствовала себя нужной.

Она всегда называла меня ласково, мне это согревало душу, и казалось, что я самый близкий и родной для нее человек, хотя это было не так, но это поправимо! Все в скором времени изменится, но об этом потом! 
На следующий день мы с ней договорились встретиться в школе, поговорить. Подарок не приготовила для нее, потому что она убедительно просила не делать этого. Я пришла к ней в кабинет, она меня увидела и начала улыбаться, я позвала ее, чтобы она вышла. Людмила Григорьевна потянулась к своей сумке, что-то достала оттуда, я подумала, что она искала свой телефон, но я ошиблась… 
она вышла ко мне, в ее руках я заметила коробочку. Я не придала этому никакого значения, пока она не протянула ее мне. Это был подарок. Подарок мне. Мне – ее ученице. Я никак не ожидала, я была очень тронута, мне хотелось плакать, но я не сделала этого. Мне было так неловко, ведь подарка для нее у меня не было, хотя она меня просила не дарить ей ничего. Она была невероятно красива в тот день, впрочем, как и всегда.
- Вы красивая сегодня!
- И ты у меня очень красивая! – я почувствовала в тот момент, что я ее, действительно ее. Мы с ней поговорили немного, и я ушла. 

Всегда, когда я видела ее, у меня замирало сердце, мне хотелось летать от счастья. Это была любовь. Причем такая чистая, искренняя, нежная, возвышенная, ничем не оскверненная. У меня не было к ней никакого влечения, я была чиста пред ней, у меня не было никаких плохих помыслов. хотя некоторые окружающие нас люди говорили о нас не очень хорошие вещи. Мы не обращали внимания, точнее она не обращала, а я обижалась на всех за нехорошие слова, сказанные в наш адрес. А моя Людмила Григорьевна утешала меня, говорила, что не нужно обращать внимания на людей. Она научила меня быть сильной, уверенной в себе личностью. Она многое внесла в мою жизнь, я не могу не вспоминать о ней плохо, она многое сделала для меня. А сейчас… сейчас нас нет, но об этом позже.
В школе мы мало общались с ней после моей просьбы. Я попросила ее, чтобы в школе она не сильно акцентировала на мне внимание, чтобы люди не думали обо мне плохо. Мы общались с ней за стенами школы, весело проводили время. Мы часто гуляли по выходным. Проводили время вместе. Я была самым любимым дружочком для нее. Я прекрасно помню тот день в конце апреля, мы гуляли, было уже темно, мы говорили о нас. Обо мне, о ней. О нашем общении. 
- Вы очень дорога мне. Еще в первый день нашего знакомства я не могла и представить, что уже сейчас я буду стоять пред вами и говорить, как вы мне близки…
- А знаешь, сейчас, именно сейчас я могу с уверенностью сказать одну вещь… - она остановилась, немного подумала и продолжила, - Помнишь мы зимой с тобой разговаривали, и ты мне сказала, что ты полюбила меня?
- Конечно помню, вы тогда ответили, что «люблю – громкое слово»
- Именно это я и имела в виду. Так вот. Сейчас я с уверенностью сказать, что я люблю тебя… - она снова остановилась, хотя я понимала, что она хочет что-то еще сказать.
Я молчала, ждала, когда она продолжит говорить. Она долго думала, мы шли минут пять и молчали. Мы просто шли, она погрузилась в свои мысли, а я ждала, не хотела вмешиваться в ее раздумья. 
- Ты запомни это раз и навсегда, запомни, что я люблю тебя. Я это вряд ли повторю еще когда-нибудь. Ты просто помни об этом, и много не думай, девочка моя…
Я не сказала ни слова, но все прекрасно поняла, поняла, что она имела в виду, поняла все. Я поняла ее. Я минут пять шла и молчала, но вдруг остановилась и чуть ли не накинулась на нее. Я обняла ее крепко-крепко, как никогда ранее, я этими объятиями рассказала ей все о своих чувствах, она поняла, что я ее тоже люблю, больше, чем нужно, но я люблю ее. после этих признаний мы просто шли молча, держась за руки, как мама с дочкой. Шли и молчали, но через это молчание было понятно многое, мы обе поняли, что очень дороги стали друг другу, поняли, что никогда не отпустим друг друга, поняли, что любовь наша навсегда.

В школе она меня не выделяла, но на переменах мы часто разговаривали, договаривались о встрече на выходных, по вечерам разговаривали по телефону, иногда гуляли. Для меня, на тот момент, это были самые счастливые мгновения, о которых я буду помнить всю жизнь… я буду помнить ее глаза. Такие чистые, полные любовью глаза. Как она смотрела на меня… этот взгляд нельзя описать словами, его нужно видеть. Ее взгляд становился ярче, когда она смотрела на меня, это было видно. Я помню, как я жила надеждами, надеждами о встрече, о разговоре. А когда это все случалось, я летала в облаках. Этот человек полностью поменял меня, я изменилась, я уже не думала ни о чем плохом, я знала, что все будет прекрасно, ведь рядом со мной она. Она – моя любимая и прекрасная женщина. 

Однажды я снова поссорилась со своими родными, причем так серьезно, что не выдержала и ушла из дома. Я позвонила своей Людмиле Григорьевне, чтобы она выслушала меня, помогла принять правильное решение, но телефон у нее был выключен. У меня не оставалось другого выхода, как пойти к ней домой, было очень поздно, но мне некуда было идти. Как хорошо, что я знала, где она живет. Я шла и думала, что я скажу ей, мне было одновременно и страшно, и стыдно. Уже подошла к ее дому, долгое время просто стояла, боялась зайти. Но я набралась смелости, и постучалась к ней в дверь. 
- Ангелинка? Что случилось? 

Я как будто не слышала, что она мне сказала, я просто начала плакать, плакать и захлебываться слезами. Я не слышала, что она мне говорила, я просто плакала. Я не знала, что происходит со мной, слезы текли сами собой. Она взяла меня за руку и завела к себе в квартиру. А я все продолжала рыдать. Она мне что-то говорила, а я ничего не слышала. Она пыталась меня успокоить. Спустя какое-то время я пришла в себя, и смогла поговорить с ней. 
- Девочка моя, что случилось? Что произошло?
- Поссорилась с семьей, все хорошо. Только я ушла из дома. Я позвонила вам, но у вас выключен телефон. Мне нужно было поговорить с вами, поэтому пришла к вам. Но я сейчас уйду, - я уже встала, чтобы уйти, но она остановила меня, схватив за руку.
- Не уходи пока что. Мы сейчас что-нибудь придумаем, я помогу тебе, красавица моя.
- Не стоит, я не хочу вас тревожить, я уйду.
- Подожди, не уходи, ты же сказала, что ты из дома ушла. Куда ты сейчас пойдешь?
- Я что-нибудь придумаю. Да.
- Оставайся у меня, моя хорошая, а завтра мы вместе что-нибудь решим. 
Я разделась, на часах было около одиннадцати часов вечера. 

Мы с ней сидели на диване, она меня обняла, я положила свою голову ей на плечо, мы так сидели долго и разговаривали. Я засыпала у нее на плече, мне было спокойно с ней рядом, у меня на душе было такое умиротворение. Спустя несколько часов я уснула, она так и просидела со мной до утра, обнимая меня. Я так и спала у нее на плече. Другой рукой она нежно гладила мои волосы, она не спала всю ночь, не спала ради меня. Я проснулась около пяти утра, она все еще сидела со мной.
- Почему вы не ушли спать?
- Я сидела с тобой, не хотела, чтобы ты просыпалась. Я знаю, что тебе спокойно со мной, вот и не ушла.
- Спасибо… Но вы не спали…
- Ничего страшного, еще есть время.
- Так идите спать, я не хочу, чтобы вы мучались из-за меня.
- Хорошо, милая, - она поцеловала меня, уложила, накрыла пледом и ушла к себе. 

Я проснулась довольно-таки поздно, часов в 11, ее не было дома, она ушла в школу, ведь был понедельник. Я очень испугалась, ведь я одна у нее дома. Муж у нее в это время был в другом городе у детей. На столе я увидела записку. В ней было написано:

«Девочка моя, доброе утро! Я в школе, не переживай. Если тебе нужно куда-то уйти, ключи на комоде, ты их сразу увидишь. Обязательно покушай, не хочу, чтобы ты у меня была голодной. Я приду из школы сразу, как закончатся уроки. Если что – звони. Целую». 

Я была тронута. Прижала лист бумаги к себе, и долго стояла с закрытыми глазами. Я не стала кушать, решила дождаться ее. Я ходила по комнате, пыталась убить время. Было уже около 2 часов дня, она пришла домой. Я ее встретила, она меня крепко обняла.
- Привет, хорошая моя! Ты как? Давно встала?
- Я проснулась около 11 часов. Мне вас не хватало, уже соскучилась.
- Я в школе постоянно думала о тебе, хотела позвонить, но времени совсем не было, ужасный день.
- Ты кушала?
- Нет, я не ела.
- Я же просила тебя. Пошли, накормлю тебя, заодно поговорим.
Она меня накормила и сказала, что я могу у нее пожить, пока не налажу отношения с родными. 
я жила у нее около недели, спала с ней, в школу не ходила, но она мне рассказывала школьные новости. Мы с ней занимались по математике. У нас за эту неделю укрепились отношения, я ее узнала с другой стороны, она великолепна. Она восхитительна. 

Я лежала на кровати и смотрела в одну точку. Она зашла в комнату, и села рядом со мной, погладила по голове. Я на нее не обращала внимания, просто лежала.
- Знаешь, я тут так подумала… - я на нее вопросительно посмотрела. Она решила продолжить, - если ты хочешь, ты можешь жить со мной, я тебе очень рада, мне с тобой очень хорошо.
у меня сердце ушло в пятки, я не ожидала такого поворота событий, я не ожидала, что все так будет.
- Я… я не знаю, что мне ответить. А как же ваш муж?
- Муж приедет в конце лета, да и он будет рад, я ему много о тебе рассказывала.
- Я рада такому предложению, но вы уверены в своем решении?
- Конечно, девочка моя...

Я ее обняла, прижалась к ней. Я была очень рада тому, что теперь я буду жить с ней, а не со своей матерью-извергом, я буду самым счастливым человеком на свете… была середина мая, я не ходила в школу, но Людмила Григорьевна обещала уладить вопрос со школой. Я уже около двух недель не ходила в школу, и я была рада тому, что я не появляюсь в этом здании, которое рушит жизни людей. Вскоре мы с Людмилой Григорьевной начали ездить на дачу, что-то сажали, что-то делали, весело проводили время. Быть с ней рядом – сплошное счастье. И она это знала, она видела это по моим глазам, они светились, как никогда ранее.
- Вот смотрю я на тебя и радуюсь, глазки горят, такая красавица у меня растет!
- Да выросла уже!
- А знаешь, я помню, когда я в класс к вам зашла в начале года и увидела тебя. Я помню твой взгляд. Ты смотрела на меня и улыбалась, но в твоих глазах не было блеска. А сейчас, когда ты рядом со мной, ты светишься от счастья. Даже сейчас, я говорю это, ты смотришь на меня с серьезным выражением лица, но твои глазки горят… какая же ты красивая у меня… - она сказала это и чуть ли не плача. Провела рукой по моей щеке, и поцеловала меня в лоб. 

Каждый день для меня был как праздник. Я просыпалась утром и заранее знала, что сегодня будет лучше, чем вчера. Так и было. Я просыпалась, а моя прекрасная Мила сидела около меня и держала меня за руку. Как же она меня любила, а как любила ее я… такой сильной любви я даже в фильмах не видела. 

Первый день лета. Вот они, долгожданные каникулы. Хотя мои каникулы начались еще в начале мая. Я переписывалась со своими одноклассниками, они мне рассказывали, как учителя выставляли оценки, много рассказывали о учительнице по математике, которая долго не хотела ставить хорошие оценки, а эта учительница математики сидела рядом со мной и все это читала. Как долго она смеялась над моими одноклассниками! 

Как только началось лето, я начала гулять со своими друзьями. И вот однажды мы пошли на окраину города, там были заброшенные здания. Мы гуляли, было уже темно. Мы очень боялись, но было так весело. Вдруг на меня выскочил какой-то сумасшедший с осколком в руках и провел по моему животу, было очень больно и неожиданно. Мы убежали оттуда. Пока я бежала, у меня водопадом текла кровь. Я еле добежала до дома, уже обессилевшая я зашла в подъезд дома. Я больше не могла идти. я села на ступеньки и позвонила своей Миле. Она взяла трубку: 
- Ты где есть, хорошая моя?
- Я в подъезде, не могу подняться. Мне тяжело. Мне плохо, - хриплым голосом сказала я.
- Что с тобой? Я сейчас спущусь. Жди.

Через минуту она прибежала ко мне и увидела мою огромную рану. Она начала паниковать. Позвонила в скорую. Меня отвезли в больницу. И сразу в операционную. Как мне рассказали потом врачи: Мила «подняла на уши» всю больницу, она постоянно спрашивала, как я, но ей никто ничего не отвечал, она судорожно ходила по коридору, молила Бога, чтобы со мной все было хорошо. Она не спала всю ночь, а сидела в приемном. когда меня привезли, она обрадовалась. А потом сидела со мной, держа меня за руку. И плакала. Она плакала, глядя на меня. 

Когда я пришла в себя, ее не было рядом. Я просто открыла глаза и лежала. Через две минуты она зашла ко мне. И чуть не упала на колени предо мной, она снова заплакала. Подошла ко мне, села рядом и поцеловала мою руку. Она ничего мне не говорила. Я провела рукой по ее щеке 
- Все хорошо, дорогая, не плачьте, прошу… - она посмотрела на меня и улыбнулась.
- Что случилось у вас там? Что произошло?
- Разве теперь это важно?
- Мне важно все…
- Я не скажу. Когда домой?
- Домой не скоро. Тебе только что сделали операцию. Минимум дней через пять.
- Идите домой, поспите. Все будет хорошо, я обещаю.
- Я не могу пойти домой, девочка моя…
- Почему?
- Тебя нет рядом, мне не спокойно, я постоянно думаю о тебе.
- Но вам надо поспать
- Я буду с тобой. 
Всю неделю она была рядом. Она не спала практически, все время была со мной. меня выписали из больницы. Мы приехали домой, я сразу легла, ходить мне было тяжело. Мила почти не разговаривала со мной неделю. Не разговаривала, потому что я не хотела говорить, как я получила травму. А я действительно не хотела говорить. 
- Людмила Григорьевна, поговорите со мной, прошу.
- Я не буду говорить с тобой, пока ты не расскажешь, что случилось.
- Значит мы никогда не будем разговаривать…
- Ах так. Ну и сиди одна в квартире. Я ушла, - она уже пошла обуваться. Я еле встала с дивана и вышла к ней.
- Вы куда?
- Я ухожу.
- Дорогая, не надо, я без вас не смогу, - и невольно падаю, меня не держали ноги. Она подбежала ко мне.
- Ангелинка, с тобой все хорошо?
- Нормально все со мной, можете идти.
- Теперь я никуда не уйду, девочка моя. Твоя жизнь мне дороже всяких обид и ссор.
- Спасибо, я вам очень благодарна.

С того дня у нас все было прекрасно, мы уже не вспоминали о том случае, прекрасно жили. У нее заканчивался отпуск, было начало августа. У меня скоро День рождения, а Миле я ничего не говорила о нем. Она даже ничего не подозревала. Да и я не хотела, чтобы она знала. Очередной день, самый обычный день в моей жизни, ничего особенного. Но для нее, видимо, это было что-то необычное. 
- Вот сколько мы с тобой знакомы, а я до сих пор не знаю, когда у тебя День рождения, - я не ожидала этого вопроса, даже немного растерялась.
- А разве это важно? – спросила я.
- Конечно… 
Я не хотела говорить ей, когда у меня День рождения, но оказывается, она уже знала…
- Не скоро у меня День рождения. Зимой, - сказала я.
- Зачем ты меня обманываешь? Не думала, что ты будешь меня обманывать.
- Я не хотела, просто не люблю этот день. Потому что меня никто и никогда не поздравлял, мне всегда в этот день портили настроение. Я не знаю, какого это, когда есть праздник.
- Я тебе его устрою, хочешь? – с воодушевлением спросила она.
- Не хочу, не нужно…
- Почему?
- Не хочу. И не дарите мне ничего. Не надо. Все. Закрыли тему…

Она очень расстроилась. Это было видно. У нее потухли глаза, она поспешно вышла из комнаты… я поняла, что поступила неправильно, хотела извиниться, пошла за ней. 
- Я вас обидела?
- Нет, что ты, все в порядке…
Но все было совсем не в порядке. Я видела, что я ее сильно расстроила. Я меньше всего в жизни хотела обидеть этого человека. Она была всем, что есть в моей жизни. Моим солнцем, моим воздухом, моей жизнью. Я ее любила, люблю и буду любить вечно. Никогда не думала, что такое возможно, но с каждым днем моя любовь к ней росла. И я уже не могла представить свою жизнь без нее. И самое главное, если бы она ушла из моей жизни, я бы попросту умерла, моя жизнь потеряла бы всякий смысл…

Как я любила проводить с ней вечера… мы могли читать книгу вместе, могли лежать в обнимку и разговаривать о жизни, могли просто смотреть друг на друга и понимать все через взгляд. Это был единственный человек в моей жизни, которого я понимала с полуслова. Она вообще была единственной в моей жизни, которую я безмерно любила. Я бы пошла за ней и в огонь, и в воду. Я не знаю, что конкретно она чувствовала ко мне, но то, что она меня любила, я знала точно. 

Как же я любила те моменты, когда она гладила мои волосы, целовала меня, проводила рукой по моей щеке, держала за руки, обнимала. В эти самые моменты у нее горели глаза, ее взгляд был такой завораживающий, что я могла смотреть на нее, не отрывая своих глаз. 

Мы снова по вечерам с ней начали гулять, она после того случая не отпускала меня от себя ни на шаг, да я и не сопротивлялась, меня притягивала ее забота обо мне, я была ей нужна. Именно с ней я была счастлива, мне никто не был нужен, кроме нее. Она относилась ко мне, как к своей любимой дочке, хотя она мне годилась в бабушки. Разница в возрасте была 46 лет. Но мы никогда не обращали внимания на эту разницу. я не видела в ней пожилую женщину, она была очень привлекательна, очень красива, как никто другой. Я всегда восхищалась ей, всегда. 

Через 2 дня у меня День рождения, она молчала, ничего не говорила мне, хотя я знала, что она для меня что-то готовит. Я решила поговорить с ней на эту тему.
- Через два дня уже 7 августа…
- Да… как быстро летит время… тебе уже 17 лет… моя девочка выросла…
- Надеюсь, в этот день не будет ничего особенного.
- Посмотрим, - и на ее лице появилась хитрая улыбка. 

Ох, до чего она была красивая… ее улыбка сводила меня с ума. Она была такая красивая. У нее были пухлые розовые губы, у нее был шикарная улыбка. Я любовалась ей всегда. 
Была ночь, около двух часов, я проснулась и не смогла больше сомкнуть глаз. Я посмотрела на свою Милу, она так сладко спала… она и во сне прекрасна. я повернулась к ней, укрыла ее пледом, провела рукой по ее волосам и поцеловала в нос, на ее лице я увидела легкую улыбку. Она была как никогда прекрасна. я долго лежала и смотрела на нее. Я провела пальцами по ее нежным губам, они были такими мягкими… она открыла глаза.
- Спите…
- Все в порядке?
- Да, милая, все хорошо…
- Спи, девочка моя, - я закрыла глаза, она укрыла меня пледом, обняла, и мы вместе уснули…

Утро было светлым и теплым, я встала очень рано, чтобы приготовить завтрак, Мила сладко спала, я не хотела ее будить… она была такой прекрасной и красивой во сне. Ею можно было вечно любоваться… на часах было чуть больше семи. Я решила, что пора будить свою спящую красавицу. 
- Людмила Григорьевна, милая моя, пора просыпаться, - сказала я тихим голосом.
Она открыла глаза, на ее лице можно было видеть улыбку.
- Доброе утро, красавица моя.
- Доброе утро! Пора вставать!
- А можно еще поспать?
- Не забывайте, сегодня понедельник, отпуск ваш закончился, пора собираться на работу!
- Ох… а я совсем забыла. И правда. Надо вставать, завтрак готовить, собираться.
- Я все сделала, дорогая! Идите умываться.
- Какая ты у меня умница! Такая классная девчонка! 

Мы с ней позавтракали. она поблагодарила меня, сказала, что было очень вкусно. Поцеловала меня и пошла собираться. 
Целый день я провела одна, я занималась собой, рисовала, готовила кушать, убирала квартиру. Все время я думала о своей Миле. Как она там? Что делает? Думает ли обо мне? Я постоянно проверяла телефон, хотела, чтобы она мне позвонила, я сидела около телефона и умоляла его, чтобы он зазвонил. В эту же секунду раздался звонок.
- Ты как, девочка моя?
- Я скучаю, вас жду… - ответила я грустным голосом.
- Моя ты хорошая… я скоро приду, не скучай, если хочешь, можешь меня из школы встретить.
- Буду рада, когда прийти?
- Через два часа, я все свои дела закончу. Жду тебя, моя милая.
Я очень обрадовалась ее звонку. Я понимала, что какие-то два часа и я снова ее увижу. Снова смогу взглянуть на ее прекрасную улыбку, посмотреть ей в глаза, обнять, поговорить и провести с ней вечер. 
Она была всем в моей жизни, да и сейчас тоже… я ее бесконечно любила, сейчас люблю еще больше… она научила меня правильно смотреть на вещи, поменяла мое мировоззрение, поменяла меня полностью. Я поняла, каково это, быть счастливой, поняла, что такое искренняя любовь, поняла всю истину жизни. Она меня многому научила. Научила жить. Она. И мой учитель, и мой наставник, и моя мама, и моя сестра, и мой воздух, и моя жизнь. она – мое все.
Возможно, вы скажете, что в моей жизни нет ничего, кроме нее. Это не так, у меня были и друзья, и школа, и своя личная жизнь, о которой Мила не знала. Я рассказывала ей не все, у меня была маленькая тайна. Она была мне очень близка, я доверяла ей, я доверила ей свою жизнь, я доверила ей себя. Так же, как и она мне подарила всю себя. 
Я пришла к школе и позвонила ей, она сказала, что выходит. Вышла из школы она не одна, а с коллегой, которая меня знала, ибо вышла она с моим учителем русского языка и литературы. Учительница меня сразу узнала и спросила меня, почему меня так долго не было в школе. Я ответила, что болела. Людмила Григорьевна подошла ко мне и отдала пакет с бумагами. Мы попрощались с моей учительницей и пошли в магазин. Моя преподавательница посмотрела на нас удивленными глазами, а я просто пожала плечами. И ушла.
На улице начался дождь, да такой сильный, что выйти из здания было невозможно. Хорошо, что мы успели добежать до дома!
Дождь лил стеной, а какой запах был… запах дождя всегда привлекал меня, он был такой волшебный… хотелось выйти на улицу и стоять, подняв голову вверх, наслаждаться этими струями дождя… капли были такие теплые, был настоящий летний дождь.
Я, недолго думая, убежала из дома, ничего не сказав Людмиле Григорьевне, она даже не успела повернуть голову, как меня не было в квартире. 
Очутившись на улице, я наслаждалась теплыми струями воды, которые стекали с меня. Я промокла в первую секунду. Я кружилась под водопадом дождя, мне было так хорошо… я хотела так стоять вечно, мне было так хорошо. Было ощущение, что мое тело впитывает воду, которая на меня попадает. Я была счастливой, очень счастливой. У меня была своя семья, новая семья, с которой мне было поистине хорошо, у меня была любовь, которая накрыла меня с головой, у меня была радость, которую мне дарили изо дня в день, у меня была она. Она. Моя любимая, красивая и самая лучшая. Я кружилась под дождем… мне было так хорошо… я не заметила, как ко мне выбежала моя Людмила Григорьевна, не заметила… она так же промокла, как и я. На нас не было сухого места. Она обняла меня. Так обняла меня, что я снова была переполнена счастьем. Я закричала на весь двор. 
- Я люблю вас… - я закрыла глаза и поцеловала ее в щеку.
- Моя ты девочка… самая лучшая, самая хорошая… самая любимая, самая красивая… какая ты у меня… ты золотая… - она сказала это мне шепотом, любой прохожий бы человек не услышал ее слов. Но зато слышала это я… она обняла меня еще крепче и поцеловала в лоб. 
Ночью я почти не спала, я мучилась, у меня болела голова, меня трясло… Милу я не будила, она как всегда сладко спала. Промучилась я так до утра, удалось заснуть к рассвету. Я спала недолго, меня разбудили шаги Людмилы Григорьевны… 
- Спи, красавица моя, рано еще…
- Я не смогу, - сказала я шепотом, потому что у меня болело горло…
- Ты плохо выглядишь, как ты себя чувствуешь?
- Все в порядке, - и в этот момент меня охватил такой кашель, что я начала задыхаться…
- Я поняла, под дождем постояла вчера. Молодец, а ведь завтра у тебя День рождения, будешь отмечать его больной, - сказала она немного раздраженно.
- Это повод не отмечать, не так ли? – спросила ее хриплым голосом. И я понимала, если я скажу еще хотя бы две фразы, то охрипну навсегда…
- Ну нет, срочно лечиться!
Она измерила мне температуру, дала лекарства, сделала горячий чай, уложила в постель и ушла на работу. 
Я спала целый день, даже не слышала, как вернулась домой моя Людмила Григорьевна. Она зашла ко мне, села рядом со мной и смотрела, как я тихо соплю носом. Я не знаю, сколько она сидела со мной, но когда я проснулась, увидела ее, на моем лице появилась легкая улыбка. 
- Ты как чувствуешь себя? – тихо спросила она.
- Не знаю. я спала целый день, но я рада вас видеть.
- Это уже радует… а ты знала, что ты разговариваешь во сне?
- Не знала…
- Ты многое сказала, теперь я знаю тебя еще лучше, - она сказала это и очень сильно поникла, свет в ее глазах погас, она была очень расстроенной, будто она лишилась самого близкого ей человека.
- Что я говорила?
- Ты говорила о своем детстве, - и тут будто меня ударили палкой по голове. Я потеряла дар речи, перед моими глазами поплыли картинки из детства, я снова вернулась с тот ужасный мир и заплакала. Я не могла сдержать слез, я рыдала от своих ужасных воспоминаний, мне было так плохо… я отвернулась от своей учительницы и укрылась пледом с головой… она положила руку на мое бедро и начала его гладить.
- Все будет хорошо, девочка моя, я рядом с тобой, я тебя не обижу.
- Я знаю, Людмила Григорьевна, знаю.
Вечером мы с Милой были в тишине, я лежала головой на ее ногах, она гладила мои волосы и перебирала их. Мы не разговаривали, да нам и нечего было сказать друг другу, мы просто наслаждались тишиной. 
Я не помню, что было еще в тот день. И вечер. Зато я прекрасно помню утро 7 августа.
Проснулась я поздно, Милы уже не было дома, она ушла на работу. я не спешила вставать. После валяния на постели я встала, чтобы умыться и привести себя в порядок. Я зашла в ванную комнату. На зеркале было написано красной помадой: 
«Поздравляю мою любимую девочку с Днем рождения!
Мила» 
Моя улыбка растянулась так широко, я была такой довольной. Я не стала стирать надпись на зеркале, уж больно она мне нравилась…
После всех процедур в ванной я зашла на кухню (Мила прекрасно знала мою траекторию движений, которые я обычно совершаю по утрам) на столе лежала записка.
 
«Сегодня у моей самой любимой девочки День рождения! Ей 17 лет. Я не могу поверить, она такая взрослая стала... У меня порой возникает ощущение, что я её родила, вырастила, воспитала. Хотя я очень хотела бы такого ребёнка, как ты, милая… Ты невероятная девочка. В тебе так много талантов, ты необыкновенная. Я всегда радуюсь, когда ты рядом со мной, в тебе жизнь, такая жизнь, которой можно позавидовать. Ты умеешь любить. Я это заметила ещё с первой нашей встречи. Когда ты посмотрела на меня, я многое поняла про твою жизнь.  Сейчас ты со мной, ты моя, и я этому безмерно рада. Ты даришь мне надежду, надежду на то, что дальше будет только лучше. С тобой мне ничего не страшно. Я перестала бояться, я перестала жить в тревоге. Когда ты улыбаешься, на душе у меня такое умиротворение. А когда ты плачешь, моя душа рвётся на куски.  Ты меня сильно зацепила. Я не думала, что совершенно чужой человек может стать роднее самого близкого. Ты многое мне подарила, хотя я тебе не рассказывала о твоём вкладе в мою жизнь, хотя я не считаю, что тебе нужно это знать.  Ты очень мне важна, помни это.  Девочка моя, любимая, я знаю, что ты плачешь, читая это... Так вот прошу, вытри слезки и позвони мне. Я очень жду твоего звонка. Я не нахожу себе места.  Красавица моя, я люблю тебя»
Когда я читала эту записку, у меня по щекам водопадом лились слезы. Я никак не ожидала, что я так растрогаюсь, читая её послание.  Я позвонила ей, как только прочла записку
- Людмила Григорьевна! - это единственное, что я смогла произнести, захлёбываясь слезами. 
- Деточка, не плачь, все будет прекрасно. С Днём рождения, дорогая! Я счастлива, что ты есть у меня. Спасибо за то, что ты даришь мне любовь. Я скоро приду, дождись. У меня кое-что есть для тебя. 
- Спасибо, спасибо, милая... нет, мама! - я начала рыдать, и я слышу, что Людмила Григорьевна тоже заплакала. Вероятно, это были слезы счастья. 
- Милая моя… я скоро буду! – сказала она дрожащим голосом и положила трубку.

Через пятнадцать минут я уже слышала звонок в дверь. Это пришла она. Я не думала, что она так быстро прибежит с работы. Как я позже узнала, она отпросилась, ссылаясь на плохое самочувствие. 
Она забежала с горящими глазами, словно ей 15 лет, а не 62. Она меня крепко обняла, так обняла, что я не могла дышать. Какая она была счастливая, я ее такой никогда не видела. Такое ощущение, что праздник был не у меня, а у нее. Но она была так воодушевлена приготовлениями, что она радовалась каждому своему достижению, она радовалась, что мне было приятно, радовалась всему, что происходило вокруг нее. 

- Повтори еще раз то, что ты сказала мне по телефону… - она обхватила мое лицо обеими руками и держала его – повтори, прошу тебя…
- Спасибо, мама, - на глазах у нее выступили слезы, она сжала губы в тонкую линию и закрыла глаза.
- Еще раз… прошу…
- Мама… - она поцеловала меня один раз, другой, посмотрела на меня своими счастливыми глазами, и заплакала…
- Это лучший подарок для меня… - сказала Людмила Григорьевна шепотом. 
Я не собиралась так ее называть постоянно, просто после прочтения того послания я так растрогалась. Хотя на самом деле, я ее в глубине души считала своей мамой, она была мне так близка, так дорога… но я понимала, я не родная ей, я для нее никто, чтобы называть ее самым священным на свете словом. 

Из сумки она достала коробочку и протянула мне. Я ее взяла, но не открыла. Она посмотрела на меня удивленными глазами… 
- Я открою это 18 августа. Да-да.
- Это ведь день моего рождения…
- Именно поэтому я открою эту коробочку тогда. 

Я не знала и даже не догадывалась, что лежит там. Да мне было и не особо интересно. Я знала, что я живу со своим подарком. Мой подарок был незаменим!

Наш вечер был просто прекрасен. Мы пошли просто гулять. Было около одиннадцати вечера, на улице темно. Мы ушли далеко от центра, чтобы было меньше людей. Как всегда, разговаривали о жизни. Мне с ней было очень легко, она меня понимала, как никто другой. она меня держала за руку. Вечер был очень теплым, но легкий ветерок заставил меня дрожать… она отдала мне свою кофту, и мы шли, держась за руки. Это были самые прекрасные мгновения в моей жизни. Мне кажется, любой на моем месте чувствовал себя так же, как и я. Так же, потому что с Людмилой Григорьевной можно ощущать только счастье, спокойствие и умиротворение. А еще любовь…

Ночь была очень спокойной, я не спала всю ночь, стояла на балконе, было очень тепло, мои слезы стекали по моим щекам, я не знала, от чего я плакала. Скорее всего от счастья… я действительно была счастлива. Мне было хорошо, поистине хорошо. Эта женщина вдохнула в меня жизнь. я часто сравнивала себя до знакомства с ней и после. Мое преображение меня приводило в восторг. Как один человек может влиять на другого! Я даже не представляю… 

Мой день Рождения уже прошел, но счастье переполняло мою душу. Я понимала, что я зря отказывалась от своего праздника. Мне было приятно провести день со своим любимым человеком. Людмила Григорьевна приятно удивила меня. Этот человек знает, как удивить меня. Мне иногда казалось, что она знает про меня ВСЕ, хотя ей про себя ничего почти не рассказывала…

Утром Людмила снова ушла на работу. мне так хотелось, чтобы она была дома, со мной, или я была с ней в школе. 
Потом я вспомнила, что я могу пойти в школу без разрешения, к своей тете, помочь ей с бумагами, например. Но цель у меня была другая: быть ближе к своей Миле. 

Я собралась в школу, перед этим позвонила тете. Она сказала, что будет сегодня в школе, что я могу прийти. я поспешно ушла из дома в школу. В библиотеке у тети я сразу же столкнулась с Людмилой Григорьевной, она брала учебник для себя. Когда она меня увидела, была очень удивлена, но в то же время рада. 
- Здравствуйте, - громко и радостно сказала я.
- Ооо, привет, Линка, - сказала тетя, подходя ко мне. Она меня крепко обняла и отошла в сторону, чтобы оглядеть меня, - я тебя давно не видела, куда пропала?
- Да со мной все хорошо, занята была, тем более лето, дела, дела… - я посмотрела на Людмилу Григорьевну, а она на меня смотрела хитрым взглядом и улыбалась.
- Ангелина, здравствуй! – сказала Людмила Григорьевна, - давно не виделись с тобой, ты как? – мне стало так смешно от ее слов, ведь мы виделись всего три часа назад…
- Я хорошо, спасибо! Как вы? – она расплылась в улыбке… и нежным тихим голосом ответила
- Я лучше всех, у меня жизнь кипит! Готова обнять весь мир! – глаза у нее загорелись… я сразу поняла, о чем она говорила.
- Эх, ладно, пойду я, работы много… Оль, я зайду потом, чай попьем.
- Заходи, Люд, буду ждать. Точнее мы с Линкой ждать будем.
Людмила Григорьевна посмотрела на меня, мило улыбнулась, подмигнула и ушла. 
Я старалась все время забежать в учительскую, тетради отнести, книги, что угодно, только бы попасть туда, увидеть свою ненаглядную Милку. В школе я провела много времени. В скором времени наша учительница зашла к нам пить чай…
- А вот и я! И я с конфетами! – радостная зашла к нам Людмила Григорьевна.
- Ох, Люд, я думала, ты уже ушла домой, - сказала ей моя тетя.
Людмила Григорьевна посмотрела на меня, и сказала
- Я бы уже давно дома была, но меня сегодня что-то в школе держит, - она сказала это с таким грустным видом, что мне хотелось расплакаться прямо там, на месте. 
- Да хватит тебе, Люд, все же хорошо!
- Конечно… - сказала Мила и немного улыбнулась. 

Я со всеми попрощалась, вышла из библиотеки, не хотела мешать, ведь у них свои разговоры, я в них не должна участвовать, да я особо и не хотела… я написала Миле СМС-ку, что буду ждать ее на улице. Минут через пять вылетает она из школы с горящими глазами. Я очень удивилась, видя ее такой. Ведь минут десять назад она была очень грустной и уставшей. 
Мы пошли с ней домой, по дороге мы молчали, только изредка поглядывали друг на друга… 
Когда мы зашли домой, мне сразу же в лоб прилетел вопрос
- Ты зачем в школу пришла сегодня? – возмущенно спросила моя Мила.
- Я пришла к тете помочь в библиотеке. Законом это не запрещено, так что… - я сказала это резко, сама от себя не ожидала этого. Мне стало стыдно, что говорю с ней в таком тоне. Ведь я меньше всего на свете хотела задеть ее чувства, - простите меня, Людмила Григорьевна… - мой голос звучал так жалко, что любой бы человек заплакал бы после этих слов, вот и я начала рыдать. Сама не зная почему. Но я начала плакать. 
- Ты чего, дорогая? Прости, прости меня… - она меня обняла и губами прижалась к моему лбу…
- Все же хорошо, милая, успокойся, - шепотом сказала она.
- Хорошо, - выдавила я из себя. Это единственное слово, которое я могла сказать. У меня словно пропал рад речи, я забыла все слова. 
Я посмотрела на нее, посмотрела в ее счастливые глаза. они были как всегда прекрасны. Ее взгляд осушил мои слезы, я смогла улыбнуться. Она поцеловала меня в щеку и провела рукой по моим волосам. 
Наш каждый день был, как сказка. И мы жили в этой сказке. Мы любили друг друга, заботились друг о друге. Была нежность, такая нежность, о которой я мечтала всю жизнь, все детство. Она мне подарила любовь и тепло. Она мне подарила жизнь, новую жизнь. так же, как и я ей подарила то, чего у нее раньше не было. Что-то такое, что теперь у нее есть, и она этому счастлива.

Вечером мы просто смотрели телевизор, ей звонил муж, она с ним долго разговаривала. Мы с ним не были знакомы, но я много о нем слышала, так же, как и он обо мне. Видимо, Людмила Григорьевна готовила нас обоих к встрече, она мне много рассказывала о нем. И по телефону ему рассказывала многое обо мне. Осталось около двух недель до его приезда. Скажу честно, я ждала его приезда. Очень ждала. Мне было интересно с ним познакомиться, увидеть его, поговорить, даже подружиться, ведь нам жить всем вместе. И я в глубине души понимала, если мы не подружимся с Александром (ее муж), ей будет очень больно, она будет разрываться между нами, и в итоге мы ее погубим. 
Ее муж, по ее словам, был очень добрым, отзывчивым, интересным в общении человеком. Хотя я не удивляюсь, ведь рядом с ней плохому человеку не место. И я заранее понимала, что общий язык я обязана найти с этим человеком. 
По телефону дядя Саша сказал, что приедет уже через неделю, сказал, что уже соскучился по жене. Тем более у нее день рождения через неделю, я понимала, почему он так рано хочет приехать. 
Целую неделю я чистила квартиру, убирала ее, чтобы муж Людмилы Григорьевны был обо мне хорошего мнения. я знала, что этим впечатление сложно произвести, ведь это не главное, но тем не менее… 
Было двенадцатое августа, я гладила постельное белье, было около одиннадцати утра, Мила была уже на работе, в квартиру постучали. Я сначала очень удивилась, но потом до меня дошло, что это не просто кто-то, а муж моей Людмилы. Я поспешила открыть дверь…


На пороге стоял мужчина. На вид лет пятидесяти семи. Высокий, статный, приятной внешности мужчина, он мне понравился с первого взгляда. Он стоял и мило улыбался. Он протянул мне руку и пожал ее. 
- Здравствуй, Ангелина! – поприветствовал он меня радостно. 
- Здравствуйте, Александр Сергеевич, - я ему улыбнулась и хотела взять в руки телефон. 
Он по моим движениям понял, что я хотела позвонить, и понял кому. 
- Подожди, давай устроим ей сюрприз. Во сколько Люда обычно возвращается с работы? 
- Хорошо. Часа в три она уже дома, - ответила я ему в растерянности. - Вот и отлично! А теперь нам нужно с тобой поговорить. Ты не против? 
Я была очень удивлена его активности, но меня это забавляло и даже нравилось. 
- Конечно, но с вашего позволения я не буду отрываться от дел, мы поговорим в комнате, я глажу постельное белье.
- Как скажешь!
Я стояла возле гладильной доски, он сел на диван напротив меня и начал разглядывать. Я не поднимала на него глаз. Я и без того была очень смущена. 
- Ангелина, ты ведь знаешь, что у Люды скоро день Рождения? 
- Конечно знаю. только не знаю, что е подарить. Всю голову сломала. Я вроде бы и знаю, что ей нравится, что она любит. Но мне хочется ее удивить, сделать приятно. 
- Я тебя понимаю, поэтому и приехал пораньше, чтобы мы с тобой вместе подумали. 
- Очень рада вас видеть. Мне Людмила Григорьевна рассказывала о вас. Я даже ждала встречи с вами. - Да… мне тоже много о тебе рассказывали, - он хитро мне улыбнулся, немного подумал и продолжил, - а тебе вообще можно сильно не думать над подарком.
- Почему вы так считаете? – удивленно спросила я.
- Я не считаю, я знаю. 
- Расскажите мне.
- Хорошо. С тебя за это обед, - он начал хохотать, я подхватила его смех, и молча кивнула головой. 
- Так вот. Когда я с женой говорю по телефону, она постоянно говорит о тебе, да с таким упоением, ты бы слышала. Ее голос не такой, как раньше, он очень преобразился. Она стала другой, я это заметил сразу. Я могу с уверенностью сказать, что она очень сильно любит тебя. Любит как никого другого. И от одного твоего присутствия ей хорошо. Ты для нее самый лучший подарок, я это знаю. Тем более она мне это сама говорила. 
Меня переполняли эмоции, я думала, что заплачу, но я сумела сдержаться. 
- Я поняла вас, спасибо за информацию. Пойдемте я вас накормлю. 
Днем мне позвонила Мила. Она попросила меня встретить ее из школы, ибо ей нужно было домой отнести документы, тяжело их нести одной. Сначала мне было боязно идти к ней, потому что я могу своим поведением выдать все сразу, но дядя Саша настоял на том, чтобы я пошла к ней. Он как раз хотел приготовить обед, сделать приятное своей жене. И на секунду я подумала, что я лишняя в их семейной идиллии. Я очень надеялась, что в будущем я стану полноправным членом их семьи. Но до этого, как мне казалось, еще далеко…
Я до сих пор не могла понять, как я смогла стать для своей учительницы математики самой родной девочкой. Как она смогла принять меня к себе в семью, полюбить и понять меня. Понять меня – сверх человеческих возможностей. У меня свои нравы, свое видение всего, свое мировоззрение, свое все. И понять это другому человеку со своими взглядами было очень тяжело. 
С каждым днем я все сильнее привязывалась к моей ненаглядной Людмиле. Она дарила мне свет, которого не было у меня в душе, она согревала мне руки холодными вечерами (не в прямом смысле слова), она наполнила мой мир светлыми и яркими красками. Я говорю ей: «Спасибо». Спасибо за то, что она просто есть в моей жизни. Она счастливая. Она счастлива, потому что у нее есть любимые и любящие ее люди. У нее есть семья, она здорова, у нее есть любимая работа, у нее есть любимый ребенок, за которого она готова отдать жизнь (я). 

Я подошла к школе, дверь здания открылась, оттуда вышла Людмила Григорьевна и ее подруга и коллега по работе. Мила отдала мне свой тяжелый пакет. И мы втроем отправились в сторону нашего дома. Я поняла, что смысла нет идти с ними. 
- Извините, что перебиваю вас. Людмила Григорьевна, я пойду. Встретимся потом. 
- Хорошо, Ангелина, - ответила она очень серьезно и грозно. Мне казалось, что она была чем-то недовольна. Хотя со своей подругой она разговаривала достаточно мило и приятно. 
Я пришла домой одна. И сразу в лоб прилетел вопрос 
- Ангелинка, ты где мою жену потеряла? – со смехом спросил дядя Саша.
- Ах, она скоро придет. И, по-моему, она не в духе сегодня. 
- А мы это исправим с тобой! – он сделал ударение на последнее слово. Подмигнул мне и сказал, - Дай пять! – протянул руку. Он заставил меня улыбнуться. Этот человек смог поднять мое плохое настроение, которое мне испортила Мила. 
Через несколько минут в дом вошла Людмила Григорьевна. Нужно было видеть ее в тот момент. Как она обрадовалась, видя своего мужа. Она чуть не набросилась на своего любимого мужчину. Она была в восторге от встречи. Они скучали друг по другу, тем более не виделись долго. В этот момент я почувствовала себя лишней, поэтому решила уйти. 
- Остановись, - сказал мне нежный женский голос. Я повернулась, посмотрела на влюбленную пару и чуть ли не прослезилась, они были такие красивые и счастливые. И казалось, я их знаю всю жизнь, как будто живу с ними уже давно, будто это мои родители. Хотя Мила и была моей "мамой"...
- Иди к нам, - сказал мне Александр, что очень удивило меня.
Я ступила нерешительным шагом, думая, что мне послышались эти слова.
- Смелее, милая, - сказала мне Людмила Григорьевна и протянула мне руку. 
Я подошла к ним, она меня обняли. Александр с левой стороны, а Мила с правой. Я стояла по середине и носом уткнулась в шею своей любимой учительницы. И меня одновременно обнимали два человека. Для меня это было двойное счастье. Я думала, что этой паре не нужен третий человек, совершенно чужой им, а оказалось так, что они приняли меня свою семью, полную любви, взаимопонимания, поддержки и тепла...  В этот день моя Людмила Григорьевна, нет, наша Людмила Григорьевна светилась от чувств, которые переполняли ее. Она напевала знакомые всем песни, думала о чем-то своем, при этом мило улыбалась. Мы с Александром решили ее не трогать, потому что для нас видеть ее такой - большая редкость. Обычно она была очень занята, с головой окунулась в свою работу, и на нас времени почти не было, хотя она нас очень любила.  Каждый день Мила уходила на работу. Такая радостная, как никогда. Мне было так хорошо, когда я видела ее прекрасную улыбку. Перед уходом на работу она целовала меня в щеку, а в это время я спала, гладила мои волосы, руки, укрывала пледом, говорила, что очень любит и уходила прочь.  Мне казалось, что это простой утренний сон, но по рассказам ее мужа, это было на самом деле. Он мне каждый день говорил о том, что Мила намного счастливее, чем тогда, когда меня не было с ней. Александр не переставал говорит​ь мне, что Людмила любит меня. От этих слов мне становилось очень тепло.  Каждый день мы с мужем Милы решали, что ей подарить на день рождения. Мы придумывали различные варианты. Но никак не могли точно решить, что именно подойдет нашей любимой женщине. 
- Давайте ей подарим пособие по математике, уверена, для нее это самый лучший подарок, - смеясь сказала я. 
- А-ха-ха, ты права. Можно было и не думать о подарке. Все и так понятно! - ответил мне Александр сквозь смех. 
В тот день нам снова не удалось принять решение на счет подарка. Мы могли часами сидеть на кухне, пить чай и решать вопрос.  А потом Мила приходила с работы, а мы сидим на кухне и разговариваем. И все задания, какие она нам давала не были выполнены, она постоянно ворчала по этому поводу. Но потом мы все вместе занимались домашними делами. И нам всем было очень хорошо.  Позже Александр уехал в командировку, и мы с Милой остались вдвоем.  Спустя несколько дней мое состояние было не совсем хорошим. Не то, чтобы я заболела, нет. Мне было грустно, очень грустно, постоянная усталость, плаксивость, депрессивность. Я не знала, с чем это связано, но мне было крайне плохо. У меня стали появляться негативные мысли, я замкнулась в себе, перестала общаться со всеми. Просто лежала, думала о своем. Мила совсем меня не узнавала.  Утром она уходила на работу, я спала. А когда Людмила приходила, я еще не вставала с постели. Когда она начинала со мной разговаривать, я отворачивалась. За несколько дней мы с ней ни разу не поговорили. Мила не находила себе места, она все время ходила вокруг меня и просила заговорить. Однажды, придя с работы, она подошла ко мне и вновь спросила к меня о моем состоянии. А я вместо слов начала плакать.  Меня вся эта ситуация загоняла в тупик. Я не знала, что делать. Поэтому, на следующий день, когда никого не было дома, я собрала вещи и ушла. Не знаю куда, но я ушла. Идти мне было некуда, со своими родственниками я почти не общалась. У меня, кроме Милы не было никого.  Поэтому я просто ушла к реке. После того, как Мила вернулась домой и не обнаружила меня, она начала звонить мне. Но я не брала трубку. Она звонила очень долго и упорно, но я игнорировала ее звонки. Мне хотелось побыть одной.  Уже стемнело, на моем телефоне я увидела 76 пропущенных звонков от нее. Я отложила телефон от себя, чтобы не отвечать ей. Да, я хотела поговорить с ней, я знала, как​ она мучилась, ведь она любит меня и переживает.  Было около полуночи, я гуляла по городу, проходила мимо своего дома. В окнах горел свет, Мила не спала. Вскоре снова зазвонил телефон. Я взглянула на экран и увидела, что мне звонит муж Милы. Я решила ответить. 
- Здравствуйте, Александр Сергеевич.
- Привет, Лина. Ты что творишь? 
- Не поняла вас. 
- Мне целый вечер звонит жена, вся в слезах, говорит, что тебя нет. И она не знает, куда бежать, что делать. Она мучается, а ты играешь ее чувствами.
- Вы можете ей сказать, что со мной все в порядке? 
- Позвони ей сама, она волнуется, причем очень сильно. 
- Хорошо.
Положив трубку, я решила позвонить ей утром. Я боялась предстоящего разговора.  Всю ночь я бродила по городу, под утро хотелось спать, но домой пойти я не могла. 
Я боялась посмотреть Миле в глаза, боялась того, что она мне скажет. После ночи, проведенной с собой, я многое поняла, обдумала, переосмыслила. И под утро пришло осознание того, что я очень подло поступила по отношению к своей любимой женщине. Мне меньше всего в жизни хотелось ее обидеть, причинить вред, заставить грустить. Мне всегда хотелось с ней таких отношений, которых у меня никогда не было и, наверное, не будет. Она единственная, кто любит меня так, как никто никого. Эта женщина умеет любить, умеет понимать, утешать. Таких людей крайне мало. Мне хотелось и хочется с ней тепла, ласки, любви. И я это все получаю, мне очень хорошо с ней, очень тепло. Но порой я испытываю такие чувства, как ненависть, злость, грусть по отношению к ней. За это я себя очень виню. Ведь мы с ней никогда не ссоримся, у нас такая идиллия в семье, каждый может позавидовать. Этот человек за столь короткое время нашего общения подарила мне все. Все, что можно. Она мне подарила себя, а я так с ней поступаю. Мне больно от того, что я творю. Ведь Александр прав, я играю ее чувствами, хотя сама я этого не понимаю и не осознаю. 
Я очень долго думала над тем, что я делаю, обдумала свои действия, поступки, свою речь. И я пришла к очень интересному выводу. Я должна измениться для того, чтобы Мила испытывала прекрасные и светлые чувства, когда думает обо мне, а не как сейчас чувство тревоги и страха за мою жизнь. она боится каждого моего шага или движения, она боится, что я захочу в тот или иной момент, боится, что я сделаю, куда пойду, с кем буду общаться. Я не видела и не ощущала того, что у нее на душе, что она испытывает в тот или иной момент. Она всегда улыбалась мне, и я не замечала, как ей больно. Но сейчас, когда Александр помог мне открыть глаза на ситуацию, которая происходит вокруг меня… она приводит меня в ужас. Я понимаю, какой я зверь, тиран, хотя Мила бы это стала отрицать. Но я ощущаю себя именно так. 
И в этот момент, когда я все поняла, все осознала, приняла решение избавить ее от ужасных чувств, я решила ей позвонить. На часах было около пяти часов утра, я понимала, что Людмила не спит. Она сидела в ожидании какого-то чуда, она надеялась, что я вот-вот вернусь домой, что именно сейчас зазвонит телефон, это буду я, и я скажу ей радостным голосом, что со мной все хорошо, все в порядке, что я скоро буду дома, и как сильно я ее люблю. Но этого не происходило. Ни в час ночи, ни в два, и даже не в три. Она уже не пыталась мне позвонить, она просто сидела дома в слезах и молила Бога, чтобы со мной все было в порядке, чтобы я объявилась, чтобы я была целая и невредимая. 
Взяв в руки телефон, я заплакала. Это были слезы сожаления. Я очень себя винила в том, что ушла. Это один из немногих поступков, о которых я жалею. 
Мои пальцы все же набрали ее номер. Мое сердце замерло, когда начались гудки. 
- Ангелина, детка, ты где? Я так переживаю, ты с ума сошла!!! – ее голос был как никогда зол, она таким тоном никогда не говорила со мной. 
- Со мной все хорошо, не переживайте, - у меня не нашлось больше слов, чтобы сказать ей что-то. 
- Иди домой! Нам нужно очень серьезно поговорить, - ее голос звучал очень строго, она так не разговаривала даже в школе. И я очень боялась ей что-то ответить, но...
- Я не приду, простите. 
- Что??? – у нее сорвался голос, в этот момент я чувствовала, как ее глаза округлились.
Я бросила трубку, потому что боялась дальнейшего разговора. И нет я сказала, потому что я боялась ее увидеть, боялась того, что она будет ругаться. И я снова сделала ей больно, хотя этого никак не хотела. 
В ту же секунду у меня зазвонил телефон. Это была Людмила. Я дрожащими руками ответила на звонок.
- Да? – мой голос был таким беспомощным и жалким, что можно было меня сравнить с избитым котенком. 
- Лина, милая, прости, что накричала. Иди домой, детка, я жду тебя, - сейчас она говорила тихо и нежно, как раньше, когда она меня целовала, обнимала, гладила мои волосы. И я растаяла. 
- Сейчас приду. 
Я положила трубку и побежала домой. Мне очень хотелось ее увидеть, я и забыла про серьезный разговор, про который мне говорила Мила. Я просто шла с дурацкой улыбкой на лице. 
Когда я вошла домой, меня встретил холодный серьезный взгляд. Меня бросило в жар. Мне хотелось провалиться сквозь землю. Я кинула рюкзак на пол и осталась стоять на том же месте. 
- Ну пойдем на кухню, - сказала мне Мила таким холодным тоном. По моему телу побежали мурашки. Я уже готовила речь, как буду оправдываться, что говорить. 
- Хорошо…
Вы вошли на кухне, она села напротив меня, я посмотрела на нее. И весь мой мир перевернулся с ног на голову. Как она выглядела. Я теперь точно смогла рассмотреть ее и понять, что было с ней, пока не было меня. И в этот самый момент я поняла, какая я дура. В прямом смысле слова. 
Ее глаза были красными и отекшими. Он не спала всю ночь, долго плакала. У нее дрожали руки, на лице у нее была печаль. Она тяжело дышала. Но и в то же время на ее лице была скрытая радость. Радость от того, что я жива, и со мной все хорошо.
- Ангелина, детка, объясни мне, почему ты ушла? Что случилось, солнышко? – в ее голосе снова была та теплота, которая была всегда. И я уже начала бояться. Бояться, потому что у нее очень часто и резко менялась интонация. И какой она была настоящей, я не знала. 
- Простите меня, Людмила Григорьевна, простите, пожалуйста… - я не удержалась и улыбнулась ей. Моя улыбка выражала любовь к ней. И она всегда радовалась тому, что я улыбаюсь. 
- Ох, не могу я с тобой быть серьезной! 
- Почему? – я не поняла ее, совсем не поняла. 
- Ну потому!
- Почему??
- Ты улыбнулась, и мне тоже хочется! – она ответила это с улыбкой. 
Она ко мне подошла, обняла. 
- Людмила Григорьевна, вам на работу сегодня, а вы не спали. Идите хоть немного поспите. 
- Конечно, пойдем спать.
Она взяла меня за руку, отвела в комнату, уложила сначала меня, накрыла пледом, а потом легла сама, обняла меня крепко и уснула…
Утром я проснулась, дома никого не было. Я посмотрела на часы, было два часа дня. Я не стала вставать с постели, я продолжила лежать, до ее прихода осталось совсем чуть-чуть. Я снова начала думать о подарке на ее День рождения. До этого момента оставалось два дня. Я боялась не угодить с подарком, думала, что она не примет от меня подарок, ведь она все еще очень принципиальная женщина. Тогда в мою голову закралась мысль написать ей письмо, я знаю, как она относится к этому, тем более она любит читать то, что я пишу. 
В входную дверь вставили ключ, я поняла, что кто-то пришел. Варианта было два: либо Мила, либо Александр. Через минуту в комнату вошел Александр Сергеевич.
- Ну что, помирились? Все снова в нашей семье хорошо? – он был, как всегда, бодр. 
- Наверное, помирились. Я не знаю, ее отношения ко мне.
- Она тебя любит!
- Это я понимаю… но…
- Ладно, разберемся сегодня. 
И тут в наш разговор вмешивается еще один человек. 
- Детка, я отношусь к тебе так же, как и прежде. И ты прекрасно знаешь это, девочка моя. А то, что ты делаешь… да, меня это убивает, но я смирюсь с этим, поверь, - на ее глазах выступили слезы, Александр ушел из комнаты, а мы с Милой остались наедине.
- Я вас очень сильно люблю. Я не хочу, чтобы вы страдали из-за такой дуры, как я. Простите меня. 
- Ты не дура, милая. И да, ты можешь называть меня на «ты». 
- Я не думаю, что это будет правильно, Людмила Григорьевна.
Я ей хотела сказать многое, но я решила написать ей письмо на день ее рождения. И там будет все: и поздравление, и объяснение, и признание, и тд…
Утром следующего дня я села писать письмо, дома никого не было, мне было легче собраться с мыслями. 

«Душа моя, да.. именно душа, ты знаешь обо мне все, ты смогла меня понять и полюбить меня такую, какая я есть, не пытаясь меня переделать, я за это тебе очень благодарна. Я поздравляю тебя с Днем рождения, моя любимая Людмила. Ты единственный человек в моей жизни, которого я безмерно люблю. Я очень виновата перед тобой, ведь я причиняю тебе столько боли, приношу в твою жизнь только печаль и слезы. Я не достойна твоей любви. Но вместе с тем, какие чувства я дарю тебе, я осознаю, что я делаю. Поэтому я обещаю тебе, что я стану самым лучшим ребенком в мире, ты сможешь мной гордиться, я сделаю тебя самой счастливой мамой на свете. Да, именно мамой. Ты моя мама. И именно сейчас я не боюсь этого слова. Я всю жизнь мечтала о такой, как ты. И когда я увидела тебя, я понята, что передо мной стоит человек, и не просто человек, а моя мама. когда мы с тобой начали общаться, я поняла, что роднее и ближе человека у меня просто быть не может. Когда ты меня обнимаешь, я испытываю чувства, которые нельзя передать словами. Я за миллисекунду становлюсь самой счастливой, потому что меня обнимает не просто человек, не просто мой учитель математики, а ты. Когда ты меня целуешь, у меня летают бабочки в животе, это непередаваемое чувство, когда рядом с тобой не просто любимый человек, а любимая мама. я знаю, какого это быть без мамы, она есть на листе бумаги, но по факту ее нет. А потом появилась ты. Я не перестану тебе говорить, что ты самая лучшая женщина в мире. Ты самая красивая, самая умная, самая нежная. Ты умеешь любить. Мне очень сложно сказать о своих чувствах, потому что я не привыкла выставлять свои чувства наружу, никому никогда не говорила о своих чувствах. Только тебе. Ты во всем у меня первая, в прямом смысле слова. Ты первая, кто меня полюбил, ты первая, с кем я ощущаю себя защищенной, ты первая, кто смог понять и принять меня такой, какая есть. Именно с тобой я стала уверенной в себе девушкой, с тобой я стала добиваться каких-то успехов, ты прошла со мной через многое, хоть и знакомы меньше года. мы все время вместе, и если я что-то не могу сделать, ты делаешь это за меня. Ты смогла побороть мои страхи, смогла подарить мне веру в себя. И самое главное, ты подарила мне себя, не боясь, что я причиню тебе вред, ты спокойно протянула мне руку и сказала: «Я люблю тебя». Мне этого так не хватало в жизни. Мне не хватало опоры и поддержки со стороны близкого человека, не хватало любви матери. И теперь это все у меня есть. У меня появилась семья. Ты – моя мама, а твой муж – мой папа. И у меня есть прекрасная сестра Елена. И лучшая тетя Рита. Вы моя семья. И я за эту свою семью готова отдать жизнь. я готова пожертвовать собой ради вашего счастья, по-моему, это лучшее, что может быть в жизни. Когда я причиняю тебе боль, я страдаю не меньше твоего. Меня рвет на части. Поэтому я хочу дарить тебе счастье, я хочу, чтобы моя мама была счастливой, ведь когда счастлива моя семья, то и я сама счастлива. Я очень боюсь потерять тебя, ведь без тебя моя жизнь станет совсем серой. Ты смогла наполнить мою жизнь красками радуги. Я стала смотреть на мир совершенно по-другому. Благодаря тебе я изменилась. И это изменение заметили все, и ты в том числе. Ты всегда замечаешь мое состояние, пытаешься поддержать, помочь. Я никогда не думала, что мама – самый родной и близкий человек для дочери. Для меня это всегда было что-то сверхъестественное. И теперь я понимаю, что это все возможно. Что я ошибалась во многом. Ты открыла мне правду жизни. Я помню твои монологи на уроках математики, когда ты учила детей жизни, открывала им глаза на некоторые вещи. И я уверена, твои слова не в пустую. 
Мне очень сложно говорить тебе о некоторых вещах, которые происходят в моей жизни, я считаю, что ты меня не поймешь или будешь ругать. я боюсь порой тебе признаться в совершении мной каких-либо действий. Мне очень хочется сохранить то тепло наших отношений, которое мы создавали так долго, которое согревает наши сердца. Я очень долго возводила тот мост, на котором мы с тобой стоим, а под нами бушует океан. Этот мост очень легко разрушить, но разрушить его могу только я, а я этого сделать не смогу, ведь моя любовь к тебе никогда не угаснет.
Моя дорогая мама, моя любимая мама! я поздравляю тебя с Днем рождения! Я хочу пожелать тебе бесконечного семейного счастья, взаимной любви, солнышка внутри, которое будет тебе греть душу даже в пасмурный дождливый день. Ты заслуживаешь, как никто другой, любви. За всю жизнь ты добилась всего: над головой у тебя мирное небо, рядом с тобой любящие и любимые люди, в семье царит счастье и покой, умиротворение и ласка. И, казалось, все у тебя есть. Но у тебя нет одного. У тебя нет тигра, который бы тебя защитил, поэтому я решила подарить тебе это чудо. Назовешь сама этого котенка. Он очень похож на тебя, такой же сказочно красивый, как и ты, мамочка.
Мамуля, любимая моя, я люблю тебя больше жизни…
Твоя Лина»
Когда я дописала, из школы вернулась Мила, я быстро спрятала письмо, чтобы она не видела его. 
- Как день прошел? – спросила я ее с улыбкой на лице. 
- Все отлично. Только не удалось отпроситься на завтра, так что завтра с 9 до 14 я в школе, к сожалению. 
- Как жалко. – хотя на самом деле я очень обрадовалась, ведь котенок был не дома, а в другом месте. 
К вечеру муж Людмилы вернулся домой. Мы все вместе сидели на кухне, разговаривали, вскоре Мила ушла в другую комнату, мы с Александром остались наедине. 
- Вы придумали, что будете дарить Миле на День рождения? 
- Я придумал, завтра увидишь. А ты что надумала? – спросил он меня шепотом. 
- Надеюсь, у вас что-то неживое. Я уже приготовила подарок, надеюсь, ей понравится…
- Нет, подарок мой не живой. 
Утром следующего дня я не стала вставать раньше нашей именинницы, я встала, как только она ушла. 
Я быстро умылась, ушла из дома, чтобы притащить большую коробку со сказочно красивым и милым существом. 
Александр в это время готовил обед, как только я зашла в дом, мне в лоб прилетел вопрос 
- Ты где была, чудо? 
- За подарком ходила. Смотрите, - и открываю коробку, оттуда высовывается пушистая серенькая мордочка с розовым носом, а глаза зеленые-зеленые. 
- Ничего себе, красивый такой. Моей жене точно понравится, я это знаю. 
- А вы что ей будете дарить? 
- А это секрет. Ладно, пойдем, ты поможешь мне. 
Я выпустила котенка, чтобы он освоился на новом месте. Пока мы готовили, котенок бегал по кухне и играл с бумажкой, которая упала на пол. 
На часах было половина второго, а это означало, что уже через полчаса придет наша именинница. Мы сидели как дурачки и ждали ее прихода. 
Как только раздался звонок в дверь, я спрятала котенка в коробку и оттащила в дальнюю комнату. 
В дверь зашла Мила. Она выглядела очень красиво. Глаза ее горели, а в руках был огромный букет от коллектива. Я не стала мешать обниматься ей с мужем. 
Как только она посмотрела на меня, я подбежала к ней, чуть ли не набросилась на ее шею. Обняла ее крепко-крепко и сказала: «С Днем рождения, моя королева». Она меня не хотела выпускать из объятий.
Позже муж вручил ей подарок. Это было невероятно красивое кольцо. Он преподнес ей это с такими красивыми словами, что я не удержалась и заплакала. На меня посмотрела Мила, протянула руку, и вытерла мои слезы своей ладошкой. Через некоторое время Александр ушел от нас, я его просила об этом заранее.
- Итак, настал мой черед, - Мила посмотрела на меня вопросительно, я взяла ее за руку, - мой подарок состоит из двух частей. Первое признание, а второе как раз подарок. 
Я протянула ей конверт, в котором лежало мое письмо. Она его поспешно развернула и начала читать. Я все время смотрела на нее, не отводила глаз. Позже я встала со стула, принесла коробку. И тут Мила поднимает на меня свои глаза, которые светились от счастья, которые были наполнены слезами, она рыдала, не могла остановиться. Я протягиваю ей коробку, она открыла ее и увидела это маленькое чудо. Она взяла его себе на руки, погладила. Было видно, что ей очень понравилось. 
Потом она отпустила его и посмотрела на меня, не говоря ничего. Она смотрела на меня очень долго и все это время плакала. Слёзы счастья катились по ее щекам. 
- Девочка моя... Ты и без того лучший ребенок в мире, я стала счастливой, когда обрела тебя. Мне кроме тебя никто не нужен, поверь. Сейчас ты со мной... И это лучшие мгновения в моей жизни. Я тебя люблю, - она села рядом со мной, обхватила мою голову руками и поцеловала. Так нежно и ласково, - если тебя не будет рядом со мной… я опустею, ты мое солнышко, которое постоянно светится, даже когда вокруг пасмурно. Береги себя, детка. 
Мне нечего было ответить. Я просто обняла ее, мы сидели там минут 20. Просто молчали. И нам было хорошо вдвоем. 
На самом деле дня меня было новостью, что ей никто не нужен, кроме меня, ведь у нее есть прекрасный муж, родной ребенок. А я совсем чужая девочка. Вечная загадка – ее отношение ко мне. 
Вечером я вспомнила про ее подарок мне на день рождения. Но мне так не хотелось знать, что там, что я решила не напоминать об этом. Нет, мне очень приятно было получить подарок от Милы, но я не хочу, чтобы люди на меня тратились. Странное у меня отношение к подаркам, но все же… 
Как только я зашла в гостиную, я увидела такую картину: Мила с мужем сидели на диване, на коленях у Милы был маленький котенок, они гладили его. Это смотрелось очень мило. такие любимые мои старички. 
Мила мне потом сказала, что придумала имя для своего кота. Она назвала его «Буся». Я долго смеялась, но имя очень милое. 
Прошло несколько дней. До школы оставалась неделя. Очень не хотелось идти, ведь предстоит писать экзамены, усердно готовиться к поступлению в ВУЗ, а я так хотела быть с Милой больше времени. но одновременно с этими мыслями была еще одна: я хотела пойти в школу, там мои друзья, там мое все. 
Неделя перед школой пролетела очень быстро. Пока Мила была в школе, я играла с котёнком. Буся был очень милым и умным домашним животным. 

Вечером перед 1 сентября я лежала у Милы на коленях, она гладила мои волосы. Мы с ней разговаривали о предстоящем учебном году. Было волнительно идти в школу, ведь 11 класс, в конце года писать экзамены. 
Мила успокаивала меня. 
"Не бойся, я рядом с тобой, у нас все будет хорошо", - говорила Мила. Ее слова грели мою душу. И я была спокойна за себя и за своё будущее, ведь рядом со мной такой человек, такая мама...

Утро первого числа. Я вышла из дома вместе с Людмилой Григорьевной. Она для меня уже не Мила, не моя мамочка, а Людмила Григорьевна - учитель математики. 
Как только мы вышли из подъезда, она взяла меня за руку, повернула к себе. Второй рукой она провела по моей щеке и сказала: "Дорогая, я так люблю тебя, удачи..." 
Я не знала, что сказать ей, что ответить. Поэтому я просто промолчала. Обняла ее, и, не отпуская ее руки, пошли вместе в школу. 
Подходя к нашему зданию, мы расцепили руки, чтобы никто не видел нас. 
Я увидела своих одноклассниц, побежала к ним, а Мила вошла в школу. 

Этот день был очень хорош. Нам дали расписание уроков, мы хорошо посмеялись в классе. Потом я зашла к своей тете в библиотеку. 
В этот же момент туда зашла и Людмила Григорьевна. 
Мы поговорили с тетей немного. Я попрощалась и вышла оттуда. Через минуту вышла и Мила. 
Мы ушли из школы и пошли гулять. Я и Мила. 
И нам было хорошо вдвоем, так хорошо, что это просто не описать словами…
На следующий день началась школа. Последний учебный год мне предстояло пережить. Объявили список учителей, которые будут вести у нас уроки. Математику вела Людмила Григорьевна. Моей радости не было предела…
Каждое утро Мила вставала в пять утра, готовила мне завтрак, гладила одежду в школу, и даже иногда открывала мои тетради, чтобы проверить, сделала ли я домашнюю работу или нет. А потом будила меня в семь утра, чтобы я успела собраться. Как только я вставала и проходила мимо кухни в ванную комнату, я чувствовала этот прекрасный запах свежесваренного кофе. Мое утро всегда было таким светлым и чистым, даже если на улице было очень холодно и пасмурно…
Как только я приходила в школу, все сразу же замечали мою улыбку до ушей. некоторые злились из-за того, что я всегда радостная, а они нет. А некоторые завидовали моему хорошему настроению. Потом наступал урок математики и входила женщина пожилого возраста такая же радостная, как и я. С такой же улыбкой до ушей. и все сразу же понимали, в чем дело.

Нас не раз видели вместе, не раз видели, как я обнимаю Милу или как она целует меня. Не раз видели, как мы идем вместе домой. И все уже давно догадались, что мы живем с ней вместе. Кто-то считал, что я ее дочка, кто-то считал, что она моя родственница. Кто-то даже думал, что у нас любовные отношения. Но я уже научилась не обращать внимания на все разговоры и сплетни о нас за моей спиной. Я воспринимала все это как шутку. И порой меня все эти истории даже забавляли. Никто не знал об истинных наших отношениях.
Через какое-то время, где-то спустя два месяца учебы, Мила мне сказала, что хочет удочерить меня. Мне сначала показалось это сумасшествием, но потом, когда объявилась моя мать, я была согласна на это. Хоть мне и оставалось меньше года до совершеннолетия.
Когда моя мама пришла в школу, я была в недоумении, ведь мы так давно не общались, и ее не интересовало то, где я и тд…
Как только я ее увидела, я сразу же убежала в учительскую, где находилась Людмила Григорьевна. Я позвала ее, чтобы сказать ей эту информацию. Как только она услышала это, она побежала вниз по лестнице к моей маме, чтобы все высказать ей.
Как только они встретились, я поняла, что сейчас будет очень плохо. Моя мама не успела открыть рот, как Людмила Григорьевна начала говорить ей такие слова, от которых у всех, кто слушал ее речь, отвисла челюсть до пола.
Такой правды не знала даже я. Как только Мила закончила свой монолог, я увидела, что моя мама направилась ко мне. Она ухватила меня за руку и попыталась вывести из школы. Мила вырвала мою руку из рук моей мамы и встала впереди меня, как защита. Моя мать с таким презрением посмотрела на Милу, что было очень страшно, что будет дальше. Но она просто развернулась и начала уходить.
- Я все равно заберу у тебя ее, понятно?! – сказала моя мать угрожающим голосом Миле.
- Я свою дочь не отдам. Не возвращайся,- слова Милы звучали так убедительно, что как только закрылась дверь школы, все учителя, которые пришли посмотреть на этот «концерт» зачали аплодировать моей Миле. А потом каждый подходил к ней и говорил, что ее речь заставила плакать всех.
Мила сказала моей маме: «Зачем ты сюда пришла? Тебя Лина не ждет и не ждала никогда. Ты ей стала никем. Да и была никем никогда. Ты бы видела, в каком состоянии она пришла ко мне, ты бы знала, что нам пришлось пережить… Чтобы добиться счастья в ее глазах, я отказалась ото всего, что у меня есть, я была готова пожертвовать своей жизнью ради ее блага, а тебе всегда было наплевать, что происходить в жизни твоей дочери. И теперь она не твоя. Лина стала по-настоящему счастлива, по-настоящему любима. И это все благодаря тому, что в ее жизни нет ничего плохого, нет тебя. Ты внесла столько негатива в ее жизнь, это не передать словами и не нарисовать на бумаге. Я так жалею, что не узнала ее раньше. Возможно, мне бы удалось забрать ее гораздо быстрее от тебя. Ты же ее не любишь. Зачем она тебе сейчас?
Вы с ней не виделись полгода. Она убежала от тебя. И ты даже не узнала, где она, что с ней. Ты полгода не вспоминала о ней. Если бы она была дорога тебе, ты бы позвонила сразу же, как только она пропала, а тебе все равно, что с ней творилось.
И что теперь? А теперь она счастлива. И как только у нее все стало хорошо, ты пришла все испортить. Теперь, после встречи с тобой, она будет долго не в себе.
Я ее искренне люблю, я отдаю ей все свое время, я отдала ей всю себя, вот так поступают настоящие мамы. А ты… а ты никто, раз так поступаешь со своей дочерью. Так что теперь Лина не нуждается в тебе. И ты можешь идти на все четыре стороны, куда тебе заблагорассудится. Только оставь Лину в покое. Я буду любить ее за тебя, любить за себя, любить за весь мир. Я просто хочу, чтобы у нее все было хорошо, а ты просто снова испортишь ей жизнь.
Я помню, какая она была раньше, какие тусклые глаза у нее были, у нее не было улыбки на лице, а в душе была одна пустота. А теперь она цветет, она рада, она счастлива, у нее горят глаза, а улыбка не сходит с лица. Поэтому уходи, не порть то, что было создано без тебя».
На следующий день я не пошла в школу, потому что мне было невероятно стыдно перед всеми, кто видел этот спектакль, стыдно было посмотреть учителям в глаза. а еще все обсуждали то, что было в школе. Учителя разделились на два «лагеря», одни говорили, что Людмила Григорьевна лучшая, что поступила, как настоящий человек, что она достойна уважения, что не бросила меня; вторые говорили, что это плохо, осуждали ее, говорили, что я чужой ребенок для нее, и зря она помогла мне. Но всех учителей объединяло то, что они были одного мнения обо мне: хорошая девочка, воспитанная, всегда поможет, добрая и тд…
Как только Мила зашла в школу, она сразу почувствовала взгляды всех. Но она не обращала внимания. Некоторые задавали ей вопросы: что, как, зачем, для чего. Мила не отвечала ничего, потому что не хотела. Она отвечала всегда одно и то же: «Это моя правда, и моя правда останется со мной».
Через три дня в школе все утихло, все уже забыли об этой ситуации. И я смогла снова вернуться в школу, чтобы продолжить свое обучение. Я заметила, что учителя стали по-другому относиться ко мне, мягче, снисходительнее, добрее. Нет, оценки мне не завышали, просто разговаривать стали уже по-другому. Не знаю, то ли эта ситуация так повлияла, то ли то, что я «дочка» учительницы.
Через несколько дней были уже готовы документы об опекунстве. И я была рада тому, что если моя мать захочет меня забрать, то у нее ничего не выйдет, ведь у нее нет никаких прав на меня. Я стала еще счастливее, ведь я теперь стала полноправным членом семьи Милы. Теперь уже нашей семьи. И когда мои одноклассники рассказывают, как провели каникулы, рассказывают про свою семью, я тоже делюсь новостями, рассказываю о выходных и как я провела время со своей семьей.
Все в классе скоро узнали, что я дочь учителя математики. Сначала они злились, что я ничего им не говорила. Потом злились потому, что думали, что Людмила Григорьевна будет завышать мне оценки, но потом они поняли, что это не так, потому что ко мне относились намного строже и требовательнее, чем к остальным. На самом деле это хорошо, потому что в итоге я сдам экзамен лучше, чем они. За эту стратегию огромное спасибо моей Миле.
Весь год прошел очень спокойно и тихо, мы писали пробники, тесты и тд. Все шло идеально.
Дело шло к экзаменам, я усердно к ним готовилась, но и писать стихи успевала. Для меня это было чем-то особенным. Я писала про Милу, ведь про остальное у меня не получалось. Она меня вдохновляла, она была моей музой, ведь я не только писала стихи, но и пела, рисовала, выступала на конкурсах чтецов. И я была рада своим достижениям.
Мои стихи… Мила их не читала, я писала для себя. Но так получилось, что я оставила листы на столе, и она их увидела.
Она читала стихи вслух. И когда я была на кухне я слышала это:
«Глаза её, как море, океан…Они наполнены теплом и светом.
Ты заглянешь в них и утонешь,
И краше нет их в мире этом.

Ее зеленые глаза пленяют душу человека,Они сведут с ума любого.
И не найти еще полвека
Таких глубоких глаз зеленых.

Ты в них посмотришь и умрешь.Одним лишь взглядом обнимают ее зеленые глаза.

И память себе в миг сотрешь…Глаза… зеленые глаза…

Я ничего не помню, кроме них.Они как будто предо мной, хоть нету рядом здесь со мной ее волшебного лица.
Она красива, но глаза…
Они пленяют душу человека, они пленили и меня».

И через секунду начинает читать другое:
«Как только появилась в моей жизни, Я сразу поняла, что ты моя.
И ничего дороже нет, чем видеть…
Твою улыбку и прекрасные глаза.

Твой взгляд сведет с ума любого, Наполнен он любовью и теплом.
И за него я жизнь отдать готова.
Похоже… Тронулась умом…

Я созерцать хочу твою улыбку, Она как исцелитель для меня,
Она мне помогает выжить,
Чтоб вновь увидеть мне тебя…

Твои черты лица волшебны.Особенно улыбка и глаза.
Когда стою с тобой рядом,
Я улетаю в небеса…

Я так хочу, чтоб вечно ты жила,Чтоб люди восхищались красотой твоей,
Чтоб ты очень счастлива была,
Чтоб на века осталась ты моей…»

Я так не хотела, чтобы она читала это все, просто то, что я написала мне казалось полным ничтожеством. Но она зашла на кухню, посмотрела на меня таким взглядом, от которого хотелось летать… Она тихо сказала: «Спасибо». И ушла от меня.
Она забрала у меня лист, а когда я его просила, она мне не отдавала его.
Через несколько часов у меня первый экзамен. Математика. Я очень переживала перед предстоящей работой, хотя я готовилась усердно.
Утром Мила делала все для того, чтобы успокоить меня. Перед моим уходом она обняла меня, сказала, что все будет отлично и что я сдам лучше всех. Поцеловала меня и пожелала удачи.
Когда я шла в школу, я думала не об экзамене, а о моей Людмиле… это меня очень успокаивало. Мне очень тепло на душе, светло. Меня переполняет чувство любви.
«Мы с Милой целый год вместе. И за этот год мы стали друг другу самыми близкими людьми. Мы очень похожи с ней характером, манерами и тд… и нас многое объединяет. Я до сих пор не могу понять, почему я стала насколько дорога своей учительнице. Возможно, рассказав ей свою историю, она не смогла остаться равнодушной. Она старалась помочь мне хоть каким-то образом, хоть как-то подбодрить, чтобы я не была такая грустная. Старалась оказать мне какую-то помощь, старалась поддержать и утешить. И с каждым нашим общением она узнавала меня все больше и больше. И с каждым разом она привязывалась ко мне. И наше общение становилось более теплым, не таким, как прежде. Она отдавала мне всю любовь, которая в ней была, чтобы я хоть как-то чувствовала себя защищенной. Год назад я пришла к ней с просьбой о помощи… и с того момента мы с ней вместе. и чего бы не было плохого в нашей жизни, мы вместе. и со всеми жизненными проблемами мы справляемся вместе, ты всегда вместе. мы вдвоем. И, казалось, мы никто друг другу, мы даже не родственники… нет… мы самые родные друг другу люди. Она моя мама. И после того, что мы с ней пережили вместе, наша любовь стала еще крепче.
За год я очень сильно изменилась. Как внутренне, так и внешне. И в этом огромная заслуга Милы. Она изменила меня. Я помню, как я сопротивлялась, как я не хотела меняться. Она потратила столько сил и нервов на меня, но это того стоило… какая я стала сейчас… это увидели все. Я замечаю, как люди тянутся ко мне, как улыбаются. Это дорогого стоит. Но главное в моей жизни, самое главное – улыбка Милы. Если она улыбается – улыбаюсь я. Если она грустит – грущу я. Я – ее отражение. И если ее не станет, не станет и меня…»
Я не успела опомниться, как я оказалась около школы. Прошло около трех часов, я уже вышла из аудитории. Вышла самая первая. Экзамен оказался достаточно легким. А когда озвучили результаты, оказалось, что я написала лучше всех в школе. Это очень порадовало меня и Людмилу Григорьевну, ведь она готовила меня к сдаче этого ЕГЭ.
И все экзамены мои прошли на высшем уровне, ведь в меня верили все, на меня надеялись. И любовь Милы вселяла в меня уверенность. Я всегда очень переживала перед сдачей ЕГЭ, но мысли о Людмиле Григорьевне успокаивали меня и давали надежду, что все будет хорошо. И так оно и было.
Подходит долгожданный день. Последний день. И после я вступлю в новую жизнь, во взрослую. Я получила свой аттестат, на который я работала целых 11 лет. За меня так радовалась Мила. И на вручении даже расплакалась, глядя на меня. Она подошла ко мне.
- Какая ты у меня красивая… и совсем взрослая стала. Уже не нуждаешься в помощи, ты вступаешь во взрослую жизнь, ты начинаешь жизнь с чистого листа. Я, как взрослый человек, переживший все это, могу сказать одну вещь: тебе будет трудно, на твоем пути будет много плохого, будут и потери, и разочарования, будет все. И чтобы справиться с этим ты должна бороться, ты должна жить, улыбайся всем трудностям, перешагивай через них. А я, когда ты будешь совсем взрослой, буду смотреть на тебя свысока и гордиться. Гордиться своей любимой дочерью. Когда у тебя в жизни будет совсем плохо, а меня не будет рядом, просто вспомни меня… и все сразу станет ясно.Линочка, доченька, помни всегда, что я тебя очень люблю. Ты самое главное, что есть в моей жизни. И помни, я всегда рядом. Я рядом, даже когда меня нет с тобой.
Эти слова мне сказали о многом. Я многое поняла, выслушав Милу. И я, не найдя никаких слов, просто обняла свою любимую Людмилу Григорьевну.
Позже меня приняли в университет. Я поступила в Химико-Технологический университет. Я очень хотела туда поступить. После того, как меня зачислили в университет, начался долгожданный отдых.
Я все свое время проводила с Милой. Мы ездили на дачу, я помогала ей с огородом. После долгих уговоров она согласилась уйти на пенсию. Теперь у нее стало больше свободного времени. И все это свободное время она отдавала мне.
Вечерами я лежала у нее на коленях, как год назад, она гладила мои волосы, мы разговаривали с ней о жизни. И нам было хорошо вместе.
Через несколько дней к нам приехала ее дочь с детьми. Мы весело проводили время. Дети Лены очень красивые, умные и воспитанные. Да и есть в кого такими быть! В один день Мила была занята внуками, а мы с Леной были на кухне и разговаривали обо всем на свете. и разговор зашел о Людмиле Григорьевне.
- Лин, ты заметила, что мама стала какая-то другая? Не такая, как раньше?
- Что ты имеешь в виду?
- Грустная, нервная, все время боится чего-то… меня это насторожило.
- Да, я заметила. Я спрашивала не раз об ее состоянии, что ее тревожит, но она отнекивается и говорит, что у нее все в порядке. Но я вижу, что что-то нехорошее с ней. Предлагала даже ко врачу сходить один раз. А она чуть ли не накричала. Говорит: «Я не сумасшедшая».
- Очень странно, никогда такого с ней не было. И давно это?
- Не очень. Примерно дней 5.
- Я поговорю с ней, может быть, мне удастся выяснить что-то.
- Лена, не надо. Ей станет хуже. Не трогай ее. Прошу… мне кажется, что будет лучше, если мы окружим ее заботой, вниманием и любовью. Тогда, возможно, ей станет спокойнее.
- Хорошо, я с тобой согласна.
Мы с Еленой уделяли много внимания Миле. И ей становилось лучше. Мы обе не знали, что творится на душе у нашей мамы. Но было видно, что все очень плохо.
После того, как Миле стало лучше, Лена уехала вместе с детьми. И Мила все время рассказывала мне, какие у нее замечательные внуки, как она любит их, и что в будущем они станут достойными людьми. Она это говорила все с такой душевной теплотой, что после ее слов хотелось плакать. Было видно, что тревога, которая скопилась на душе у Милы потихоньку уходит в никуда. Но по-прежнему ее состояние было не такое, как раньше. Она стала очень часто подходить ко мне, обнимать и говорить, как сильно она меня любит. Ночью она часто просыпалась, проверяла с ней ли я. А если меня не было рядом, она чуть ли не панику поднимала. Она с трудом отпускала меня гулять, а если и отпускала, то звонила каждые 20 минут. Для меня это было странно, но я уже начала привыкать к такому поведению. Меня беспокоила ее тревога на счет меня и на счет всего, что происходит вокруг нее. Я была рада, что она ушла на пенсию, ведь с такой тревогой работать в школе будет невозможно, тем более с детьми, а я Милу раньше времени я терять не хочу.
Дело шло к моему Дню рождения. Я очень ждала этого дня. Почему-то я думала, что Миле в этот день станет очень хорошо, что она будет радоваться больше меня. Мне не нужны были никакие подарки. Мой подарок и так уже рядом со мной. я наслаждалась каждым днем, проведенным рядом с моей Милой. Ее светящиеся глаза дарили мне свет и тепло, а улыбка радость и умиротворение. А ее любовь дарила мне счастье.
Мой день рождения настал очень быстро. Время пролетело с невероятной скоростью.
Я спала, было около девяти утра. Дома никого не было, что было очень странно для меня.
Я повернула голову, чтобы посмотреть на вторую подушку, там лежал конверт. Я не стала его разворачивать. Решила для начала умыться, почистить зубы.
Когда я раскрыла конверт, у меня сразу потекли слезы. Ее искренние слова всегда заставляют меня плакать.
«Линочка, доченька, я поздравляю тебя с Днем твоего рождения! Сегодня тебе восемнадцать лет. Теперь ты у меня совершеннолетняя девочка. И я с большой радостью хочу сказать, что я горжусь тобой. Ты добьешься в этой жизни многого, несмотря на свои внутренние страхи.
Я хочу сказать тебе, что я выучила тебя всю за малый промежуток времени. Я даже знаю, во сколько ты проснулась, я знаю, что ты сделала перед тем, как прочесть все это. И знаю, что ты чувствуешь в данный момент. Я знаю, что ты будешь делать сегодня. А еще я знаю, что ты сделаешь после прочтения данного послания.
Я знаю все о тебе только лишь потому, что я безгранично люблю тебя. Ты никогда не сможешь понять, насколько сильна моя любовь к тебе, потому что ее нельзя ничем измерить и ни с чем сравнить. И я очень боюсь потерять тебя, ведь ты все, чем я живу сейчас. Ты мое солнышко, которое светит мне изо дня в день. И потеряв это солнышко, погаснет свет…у меня в душе. Я пропаду, я умру. Я не хочу сейчас говорить о грустном, и вообще я не хочу говорить о грустном, ведь в моей жизни последний год точно одна радость – ты.
Девочка моя, я желаю тебе всего самого лучшего, что есть на этом свете. я не хочу до бесконечности перечислять все это. Я просто хочу, чтобы ты знала, что я – твоя мама. Я всегда буду рядом с тобой. Всегда и везде. Даже сейчас я с тобой, хоть меня и нет рядом.
Милая моя девочка, я даже не представляю свою жизнь без тебя. И сейчас кончится это лето, ты от меня уедешь, я буду так редко видеть тебя, мне от этого очень грустно. Я уже начинаю скучать по тебе…
Родная, обернись, я здесь».
Я сначала не поняла, что было сказано в последнем предложении, но я все же решила послушаться.
Как только я обернулась, я увидела Милу, которая стояла в проеме двери. Я очень испугалась, ведь изначально я думала, что я одна в доме.
- Прости, что напугала тебя, я не хотела. Ты сейчас молчи и не перебивай меня.Итак. Я знаю, что мое послание тебе не было поздравлением. Тебе сегодня 18 лет. И это очень особенная дата, так как ты вступаешь во взрослую жизнь… - Мила замолчала где-то на минуту, потом продолжила, - Линочка, прости, я не умею говорить торжественные речи, мне проще сказать то, что у меня на душе. А то, что у меня на душе, ты и так знаешь… Любимая моя девочка, с Днем рождения тебя.
Мне не нужно было слышать каких-либо слов от Милы, главное, что она рядом в этот день. И я заметила, что вся тревога, которая была у нее, улетучилась в никуда.
- Спасибо, мама, за чудесные слова. Мне очень приятно. Я так рада, что ты есть в моей жизни… спасибо тебе!

- Мила, я пойду сегодня гулять.
- Зачем? Не нужно тебе.
- Я на улицу хочу если что…
- Тогда пойдем вместе.
- Ладно…

Мы шли по дороге, была очень хорошая погода. На улице почти никого не было, только изредка проезжали машины, и редко встречались люди.
Мы начали переходить дорогу, и я услышала этот странный звук несущейся с бешеной скоростью машины. Она была в нескольких метрах от нас. И все, что я успела сделать…это оттолкнуть Милу вперед так, чтобы она не попала под машину. И все, что я помню, это как я толкнула Милу. Больше в моей памяти нет ничего.
Сейчас вокруг меня яркий свет. И некуда спрятаться от этого света. Куда бы я не пошла, везде свет. А я как будто под каким-то куполом. Я стучусь, я кричу, я делаю все, чтобы меня услышали, а меня никто не слышит. Я никому не нужна. А как же Мила? Я же нужна ей… почему она не забирает меня? Где она? Что с ней? А что со мной?

«Лина, милая Лина, услышь меня, очнись, Лина, девочка моя. Я так люблю тебя, умоляю, будь со мной. не уходи».
Я постоянно повторяю одну и ту же фразу. Меня не пускают к Лине, и я не знаю, что мне делать. Я уже больше двух суток сижу здесь, в больнице. И мне ничего не говорят. Сказали только, что Лина в тяжелом состоянии, в реанимации. Сказали, что нужна операция. А еще сказали, что она в коме.
Через час начнется операция. И я просто не выдержу здесь без любых известий. Мне нужно знать, где она, как она, что с ней. И даже если она умирает, то пусть хотя бы будет рядом со мной.
Нет, она не умирает, нельзя. Нет, даже думать о таком нельзя. Все будет у нас хорошо. У нас все с ней будет отлично.

Спустя пять часов ко мне подошел врач и сказал, что операция прошла успешно. Сказал, что Лина в очень тяжелом состоянии. И что выводы делать рано. Все станет известно после того, как она выйдет из наркоза.
Теперь осталось подождать, пока Лина проснется. Она обязательно проснется. Она будет жить. У нас с ней все будет хорошо.

Какие странные у меня мысли. Одно и то же повторяю. И это все для того, чтобы себя утешить? Конечно. Иначе никак. Помутнение рассудка какое-то. «Лина будет жить, Лина будет жить».Одно и то же говорю.
Конечно, она будет жить. Другой вариант просто невозможен…
Мои мысли перебил врач
- Вы мать Ангелины?
- Да. Что-то случилось?
- Ангелина пришла в себя.
- К ней можно?
- Она в реанимации, нельзя.
После долгих уговоров, меня провели к ней. Она лежала и не могла пошевелиться. Мне было больно смотреть на нее. Но главное, что она здесь, со мной. Я рядом.
- Лина, ты слышишь меня?
Она даже не открыла глаза, но она стонала от боли. Как же мне жалко мою девочку. И самое ужасное то, что я ничем не могу помочь ей.
- Линочка, если ты меня слышишь, сожми мои руку.
Я взяла ее за руку. Она так легонечко сжала мою руку. Ей было тяжело. Очень тяжело. Я не знала, как ее утешить, не знала, что сказать, чтобы ей стало легче. И мне было тяжело собраться с мыслями, потому что видеть перед собой любимую девочку в таком состоянии сплошная боль. Мою душу разрывало на части. Лина пыталась что-то сказать, но я ничего не понимала. Я гладила ее руку и в этот момент я услышала…
- Моя любимая Людмила…
Когда она говорила это, она пыталась поднять свою руку, но как только она сказала эти три слова, все как будто оборвалось. Ее рука упала, выражение лица стало другим. И вместо звуков биения сердца я слышала только монотонный звук. А это означало, что все.
Я не верила. Я не могла поверить. Я отказывалась верить.
Врачи меня выгнали из реанимационной палаты.

Мой купол в один момент раскололи. И мне сразу стало дико больно, очень больно. Было трудно дышать, жить стало трудно. И я поняла, что моя жизнь навечно останется такой тяжелой мукой. И я решила уйти. Но я услышала голос. Этот чистый, нежный и красивый голос. Я его узнала. Это Мила. Это была моя Мила. Я слышала, как она умоляла меня очнуться. Я слышала ее молитву. А самое главное, я слышала, как она плакала. Я меньше всего хотела, чтобы она роняла свои слезы. Тем более из-за меня. Поэтому я решила уйти, чтобы не доставлять ей боль.
Потом я снова впала в беспамятство.
Когда я проснулась, я увидела себя. Я не поняла, почему я вижу себя, причем сверху. И я видела всех. Я знала, о чем думает Мила. Я слышала всех.
Я увидела себя и ужаснулась. Я лежала непонятно на чем, была накрыта белой тканью так, что я не видела своего лица. а вокруг меня были такие же люди, как и я. И мне было страшно: «Куда я попала?» Я хочу вернуться назад, в объятия Милы, хочу, чтобы мне было хорошо и тепло. Вдруг я увидела, как врачи привезли еще одного человека, он был так же накрыт белой тканью. И я услышала диалог докторов.
- Запиши время смерти. 18:03
- Записал.
И я поняла, что это все мертвые люди. И я среди них. И мне стало снова страшно. По-настоящему страшно.
Потом я увидела Милу. Она сидела на полу в больнице. Она задыхалась и плакала. И я металась, я не знала, как ей помочь, что сделать, чтобы ей было хорошо. Что сделать, чтобы ей было хорошо… хорошо…
- Не плачь, мамочка, - сказала я в надежде на то, что она услышит.
И в этот момент она подняла голову, оглядела всех и все вокруг, не понимая, что происходит.
- Вытри слезы, мама, я с тобой.
После этой фразы я окончательно поняла, что она меня слышит. Она вытерла слезы.
- Меня нет. Меня больше нет, мама. Прости. Я люблю тебя…
И в этот момент она упала на пол. Ей было очень плохо. Без меня.

Моей милой девочки теперь нет со мной рядом. Она умерла. А вместе с ней умерла и я. То солнышко, которое мне светило, теперь погасло. И в моем мире теперь так темно…
я знала, что с ней случится плохое. За месяц до ее дня рождения мне снился сон, в котором она попала по машину. Во сне было так же, как и случилось. Я ее пыталась уберечь. Я пыталась спасти мою девочку от беды, но я не смогла. В этом моя вина. Моя родная Лина ценой своей жизни спасла меня. На ее месте должна быть я.
Я даже не знаю, как мне жить дальше без нее. У меня внутри пусто, как будто все вынули их меня, вырвали с корнем. И мне так больно осознавать, что ее нет рядом. Меня больше нет. Нас больше нет.
Мое тело будет просто существовать. Я помню все, что связано с Линой.
Оох, я помню, когда я вошла к ним в класс, мой взгляд пал сразу же на эту девочку. Она с первого дня показалась мне особенной, и я не ошиблась. У нее даже смех был особенный. Не такой, как у других. она была очень талантлива. Я помню, как она мне посвящала стихи, а также помню портрет, который она мне подарила. И самое главное, я его поставила в доме на самое видное место. Всегда, когда смотрю на него, горжусь Линой, какая она талантливая. Она мне пела иногда, и ее голос так звучит, как будто ангел поет мне. Я восхищалась ей.
Мне было так интересно с ней общаться, она много рассказывала о себе, что происходит у нее в жизни. И я даже давала ей какие-то советы. И она, на мое удивление, к ним прислушивалась.
А потом, когда она пришла ко мне вся заплаканная, и даже с синяками на руках… мое сердце остановилось после увиденного. Казалось, что она живет в мире извергов. И мне так хотелось ей показать, что счастье существует, что радость есть, что в этом мире не все люди плохие. Мне так хотелось подарить хоть капельку тепла и ласки, чтобы она ощущала себя не брошенной, чтобы она поняла, каково это быть любимой. И я сделала это, я смогла показать ей мир радости. И она поняла, каково это быть любимым ребенком. Она узнала, что такое счастье. Она поняла, как любить людей, как любить по-настоящему.
А как она любила. Она как никто другой умела любить. Как она мне сказала однажды: «Я в вашу жить приношу только боль и отчаяние». Нет… на самом деле она приносила только радость и любовь, хотя сама и не замечала этого.
Она была не такая, как все. Она особенная. Возможно, это только для меня. Конечно, она же дочь моя.
Никогда не могла бы представить, что человек за короткий промежуток времени может стать роднее родного. И это невероятно. Это просто невероятно.
Я Лину очень хорошо выучила за год. Вот, например, сейчас пять часов вечера. И я знаю, что бы она сейчас делала. И я знаю, где бы она была.
Возможно, это плохо, ведь когда знаешь человека от и до, он становится неинтересен. Но в ее случае, в нашем случае это не так. Для меня Лина до сих пор большая загадка. Ведь я столько еще не открыла в ней… у нее богатый внутренний мир. Мы разговаривали всегда с ней на темы жизни, потому что она говорит такие вещи, от которых хочется по-настоящему жить.
Сейчас мне не хватает этих разговоров, ведь в моей жизни нет смысла. А была бы Лина со мной, она бы мне объяснила что, как, куда, к чему. И все сразу бы стало понятно.
И сейчас я настолько свихнулась, что я слышу ее голос у себя в голове. «Мамочка, не плачь». И она заставляет меня не плакать.
Все, что у меня осталось от нее: куча фото, мой портрет, стихи, написанные ее рукой, записи в дневнике (она писала обо мне), поздравление с новым годом, с днем рождения.
И, казалось бы, это много. Но нет, это очень мало, мне не хватает ее. Сейчас мне кажется, что она меня обнимает, я ощущаю ее руки. Вероятно, я сошла с ума…
Внутри меня одна пустота. Я плачу круглыми сутками. Скорбь, тоска, боль, пустота, безысходность, все серое.
Последняя фраза Лины запомнилась мне на всю жизнь: «Моя любимая Людмила…»
Я прокручиваю этот момент из жизни раз за разом у себя в голове, чтобы насладиться последней секундой, проведенной с Линой.
Я умерла с ней. Меня нет в живых. Я рядом с ней. Я прекрасно помню свои слова. «Я всегда буду с тобой». И я с ней. Нас нет. Это иллюзия. Все, что ты сейчас читаешь – сплошная иллюзия.
Меня не стало в тот же день, что и ее. Я умерла с ней там же в тот момент. Как только мне сказали, что ее сердце больше не бьется, я упала. И как меня не пытались спасти врачи, они не смогли.
Я вижу все, что происходит на земле. И на нашем с Линой надгробье написана одна дата смерти. 18.08.2018. Восемнадцатое августа – день моего рождения. Мне в этот день исполнилось 64 года, а моей Лине было всего 18. Моя Лина должна была жить…