Скверное дело 27

Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Dragon Age

Пэйринг и персонажи:
Сайлас Бронак, м!Сурана, Веланна, Кейр Эремон, Гурд Келльсен, Архитектор
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 29 страниц, 2 части
Статус:
закончен
Метки: Антигерои Детектив ОМП Расизм Серая мораль Эльфы

Награды от читателей:
 
Описание:
9.37. Серые Стражи получают совершенно обычное задание, которое на первый взгляд кажется слишком легким. Но только на первый взгляд...

Посвящение:
Большая благодарность Shaegoreen за правки по тексту. А посвящается все это дело Архитектору, одному из самых обаятельных порождений тьмы :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все ребята-ОС вот из этого сборника - https://ficbook.net/collections/11727726. Гурд раньше мельком появлялся в "Ataashi Asaara", но мне захотелось раскрыть его получше.

Продолжение от Ничьей про Гурда и Архитектора - https://ficbook.net/readfic/9193558

Внезапно:
1.07.19 - №28 в топе «Джен по жанру Детектив»
2.07.19 - №25 в топе «Джен по жанру Детектив»
3.07.19 - №26 в топе «Джен по жанру Детектив»

Выбор из многих зол

30 июня 2019, 02:27
      По возвращении в Башню Бдения Стражам повезло найти и Командора, и Веланну вместе. Адвен без особого интереса глянул на них:       — Ну что, дело сделано?       — Ага, — ответил Сайлас. — Только ты нам не сказал, что порождения тьмы лезут из той старой шахты, где вы с Сигрун били тварей много лет назад.       Кровь отхлынула от и без того бледного лица Командора.       — Что? — переспросил он севшим голосом. — Оттуда? Каким образом, там же Архитектор выход камнями завалил…       — А потом развалил, значит.       — А еще там лежит труп долийской эльфийки, превратившейся в вурдалака, — добавил Гурд. — И она очень похожа на тебя, Веланна.       Долийка была загорелой, но тоже заметно побледнела от его слов.       — Серанни? — Она схватила мага за плечи. — Она мертва? Как… что…       На глазах ее блеснули слезы. Кейр, немного смущенно отведя глаза, проговорил:       — Мы не нашли там порождений тьмы… живых, по крайней мере. Только несколько мертвых тварей, несколько мертвых долийцев… и твою сестру.       — Откуда ты зна…       — Мы уточнили эту информацию у твоего клана.       Всхлипнув, Веланна сжала руки в кулаки.       — Я немедленно отправляюсь туда, — заявила она. — Я должна увидеть Серанни.       — Так я тебя одну и отпустил, — покачал головой Адвен. Долийка скрипнула зубами:       — Хорошо, пусть останется кто-то из… них. — Она с видимым трудом проглотила слово «шемов».       — Конечно, останется. И я пойду с вами. — Командор расправил плечи. — Мне тоже интересно, каким образом порождения тьмы так быстро прокопались обратно и что вообще произошло. Но сначала расскажите, что вы увидели.       Стражи подробно пересказали произошедшее, упомянув о «хулиганстве» долийцев. Адвен лишь мрачно вздохнул, нисколько не удивившись услышанному, зато Веланна не удержалась от злорадной усмешки. Впрочем, судьба сестры волновала ее куда больше.       — Я хочу знать, что случилось с Серанни, — проговорила она, когда рассказ закончился. — Может, она пыталась найти меня, сказать что-то важное… боги, я не ожидала, что она проживет так мало…       — А сколько живут вурдалаки? — поинтересовался Гурд. Долийка раздраженно фыркнула:       — Откуда я знаю! Я их в своей жизни не так-то много видела!       — Так, — подняв руку вверх, Командор остановил препирательства. — Давайте не тянуть. Сейчас мы с Веланной соберем вещи, а вы трое пока отдохнете с дороги и перекусите, если надо. С этим делом надо разобраться как можно быстрее. Если Архитектор еще здесь, то… — Он сглотнул. — Его надо найти.       — А если поиск затянется? — с сомнением поинтересовался Кейр. — Возможно, он уже далеко отсюда — если это вообще он…       — Значит, чем скорее мы выйдем на его след, тем лучше.       — Вот долийцы удивятся. Мы-то им сказали, что ты занят срочными делами…       — Плевать я на них хотел, — заявил Командор. — Долийцы меня сейчас вообще не волнуют. А вот могущественное порождение тьмы, которое объявилось неподалеку — совсем другое дело. Если долийцы будут возмущаться, мы на них Веланну спустим.       — Дошутишься когда-нибудь, Сурана, — сквозь зубы процедила долийка.       — Дошучусь. Не стой на месте, нам надо собираться.       Сказано — сделано: после недолгого отдыха трое Стражей в компании Веланны и Адвена направились обратно к лесу Вендинг. Уже стемнело, и смотревшие на них исподлобья долийцы выглядели еще более зловещими.       — Снова вы? — спросил охотник, охраняющий лагерь.       — Снова мы, — равнодушно ответил Командор. — Нам нужно пройти через ваш лагерь.       Заметив Веланну, долиец скривился:       — Пришли вернуть нам Веланну? Даром не надо.       — Я тебе это припомню, Харшел, — прорычала долийка. Загородив ее локтем, Кейр примирительно заявил:       — Нам ведь не нужны проблемы, так? Мы просто пройдем мимо, и все.       — Только с разрешения Хранителя.       — Яйца Создателя…       Не успел Адвен продолжить ругательство, как, к счастью, на шум к ним вышел Фаладин. Он заметно удивился, снова увидев отряд Стражей.       — Я не думал, что мы увидимся так скоро, — заявил Хранитель. Командор повернулся к нему:       — Андаран атиш’ан. Я Командор Адвен Сурана. Мои Стражи сообщили мне о проблеме в сильверитовой шахте, которую необходимо уладить в кратчайшие сроки. Пусть ваши охотники не задерживают нас.       Сайлас даже заслушался. Такие отрывистые приказные интонации он последний раз слышал от прежнего Командора, Амелла: он даже не знал, что Адвен тоже так умеет. Фаладин немного сжался под натиском, кивнув и сделав шаг в сторону:       — Рад познакомиться с вами лично, Командор. Надеюсь, мы побеседуем после того, как вы разберетесь с тем устройством?       Командор непонимающе моргнул — он не знал выдуманной Кейром легенды: как-то не всплыл этот вопрос при обсуждении — но без паузы заявил:       — Да, конечно. Как только мы вернемся.       — Что ж, проходите.       Сайлас все еще упорно выискивал взглядом того рыжего эльфа, которого мельком увидел на «месте преступления», но тот словно сквозь землю провалился. Зато он хорошо видел, с каким презрением и ненавистью долийцы смотрят на Веланну. Похоже, даже «шемы» нравились им чуть больше.       Как только Стражи отошли на достаточное расстояние от лагеря, Адвен хмыкнул:       — Про какое устройство он говорил?       — Понятия не имею, — ответил Кейр. — Я сообщил ему, что мы сюда вернемся под предлогом того, что разберемся с каким-то устройством в шахте. Я даже не раздумывал, с каким именно.       — А что, там еще что-то работает?       — На самом деле нет. Но я же не мог ему сказать, что мы не убили ни одного порождения тьмы, — на всякий случай Кейр проговорил последние слова почти шепотом. Командор улыбнулся:       — Это я понял. Но вообще, зная тевинтерцев, я не уверен, что твоя случайная догадка не окажется правдой.       — А я думал, мы сразу в тот проход направимся, — вмешался Сайлас, — а не будем по второму разу эту шахту осматривать.       — Мы ее и так толком не обследовали, — обиженно заметил Гурд.       — Мы ее обследуем, ясное дело, но только после того, как разберемся с Архитектором, — успокоил их Командор. — Это сейчас первостепенное дело.       Сайласа удивило, что дорогу им показывали не Кейр и Гурд, которые запомнили маршрут, а Веланна и Адвен. Впрочем, Веланну еще можно было понять — если ее клан тут часто останавливался, то местность она знала. Но откуда Командор так хорошо помнит эти места, если был тут последний раз лет шесть назад? Впрочем, спрашивать об этом сейчас было бесполезно: эльфы резво двигались вперед, за ними шел Кейр, а следом телепались Сайлас и Гурд — единственные из отряда, кто не видел в темноте дальше собственного носа. Хорошо, что маг догадался призвать какую-то светящуюся хреновину вроде огонька, и дорогу было хоть кое-как видно.       Полюбовавшись на наложенный Гурдом барьер, Адвен снял его, и Стражи проследовали в шахту. Внутри стало еще темнее и мрачнее, и Сайлас мысленно порадовался, что он тут не один.       Веланна еще издалека разглядела труп сестры, бросилась вперед и упала на колени, сжав мертвое тело в объятиях.       — Серанни, — всхлипнула она, — ну зачем… Почему ты ушла тогда…       — Когда «тогда»? — вполголоса уточнил Кейр у Командора.       — Шесть лет назад.       — А я думал, вурдалаки меньше живут…       — Я вообще понятия не имею, сколько они живут. Леди Эдукан меньше чем за год начала сходить с ума и мечтать о смерти. А Серанни вон сколько протянула…       — Хватит обсуждать мою сестру, — огрызнулась Веланна, покосившись на них. — Дайте… дайте мне с ней спокойно попрощаться.       — Погоди, — возразил Адвен. — Давай сначала осмотрим тело.       — Это еще зачем? — окрысилась долийка. — Она умерла от скверны, это же очевидно!       — А вдруг нет? Тут еще хрен разберешь, что за пятна на ней — кровь или скверна. Надо получше осмотреть тело хотя бы на предмет ран.       — Оставь Серанни в покое!       — Ты хочешь выяснить, от чего она умерла, или нет?       Помолчав, Веланна злобно зыркнула на присутствующих «шемов».       — Тут слишком много свидетелей.       — Ты думаешь, мы будем пускать слюни на твою дохлую с…       Сайлас еле увернулся от запущенного в него огненного шара.       — Слушай, — возмутился он, — это уже слишком!       — Так, — железный голос Командора пригвоздил их обоих к месту. — Заткнулись оба, сейчас не время выяснять отношения.       — Да, сейчас время зарыть мою сестру в землю! — крикнула Веланна.       — То есть вы просто закапываете тело? — Гурд был явно разочарован. — Но ведь это опасно, в мертвеца может вселиться демон…       Долийка грозно посмотрела на него:       — Если я вдруг упаду замертво, можете делать с моим трупом все, что захотите. Но Серанни была из Народа, значит, и проводить ее к Фалон’Дину надо согласно традициям Народа.       — Ладно, — пожал плечами Сайлас. — Думаю, мы быстро управимся. Тем более что я недалеко от входа какой-то разбросанный инвентарь видел.       — Отлично. Только я копать не буду.       Все удивленно покосились на сказавшего это Адвена.       — Да тебя никто и не заставляет, — озадаченно ответил Кейр. — Ты же Командор.       Тот отвел глаза:       — Да… просто мало ли. Не хочу это повторять.       — Повторять что?       — Пошли-пошли, — подтолкнул друга Сайлас, уже догадавшись, что дело попахивает мрачной историей, которой сейчас только не хватало. — Работа стоит.       Выбрав место почти рядом с шахтой, под раскидистой кроной дерева, Кейр и Сайлас быстро выкопали могилу, пока Гурд магией подсвечивал пространство. Они не говорили друг с другом, но Сайлас не чувствовал ничего гнетущего, что обычно ощущалось при чьей-то смерти. Может, потому, что он эту Серанни знать не знал. Но и мысль о том, что они хоронят вурдалака — в сущности, уже почти порождение тьмы — его тоже не занимала. Все-таки это раньше была живая женщина, сестра Веланны, вполне разумная, а не какое-то там дикое порождение тьмы.       Когда они закончили работу, Адвен и Веланна вынесли труп наружу, уже закончив осмотр. Кейр предложил:       — Давайте мы опустим тело…       — Нет, — отрезала Веланна. — Никогда руки шемленов не коснутся моей сестры.       Сайлас еле удержался от шутки про то, что самой Веланны руки одного конкретного «шемлена» очень даже касались, судя по местным сплетням. Люди покорно отошли в сторону, и Веланна с Командором опустили тело Серанни в могилу. Затем долийка положила рядом с сестрой посох, который она взяла с собой, и ветку кедра.       — О Фалон’Дин, — произнесла она почти мертвым голосом, — летанавир — друг мертвых, направь ее стопы, успокой ее душу, приведи ее в вечный покой.       Адвен молчал, но лицо его было сумрачно. Разлепив губы, он тихо спросил:       — Теперь принято читать «Ин Утенера»?       Веланна в изумлении посмотрела на него и, опустив глаза, кивнула:       — Да. Если знаешь все слова, прочти сам. Это будет… правильно. Священные слова должен произносить Хранитель, а не Первый.       Глубоко вдохнув, Командор начал нараспев произносить какой-то стих на эльфийском. Звучало красиво, но совершенно непонятно, а главное — непохоже на язык людей, гномов и кунари. Тем страннее было, что Адвен, в отличие от своей жены или Веланны, никогда не вворачивал в речи долийских словечек — но, оказывается, язык долийцев знал очень хорошо. Может, от жены научился?       Краем глаза Сайлас покосился на товарищей по несчастью: Кейр, судя по всему, проникся и мысленно зачитывал что-то из Песни Света, Гурд просто стоял с закрытыми глазами и абсолютно спокойным лицом. Может, тоже про какой-нибудь свой авварский ритуал прощания с мертвыми думал. Веланна изо всех сил пыталась сделать вид, что не плачет, но у нее ничего не получалось. Когда Командор закончил и жестом показал, что, дескать, можно закапывать могилу, она посмотрела на него и пробормотала:       — Я не думала, что ты все… сп…       — Все нормально, — тихо отозвался Адвен, и после этого долийка не выдержала и разревелась, уткнувшись ему в грудь. У них с Командором вообще были довольно сложные отношения, и, наверное, в обычной ситуации она бы к нему не кинулась — но, очевидно, он был лучшим вариантом, чем любой из «шемов». К удивлению Сайласа, Адвен не удивился ее поведению и не попытался отстраниться (Сайлас бы на его месте точно попытался), а молча заключил в объятия, как хорошего друга. Тут было два варианта: либо Командор любил всех своих Стражей и отнесся бы так же понимающе к любому из них (что, в общем-то, было вполне вероятно), либо они с Веланной на самом деле враждовали куда меньше, чем казалось.       Когда тело зарыли в могилу, Гурд не выдержал:       — Так что там? Она умерла своей смертью или нет?       — Нет. — Адвен вздохнул. — Небольшая колотая рана в боку. Скорее всего, ее убили долийцы.       — Нет, как они могли…       Обернувшись к сказавшей это Веланне, Командор пожал плечами:       — Очень просто. Не забывай, что Серанни вурдалак, а в приличном обществе их принято убивать — даже если ты раньше был с ними знаком.       — Ох, ну что за…       Впрочем, продолжать мысль долийка не стала — видно, все же согласилась со сказанным.       Затем все вернулись в шахту и прошли до прохода в стене, закрытого барьером. Адвен критически оглядел его и заявил:       — Да, это похоже на магию Архитектора. Довольно сложная последовательность чар… но если попытаться разомкнуть их одновременно с краев и по центру, может получиться. Гурд, пробуй центр.       — Ага, — кивнул маг, и они принялись сосредоточенно колдовать. Барьер медленно расползался и через минуту совсем исчез. Глянув на свой отряд, Командор произнес:       — А вот теперь начинается самое серьезное. Смотрите в оба и ищите порождений тьмы. Но… не делайте резких движений, пока на вас не нападут.       — Чтоб не выдать себя? — предположил Сайлас. Адвен уклончиво ответил:       — И это тоже. За мной.       За барьером оказался длинный лабиринт пещер, лишенный признаков жизни. Как и шахта, он был давно заброшен и абсолютно тих: если бы не было слышно шагов и движений Стражей, Сайлас бы, наверное, с ума сошел от этой тишины — слишком уж это напоминало ночи в тюремной камере.       Сначала они просто шли по длинному и узкому пещерному коридору, который то шел прямо, то делал поворот. Но внезапно коридор вывел Стражей на развилку из трех совершенно одинаковых путей.       — Э… с картой было ориентироваться как-то проще, — озадаченно заметил Кейр. Командор хмыкнул:       — Да, тут следы скверны на всех трех дорогах. Просто отлично. И порождений тьмы опять поблизости нет.       — У меня есть идея, — несмело предложил Гурд, и все обернулись к нему. — Можно проверить скопление аур и магии на каждом пути. Где больше сохранилось, там они и проходили.       — Следы чар обычно долго не держатся, — с сомнением покачал головой Адвен. — Если бы тут было что-то сильное, я бы почувствовал. А вот ауры… проверь. Я в этом не силен.       Кивнув, Гурд прошел чуть дальше по центральной дороге и немного постоял там, закатив глаза и немного помахав посохом.       — Ничего, — бесстрастно констатировал он.       Зато на левой дороге магу повезло больше. Он заявил, что там какая-то странная беспокойная аура и что надо идти туда. За неимением лучших вариантов пришлось так и сделать.       Через пару часов напряженного молчания Сайлас начал понимать, за что Кейр так возненавидел Глубинные тропы. Если в таком молчании идти целыми днями по темным и пустым залам и пещерам, можно сойти с ума. А болтать тут явно не следовало, чтобы не пропустить хоть малейший намек на порождений тьмы. Чем раньше они их найдут, в конце концов, тем раньше повернут обратно — значит, расслабляться и пускать дело на самотек нельзя, надо сосредоточиться как следует.       Правда, сосредоточиться в тишине было на редкость сложно. Сайласу было бы проще, если бы каждый из отряда вдруг начал рассказывать о чем-то своем, перебивая другого. В такой обстановке ему было значительно проще и спокойнее думать. А здесь…       Внезапно Командор приподнял руку вверх.       — Я их чувствую, — выдохнул он. — Приготовьтесь… ко всему.       Сайлас машинально потянулся за кинжалом, уже представляя, как из-за угла выскочит здоровенный огр, которого надо будет уложить… Но того, что произошло на самом деле, он не предвидел.       Из-за угла выбежал гарлок и хриплым голосом закричал:       — Мир! Не убивать!       У Сайласа чуть кинжал из руки не выпал.       — Охренеть, — пробормотал он. Кейр и Гурд тоже вытаращились на говорящее порождение тьмы — а вот Веланна ничуть не удивилась, только напряглась еще больше. Адвен же, грозно расправив плечи, поинтересовался:       — Где Архитектор?       — Он просил Стражей не искать его, — ответил гарлок. — Поворачивайте назад.       — Еще чего. Мы уже много часов тут бродим. Я хочу поговорить с Архитектором — зря я, что ли, сюда шел?       Помедлив, гарлок проговорил:       — Мы не хотим, чтобы Стражи ему навредили.       — Обещаю, мы не убьем его, — не моргнув глазом, ответил Командор. — Даже не покалечим. Мы всего лишь хотим задать ему несколько вопросов.       — Ты чт…       — Заткнись, — не поворачиваясь к Веланне, шикнул он. Долийка оскалилась по-волчьи, но все же предпочла промолчать.       Гарлок тем временем думал. Видно было, что ему это явно непривычно. Наконец он вынес вердикт:       — Если вы нападете на него, мы убьем вас.       — Не нападем. Ведите нас к Архитектору.       — Хорошо.       Развернувшись, гарлок медленно устремился вперед, переваливаясь с ноги на ногу. Стражи последовали за ним.       — Охренеть, — Сайлас говорил негромко, чтобы твари не услышали, — вот не ожидал я говорящих порождений увидеть.       — Они не просто говорящие, — Гурд неизвестно с чего выглядел счастливым, — они еще и мыслят! Я-то думал, что все порождения тьмы связаны общим разумом через скверну — но этот гарлок явно думает самостоятельно…       — Так и есть, — отозвался Командор, обернувшись к ним. — Это часть эксперимента Архитектора. Он освобождает порождений тьмы от Зова, и в хорошем случае они обретают такой вот самостоятельный разум.       — А в плохом? — тут же спросил Кейр. Адвен кисло усмехнулся:       — А в плохом устраивают гражданскую войну.       — Порождения тьмы? — удивленно повторил Кейр. — Гражданскую войну?       — Угу. Я на обратном пути расскажу, если интересно.       — Еще бы не интересно. Можно было и пораньше рассказать…       — Это не та тема, которую можно обсудить за ужином в приятной компании. То, что мы заключили сделку с порождениями тьмы — тайна даже для большинства Стражей, потому что это малость противоречит самой сути нашего ордена.       Гарлок вел их в пещеры, куда набилось много порождений тьмы. Они скалились на Стражей, но напасть не пытались, видя своего сородича впереди отряда. Судя по всему, Стражи и порождения тьмы были одинаково озадачены происходящим. В такой момент напасть было бы даже как-то неудобно.       Пещеры вывели в закуток каких-то других руин, заваленный книгами, записками и какими-то странными штуковинами. На фоне их маячила высокая фигура в одеянии из кучи сшитых друг с другом кусков кожи, тряпок и еще хрен знает чего. Очертания у фигуры были человеческими, но таких высоченных гарлоков Сайлас раньше не видел.       — Здравствуй, Архитектор, — произнес Командор. Фигура не дернулась при этих словах, нимало не удивилась — лишь медленно развернулась в сторону Стражей. Сайлас еле проглотил ругательство.       Порождение тьмы перед ними отличалось от других не только ростом, но и тем, что было до ужаса похоже на человека. У него было вполне человеческое лицо с губами, носом и кожей. Правда, один глаз у него был ниже другого — часть лица будто расплавилась и поползла вниз. Это выглядело более жутко, чем странные шрамы, покрывающие правую щеку — но не хуже, чем слипшийся с кожей головной убор. Левая щека и лоб буквально перетекали в него. Сайлас попытался не представлять, как можно обрести такой облик.       Медленно подняв вверх неестественно длинную руку с огромными когтями, Архитектор заговорил хрипловатым и тоже неестественным голосом:       — Приветствую вас, Серые Стражи. — Он оглядел всех по очереди и задержался глазами — точнее, глазом: второй, опустившийся вниз, все время оставался закрытым — на Адвене и Веланне. — Мы, кажется, знакомы.       — Да, мы знакомы, — кивнул эльф. — Можешь называть меня Командором.       — Командор… — Архитектор посмаковал это слово на языке. — Кажется, во время нашей предыдущей встречи я говорил с другим Командором. Он умер?       — Нет, просто решил немного отдохнуть от своих обязанностей, — поморщившись, ответил Адвен. — Но это не важно. У нас еще с прошлой встречи остались вопросы, а за годы их накопилось еще больше…       — Что случилось с моей сестрой? — выкрикнула Веланна, перебив его. Архитектор задумчиво посмотрел на нее, вглядываясь в лицо, прежде чем произнести:       — Да, вы с ней действительно похожи.       — Что случилось с моей сестрой?       Она могла бы кричать еще громче — выражение лица Архитектора наверняка осталось бы таким же бесстрастным. Как будто оно застыло так же, как и расплывшаяся кожа.       — Она умирала, — наконец ответил он. — Мои эксперименты смогли продлить ей жизнь всего на три года. Последние опыты уже не помогли.       — Продлить ей жизнь? — ошеломленно повторила Веланна. Архитектор едва заметно кивнул:       — Серанни могла умереть еще три года назад. Крови Серых Стражей в ней слишком мало, скверны становилось слишком много. Я замедлял этот процесс как мог, но некоторые вещи остановить невозможно. — Помолчав, он прибавил: — Она тоже чувствовала свою смерть. Хотела уйти, найти сестру… — он быстро глянул на Веланну, — но я не хотел ее отпускать.       — Почему? — строго спросила долийка. Голос Архитектора звучал все так же равнодушно:       — Потому что произошло бы кровопролитие. Я стремился его избежать, но мои собратья уступили просьбам Серанни и выпустили ее… и в итоге на них напали.       — Э… но долийцы утверждали, что это порождения тьмы внезапно появились в шахте и напали на них, — озадаченно заметил Кейр. Архитектор скользнул по нему взглядом.       — Они так говорят? Возможно, они увидели моих собратьев и посчитали их врагами, накинувшись на них с оружием. Мои собратья были вынуждены защищаться. Когда я заглянул туда, я увидел одни лишь трупы. — Он сокрушенно покачал головой. — Я не хотел, чтобы до этого дошло.       — Мою сестру… убили долийцы? — помедлив, спросила Веланна. Архитектор кивнул:       — Думаю, так и есть. Они ведь не различают вида порождений тьмы, не пытаются к ним прислушаться… Мои собратья никогда не причинили бы Серанни вреда. Они были очень к ней привязаны.       В его голосе проскользнула печаль. Похоже, и сам Архитектор любил Серанни… от этой мысли Сайлас поежился. Неужели это странное существо, не похожее ни на человека, ни на порождение тьмы, способно испытывать какие-то эмоции? Хотя говорил же он, что пытался продлить ей жизнь…       — Восстановим всю картину событий, — заявил Адвен. — Серанни умирала от скверны, хотела увидеть сестру, но ты ее не отпускал. Она уговорила порождений тьмы это сделать, они разрыли этот каменный завал и проникли в шахту вместе с ней. Тут на них напали долийцы, решив после стычки закрыть вход в шахту со своей стороны, чтобы больше не терять бойцов — и ты решил закрыть выход в пещеры, чтобы долийцы не нападали на порождений тьмы. Я прав?       — Думаю, все так и было, — кивнул Архитектор, добавив: — Я не хотел, чтобы о произошедшем узнали Серые Стражи. Они… вы могли это воспринять как нарушение нашего договора. Но я держу свое слово, Командор: я не хочу допустить гибели моих собратьев… и вообще лишних смертей.       — Я так и понял.       Сайлас не понимал, почему Архитектор называет порождений тьмы своими собратьями. Он не был порождением тьмы — по крайней мере, до конца; да и, судя по всему, был заметно умнее оскверненных тварей. Еще страннее было то, что он не хочет воевать с остальными и воспитывает своих «собратьев» в этом же духе. Сайлас без труда представил себе, как Архитектор командует огромной армией порождений тьмы, идущей уничтожать весь Ферелден…       Веланна все никак не унималась:       — Все эти годы моя сестра была с тобой?       — Да. — Архитектор уставился куда-то в угол. — Серанни оставалась со мной по доброй воле. Она была мне верной помощницей. Она была… очень привязана ко мне.       — Вы с ней спали? — не удержался от шутки Сайлас. Архитектор и глазом не моргнул:       — Да.       — Что?!       Веланна сжала руки в кулаки, порываясь броситься на Архитектора, но Командор удержал ее:       — Стой! Сейчас-то уже какая разница…       — Это чудовище изнасиловало мою сестру! — зарычала долийка. — Он за это ответит!       — Серанни сама этого хотела, — развел руками Архитектор. — Она хотела… многого.       — Оху… — Спохватившись, Кейр быстро поправился: — Неожиданный поворот. Я не думал, что порождениям тьмы это интересно.       — Серанни никогда не была порождением тьмы, — возразил Архитектор. — Она хотела стать такой же, как мы, была похожа на нас — но она не была в числе моих собратьев и не могла стать таковой. Как и Ута.       — А что с ней? — спросил Адвен. Архитектор снова отвел взгляд.       — Ута умерла два года назад. Она продержалась долго, была со мной двадцать пять лет. Серанни ушла раньше… — Вздохнув, он заметил своим потусторонним голосом: — Жаль.       «У этого порождения хрен-знает-чего бабы не переводятся, хоть морда и перекошена. Маркус бы умер от зависти». Вслух Сайлас, впрочем, шутить не стал: во-первых, Архитектор, судя по всему, шуток не понимал (как и Гурд — было у них что-то общее), во-вторых, как-то неудобно было. Остальные тоже понимающе молчали.       Наконец Командор, кашлянув, заявил:       — Мне жаль, что они погибли, но я хотел бы выяснить кое-что другое. Кое-что очень важное.       — Я слушаю вас, Командор, — покорно кивнул Архитектор. Его вежливость настораживала не меньше, чем его облик.       Глубоко вдохнув, Адвен снова заговорил своим командирским тоном:       — Около четырех лет назад поблизости произошла мощная вспышка скверны. Предыдущий Командор, Феликс, начал слышать Зов. Это как-то связано с твоими опытами?       — Так это был Зов? — удивленно выдохнул Кейр. Сайлас тоже невольно задумался, припоминая поведение их предыдущего Командора. Казалось, что Амелл постоянно страдал жуткой мигренью, он был бледен и не проводил много времени со Стражами, словно это отнимало у него последние силы. Сайлас списывал все это на обычную усталость от дел… а, оказывается, все было куда серьезнее.       Архитектор не обратил на их замешательство ни малейшего внимания.       — Зов? Но ведь, если я правильно помню, он был довольно молод.       — В том-то и дело. Это явно было что-то из ряда вон, и это явно было чем-то вызвано. Поэтому я и спрашиваю — ты случайно в это время не проводил никаких опытов со скверной?       Архитектор покачал головой:       — Я не знаю, как можно вызвать Зов искусственно. Но даже если бы я знал, я никогда бы этого не сделал. Я иду по противоположному пути — освобождаю своих собратьев от оков Зова. Делать наоборот я бы никогда не стал ни с порождениями тьмы, ни с Серыми Стражами. — Он сложил вместе длинные пальцы с когтями. Выглядело это жутковато. — Он один стал слышать Зов? Или вы тоже?       — Еще ряд Стражей-магов в Вольной Марке — но у нас, похоже, только он один.       — Значит, это было спровоцировано чем-то в Вольной Марке.       Адвен мрачно кивнул.       — Так я и думал. Ладно, идем дальше. Ты когда-нибудь встречал… себе подобных?       — Подобных мне нет, — возразил Архитектор.       — Я просто так вопросы не задаю. Примерно тогда же объявилось одно древнее и могущественное порождение тьмы — и по описаниям очевидцев оно было очень похоже на тебя.       Архитектор слегка наклонил голову. С его застывшей мимикой это можно было принять за знак величайшего удивления.       — Неужели? Как любопытно.       Голос его, впрочем, оставался таким же маловыразительным.       — Тебе знакомо имя «Корифей»?       Архитектор задумался.       — Корифей… нет, я такого не помню. Кто он?       — Жрец Думата. А еще он один из тех семи магистров, которые во плоти вошли в Золотой город, были прокляты, стали первыми порождениями тьмы и принесли скверну в Тедас.       Все, кроме Архитектора, вытаращились на Адвена в изумлении.       — Серьезно? — спросил Сайлас. — Так эта чушь из Песни Света — все-таки не чушь?       — Ну, я бы не стал называть Песнь чушью, — строго заметил Командор. — Но да, судя по тому, что тамошним Стражам удалось вытащить из Корифея, это так.       — Надо же, — удивленно заметила Веланна. — Шемленские предания — не выдумка.       — Да я сам в шоке, — поддакнул Сайлас. Кейр и Адвен, андрастиане хреновы, покосились на него с укоризной, но ничего не сказали. Гурд же с интересом смотрел на Архитектора, ожидая его ответа — но тот, похоже, после слов Командора впал в ступор.       — Ты ничего такого не помнишь? — спросил Адвен, устав слушать тишину.       Когтистые пальцы медленно сложились в замок.       — Вы хотите сказать, — задумчиво проговорил Архитектор, — что я был одним из тех семи магистров?       — Такова моя догадка. Но я хотел ее проверить.       — Я был бы рад вам помочь, но мои воспоминания, не считая нескольких последних веков, весьма смутны, а порой их и вовсе нет… — Архитектор помолчал, приложив палец к подбородку. — Если Корифей был жрецом Думата, то и остальные, вероятно, были жрецами Древних богов?       — Вполне возможно.       — Я знаю о них, но никогда не чувствовал с ними связи… впрочем… — Архитектор на мгновение прикрыл глаз. — Я всегда помнил имя Уртемиэля. Он… можно сказать, что он привлек меня, ведь я никогда не пытался искать других Древних богов. Но тогда… Уртемиэль воззвал ко мне. — Он покосился на Командора. — Хотя эксперимент пошел немного не так, как я ожидал…       — Мягко говоря, — мрачно отозвался Адвен, скрестив руки на груди. — Но что толку об этом говорить.       — Почему? — удивился Гурд. — Что это был за эксперимент? Интересно же.       — Я пытался воздействовать на Уртемиэля так, чтобы он перестал взывать к моим собратьям, чтобы Зов больше никогда не властвовал над ними… — Архитектор развел руками. — Но все пошло немного не так, и он пробудился.       — И начался Пятый Мор, — резюмировал Командор. — Уртемиэль — это имя архидемона, с которым мы сражались.       — Э… — Сайлас с новым изумлением воззрился на Архитектора. — То есть Мор начался из-за какой-то магической херни?       — Правильнее их называть «эксперименты с магией крови и скверной», — уточнил Архитектор.       — То есть этот хрен начал Мор, напустил сюда кучу порождений тьмы, да еще и лично в Тедас скверну принес? Как его до сих пор никто не убил?       — Убить такое редкое создание? — изумился Гурд. — Он прожил столько веков и наверняка владеет обширными знаниями и магическим потенциалом. Этим необходимо воспользоваться!       — Ты дурак, что ли?..       — Так, — Адвен поднял руки вверх, — выяснением отношений займемся позже. Меня интересуют данные о Корифее.       — Вы видели его лично, Командор? — спросил Архитектор. Похоже, его это обсуждение никак не покоробило — и это равнодушие раздражало еще больше.       — Нет, не видел, но располагаю точными описаниями очевидцев. Скверна повлияла на вас обоих похожим образом. Очевидно, раньше вы оба были людьми.       Архитектор обдумал его слова.       — Это… может быть правдой, — наконец проговорил он. — Правда, я не помню ничего подобного… Золотой город… нет, ничего такого я никогда не видел, только… — Он вдруг нахмурился: даже удивительно было видеть на застывшем лице хоть сколько-то человеческие эмоции. — Сплошная тьма. Это было первое, что я помню. Тьма и пустота.       — Странно, — задумчиво отозвался Командор, — Корифей тоже говорил, что город должен был быть золотым, но оказался черным еще до того, как они туда вошли… Хотя неясно, первое ли это его воспоминание, или у него с памятью получше…       — Почему вы пытаетесь это выяснить, Командор? — спросил Архитектор. — Вряд ли вами движет желание помочь мне восстановить события в памяти.       — Вряд ли, — согласился Адвен. — Но мне интересна судьба остальных магистров. Один — это ты. Второй обнаружился в Вольной Марке и… — Он вдруг оборвал себя. — Тоже наделал шуму. Интересно, могут ли наделать такого шуму другие? Они, судя по всему, тоже должны быть довольно могущественными тв… существами.       Оговорка порадовала Сайласа: по крайней мере, Командор еще не сошел с ума и не хочет задружиться с порождениями тьмы на всю жизнь. А вот был бы Гурд на его месте, может, Архитектор уже жил бы в Башне Бдения и проводил бы там свои жуткие опыты… От этой мысли Сайлас поежился.       Архитектор думал над словами Адвена, поскребывая подбородок когтем. Похоже, он добросовестно пытался что-то вспомнить. Вдруг бровь над его верхним глазом слегка разгладилась.       — Я… кое-что вспомнил, — заявил он, пошевелив пальцами. — Когда вы упомянули Золотой город… или Черный город… кое-что прояснилось в моей памяти. Я помню… двух существ, подобных мне. Я не знал, кто они были — или, может быть, забыл. Они спорили друг с другом, говорили о Золотом городе, о тьме и пустоте… — Он снова нахмурился, качая головой. — Они кричали друг на друга — даже рычали, подобно ограм. А потом… один набросился на другого и съел его.       — Что? — сдавленно переспросил Командор. — Съел?..       — Да, — Архитектор едва заметно поморщился. — Он разорвал его плоть когтями и пожрал. Я не видел, что было дальше, воспоминания теряются… вероятно, я просто скрылся в страхе за свою жизнь. Я намеренно пытался забыть этот случай, и вот почти забыл его… впрочем, сейчас все это кажется таким далеким. Я не знаю, сколько веков тому назад это было.       — А я слышал, порождениям тьмы не нужно есть, — встрял Гурд. Архитектор покачал головой:       — Не думаю, что дело было в голоде. Мои собратья его действительно не испытывают. Они поглощают врага только ради запугивания.       Он говорил это так спокойно, будто жрать друг друга было совершенно нормальным делом, просто малость некрасивым на вид.       — Дикость какая, — фыркнула Веланна. Сайлас мысленно с ней согласился. Архитектор же задумчиво посмотрел на Адвена и спросил:       — Полагаю, этот Корифей и вызвал вспышку скверны в Вольной Марке? — Тот кивнул. — И, думаю, вы не хотите допустить подобного здесь. Разумное желание.       — Ему откуда-то известно, как вызывать Зов искусственно, — Командор тоже сцепил пальцы в замок. — И я хочу знать, как противостоять этому и защитить вверенных мне Стражей.       Сайлас с уважением покосился на него. Дело нужное и правильное… вот только спрашивает он явно не там.       Архитектор подошел к куче записей и принялся что-то в них искать. Стражи обменялись вопросительными взглядами. Сайлас на всякий случай жестом предложил убить странную тварь, пока она не видит, но Адвен неожиданно покачал головой. Неужели боялся численного превосходства порождений тьмы? Да быть того не может, у Стражей же трое магов и два бойца, уж отобьются как-нибудь…       Наконец обнаружив какую-то толстую тетрадь в переплете, Архитектор вернулся к ним и протянул ее Командору.       — Объяснять весь процесс было бы слишком долго, — он виновато развел руками. — Но, думаю, мои старые записи могут вам пригодиться. Там примерно объяснена суть моих экспериментов и их процесс — вам даже не нужно будет проводить их все заново…       Адвен осторожно полистал старые, явно многовековые страницы.       — Насколько я могу разобрать, это помесь общего языка и тевене, — мрачно констатировал он. — Но, думаю, найти переводчика мы сможем. Спасибо, мне это пригодится.       — Я был бы рад помочь чем-то большим, но, — Архитектор снова развел руками, — наши цели и методы немного расходятся.       — Да уж.       Помолчав, Архитектор сложил ладони шпилем.       — Я хотел бы повторить, что чту условия нашего договора, — он едва заметно кивнул Командору. — Мои собратья не напали бы на долийцев — и вообще на кого бы то ни было. Я увожу их вглубь. Здесь мы оказались только из-за Серанни… думаю, больше нас ничто не задержит.       — Но, — неожиданно подал голос Кейр, и все обернулись на него, — мы ведь сражались с порождениями тьмы в эрлинге, и они вполне спокойно на нас нападали. Правда, они не были… разумны.       Архитектор кивнул:       — Не все мои собратья освобождены от оков Зова. Многие по-прежнему слышат шепот архидемона и подчиняются ему. А некоторые… не могут привыкнуть жить без него, уже будучи свободными. Но я стараюсь не выпускать таких из своего поля зрения после того, что произошло шесть лет назад.       — Разумно, — буркнул Адвен.       — Пожалуй, на этом наши дороги снова разойдутся. Прощайте, Командор.       — Э, — Сайлас в панике глянул на Командора, — мы же не отпустим его просто так?       Адвен хладнокровно отозвался:       — Отпустим.       — Зачем? — ахнул Гурд. — Мы могли бы изучить все результаты экспериментов, поближе узнать порождений тьмы…       Архитектор задержался на нем взглядом.       — Меня радует ваш интерес, — с уважением кивнул он. — Однако, как я уже говорил, цели и методы нашей работы немного расходятся. Мне доводилось иметь дело с Серыми Стражами, и я знаю, что они не поддерживают моей картины мира.       — Потому что это убьет половину всех живущих, если не больше, — хмыкнул Командор. — Но, по крайней мере, хорошо, что на этот раз мы обошлись без похищений и опытов с кровью.       — Я уже просил за это прощения, Командор, — виновато развел руками Архитектор. — Вдобавок я хочу вас поблагодарить за предоставленные образцы. У предыдущего Командора была хорошая кровь, я использовал ее на нескольких образцах, и почти все дали прекрасный результат сразу же. Эффекты вашей крови проявились в долгосрочной перспективе, и по своим свойствам она не хуже. Лучший результат был у долийской крови без скверны…       — Моей, наверное, — фыркнула Веланна. Архитектор кивнул:       — Вероятно. Я заметил, что кровь эльфов, в особенности долийцев, обладает более высокой устойчивостью к скверне…       — Почему же тогда Серанни умерла так рано? — удивилась долийка.       — Срок жизни вурдалака на самом деле короток, всего около двух-трех лет. Для людей и эльфов, по крайней мере — гномы могут прожить на пару лет дольше. Однако Серанни прожила шесть лет со скверной в крови — именно благодаря ее устойчивости, ну и отчасти благодаря нескольким моим опытам. Но, к сожалению, растянуть этот срок я был не в силах.       Помолчав, Адвен проговорил:       — Думаю, мы снова завалим тот проход, когда уйдем. И ты уводи своих… собратьев подальше. Мало ли кто еще забредет в эту шахту.       — Благодарю вас, Командор. И… благодарю за попытку немного освежить мою память. Я буду помнить ваши слова. Если я когда-нибудь увижу себе подобных, я постараюсь связаться с вами… если, конечно, вы еще будете в живых.       — Премного благодарен.       — Прощайте, Командор.       Снова пройдя мимо порождений тьмы, Командор повел своих подчиненных обратно в направлении шахты.       — Как это мы его просто отпустили? — недоумевал Сайлас. — Он начал Мор! Он…       — Это меньшее из зол. — Адвен вздохнул. — Корифей, о котором я говорил, оказался очень могущественным. Стражи убили его, но… такое впечатление, что он остался жив. Я не знаю, как он это сделал, не знаю, как он вызывает Зов — но если он снова объявится где-нибудь, я не удивлюсь.       — Ну и…       — Это я к чему — этих магистров нельзя убить. Они могут возродиться снова, потеряв память и начав творить не пойми что. Судя по всему, именно так и произошло с Архитектором. И, честное слово, пусть лучше он шатается по Глубинным тропам и пытается сделать из порождений тьмы разумных тварей, чем нападает на других и подчиняет себе чужой разум — а Корифей именно так и делал: разум он подчинял, еще даже не освободившись из плена Стражей. Так что Архитектор — еще не самое страшное, что может произойти в этом мире.       — Но почему мы не можем с ним сотрудничать? — удивился Гурд. — Он ведь не хочет воевать с Серыми Стражами.       — Да, не хочет. Но зато он хочет превратить всех в Тедасе в порождений тьмы. Чтобы каждый был со скверной в крови и радовался этому.       — Зачем? — ахнул Кейр. — Чтобы все сошли с ума от воздействия скверны?       — Нет. Чтобы все жили в мире и были равны. — Командор мрачно усмехнулся. — Архитектор хочет мира, добра и равенства. Только вот хочет он все это через кровь, смерть и скверну. Наверное, у тевинтерцев этого не отнимешь даже после потери памяти…       — Вот же хрень, — буркнул Сайлас. Адвен остановился и резко обернулся к своему отряду:       — Ладно, валяйте, что бы вы сделали на моем месте? Напали бы на него и ввязались в драку с могущественным магом — а я видел, на что способен Архитектор, и никому не советую это повторять — который может воскреснуть, став только агрессивнее? Или остались с ним в этих пещерах, как Серанни, которая тоже радостно лепетала о том, что порождения тьмы — они как дети, их просто надо научить?       Сайлас и Гурд виновато уставились в пол. Если так повернуть дело, то и правда получался бред. Чтобы спасти ситуацию, Кейр примирительно заявил:       — Думаю, это было разумное решение. Если ты уверен в том, что Архитектор не навредит… больше, чем он уже навредил, то оставить его в покое — не такая уж плохая идея.       — Вот то-то же, — пробормотал Командор. Но Кейр на этом не закончил:       — Я даже понимаю, почему это все держалось в секрете — не так-то просто оправдать наличие такого странного союзника. Но если эти оскверненные магистры действительно представляют собой такую угрозу, то Стражи должны быть в курсе дела. Если, например, этот Корифей действительно жив и когда-нибудь объявится.       — Чем меньше народу знает об этом, тем лучше, — отрезала Веланна. — Мы держали в секрете эту историю раньше — и, как видите, ничего плохого не случилось.       — Уж лучше узнать обо всем лично от Командора, чем случайно наткнуться на эту информацию, нафантазировать Создатель знает что и поднять волну возмущения, — покачал головой Кейр. Адвен усмехнулся:       — Знаешь, Кейр, только вы с Сайласом можете случайно наткнуться на какую-нибудь секретную информацию. Но я тебя понял, мысль резонная. Может, действительно пора прекращать это замалчивание, которое так любят все Стражи. — Он вздохнул. — Нам ведь тоже толком ни о чем не рассказывали, когда мы вступили в орден. Да что там, я даже сейчас не могу получить из Марки информацию о Корифее, а ведь я Командор!       — А как они могут тебе отказать? — удивился Сайлас.       — Приказ Первого Стража из Вейсхаупта. Там хранится невесть сколько тайн ордена, и они не любят эти тайны разглашать. Вот и Корифея тоже пытаются замалчивать, хотя тут, наоборот, надо всех Командоров на уши поставить… А я уже третий год не могу от них ничего получить. Если бы я не был лично знаком с Бетани и Страудом, я бы вообще ни о чем не знал.       — Странно, — нахмурился Кейр, — Бет ни о чем таком не говорила…       — Правильно, потому что Серые Стражи никогда никому ничего не рассказывают.       — Вот козлы, — возмутился Сайлас, даже не поняв поначалу, что получилась шутка. Услышав общий негромкий смех, он улыбнулся: — Ну давайте хоть мы так делать не будем. А то случись что в Вейсхаупте — не знаю там, пожар какой или очередное нашествие порождений тьмы — и все данные потеряются, и Стражи останутся с носом.       — Согласен, — неожиданно подал голос Гурд, — наше отделение должно все знать. Особенно маги. Ты же говорил, что Корифей влияет на Стражей-магов?       Командор кивнул:       — Да. Но, думаю, всех и каждого в курс наших секретных дел вводить все же не стоит. Мало ли кто проболтается, мало ли что может случиться… Думаю, — он обвел взглядом отряд, — достаточно того, что в курсе все присутствующие — ну и я предупрежу магов, если вдруг они тоже столкнутся с подобными симптомами. У нас полно рядовых бойцов, которым совершенно ни к чему забивать голову такими сведениями.       — Ну, — Сайлас пожал плечами, — может, так оно тоже неплохо. Тому же Маркусу я бы ни хрена не доверил.       — Ну да, — Адвен коротко усмехнулся, — и не только ему. В общем, если вдруг нам на головы свалится Корифей или нечто ему подобное, то мы объясним ситуацию, но без особенных подробностей. Сами видите, что об этом просто так не расскажешь.       — И того можно не объяснять, — покачала головой Веланна. — Старшие Стражи разберутся с проблемой.       — Ага, разберутся. Феликс уже свалил неизвестно куда, Ната пришлось отослать, Сигрун… — Командор закусил губу. — Короче, кто-то еще должен быть в курсе. Все наши маги — ну и вот эти ребята, — он показал на Кейра с Сайласом. Долийка скривилась:       — Ты слишком многое доверяешь этим подозрительным шемам.       Сайлас хотел было пошутить в ответ, но Кейр успел раньше — и изящнее:       — Командор, неужели в ордене принято притеснять людей? Я чувствую себя оскорбленным!       — Да она со всеми так, — пожал плечами Гурд, упорно не понимавший шуток. Но Адвен, к счастью, понял и улыбнулся:       — Да, Веланна, будь к людям помягче. Все-таки у нас их в ордене большинство, негоже будет, если злые эльфы их совсем запугают.       — Адайя никого не запугивает, чего вы…       На этот раз слова Гурда были встречены всеобщим смехом: даже Веланна не выдержала и улыбнулась. Похлопав ничего не понимающего мага по предплечью, Командор усмехнулся:       — Гурд, я же тебе говорил — не надо относиться к вещам и словам так серьезно. Асаара тебе подтвердит, что когда перестаешь все буквально воспринимать, жить становится куда веселее.       — Но мы же на задании, — похлопал голубыми глазами Гурд. — Дело ведь серьезное.       — Серьезное. Не каждый день встречаешь оригинально тронувшихся умом порождений тьмы и обзаводишься конспектами их опытов над жертвами. Но у Стражей такие ситуации возникают очень часто, такая уж у нас работа — сталкиваться со всяким странным дерьмом.       — Я бы его так не называл, — вздохнул маг. — Мне даже жаль этого Архитектора.       Сайлас аж поперхнулся.       — Да за что?! Он скверну в Тедас принес! Мор начал! Натворил не пойми чего! Опыты вон проводил с кровью, там наверняка без жертв не обошлось!       — И обесчестил мою сестру, — сквозь зубы прибавила Веланна. Но Гурда даже это не смутило:       — Ему несколько тысяч лет. Он служил богу, но тот его предал, позволил скверне овладеть им и лишить памяти. Он считает порождений тьмы своими собратьями, но ведь он не такой, как они. Его тянет к живым. Но всякий живой, кто с ним окажется, рано или поздно умрет, и он снова останется один. А ведь он даже не хочет никому ничего плохого…       Адвен выразительно кашлянул.       — Гурд, ты, конечно, в чем-то прав. Но ты не забывай, что Архитектор — маньяк, к своей цели он идет по трупам, и ради вот этого, — он помахал тетрадью в кожаном переплете, — наверняка погибло столько разумных, что мне страшно представить. Ему уже много лет, но за это время до него так и не дошло, как мыслят разумные, и что бесчеловечные эксперименты — не лучший способ доказать свою правоту. Так что не слишком сочувствуй его доле.       — Он никогда не останется один, — вдруг вмешалась Веланна. — У него будут его «собратья». Порождения тьмы ведь тоже не умирают, пока их не убьешь. Не то что мы.       Воцарилась угрюмая тишина. Командор неловко посмотрел на долийку, не зная, что сказать, но этого и не потребовалось. Она расправила плечи и сердито заявила:       — Мы слишком медленно идем. Давайте уже выберемся на свежий воздух.       Однако перед тем, как выбраться наружу, Стражи более пристально осмотрели древнюю шахту. Там и правда было полно каких-то странных устройств, а одна комната больше походила на пыточную камеру — скелеты, запертые в клетках, ни о чем другом не напоминали.       — Вот где ни встретишь тевинтерцев, — с ненавистью выплюнул Адвен, — обязательно напорешься на что-то такое.       — Не могут же все тевинтерцы быть маньяками, — возразил Гурд. Командор резко обернулся к нему:       — Я вот только одного нормального тевинтерца встречал. И то он эльф, бывший раб, и в его кожу вживили лириум.       — Может, — осторожно спросил Кейр, — все-таки магистры — маньяки и убийцы? Обычные тевинтерцы вряд ли все поголовно мечтают насадить кого-то на кол…       — А в Денериме я встретил эльфийку из Тевинтера, которая скупала своих ферелденских сородичей в рабство. Так что все они там засранцы.       Сайлас догадывался, что дело в личных счетах Адвена к тевинтерцам, но спорить не стал бы в любом случае. Он тоже считал, что нормальные люди у себя в стране рабство сохранять не будут, да и магов к власти ставить тоже. Потому что маги, конечно, бывают и хорошие, но если среди них хотя бы один такой маньяк попадется — пиши пропало. А, судя по всему, маньяков у них там и правда было предостаточно…       Они уже приблизились было к выходу, как вдруг Гурд напрягся и поднял руку вверх.       — Там кто-то есть, — еле слышно выдохнул он. Адвен шепотом уточнил:       — Порождения тьмы? Я их не чувствую.       — Нет. Просто кто-то живой.       — Понял. Я пойду впереди.       Выйдя наружу, он почти сразу же сотворил какое-то заклинание — и Стражи услышали звуки падающих тел. Сайлас, выбравшись следом, увидел двух лежащих на земле долийцев: один из них как раз был тем рыжим, который показался давеча на месте преступления.       — Так, — Командор скрестил руки на груди, — ну и что это за диверсия?       Рыжий, скорчив презрительную гримасу, проговорил:       — Хранитель слишком полагается на шемов. Если он не в состоянии защитить клан, то это сделаем мы!       — Э… — Кейр озадаченно наклонил голову набок. — А чем Серые Стражи вам угрожают, и почему вы всех их приравниваете к людям?       — Кейр, — махнул рукой Адвен, — не задавай умных вопросов, тебе ничего умного в ответ не скажут.       — Я же говорил, — рыча, второй эльф с нелепо остриженными волосами начал подниматься на ноги, — шемы всех под себя подминают, и плоскоухие у них на задних лапках…       Вдруг из-под земли вырвались несколько крепких зеленых стеблей, крепко связавших долийца.       — Ого, — Веланна с удивлением покосилась на Командора, сотворившего это заклинание, — я не думала, что ты научился делать это так быстро.       — Я практиковался. — Повернувшись к долийцу, Адвен нехорошо улыбнулся: — Еще раз услышу, как ты оскорбляешь своих сородичей — спущу на тебя Веланну. Вы же друзья, не так ли?       — Дирамен всегда дураком был, — поморщилась долийка. — Вижу, ничего не изменилось.       — Что здесь происходит?       Все обернулись на голос, увидев подошедшего к ним Хранителя.       — На нас пытались напасть, — хладнокровно заявил Командор. — Эти ребята подстерегли нас с оружием, и мы решили их обезвредить, пока они не натворили бед.       — А вон тот рыжий, — прибавил Сайлас, показывая на эльфа, — как раз и есть тот, о котором я давеча говорил. Один из тех, кто камнями завалил вход и пытался нас изнутри запереть.       — Жаль, не запер, — мстительно выдохнул рыжий. Гурд недоуменно пожал плечами:       — Да вы идиоты, что ли? Сами просили нас о помощи, потому что ваш клан пострадал — и сами же хотите нас убить?       — Уверяю вас, — поднял ладони вверх Фаладин, — я не имею к этому никакого отношения. Дирамен и Малак уже не первый раз пытаются насолить тем, кто имеет хоть какое-то отношение к людям.       — А ты под них прогибаешься, тряпка! — выкрикнул стриженый долиец, все еще связанный стеблями. Хранитель уже замахнулся было на него посохом, но стебли вдруг сжались, заставив мятежника заорать от боли. Фаладин с удивлением глянул на Адвена, и тот пожал плечами:       — Я тоже не люблю, когда идиоты орут без дела.       — Вы владеете нашей магией, Командор? — удивился Хранитель, но тут же покосился на Веланну и пробормотал: — Значит, ты все-таки выдала секреты Илшэ…       — Не выдала, а передала, за что я, кстати, ей очень благодарен.       — Ну что ж… — Фаладин качнул головой. — Значит, на то была весомая причина. Отойдем на пару слов в сторонку, Командор?       Тот кивнул, и они отошли чуть подальше от остальных. Сайлас, конечно, не мог остаться в стороне и, обменявшись взглядами с Кейром, незаметно подобрался поближе к беседующим эльфам.       — Я очень благодарен вам за помощь, Командор, — виновато проговорил Хранитель. — И, богами клянусь, я не собирался отплатить вам таким… омерзительным приемом. Эти двое уже давно доставляют мне неприятности.       — Они пытаются сколотить заговор против вас? — предположил Адвен. Фаладин кивнул:       — Что-то вроде. Большинство, конечно, не на их стороне, но даже вдвоем они могут доставить нашему клану неприятности — как видите, они изо всех сил стараются испортить наши отношения с кем только можно, а мне хочется обратного. Стражи — и, полагаю, лично вы — относятся к нам куда лучше, чем прежняя людская власть, и мне хотелось бы наладить с вами сотрудничество, как я уже говорил в письме.       — Разумно.       — И я предлагаю вам… знаю, это звучит меркантильно, но я предлагаю вам сделку. Вы очень помогли нам, и наш клан будет делиться с вами нашими скромными запасами — думаю, целебные травы вам не помешают?       — Не помешают, — кивнул Командор, — у нас их особенно некому собирать. Да и ядовитые тоже.       — Мы с удовольствием будем направлять часть нашей добычи вам. Но взамен я хотел бы вас попросить… избавиться от этих двоих. — Хранитель поморщился. — Я уже устал от их выходок, да и вам, думаю, хотелось бы ответить на нанесенное вам и вашим Стражам оскорбление.       — Избавиться? — Адвен удивленно поднял брови.       — Ну, например, вы могли бы призвать их в Серые Стражи, а я совершенно не протестовал бы против вашего решения.       — Э, — Командор презрительно скривился, — признаться, мне такая идея не улыбается. У нас предостаточно народу.       — Они прекрасные бойцы, — заверил его Фаладин. — Конечно, с ними могут быть некоторые проблемы — но, как я слышал, жизнь Стража коротка, и не все может пройти гладко во время ритуала вашей инициации…       Адвен хитро улыбнулся:       — Вам явно хочется, чтобы они оба погибли.       — В данный момент да, — признал Хранитель. — Но, конечно, если вам удастся сделать из них что-то путное, я буду только рад. Удалось же вам как-то направить энергию Веланны в мирное русло — может, и с этими двумя получится.       Слушая их, Сайлас еле сдерживал усмешку. Этот Фаладин будто с Антиванскими Воронами контракт заключал, да и в целом беседа двух эльфов была на удивление политической — такого Сайлас от долийцев не ожидал. Впрочем, лучше уж было так, чем возмущенные вопли по поводу «злых шемов».       Подумав, Командор проговорил:       — Думаю, я смогу призвать их в орден, но взамен мне хотелось бы получить еще что-то. Запасов у вас, я думаю, и без того немного, поэтому вряд ли это будет такой уж существенной помощью Башне Бдения. Может, вы предложите что-то еще? Например, если ли у вас в арсенале заклинания, которым Хранительница Илшэ обучила вас, но не обучила Веланну?       — Нет, — покачал головой Хранитель, — боюсь, тут я вас разочарую. По части магии мне предложить больше нечего. — Подумав, он вдруг оживился: — Однако… вас ведь зовут Сурана, так? Среди ваших предков были долийцы?       — Да, — Адвен почему-то смутился, — можно и так сказать.       — Возможно, как потомка Народа, да и с политической точки зрения вас заинтересует информация? Дело в том, что близится Арлатвен… вам известно, что это такое?       — Общий сбор всех долийских кланов.       — Да, именно. И как Хранитель я буду присутствовать не только на самом Арлатвене, но и на встречах Хранителей в их узком кругу. Порой на Арлатвене мы узнаем нечто бесценное не только из нашей истории, но и для текущего положения дел, или же магии, или… в общем, что скажете, если я буду держать вас в курсе событий?       Командор посмотрел на него с заметным интересом.       — Это мне нравится уже гораздо больше. Признаться, у меня есть связи всего с одним кланом, да и то не вполне прочные, так что новости до меня доходят медленно. Информация прямиком с Арлатвена… да, там может всплыть немало полезного. Считайте, я в деле.       — Рад это слышать, Командор.       Они обменялись рукопожатием, и Сайлас поспешил вернуться на прежнюю позицию. Когда эльфы снова подошли к остальным, Адвен торжественно объявил:       — Поздравляю вас, Дирамен и Малак! Я призываю вас в Серые Стражи!       Долийцы в ужасе вытаращились на него.       — Никогда! — выкрикнул рыжий, которого за это время успел скрутить Кейр. — Я не буду служить шемам!       — Это дурацкая затея! — заявила Веланна. — От них толку никакого!       — Ничего не знаю, — Командор хитро улыбнулся, — я все решил. У нас ведь, кроме Веланны, в ордене ни одного долийца. Непорядок.       — Мы никогда не…       Не слушая возражений стриженого долийца, Адвен глянул на свой отряд:       — Мне кажется, будет надежнее довезти их до Башни Бдения со связанными руками. Или вообще связать и закинуть на спину лошади. Так, на всякий случай.       Видя, что Хранитель ничего не возражает, рыжий с ненавистью повернул к нему голову:       — Ах ты змея! Ты сам отдаешь нас на заклание!       — Я принял решение, Малак, — спокойно отозвался Фаладин. — Вы двое хорошо послужили клану, а теперь послужите Серым Стражам. Как Веланна.       — Я с этой ведьмой служить не буду!       — Еще как будешь, — хмыкнула долийка. — Если силенок хватит, конечно.       По-прежнему крепко держа вырывающегося рыжего долийца, Кейр неуверенно произнес:       — Добро пожаловать в Серые Стражи…       — Выпусти меня, шем, я тебе задам! Я с тебя шкуру спущу, Андруил мне свидетель!       Командор и Хранитель обменялись понимающими ухмылками.       — Думаю, им у нас понравится, — улыбнулся Адвен, поигрывая тетрадью с описаниями кровавых экспериментов Архитектора. — Дарет ширал, Хранитель.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Думаю, им у нас понравится, — улыбнулся Адвен, поигрывая тетрадью с описаниями кровавых экспериментов Архитектора

Аж передёрнуло от тошнотного ужаса!
Размышления Сайласа о том, что надо быть полными идиотами, чтобы давать власть магам, поразили неприкрытой иронией ситуации с двумя последними Стражами-Командорами в Башне Бдения, забавно, не правда ли?

Спасибо огромное, дорогая моя Волшебница, прекрасная история, заставившая в очередной раз вспомнить замечательную фразу из мира Ведьмака, что придумал пан Сапковский, ага, ту самую о большом и маленьком зле, которого не бывает — есть просто зло. Хотя особого выбора сейчас у Адвена и не было.
Возродится, конечно, если убить, другой вопрос, который не пришло в голову задать даже умнице Кейру, видимо, из-за убедительности Сураны, как скоро произойдёт это возрождение? Десять лет или тысяча? Разница существенная!
Так может стоит подумать, чтобы избавиться от такого опасного союзника, чьи благие намерения уже привели к одному Мору, и кто мечтает о том, чтобы обеспечить скверной всех и каждого?

Покоробило, конечно, призвание в Стражи двоих мутителей спокойствия в бывшем клане Веланны. Алистер, наверное, желчью подавился бы от злости, ведь этот призыв никак не получится выдать за награду и великую честь(
Эти двое, конечно, довольно сволочные ребята, но соответствует ли тяжесть предотвращённого преступления наказанию?
Хранитель и Адвен заключили весьма циничную сделку, впрочем, похоже, это в традиции сбагривать неугодных в Стражи, стоит только вспомнить, например, Хелу. Хотя для авварки всё в итоге обернулось не так и плохо.

Сайлас вызывал порой досаду своими неуместными шутками, вот уж и верно, что порой лучше промолчать!
Веланну жалко до слёз, но следовало ожидать такого финала для Серанни.
Гурд очень впечатлил, особенно доставила его серьёзность, хотя, конечно, он прав — дело-то серьёзное, какие уж тут шутки? Интересно, научится ли авварский маг улыбаться, или он из тех, у кого чувство юмора отсутствует целиком и полностью?
Хех, Адвен назвал Фенриса единственным нормальным тевинтерцем?! Сам бы лириумный эльф оценил бы похвалу?) Вообще рассуждения о том, кого и как выбирают и кто и чего достоин, весьма актуальны и болезненны...

А то, что некоторые/многие тайны Стражей смертельно опасны для самих Стражей, к сожалению, верно, но и хранить их подобно Кощею, чахнущему над златом, и что делает Вейсхаупт, не менее смертельно. И как тут найти "золотую середину"? Но хотя бы Командоров надо посвящать, вот это не подлежит сомнению!

Вдохновения с избытком, дорогая Лиза Бронштейн, сил, времени, желания и настроения продолжать творить настоящее волшебство, успехов, благополучия и верных муз со всем самым-самым хорошим, что полагается музам, рядом!)))
Обожаю Ваши истории, в которых поднимаются весьма сложные вопросы, где есть с чем спорить и с чем соглашаться!)))
Дивный рассказ, заставил о многом задуматься. Итак:

1) Архитектор у вас удивительно живой.
Конечно, та ещё тварь, но мне его (как и его шестерых коллег) по-человечески жаль - ведь это в любом случае были достойнейшие люди своего времени. Интересно, что всё-таки произошло в Золотом городе на самом деле. Хорошо, что трейлер четвертой части намекает на возможное освещение этого вопроса.
2) Понравился Хранитель, ещё с первой части. Такой степенный хитрый старичок с мозгами. Этот товарищ, например, легко представляется вождём какого-нибудь индейского племени (долийцев же с них делали). Мне вообще очень нравятся ваши эльфы - без плоского фанатизма, живые, настоящие, разные (за исключением Веланны - худшего примера стереотипов о долийцах. Но это уже вопрос к канону, и то над ней вами проделана большая работа в части оживления).
3) Шикарный и многогранный Адвен: вроде чуткость и забота о каждом Страже, но вот от последних абзацев рассказа даже как-то холодком повеяло.
4) Жаль, что нет иллюстраций Гурда.
5) Эдукан?

Благодарю от всего сердца!
Реклама:
Ахаха! Ловко Хранитель двух этих дебилов сплавил! Ещё ведь не факт, что они Посвящение переживут!

А насчёт Архитектора - то я всё же больше на стороне Гурда. В конце концов, одна голова хорошо, а две - лучше, и может, если периодически обмениваться информацией об исследованиях, выйдет найти разумный компромисс
автор
**scrat62**, большое спасибо за награду! :3 Рада, что история настолько зацепила))
Я действительно не уверена, что от Архитектора получится избавиться вот прям так. Корифей возрождался **мгновенно** - что в ДА2 сразу переполз в Лария/Джанеку, что в Инкве возрождение занимало максимум минут 5. Даже если возрождение будет отсрочено, все равно сталкиваться с угрозой снова, только в этот раз еще опаснее, тоже не хочется. Да и, кстати, Корифея в Инкве ведь тоже не убили, его просто запихали в Тень (куда он сам хотел, охохо, ирония). Не знаю, как вообще получилось убить того магистра, о котором говорит Архитектор (из кодексной записи "Иное порождение тьмы?") - может, их могут убить только им подобные?)))
Гурд даже не Асаара, у него действительно провисают и социальные навыки, и чувство юмора - но зато парень прекрасный судмедэксперт, значит, в Стражах ему место всегда найдется))
Насчет Призыва в Стражи - ну, тут и Фаладин должен был достойно ответить на две хамские выходки своих соклановцев, а не спускать все на тормозах под видом "ну нас же все притесняли, значит, нам все можно". Опять же, ему надо как-то закрепить свою власть, он же сравнительно недавно стал Хранителем, как раз 6 лет назад, после смерти Илшэ. Так что избавиться от злопыхателей с его точки зрения - вполне правильный шаг, особенно если для клана это обернется благом.

**Meghren**, вам спасибо!))
1) Насчет "достойнеших" - лично для меня вопрос спорный. Да, это были великие маги, действительно преданные Древним богам и заботящимся о своей пастве (по крайней мере, это мы точно знаем о Корифее), но они принесли в жертву дохренища рабов, а потом каким-то образом (как - в каноне, конечно, не говорится) распространили скверну по всему миру и создали маток. Даже частичная или полная амнезия не может оправдать такого. Хотя и огульно обвинять этих семерых в том, что они козлы и все испортили, я тоже не могу. Даже после осквернения и как минимум частичной потери памяти Корифей искренне хочет возродить Тевинтер во всем его великолепии (пусть и понимает это очень по-своему), а Архитектор движим самыми благими намерениями... подумаешь, он при этом пользуется методами доктора Менгеле))
2) Замечу, что я не задумывала Фаладина старичком - он, по идее, преемник Хранительницы Илшэ, значит, вряд ли он сильно старше Веланны. Как раз то, что он еще не старик, и дает ему возможность не мыслить древними догмами (как делает у меня один козел-Хранитель в "Вестнике Силейз"), а смотреть на вещи более широко и идти на сотрудничество и с другими организациями, и даже с другими расами.
3) Адвен милаха, но он никогда не против небольшой мести долийцам)) Опять же, он Страж-Командор, а эта должность, по-моему, уже предполагает определенную долю цинизма и хладнокровия.
4) Увы, пока не подвезли, а автор своих персонажей нормально рисовать не умеет :(
5) Да, это одна из слезогонных историй в хэдканоне - по крайней мере, слезогонных лично для Сураны. Вот она, описанная в "Покусанном дворянине" - https://ficbook.net/readfic/5847055/15534176#part_content

**Marianna Girl**, конечно, не факт, хехе))
Архитектор слишком хикки для такого подхода, так что увы))
У меня ощущение, что стиль изложения, даже в сравнении с прошло главой, очень изменился, стал более злым и нервным, что ли... В некоторых деталях немножко режет )
А вот "наказание" для эльфийских недоумков — самое то. И прямо видится, как Сур неведомыми методами сильно уменьшает их шансы пережить Посвящение ) потому что таких крысюков оставлять у себя за спиной — дураков нет.
Ну или можно сначала рассказать им Великую тайну, а потом, когда они снова откажутся стройно вливаться — ножик в печень, никто не вечен. I'm sorry, Jory.
Архитектор — крайне дивный. Он и в игре и у вас хорошо так подвисает на любом вопросе, но свою линию гнет неумолимо )
автор
**torrie**, ого, вот я изменения стиля вообще не заметила! В принципе, нервность неудивительна - Сайласа к такому жизнь явно не готовила) А вот злость... хм... интересное замечание, подумаю, что не так)
Ну да, Сур отнюдь не жаждет держать у себя в ордене таких дебилов (да еще и долийцев, божежмой), так что вполне может провести Посвящение на "отвали" х)
Спасибо) Люблю я таких вот персонажей не от мира сего: пропишешь их в одной сцене - а они возьмут и украдут все шоу у главных героев))
Боооги, до чего же апупенная штуковина))) у меня наконец-то дошли руки прочитать ее и это просто бомбезно)))) какой картинный Адвен, какой шикарный антураж и какие прекрасные деталюхи)))) отдельное гранд мерси за обилие сопартийцев))) Вельку давно не видела))) и Гурд, он просто прелесть! больше Гурда в массы)))) и такое все ламповое что как-то даже сразу захотелось снова перепройти пробуждение)))
автор
**Marron Lee Necco**, welcome back :)
Пасибо :3 Веселая банда сопартийцев - это ж круто, особенно если они все с тараканами в голове))
*а вот больше Гурда в массы, боюсь, пока не планирую - он для этого слишком хикки((*
Ваша серия про стражей вся прекрасна и герои тоже, отдельное спасибо за Гурта. Так мало информации про другую школу магии у аваров, ривейнцев, невварацев (
>**Лиза Бронштейн**
>torrie, ого, вот я изменения стиля вообще не заметила! В принципе, нервность неудивительна - Сайласа к такому жизнь явно не готовила) А вот злость... хм... интересное замечание, подумаю, что не так)Ну да, Сур отнюдь не жаждет держать у себя в ордене таких дебилов (да еще и долийцев, божежмой), так что вполне может провести Посвящение на "отвали" х)Спасибо) Люблю я таких вот персонажей не от мира сего: пропишешь их в одной сцене - а они возьмут и украдут все шоу у главных героев))

Жалко что "государство эльфов" в лесу не получило развитие после 1 части которую дали клану затриана. Эльфы долийцы говорят о возрождении и традициях и ничегол ( в том же ведьмаке эльфы воспользовались возможностью и пытаться строить свою страну, а этот финт с Соласом - богом ((( лучше просто был элвеном старым и все
автор
**Илья**, спасибо большое! Рада, что серостражеский сборник заходит читателям))
А мне как раз нравится финт с Соласом. Другое дело, что эльфы бегут за ним, как лемминги, прыгать с обрыва, а это уже не очень хорошо(
>**Лиза Бронштейн**
>Илья, спасибо большое! Рада, что серостражеский сборник заходит читателям))А мне как раз нравится финт с Соласом. Другое дело, что эльфы бегут за ним, как лемминги, прыгать с обрыва, а это уже не очень хорошо(

Просто все эльфы не рыба не мясо в играх. Осмысленно - инциативные маги и единицы из городских и дол йцев и то табрис, атинрель, зевран и единицы долийцев Мерриль и то (, а тут бог и все эльфы ушли в один день "колдовство" коллективный сэндел ( просто эта такой интересный материал как эльфы будут пытаться строить что-то спустя сто лет когда все эльфы разделены на городских, долийцев, магов и внутри все каждый за себя
Реклама:
>**Илья (Незарегистрированный пользователь)**
>Просто все эльфы не рыба не мясо в играх. Осмысленно - инциативные маги и единицы из городских и дол йцев и то табрис, атинрель, зевран и единицы долийцев Мерриль и то (, а тут бог и все эльфы ушли в один день "колдовство" коллективный сэндел ( просто эта такой интересный материал как эльфы будут пытаться строить что-то спустя сто лет когда все эльфы разделены на городских, долийцев, магов и внутри все каждый за себя

Просто Солас странный, сначала сделал завесу и лёг спать или исчез, типа не подумал о последствия, проснулся и давай мутить со сферой, потом эльфы все исчезли, хотя Солас скептически относиться к нынешним эльфам, особенно к долийцам и в 4 части будет наверно с тевинтером воевать или его искать будут, взяли по элувианам и ушли в другой мир и живите с нуля строийте дом. Просто думаю люди не простят и не закроют глаза на бога-эльфа-мага
Реклама: