Who s your daddy 51

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ходячие мертвецы

Пэйринг и персонажи:
Ниган/Рик Граймс
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP Songfic Кинки / Фетиши Нецензурная лексика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Знаешь, какое у тебя сходство с твоим сыном? Вы оба ломаетесь для вида. А знаешь, какое различие между вами?

Посвящение:
Группе ЧГМ, вот этому конкретному посту https://vk.com/wall-97383119_43359 и Джонни. Ты монстр, чувак.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
"who's your daddy" benny benassi
30 июня 2019, 00:57
Ниган не имел ни малейшего понятия о том, что за поебень творилась в голове Рика, который позволял делать с собой такое. Ни малейшего — и ему это чертовски нравилось. Первый взмах лег на стеллажи, вздрогнувшие от удара, и Рик трепыхнулся. Он подставил шею под нахальный укус, но тут же, с решительностью, достойной лучшего применения, мотнул лбом. Скула заныла. Ниган выругался, перехватывая затянутые рубашкой запястья Рика, и шагнул назад, разорвав тепло между ними. Он отрывисто размахнулся. — Аргх, — хрипло крикнул Рик, едва удерживаясь на ногах. Ремень, сдерживаемый только джинсами на нем, обжег ягодицы, но Ниган тут же рванул его обратно. Волнистые, соленые от пота волосы забились в рот. Ниган выплюнул их в пародии на поцелуй в напряженный затылок и, быстро облизнувшись, ухмыльнулся в красное от злости ухо: — Хорошая попытка. Знаешь, мне тут одна мысль в голову пришла… Рик скрипнул зубами и замер, прижатый лицом к металлической балке привинченного стеллажа. Его спина ходила из-за тяжелого, резкого дыхания, и он был зол, дьявольски зол, и на этом бы игра закончилась, если бы не одно «но» Ниган пинком раздвинул чужие ноги. Рик проехался щекой по холодной стали, попытался подняться — в поиске необходимого равновесия — и громко, бездумно застонал, когда Ниган сжал его через брюки, не выпуская из руки ремня. Он тут же стиснул челюсти, норовисто выпуская горячее дыхание из ноздрей, но Ниган самодовольно рассмеялся и еще на секунду подзадержал пальцы. — Я так и думал. Несколькими движениями он сдернул чужие джинсы вниз, являя на свет божий отличную, крепкую задницу, которую не мог не прокомментировать. Невнятный звук сорвался с закушенных губ Рика. Нигану не было дела до его внутренней борьбы сейчас: он перехватил плотную рубашку так, чтобы у Граймса не было ни малейшего шанса высвободить руки — все-таки, желания противника, даже не высказанные, надо уважать — и, отодвинувшись назад, щелкнул ремнем по полу, складывая его в руке пополам. — Итак, мысль. Три удара, один за другим, звонко прошлись по моментально отозвавшейся розоватым коже, и Рик не то зарычал, не то заскулил, упираясь лбом в хлипкую преграду. Он дернулся — но не вперед, а назад, рассчитывая таким образом отдавить Нигану ногу, за что огрёб еще один удар, с коварным заходом снизу. — Nope*, — весело крикнул Ниган и почти расхохотался, наблюдая за тем, как подкосились у Граймса колени. Он бы не отказал — и не отказал себе в удовольствии взмахнуть приятно греющим ладони ремнем еще пару раз, прежде, чем толкнуть Рика вперед и плотно вжаться в его задницу пахом, растирая разодранную местами кожу. — О чем же я, — прошептал он, кусая кромку доступного уха и мелко притираясь бедрами. — Ах, да. Знаешь, какое у тебя сходство с твоим сыном? Вы оба ломаетесь для вида. Рик угрожающе зарычал, напрягая все мышцы, чтобы освободиться, и Ниган с восхищением окинул взглядом перекошенное лицо. — А знаешь, какое различие между вами? Блядь, да, вот он, этот взгляд, этот такой нужный, такой вкусный взгляд! — Малыш Карл мне все-таки дал. Ниган расцвел своей самой очаровательной улыбкой и, расслабившись, едва не упустил тот миг, когда Рик яростно взвился. Острые зубы клацнули прямо у гладко выбритого горла, и Ниган только сейчас понял, какому риску себя подвергал. — Ах ты сука, — прорычал Граймс, и плевок осел на щеку еще забавляющегося Нигана. А вот это зря. Ярость пришла на смену веселью так же быстро, как до этого возбуждение сменило азартное любопытство («Вау, Рик, это у тебя пистолет в кармане?..») Моментально ожесточившись, Ниган обхватил шею Рика, и, подбив его, закованного в собственную одежду, с силой сдавил пальцы, перекрывая дыхание. Рик еще несколько раз дернулся, выбраясь из захвата — его пальцы, запутанные в складках, царапали бедро хищно следящего за ним Нигана — и, наконец, захрипел, побагровев лицом. Где-то на задворках сознания Нигана мелькнула мысль, что надо было ему надрочить в этот момент, хорошенько, до победного — такого бы доблестный офицер себе точно не простил — но он решил оставить эту задумку до лучших времен. Милостиво разжав пальцы, он шагнул назад, создавая иллюзию свободы, и Рик грудью завалился на стеллаж, кашляя и отшибая подбородок о полки. Он с хрипом втянул в себя воздух, пытаясь содрать мешающуюся рубашку, и скосил слезящиеся глаза, но Ниган тут же оказался рядом, небрежным рывком поднимая его вверх, и недвусмысленно прижался пахом. — Милый, милый, милый Рик, — нараспев произнес он, обхватывая почти высвободившиеся руки своими и плотно стягивая запястья обратно. Ему нравилось стоять вот так, в пародии на объятья, нравилось вдавливать в себя на удивление заинтересованного Рика-младшего, пока сам Рик метал молнии из ярких, серых, как чертовы тучи, глаз. — Это было плохо. Очень плохо. Ты. Расстроил. Папочку. Ебать. Ниган в восторге провел языком по зубам и звонко прищелкнул, не отрывая глаз от зажатого под его телом Рика. В том плане, что да, черт побери, он ожидал реакции, потому что это была настоящая-мать-его-провокация, но чтобы получить в ответ такую — это успех. Абсолютный, беспроигрышный успех. Рик несколько раз вдохнул и выдохнул, надувая щеки, и, в общем-то, вполне неплохо совладал с собой, но кого ты пытаешься тут провести, лапуля, Ниган великолепно помнил его растерянное, обдолбанное выражение лица, разве что не закатившего глаза после игриво брошенной фразочки. Он вжался вплотную, все еще ухмыляясь, и, переместив руки с запястьев Рика на гораздо более интимное пространство, с удовольствием облапил горящую от ударов задницу. — Рик-Рик-Рик, — в ритме считалочки проурчал он, разминая пальцы на таких идеальных для его рук ягодицах, и Рик, чуть вздрогнув, вскинул голову, посмотрел снизу вверх фирменным взглядом потрясенного происходящим невинного агнца. Ниган сладко улыбнулся, прищуривая глаза, и продолжил: — Да, конечно, мне сразу стоило понять. Яблочко от яблоньки, и все дела. Но чтобы так… Рик свирепо стиснул зубы, как всегда делал при малейшем упоминании своего сына, и Ниган чуть не взвыл от восторга. Блять, в штанах было настолько тесно, что член недвусмысленно указывал на то, что пора завязывать с заигрываниями и просто вытрахать из этого копа всю дурь — а там, глядишь, и поулыбчивее станет, но удовольствие от переламывающего самого себя Рика было невероятным. Он снова потерся о затянутый в одни только боксеры член Граймса и удовлетворенно разглядел смятую вспышку удовольствия на супер-серьезном, злом лице. — Хороший мальчик. Рик раскрыл было рот, чтобы ответить. На мгновение, Ниган было решил засосать его, но передумал еще быстрее: это же Граймс, ему не то, что палец — ему биту в рот не клади, перекусит нахрен и выплюнет, его дорогую Люсиль. Вместо этого Ниган вполне однозначно скользнул двумя пальцами по расселине между ягодиц, намекающе огладив то самое оно, и от этого движения Рик поперхнулся и, на мгновение уронив голову на грудь, грохнулся взлохмаченным затылком об стеллаж. Полки без энтузиазма задрожали. Что-то на обратной стороне все-таки скатилось и разбилось с неприятным чавканием, напоминающим проломленную черепушку ходячего, но вот на что сейчас Нигану искренне было плевать, так это на стратегические запасы Александрии. Настроение снова поменялось. Играть больше не хотелось — хотелось трахаться, да так, чтобы больше ничего на свете не осталось, кроме Граймса и его сладкой задницы. Ниган молча развернул не сопротивляющегося Рика к себе спиной, и, запустив руку в собственный карман, выудил оттуда изрядно опустошенный тюбик со смазкой. — Я, конечно, за безопасный секс, — выдохнул он на ухо непривычно молчаливому Граймсу. — Но не обессудь. Потому что я, — Ниган звучно выдавил порцию любриканта. — Собираюсь, — он не стал нагревать его в руках и просто шлепнул, размазывая склизкую субстанцию по упруго сжатой дырке. — Трахнуть. — Пальцы скользнули внутрь, но Ниган крепко сцепил зубы на шее очнувшегося из своего сраного транса Рика и скорее вдавил языком в кожу, чем по-настоящему сказал. — Тебя. Рик сжался весь, действительно весь — Ниган имел великолепную возможность оценить его владение собственным телом — и попытался вывернуться. Ниган хохотнул и едва ли не с точностью опытного проктолога двинул пальцами, удачно проезжаясь пальцами там, где надо. — Ебать тебя, Граймс, — с весельем в голосе сказал он, удерживая за бедро хватающего ртом воздух Рика. Смотрите-ка, кто у нас тут такой весь из себя жертвенный и несчастный. В голову пришла забавная мысль, одобрительным теплом подогревшая изнутри, и Ниган влажно прошелся языком по колючей шее, собирая капельки проступившего пота. — Ты ведь будешь хорошим для папочки? Он повторил скольжение, и сквозь вымученные, забитые внутрь самого себя вскрики Ниган отчетливо расслышал недоброжелательные слова с указаниями вполне конкретного адреса. — Как скажешь, дорогая, — все так же смеясь, продолжил он, но скулы уже сводило от смеха — и от желания засадить прямо сейчас. Он знал, что увидел бы, если бы вместо обзора на полутемный склад на полке стояло зеркало — ебать, он нравился себе, когда хотел кого-то. Особенно, когда хотел так, но от приступа гипотетического самолюбования его отвлек Рик, в панике вжимающийся в стеллаж подальше от него сейчас. — Нет-нет-нет-нет, — с преувеличенной заботой сказал Ниган, пристраиваясь так, чтобы у Граймса не было ни единого шанса, и легко подбив его по голени, раздвинул охуенно длинные ноги. — Мы отлично проведем время. Рик оскалился в ответ, но его лицо потеряло всякое осмысленное выражение, стоило Нигану запустить руку во влажные волосы Рика и дернуть на себя, заставляя запрокинуть голову. Он ахнул, чуть приподняв верхнюю губу, но подчинился, открыл шею, а Нигану же стало решительно наплевать на все. Забив на любые прелюдии, он в два движения освободил свой член из ебать каких ненужных сейчас брюк — рычание, зародившееся в горле Рика, оборвалось резко и безвозвратно, уступая место несдержанному стону, но что-то в нем резануло чувствительный музыкальный слух Нигана. — Больно? — он прикусил кожу под алеющим ухом и без малейшего угрызения совести ухмыльнулся, поддразнивая. — Ну, ты провинился перед папочкой. Он не был бы настоящим вожаком дрянной стайки отборнейших головорезов, если бы не умел контролировать себя в любой момент, но, блядь, сейчас прямо Ниган предпочел бы отключить любые контроллеры к хуям и дрейфовать на волне безудержного кайфа, пока упрямое, как он сам, тело Граймса принимает его. Рик остервенело дернул скованными руками, не то пытаясь вырваться, не то — борясь с желанием подмахивать движениям Нигана, и, черт, конечно же, Ниган предпочел бы ставить на второй, потому что — ну, правда — он охуенный. Дразнить Граймса, следить за тем, как он подставляется-ломается, нарезает круги вокруг, переступая через собственные принципы и установки, было захватывающе, но сейчас все ощущения умножались на сто его восхитительно тесной горячей задницей, которая была создана для того, чтобы стискивать ее, натягивая на какой-нибудь такой же охуенно горячий член — член Нигана, например, и да, Ниган считал себя горячим парнем. — Эй, Рик, — выдохнул он, прежде, чем толкнуться еще раз и другой рукой неаккуратно перехватить чужой член, растирая так вовремя плеснувшую на ладонь смазку. — Ты ведь знаешь, что мне нужно. Он перехватил Рика одной рукой за живот, удерживая, а второй сжал его бедро, решительнее натягивая на себя. Рик дёрнулся, поддавшись, но Ниган удержал его, продолжая трахать с оттяжкой, до влажных шлепков кожи о кожу, на всю длину, и Граймс поддатливо замер, подчиняясь; его мышцы напряглись, он был весь — натянутый, колючий, жаркий, и это делало его и без того восхитительную задницу еще туже, а Нигана — на один огромный шаг ближе к самому охренитительному оргазму в жизни. — Блядь, Граймс, — прохрипел он, не замедляя движений. — Не обламывай. Давай. Рик выдал весь свой словарный запас, вскидываясь и вжимаясь плотнее одновременно, и в мучительно нуждающемся движении вскинул бедрами, пытаясь потереть сильнее в ладонь. Ей-богу, Нигану даже стало бы его жаль, если бы не собственные яйца, готовые лопнуть без одного единственного словца. — Сука, — просипел Рик, встряхнувшись весь, до поднявшихся волос на затылке, и сплюнул через зубы первый слог, приоткрывая рот для долгожданного: — Па… Папочка. Он глухо взвыл, выпрямляясь так, будто всерьез рассчитывал сломать себе позвоночник в приступе оргазма, и струйка крови потекла по его лицу из губы. Со всеми своими загонами, своим упрямством, своим противостоянием любым его целям, Граймс выглядел в этот момент настолько великолепно, что Ниган вполне мог немного еще продержаться и полюбоваться, если бы не ебучее «папочка», безжалостно промывшее мозг. Он драл Рика из последних сил, вбиваясь и бессвязно сжимая ладонь в намеке на обоюдность, но он был не единственным, кому на технику получаемой услуги в этот момент было абсолютно насрать — лишь бы ебалось. От прихода пальцы на ногах сжались так, что сапоги задымились. Ниган еще некоторое время стоял так, пытаясь отдышаться, прежде чем отошел на шаг прочь и, заправив член в штаны, шлепнул по заднице еще коченеющего у стеллажа Рика. — И никто не умер, Граймс! Ты мой герой. Рик оторвал голову от холодной пыльной полки и взглянул из-под челки на веселящегося Нигана. Ох, черт, Ниган бы официально приказал бы выколоть обоим Граймсам глаза, трое на двоих, если бы не кайфовал с их фирменной остроты так сильно. — Мои люди еще придут к вам с проверкой, — в типично быстро манере сменил он тему. — И не дай бог, кто-то из твоих людей не поладит с моими. Ниган подхватил валяющуюся на полу Люсиль и с лукаво взглянул на чрезмерно — на его, конечно, вкус — мрачного Граймса, сдирающего рубашку с предплечий. — Папочка будет очень сердитым.
Примечания:
*Не-а