Вторая жизнь 123

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Описание:
Смерть не всегда означает конец. Мне она дала второй шанс. Вторую жизнь в теле другого человека.

Посвящение:
Авторам и создателям одноимённого сериала, а также всем своим читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
СПОЙЛЕРЫ!!!!!!!!!!
Эта работа написана по мотивам латиноамериканского сериала "Вторая жизнь" (2005)
Предупреждение!!! В работе очень много элементов гета, но все эти элементы описаны в низком рейтинге.

Трейлер сериала - https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=3vXsMRKBkYA
Если интересно сравнить, можете посмотреть, но там СПОЙЛЕРЫ!!!

1

8 июля 2019, 13:47
Что бы вы сделали, поняв, что вас предал самый близкий вам человек? Скорее всего, с точностью ответить вы не сможете, пока сами не столкнётесь с чем-то подобным. Я бы тоже не ответила. Вплоть до сегодняшнего дня. До того момента, пока некий доброжелатель (разумеется, анонимный!) не прислал мне фотографию мужа в компании молодого смазливого парня. Они выходили из машины Эдварда, направляясь к его пляжному домику за городом. Ещё не войдя внутрь, любовники начали бесстыдно целоваться, совершенно не боясь быть застуканными. В первый момент мне хотелось разбить смартфон, словно таким образом я бы смогла уничтожить присланную мне мерзость. Но что бы это изменило? Ведь Эдвард, мой дорогой и любимый Эдвард, всё равно оставался предателем. А также бисексуалом, извращенцем, который изменял мне с парнями. И как только я могла не замечать этого? Как могла верить его лживым клятвам? Эдвард Бёрк… Лучший друг моего покойного мужа, переехавший в Лос-Анджелес примерно за год до трагической гибели Фрэнка. Тогда мы и познакомились, а позже Эдвард начал работать с Фрэнком, став его правой рукой в отельном бизнесе. Всё изменилось после гибели мужа, ведь именно Эдвард стал тогда моей единственной поддержкой. Он не отходил от меня, утешал, помогал пережить утрату. И не только мне, но и нашей с Фрэнком дочери, тринадцатилетней Мелиссе. Постепенно он возвращал нас к жизни, став для нас почти что родственником, членом семьи. Когда же я влюбилась в Эдварда, потеряв голову от его красивых, но совсем ненавязчивых ухаживаний? Или же всё началось ещё при жизни Фрэнка? Ведь уже тогда я не могла отрицать, что друг мужа обладал невероятной мужской харизмой, был привлекателен и… Впрочем, зарождавшееся чувства к Бёрку я в то время рубила на корню, пытаясь выдать за простую человеческую симпатию. Ведь тогда я даже в мыслях не могла изменить Фрэнку. И лишь оставшись вдовой, я постепенно осознала, что меня давно тянуло к Эдварду. Высокого роста, стройный, кареглазый — он покорил меня с первого дня знакомства, вот только признать это было весьма не просто. По крайней мере при жизни Фрэнка. Мы поженились примерно через год после начала нашего романа. Мелисса была рада за нас, привязавшись к Эдварду, как к родному человеку. Вместе мы прожили два года, и казалось, всё было идеально, пока в один прекрасный день… — Мама, что случилось? — взволнованный голос Мелиссы вмиг вырвал из воспоминаний, возвращая в суровую действительность. Откуда я так стремилась сбежать, укрыться в тёплом, уютном прошлом. — Ничего, дорогая… — я из последних сил натянула на лицо улыбку. Нельзя, чтобы дочь узнала об этой мерзости! Даже если мы с Эдвардом разведёмся, даже если… Впрочем, сейчас не время думать об этом. Нужно ехать в пляжный домик. Срочно. Надо успеть, пока они там, вместе, вдвоём… Поцеловав на прощание Мелиссу, а также пообещав ей скоро вернуться, я стремительно выбежала из дома. Тяжело дыша, я завела автомобиль. Всё, Джулия Бёрк, назад дороги нет. И не будет. Скоро с моим браком будет покончено. Как и с предательством моего супруга. По пути в пляжный домик я старалась не думать о будущем. Воспоминания также гнала прочь, боясь в самый последний момент остановиться, отказаться от задуманного. Ведь я любила Эдварда. Как никогда и никого прежде. Даже Фрэнка, отца Мелиссы. И от осознания этого становилось особенно горько… Город заканчивался, и я свернула на трассу, ведущую к пляжному домику. Воспоминания нахлынули с новой силой. Вспомнилось, как ещё недавно мы с Эдвардом приезжали сюда вдвоём, как покупали новую кровать, долго выбирая её в Интернете… Только вот для чего? Для развлечений Эдварда с любовниками? Предательские слёзы щипали глаза, а к горлу подступал горький комок рыданий. Нет, Джулия, не надо. Потерпи, осталось недолго. Но сейчас ты должна быть сильной. Нельзя плакать перед тем, кто тебя предал. Нельзя показывать собственную слабость. Дверь домика я открыла собственным ключом. В первый же момент в глаза бросились два бокала, стоявшие на барной стойке. Два бокала с недопитым вином… Я шла дальше, стараясь не думать о предстоящем. О том, что я скоро увижу собственными глазами. Войти в спальню было нелегко, но отступать было некуда. Я не могла и дальше жить в обмане, зная всё о предпочтениях Эдварда. А значит, я должна это сделать. Хотя бы для того, чтобы расставить все точки в наших отношениях. Боясь сделать лишний вздох, я решительно прошла в спальню. На постели, которую я ещё недавно считала своей, лежали они. Эдвард и его любовник. Тот самый блондин, годившийся в сыновья моему супругу. Я стояла, как вкопанная, продолжая смотреть на сладко спавшую парочку. Наверное, хорошо потрахались, раз теперь никак не могут проснуться. Интересно, кто кого у них… Я негромко усмехнулась, при этом чувствуя, что вот-вот разрыдаюсь. И в этот момент они проснулись, оба, стыдливо натягивая на себя простынь… — Джулия? — во взгляде Эдварда читалось непонимание, — Как… как ты тут оказалась? — Логичнее спросить, как я узнала об этом, дорогой. А точнее даже, от кого. Кто прислал мне твои фотографии… — Что?! Фотографии? Но… Как? Кто мог это сделать? — Это всё, что ты можешь сказать сейчас? — в тот момент меня захлестнула жгучая обида. Муж даже не оправдывался. Ему словно было плевать на всё, что нас когда-либо связывало. Даже на наше будущее. — Джулия… — он растерянно смотрел на меня, — давай поговорим позже… Пожалуйста. Дай хотя бы пару минут… Я молча вышла в гостиную, осознав, что неприятный разговор только начинался. Следом за мной из спальни выскочил тот мальчишка, на ходу застёгивая на себе брюки. Он исчез через пару мгновений, так и не осмелившись взглянуть в мою сторону. Впрочем, в тот момент я также отвернулась, не желая смотреть на любовника Эдварда. Сама мысль о характере их отношений вызывала у меня лишь неприязнь и брезгливость. Я будто не представляла мужа с этим блондином, не могла даже вообразить их вместе. — Джулия, — на пороге спальни стоял Эдвард, виновато глядя в мою сторону, — я понимаю, что… — Как давно ты этим занимаешься? — я вновь перебила мужа, — Ты всегда изменял мне? — Чёрт… Какая разница? — он уже не пытался скрыть своё недовольство, — К чему вообще эти вопросы?! — Ты никогда не любил меня… Врал мне, изменял. А женился на мне только из-за денег… Тебе ведь так хотелось заполучить состояние Фрэнка! Многое становилось очевидным, и теперь я понимала, почему Эдвард так стремился помочь мне. Ведь я была богатой вдовой! А также домохозяйкой, никогда не интересовавшейся делами мужа. — Ситуация понятна, мистер Бёрк. Наш брак был всего лишь выгодной сделкой. По крайней мере для тебя. Ведь я-то выходила замуж по любви… — Я тоже, Джулия. Я уже давно мечтал о семье. А когда ты и Мелисса… Короче, вы стали очень дороги мне. И я… Я на самом деле был счастлив с вами… — Так счастлив, что постоянно водил сюда парней? Трахался с ними, а потом ехал к нам с Мелиссой? К семье? Вот только от секса ты частенько отказывался. Уставал, конечно… Уставал трахать своих мальчиков?! — Но ведь мы были счастливы! — его крик заставил меня вздрогнуть, — И тебя всё устраивало. Всё! Я прекрасно вёл дела твоего мужа, бизнес процветал, у Мелиссы был заботливый отец… Что ещё тебе было нужно?! Верность? Тебе на самом деле это важно, Джулия? В тот момент он смотрел на меня с недоумением, словно я просила о чём-то необычном. Сверхъестественном. Например, слетать на Марс. Или достать звезду с неба. Он искренне верил в справедливость своих слов, а мои претензии даже не хотел слушать. — В каком веке ты живёшь, Джулия? — муж продолжал наступать, становясь всё более уверенным, — Оглянись по сторонам, дорогая. Хороший брак это выгодный для обоих союз! А верность? Я её от тебя требовал? Запрещал тебе что-то? Сажал тебя в золотую клетку? Нет. Тогда какого чёрта ты чего-то требуешь от меня?! Я стояла, ошарашенно глядя на Эдварда. Это был не тот человек, в которого я когда-то влюбилась. За которого вышла замуж, с которым прожила около двух лет… Сейчас передо мной стоял другой Эдвард. Настоящий. Такой, каким он был на самом деле. — Я, что, запрещал тебе куда-то ходить? Развлекаться? Проводить время с твоими подружками? Нет, дорогая. Я никогда не ограничивал твою свободу. И взамен я ждал того же. А не упрёков и претензий, словно мы в прошлом веке… — Значит, верность по-твоему прошлый век? Как и любовь?! А твои развлечения с любовниками ты ставишь на один уровень с дружбой? — Но ведь это даже не женщина, Джулия, — он скривился, залпом выпив бокал вина, — зачем вообще было устраивать драмы? Ты и Мелисса, вы — моя семья, а то, что ты видела… Ерунда, о которой не стоит вспоминать. Поэтому оставь свои проповеди. Любовь, верность… Не будь подростком, милая. — Прекрати называть меня милой! Хватит уже твоего лицемерия! Ты никогда не любил меня! И если бы я не была наследницей Фрэнка, ты бы никогда… Мысль, осенившая меня через секунду, заставила резко замолчать, потрясенно глядя на Эдварда. Господи… Фрэнк! Его гибель не была трагической случайностью. Эдвард сам убил своего друга, а после выдал преступление за обычное несчастье. Он всё спланировал, всё предусмотрел. — Ты убил Фрэнка, — эта фраза далась невероятно трудно, — тогда, на яхте… Вы были вдвоём. Это ты столкнул в океан моего мужа. Ты убил его… — Ты сумасшедшая, — заметно побледнев, процедил Эдвард, — если ты серьёзно считаешь, что я мог… Джулия, мы попали в шторм! Ты забыла об этом? Как и о том, что я сам едва не погиб в тот день? — Шторм… Ты всё прекрасно знал, Эдвард. Всё рассчитал, продумал. Ты планировал это убийство. Именно ради этого ты остался здесь, в Калифорнии. Хотел убить друга, а затем… Прибрать к рукам всё состояние Фрэнка! — Ты точно сошла с ума… — он обречённо вздохнул, потянувшись за бутылкой с виски, — давай прекратим этот разговор. Тебе нужно лечиться, Джулия. Прости, но… Твои обвинения в убийстве… Это уже слишком. Чересчур. Что? Я не ослышалась? Этот лицемер обозвал меня сумасшедшей? Мысли закрутились со страшной силой. Теперь он готовил план по избавлению от меня, и психушка как нельзя лучше подходила в его ситуации. Причём лечить меня там никто бы и не думал, скорее, напротив, превратили бы в безвольное растение, безопасное для Эдварда Бёрка. Человека, стремившегося любой ценой получить моё состояние. Деньги моей семьи, моей дочери. Мелисса! Ведь ей недавно исполнилось шестнадцать, а это значит, что… В тот момент меня охватила паника. Этот негодяй жаждал получить наследство моей дочери! Потратить деньги Фрэнка на своих любовников, а затем продать всё и уехать, бросив Мелиссу без гроша в кармане. А я… Я буду заперта в психушке, где уже через пару месяцев превращусь в бесполезный овощ. Не способный вспомнить даже имя собственной дочери. — Куда ты направляешься? — муж резко остановил меня, грубовато схватив за руку, — Тебе нельзя сейчас… — Что, испугался? Боишься, что я расскажу всё о тебе и твоих похождениях? А также о том, что именно ты убил Фрэнка? Дрожишь от страха, да, Эдвард? — Сумасшедшая, — с досадой пробормотал он, и его лицо, прежде казавшееся мне таким красивым, вмиг стало каким-то жутким, чужим, пугающим. Я словно сорвала с него маску, обнажив страшное уродство. То, что доселе было спрятано, надёжно скрыто от окружающих. — Ты не сможешь удержать меня! — мне всё же удалось вырваться, с силой оттолкнув от себя мужа, — И не надейся, что тебе удастся так легко добраться до моих денег! Я сейчас же займусь нашим разводом, а затем… Не закончив свою фразу, я поспешно выскочила на улицу. В машину, скорее… Нельзя оставаться наедине с тем, кто, возможно, убил Фрэнка. Хотя, почему возможно? По его реакции стало многое понятно. Он нервничал, хоть и пытался скрыть это. Пытался, да не получалось. Ведь я слишком хорошо знала его характер! Надо возвращаться домой, а после позвонить моему адвокату — мистеру Стивенсу, человеку, который действительно сможет помочь мне. Помочь развестись с Эдвардом. Мой автомобиль словно летел по оживлённой трассе, но сбавлять скорость в тот день я даже не думала. Мне хотелось сбежать от собственных воспоминаний, не желавших раствориться в прошлом. Вновь и вновь вперед глазами вспыхивали картины прошлого. Нашей жизни с Эдвардом. Нашей любви. Любви, которой никогда не существовало… В глазах снова защипало, а сдерживать рыдания у меня попросту не оставалось сил. Дрожащими руками я изо всех сил держала руль, однако тот неожиданно выскользнул из моих пальцев. Я чувствовала, как теряю управление, а моя машина на полной скорости вылетает на встречную полосу. О чём я думала в тот момент, когда поняла, что столкновение неизбежно? Понимала ли, что возможный конец близок, а изменить что-то уже вряд ли удастся? Сильный удар, скрежет металла, звук разбитого стекла… Это было последним, что я услышала. А затем наступила тишина…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.