Вторая жизнь 123

Реклама:
Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Описание:
Смерть не всегда означает конец. Мне она дала второй шанс. Вторую жизнь в теле другого человека.

Посвящение:
Авторам и создателям одноимённого сериала, а также всем своим читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
СПОЙЛЕРЫ!!!!!!!!!!
Эта работа написана по мотивам латиноамериканского сериала "Вторая жизнь" (2005)
Предупреждение!!! В работе очень много элементов гета, но все эти элементы описаны в низком рейтинге.

Трейлер сериала - https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=3vXsMRKBkYA
Если интересно сравнить, можете посмотреть, но там СПОЙЛЕРЫ!!!

8

21 июля 2019, 15:53
Неизбежная буря разразилась неожиданно. В один тёплый осенний день, когда мне позвонила Кэтрин. И по её взволнованному голосу сразу стало ясно — моя подруга что-то узнала. А точнее — что-то нарыл её детектив, который по-прежнему копался в прошлом Эдварда. И это «что-то» было очень серьёзным. Я поехала к ней сразу после звонка, наврав Берте, что в город приехал мой старый приятель. Разумеется, я волновалась. И не только потому, что новости от детектива смогут круто изменить мою жизнь. За моим волнением крылась и другая причина. Эдвард… Не больше, чем через час я узнаю о нём что-то важное. Что, возможно, навсегда изменит моё отношение к нему. И хотя казалось, что всё плохое уже известно, а упасть ещё ниже в моих глазах он не сможет, сердце подсказывало мне другое. Джейсон Росс — так звали знакомого детектива Кэтрин, не желал затягивать неприятный разговор, а потому, сразу после нашего знакомства, поделился информацией, полученной из Портленда. — Порыться в его прошлом пришлось особенно тщательно, ведь кроме парочки штрафов за превышения скорости в его прошлом не было никаких тёмных пятен. Но… Кто ищет, тот всегда найдёт, — Росс сделал многозначительную паузу, чуть слышно ухмыльнулся, а затем продолжил, явно воодушевлённый проведённым расследованием. — Всё началось шесть лет назад, когда Эдвард вступил с брак с жительницей Портленда, разведённой женщиной по имени Эмма Уивер. На тот момент ей было тридцать шесть, а её сыну Нику едва исполнилось четырнадцать. Поначалу их брак выглядел удачным, многие даже завидовали Эмме, считая Эдварда отличным избранником. Но однажды всё изменилось… — Это… было связано с сыном Эммы? — меня осенила страшная догадка. Неужели я полюбила настоящее чудовище? Доверила свою дочь извращенцу, способному на всё ради собственной похоти? — К сожалению да, мистер Мендоса, — лицо Джейсона мгновенно сделалось серьёзным, — детали и подробности той истории остаются в тумане, но… Однажды ночью Эмма застала мужа в комнате Ника. Тот пытался изнасиловать своего пасынка. — О, Господи… — только и смогла произнести я, вновь ощутив, что привычный мне мир рушился прямо на моих глазах. Но на сей раз масштабы разрушения были куда ужаснее. — Почему его не посадили, Джейсон? — вопрос, мелькнувший у меня в голове, неожиданно озвучила Кэтрин. Подруга словно прочитала мои мысли, при этом верно оценив моё состояние. Оно было шоковым. — Разразился скандал, и Эмма всё же написала на него заявление. Но до суда не дошло. Почему? Никто не знает. Эмма и Ник уехали из города, а позже перебрались в Канаду — подальше от произошедшего скандала, от самого Эдварда… Впрочем, Эдвард также уехал из Портленда. А через пару месяцев приехал сюда, в Калифорнию, начав работать у некого Фрэнка Стюарта… — Он угрожал этой женщине и её сыну! — резко вскочив с места и отчаянно жестикулируя, я решила выплеснуть переполнявшие меня эмоции, — Этот негодяй каким-то образом запугал их, после чего они отказались от заявления! — Либо хорошо заплатил им, — неуверенно произнёс Джейсон, — ведь Эмма и Ник жили довольно бедно, а после их развода Эдвард оставил им квартиру в престижном районе Портленда… — Это ничего не меняет! Эдвард Бёрк — насильник, и это должно получить огласку. Вся страна должна знать о прошлом этого негодяя! — Официально ничего не докажешь, мистер Мендоса… Увы, но Ник отказался от показаний против Бёрка, а сама Эмма заявила, что ошиблась, о чём впоследствии сильно жалела. Жалела! Ну, конечно, особенно, после того, как Эдвард угрожал ей! Точно также, как и мне, намекая на лечение в психушке. Вот только со мной этот номер не пройдёт, я не сдамся, не сломаюсь, как когда-то сломалась Эмма. Напротив, сделаю всё, чтобы превратить его жизнь в ад, заставить на своей шкуре почувствовать причинённые другим страдания. Я вернулась домой в тот же вечер, ведь теперь я не могла надолго оставлять Мелиссу. Моя дочь находилась под одной крышей с преступником, а потому я должна была действовать, предпринять все доступные мне меры. С Эдвардом я столкнулась на другой день, когда по обыкновении помогала Мелиссе с уроками. Муж появился в саду неожиданно и, едва увидев нас с дочерью, потребовал от меня не приближаться больше к Мелиссе. — Я сама хочу общаться с Карлосом! — довольно резко вставила Мелисса, — Он мой лучший друг и очень поддерживает меня после смерти мамы. — Он тебе не друг, Мел. Дружить надо со своими ровесниками, с одноклассниками, с детьми из хороших семей. А этот эмигрант… Чего он может тебе предложить? О чём с ним вообще можно разговаривать?! Однако Мелисса упрямилась, чем в итоге сильно разозлила Эдварда. Он закричал на мою дочь, требуя от неё немедленно уйти в дом. Разговор между нами должен проходить наедине. — Мы ещё это обсудим, Эдвард! — с затаённой угрозой в голосе произнесла Мелисса, — И я не позволю тебе вмешиваться в мои отношения с друзьями! Проводив её разъярённым взглядом, тот с нескрываемой ненавистью посмотрел в мою сторону. В тот момент он словно желал испепелить меня взглядом. — Я тебя предупреждал, мексиканец… По-хорошему предупреждал. А ты не понял… Что ж, твои проблемы, парень. А ведь поначалу ты мне понравился. Особенно там, в баре. Был бы ты чуток умнее, глядишь, и получил бы, что хочешь. Со своими партнёрами я бываю очень щедрым. — Также, как были щедрым с Эммой Уивер и её сыном Ником? — я ехидно усмехнулась, — С ними вы ведь также были очень щедры? — Откуда… откуда ты знаешь об этом? — заметно побледнев, Эдвард вмиг потерял былую уверенность, — Как ты узнал… — У меня есть свои источники информации. И по ним я узнал о вас много интересного. Например, то, что вы — извращенец, который пытался изнасиловать своего пасынка. А потом запугал свою бывшую жену, заставив ту забрать заявление. Вы замяли скандал благодаря своим деньгам и связям, а позже сбежали в Калифорнию, устроившись на работу к мужу Джулии… — Ты хочешь денег? — это был единственный вопрос Эдварда. — Сколько?! В ответ я только рассмеялась. Предсказуемость Эдварда впечатляла, как и его подход к решению проблем. Конечно, что ещё он мог предложить? Только деньги. Чужие деньги! — Называй сумму. И не надо из себя строить невесть кого. Я могу вышвырнуть тебя из дома. В любой момент. — А я могу многое рассказать о вас! Очень многое. — И как ты это докажешь, дурачок? — былое спокойствие возвращалось к Эдварду. Кажется, я недооценила бывшего мужа, который вовсе не испугался моих признаний. Или же просто делал вид, стараясь сохранять уверенность? — Я обеспечу вам скандал, мистер Бёрк. Ну, а если обо всём узнает Мелисса… Она возненавидит вас и тогда вряд ли позволит распоряжаться её наследством. — Так тебя интересует наследство Мелиссы? Хочешь сам всё получить, не так ли? Хочешь соблазнить дочь Джулии? — Меряете всех по себе, мистер Бёрк? Это вы женились на Джулии только ради денег. А сами изменяли ей, постоянно. Да ещё и с парнями… — Какая тебе разница, с кем и как я изменял Джулии?! — Эдвард вновь начал заводиться, не выдержав моего спокойного, насмешливого тона. — Ты ведь её даже не знал! — А, может, знал? Может, она приезжала к нам в Сан-Диего и рассказывала о вашем браке. О том, как вы сделали ей предложение во время прогулки по пляжу. Тогда начинался дождь, и вы очень торопились. Но она сказала вам «да», а после прямо над вашими головами раздался сильный удар грома. Как после свадьбы вы отказались от полноценного медового месяца, решив поехать все втроём в Акапулько… А позже вы всё-таки улетели вдвоём, в Филадельфию. Правда, всего на четыре дня. Ходили там по музеям, ресторанам… Тогда Джулия сказала вам, что если бы могла начать новую жизнь, то предпочла бы родиться в Филадельфии. А вы ответили, что она бы промокла в этом городе от постоянных дождей. И замёрзла бы от ветров, которые дуют с Атлантики… — Значит, вы всё же были знакомы, — сквозь зубы процедил Эдвард. Он опять выглядел поражённым, а мои слова явно задели его. Затронули что-то личное, интимное. То, чем он не хотел делиться с посторонними. — Были, — я шла напролом, не боясь его реакции, — вы же читали письмо жены. Думаете, Джулия стала бы помогать постороннему ей человеку? — Если бы ты не был мексиканцем, парень… Если бы не эта твоя смуглость, типично латинские черты лица, то… Впрочем, это бред. Такого не может быть. Не могло быть! — О чём вы сейчас подумали? На что намекали? — Ты очень похож на Джулию, — немного помолчав, произнёс Эдвард, — не внешне, конечно, но… Твоя манера говорить, твой взгляд… Это что-то необъяснимое, с чем я сталкиваюсь впервые в жизни. А потому то и дело возникает мысль. Глупая, даже идиотская, но… Ты — внебрачный сын Джулии? Или какой-то другой её близкий родственник? Скажи, это так, да? Вот теперь молчала я, потрясённо глядя на Эдварда. Неизбежное произошло, и мой муж всё же смог узнать меня. А точнее уловить сходство с прежней личностью. — Ладно… — примирительно добавил Эдвард, при этом отводя взгляд в сторону, — чего ты хочешь от меня? От Мелиссы? Я же не дурак, парень. И я вижу, что тебя интересует вовсе не работа и даже не деньги. Тебе нужно было сблизиться с моей падчерицей… — Я делаю это ради Джулии, — я отвечала почти честно, больше не боясь говорить правду, — да, я был связан с ней… кровными узами. — Что ж… Это было очевидным. Ваше сходство иначе не объясняется… Кем приходилось тебе моя жена, Карлос? Матерью? Тёткой? Сводной сестрой? Я не дала ему конкретного ответа. Да и сам Эдвард уже не настаивал на нём. Он был слишком потрясён, шокирован, явно не зная, как вообще продолжать общение. Но на этом сюрпризы того дня не кончились. Эдвард ушёл, погружённый в свои мысли, а примерно через час в саду вновь появилась Мелисса. Очень взволнованная, она буквально умоляла меня куда-то поехать с ней. Вот только куда объяснять не хотела. Разумеется, я не могла отказаться, ведь моя дочь настаивала на этой поездке, словно в тот вечер решалась её судьба. Всю дорогу Мелисса молчала, а затем… Мы приехали на кладбище. На мою могилу. Это походило на кошмарный сон. Надгробная плита с моим именем и датой смерти… Вот только я не умерла. И я стояла на своей собственной могиле. Рядом со своей дочерью. — Мама… — негромко произнесла Мелисса, — мамочка… По привычке я обернулась на её голос, моментально встретившись взглядом. Но в глазах Мелссы вовсе не было тоски, грусти или отчаяния. В них застыло что-то другое. Словно дочь пыталась о чём-то спросить меня. Словно хотела получить ответы. — Я долго следила за тобой, Карлос, — серьёзно начала Мелисса, — наблюдала, как ты ухаживаешь за цветами, как общаешься с Бертой и Эдвардом… Сегодня я слышала ваш разговор в саду. Эдвард сказал, что ты — родственник моей мамы. Что ты похож на неё. И я согласна с этим. Вот только… — Что? — я уже не пыталась спрятать эмоции, — Куда ты клонишь, Мелисса? — Ты… ты вовсе не родственник мамы. Хотя вывод Эдварда был логичен, но… Я лучше знала свою маму. Ты не можешь быть её сыном, братом или племянником… Это невозможно. Но возможно кое-что другое, куда более невероятное. Что ты и есть моя мама. Что именно она находится сейчас в твоём теле, Карлос. Сказав это, Мелисса быстро обняла меня. Она тихо плакала, уткнувшись в моё плечо. В плечо моего нового тела, в котором дочь, несмотря ни на что, узнала меня. — Успокойся… — прошептала я, с трудом сдерживая слёзы, — всё хорошо, Мел… — Ты… ты тогда сказал, что душа моей мамы… Она может быть в другом теле! Не знаю, почему, но я запомнила эту фразу. А потом… Я следила за тобой. Однажды даже увидела, как ты смотрел на нашу совместную фотографию. Ту самую, из Диснейленда, что стоит на столике в гостиной… Ты шептал: «Прости меня, дочка.», думая, что никто не услышит этого. Но я всё слышала. А сегодняшний разговор с Эдвардом окончательно развеял мои сомнения. Ты не можешь быть посторонним нам человеком, но при этом ты не родственник моей мамы. А дальше… Других вариантов просто не было. Я молча смотрела на Мелиссу, про себя восхищаясь её проницательностью. Моя девочка стала взрослой, она больше не ребёнок, которого легко обмануть. И я гордилась ею. Гордилась тем, что дочь смогла решить сложную головоломку, ребус, придуманный самой жизнью. — Расскажи мне всё сначала, прошу тебя, — немного придя в себя, взмолилась Мелисса, — я хочу узнать всё. Ма… Карлос, пойми, я уже не ребёнок! И я имею право знать, что произошло в тот день. Ну, в общем, когда… В день твоей аварии. — Хорошо, — кивнула я, пытаясь обдумать свой рассказ. Лгать Мелиссе не хотелось, но и рассказывать все детали также было не просто. Особенно насчёт Эдварда. Насчёт его измены, а также его угроз в мой адрес. В итоге я поведала ей лишь часть того, что случилось между мной и Эдвардом. О его измене, о том, что он никогда не любил меня. Мелисса была шокирована моим рассказом. Ведь она до конца верила своему отчиму. По крайней мере в искренность его чувств. — Эдвард был просто убит горем, когда ему сообщили об аварии. Не мог он так притворяться, нет… Он даже плакал в тот вечер, после похорон. А когда я вышла из своей комнаты, крепко обнял меня, а потом признался, что любил тебя, как никого и никогда прежде. Странно, но в тот момент он казался мне искренним. Убедить Мелиссу не доверять отчиму, не верить в его ложь и ничего никому не рассказывать оказалось непростой задачей. Но в конце концов дочь согласилась на мои условия. Не понимая при этом, что именно я планирую делать, как буду бороться с Эдвардом. Но у меня уже созрел план. И осуществить его я надеялась в самое ближайшее время. Вот только посвящать Мелиссу в эти детали я вовсе не собиралась.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: