Вторая жизнь 123

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Описание:
Смерть не всегда означает конец. Мне она дала второй шанс. Вторую жизнь в теле другого человека.

Посвящение:
Авторам и создателям одноимённого сериала, а также всем своим читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
СПОЙЛЕРЫ!!!!!!!!!!
Эта работа написана по мотивам латиноамериканского сериала "Вторая жизнь" (2005)
Предупреждение!!! В работе очень много элементов гета, но все эти элементы описаны в низком рейтинге.

Трейлер сериала - https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=3vXsMRKBkYA
Если интересно сравнить, можете посмотреть, но там СПОЙЛЕРЫ!!!

10

25 июля 2019, 17:00
Пока Эдвард принимал душ, готовясь к предстоящей близости, я в одиночестве допивал вино, предложенное любовником. Думать ни о чём не хотелось, скорее, наоборот, я усиленно прогонял мысли, мешавшие мне расслабиться. Через несколько минут я трахну Эдварда. Мужским членом, которым до сих пор никогда не пользовался, не считая, конечно, посещения туалета. И вот сейчас… Я усмехнулся, допивая остатки вина. Возбуждение. Оно появлялось от одной только мысли о близости с Эдвардом. Низ живота словно чем-то стягивало, а член напряжённо вставал, упираясь в тесные джинсы. И это было очень непривычно. Эдвард появился довольно скоро. Вышел в одном полотенце, закрученном на бёдрах. А я смотрел на него, словно видел таким впервые. Капельки воды сверкали в его влажных, тёмных волосах, а от его кожи исходил приятный аромат хвои. Похоже, Эдвард не изменял своему вкусу, выбрав гель для душа с ароматом кедра. Его любимый запах… Даже это оставалось неизменным. Поменялось лишь выражение его лица. Теперь в его взгляде я улавливал вожделение, бешеную страсть, чего прежде было не свойственно для Эдварда. Будучи Джулией, я был уверен, что мой муж не способен на такие чувства. Наша любовь казалась зрелой, спокойной, взвешенной. Но теперь стало понятно, что никакой любви у нас с ним не было. Эдвард притворялся, играл, а моё прежнее тело никогда не возбуждало его. Он с неохотой исполнял супружеский долг, занимался сексом механически — без чувств, без огня, без желания. А затем убегал, ища страсть в объятиях молодых красавчиков… — Я хочу тебя, — его пальцы скользнули по моей рубашке, — раздевайся… Он сам начал срывать с меня рубашку, торопливо расстёгивая пуговицы. Я не сопротивлялся, но на сей раз вовсе не потому, что так велел мне разум. Я также хотел близости с Эдвардом. Хотел трахнуть его, отыметь, познав, наконец, что такое быть парнем. Поцелуй бывшего мужа, как и его руки, скользившие по моей спине, лишь разогревали меня, возбуждая ещё сильнее. Воспоминания о прошлом остались где-то далеко, потерявшись за гранью моей новой жизни. Сейчас мной управляло лишь молодое тело, желавшее близости, разрядки, наслаждения. — Ты прекрасен… — прошептал Эдвард, ловким движением стаскивая с меня джинсы. Вместе с ними он стянул и бельё, а после вновь впился в губы, целуя горячо, жадно, настойчиво. Возбуждение нарастало с каждой секундой, но вместе с тем на меня накатывала жгучая обида. Почему раньше мы никогда так не целовались? Неужели, моё прежнее тело совсем не волновало его, а наш секс был лишь неприятной обязанностью, исполнения которой он всегда старался избегать? Тем временем Эдвард покрывал поцелуями моё тело, старательно исследуя каждый его участок. В какой-то момент он не выдержал и довольно резко подвёл меня к кровати. Ничего не говоря, он лёг на спину, а я оказался сверху, растерянно глядя в его манящие, тёмно-карие глаза. Неожиданно возникшая пауза продлилась всего пару секунд, а затем я сам поцеловал его, с жадностью засасывая его губы. Мой член упирался в живот Эдварда, который также был возбуждён, но при этом не торопил события, не спешил перейти черту в отношениях. С трудом оторвавшись от его губ, я сам потянулся за презервативом и смазкой, лежавшими на ночном столике. И вновь моё сердце царапнула неуместная обида. Всё это время, после похорон, он водил сюда любовников! И, конечно же, того блондинчика, с которым развлекался в день аварии… В день моей смерти. — Ты будешь меня смазывать или мне самому? — покосившись на тюбик со смазкой, спросил Эдвард. Он волновался, и это было очень заметно. Неужели, он на самом деле первый раз занимался сексом в пассивной роли? Что ж… Если так, то ему это запомнится надолго. Обмакнув пальцы в прохладном геле, я начал смазывать между ягодиц Эдварда, а тот лишь блаженно стонал, прикрывая глаза от удовольствия. В эти минуты бывший муж походил на кота, развалившегося на солнце. Кажется, его волнение утихало, а он всё сильнее предвкушал наслаждение. — Ты готов? — спросил я, неожиданно переходя на «ты». — Конечно… И мечтаю, чтобы ты хорошенько меня трахнул. — Тебе понравится, — с затаённой угрозой прошептал я, разрывая упаковку с презервативом. Эдвард стоял на четвереньках, готовый к тому, что я сейчас возьму его, отымею, оттрахаю… Он предвкушал удовольствие, в то время как я вновь думал о своём возмездии. Сейчас, когда он фактически открылся мне, доверился, стоял передо мной совершенно беззащитный, мысли о том, что я могу этим воспользоваться, вновь лишили меня покоя. Изнасиловать его, безжалостно оттрахать, унизить, причинить боль? Идея казалась соблазнительной, но что-то останавливало, мешало осуществить её. Я осторожно протолкнулся в его анус, едва не вскрикнув от невероятных ощущений. Новых, совершенно незнакомых мне доселе! А дальше… Моё сознание словно отключилось, и я провалился в какой-то другой мир. В мир, которым правило лишь удовольствие, природный инстинкт, вмиг взявший верх над остальными чувствами. Я безжалостно вбивался в Эдварда, до синяков сжимая его бёдра в своих пальцах. Эдвард что-то говорил, просил быть аккуратнее, однако я уже не мог остановиться, не мог вернуть контроль над своим телом. В какой-то момент мои пальцы заскользили по его члену. Он по-прежнему был возбуждён. Сжав его в руке, я начал помогать Эдварду, при этом чувствуя, что вот-вот наступит разрядка. Эдвард громко стонал — то ли от боли, то ли от удовольствия. Впрочем, это уже не имело никакого значения, ведь через несколько мгновений бывший муж начал дрожать и выгибаться, сжимая мой орган в своём и без того тесном анусе. Я кончил следом за ним, не вынимая член из любовника. Ощущения, переполнявшие в тот момент, казались просто нереальными. Я рухнул ему на спину, тяжело дыша и совсем не понимая происходящего. Ещё никогда прежде секс не доставлял мне такого удовольствия! Сейчас мои ощущения граничили с безумием, не поддавались никакому контролю. Отдышавшись и немного придя в себя, я всё же посмотрел на своего партнёра. Эдвард лежал, не двигаясь, молча глядя в одну точку. Я изнасиловал его? Причинил боль? Неужели… — Мне давно не было так хорошо… — хриплым, сдавленным голосом пробормотал любовник, — о чёрт… я столько лет не решался стать пассивом, всё время хранил верность ему… — Ему? — вмиг забыв об угрызениях совести, с любопытством переспросил я, — Значит, ты всё же пробовал… — Да… Очень давно. Но только с одним человеком. Я любил его… — Он тебя бросил? — Не совсем… Просто он никогда не был геем и даже бисексуалом себя не называл. Но несколько раз по пьяни мы всё же занимались этим… Пассивом он так и не решился, а вот трахал меня с удовольствием. А потом уехал из Портленда, женился. И я долгое время не видел его. Сам не хотел встречаться. Хотя Фрэнк иногда предлагал… — Что?! — поначалу я решил, что всего лишь ослышался, — Фрэнк? Мой… То есть… Муж Джулии? — Не удивляйся, — блаженно прикрыв глаза, пробормотал Эдвард, — это было очень давно… Мир вокруг меня снова рушился. Его будто накрыло гигантской волной, сметавшей всё на своём пути. Как прежде уже не будет. Снова катастрофа, разрушительное опустошение, а после мёртвая тишина, зависшая на руинах моего хрупкого мира. — Почему ты женился на Джулии? — с трудом произнёс я, ошарашенно глядя на Эдварда. Он не лгал. Алкоголь вкупе с хорошим сексом расслабили его, а также развязали ему язык. Теперь он не боялся рассказать о своей связи с Фрэнком, при этом не подозревая, какой удар нанёс мне этим признанием. — От отчаяния, — лениво прикрыв глаза, пробормотал Эдвард, — я был очень одинок в то время, мечтал о семье… А затем я полюбил Джулию. Постепенно, сам того не замечая… — Ложь! — я больше не мог сдерживаться, — Ты обманывал её! Водил любовников, трахал их… — Это были случайные связи, в основном, ради секса. И я не оправдываюсь, вовсе не оправдываюсь, но… Я любил Джулию. Может, не так, как она того заслуживала, но всё же любил. Она была мне очень дорога. — Дорога?! Любил?! Хватит лгать! Ты изменял ей! В этом же самом доме, на этой кровати! Трахал того белобрысого юнца, говоря Джулии, что у тебя совещание… — Откуда ты об этом знаешь? — выражение лица Эдварда поменялось за пару мгновений. Теперь он смотрел на меня с непониманием. — О чём? О том, что ты изменял ей? Да это и так было понятно! А я не идиот, мистер Бёрк. И прекрасно понимаю, где вы встречались со своими любовниками. Вы спали с ними на этой кровати, которую покупали вместе с Джулией. — Тебе слишком многое известно, парень, — мой любовник поднялся с кровати, и совершенно не смущаясь собственной наготы, медленно подошёл ко мне, — и это мне не нравится. Совсем не нравится… — Угрожаешь, да? Как Эмме Уивер и её сыну Нику? — Чёрт, — недовольно скривился Эдвард, — что за ерунду ты несёшь?! Я, что, похож на преступника? — Преступником может стать, кто угодно! — с горечью усмехнулся я, — А если учесть, что твоя бывшая жена застала тебя со своим сыном… — Да не домогался я этого мальчишку! Вот чёрт… Неужели мне снова нужно оправдываться?! Вновь проходить через этот ад? Немного помолчав, Эдвард всё же решился поведать свою историю. С самого начала. О том, как по молодости, пережив неудачную любовь к Фрэнку, он решил отказаться от серьёзных отношений, брака и семейного счастья. Заводить детей он также не хотел. Считал, что семья ему не подходит, да и вообще, какой резон оставлять потомство в нашем неспокойном мире? Но к тридцати годам мировоззрение Эдварда начало меняться. С Фрэнком он почти не общался, а случайные связи больше не приносили удовольствия. И тогда он решил стать отцом. Без женитьбы, конечно, с помощью суррогатной матери. Этот вариант ему подходил, но подвели анализы. Бесплодие. Он никогда не станет отцом, не сможет дать жизнь новому человечку… Долгое время он пытался прийти в себя. Заново учился жить, вырывая из сердца несбывшиеся надежды. Всё изменилось после случайного знакомства, когда в офисе Эдварда Бёрка появилась новая сотрудница. Её звали Эмма Уивер. Их роман вовсе не походил на красивую сказку, но при этом им было хорошо вместе. Впервые в жизни Эдвард осознал, что он кому-то нужен, причём не ради хорошего перепихона или компании для похода в клуб. Эмма хотела создать семью, мечтала о муже и отце для сына. И Эдвард рискнул, искренне веря, что не пожалеет о своём решении. Эмма была хорошей женщиной, идеальной для удобного брака. Даже сексом заниматься не особо любила. И ему это было только на руку. Эдвард изменял Эмме, ведь его по-прежнему тянуло к мужчинам. И всё было хорошо, пока в один прекрасный день Бёрк не заметил, что его пасынок проявляет интерес к нему. Нездоровый интерес. Поначалу Эдвард игнорировал его намёки, делал вид, что в упор не замечает их, однако мальчишку это задевало, и успокаиваться он вовсе не собирался. Однажды он пригласил отчима в комнату, якобы поговорить, но на самом деле… — Он начал раздеваться передо мной, хотел поцеловать. Я пытался образумить его, но тогда Ник закричал: «Проклятый пидорас, я знаю всё про тебя!». И в этот момент в его комнату вошла Эмма… — И поверила она, конечно, своему сыну? — недоверчиво спросил я, не зная, как вообще воспринимать признание Эдварда. Неужели он говорил правду? А если нет? Если всё это очередная ложь, продуманная и хорошо отыгранная самим Эдвардом? Ведь ему не привыкать к такой игре. Вся его жизнь — ложь. Начиная с фальшивой дружбы с Фрэнком. — Разумеется, — кивнул он, осушив очередной бокал, — поэтому и побежала в полицию. Но позже… Мальчишка сам раскололся, сообщив матери, что следил за мной, а также выложив доказательства моих измен. Эмма была в шоке, но заявление тут же забрала, понимая, что Ник на самом деле меня подставил. Мне тогда было очень стыдно. Перед Эммой, конечно же. Но и врать ей я тоже не смог. В этом уже не было смысла… — Ты думаешь, что я поверю тебе? — Можешь не верить, — он равнодушно передёрнул плечами, — но я рассказал тебе правду. Ту, которой прежде не делился ни с кем. Даже с Джулией. — Какие отношения у вас были с Фрэнком перед… его гибелью? Вы были друзьями или… — Друзьями. Фрэнк не любил вспоминать прошлое. Он ненавидел себя за эту связь, но при этом не мог разорвать наши отношения. Ведь когда-то мы с ним были как братья. Я молчал, пытаясь переварить услышанное. Слишком хорошо я знал бывшего мужа… И хотя лгать он умел на высшем уровне, недавнее признание во многом походило на правду. Или же мне просто хотелось так думать? Хотелось снова поверить Эдварду? Мысль оборвалась неожиданно, когда из гостиной донеслись чьи-то шаги, приближавшиеся к дверям спальни. Я замер, прислушиваясь к источнику звука. Неужели, в пляжный домик проникли воры? Дверь спальни распахнулась всего через пару мгновений, и на её пороге возник до боли знакомый мне парень. Молодой блондин, которого я однажды видел в этом доме. В этой самой постели, рядом с Эдвардом. — Джим? — первым из нас отреагировал Эдвард, — Как ты вошёл сюда? — А ты забыл?! — громко завизжал тот, яростно размахивая руками, — Вообще-то, ты сам оставил мне ключи! Вот я и приехал. Решил сделать тебе сюрприз. Но, смотрю, что пришёл не вовремя! — Давай обсудим это позже, Джим, — с досадой в голосе произнёс Эдвард, — ты уже всё видел, так что… — Что?! Намекаешь, что мне пора убираться?! А сам хочешь остаться с ним?! — ткнув пальцем в мою сторону, истеричный юнец буквально просверлил меня взглядом. — Да, чёрт возьми, со мной! — с силой сжав кулаки, закричал я. Появление этого типа стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Слишком сильное ощущение дежавю, слишком многое вспомнилось. Я словно вернулся в тот день, когда на месте этого юнца находилась Джулия. Такая же потерянная, разочарованная, разбитая. И это сравнение доставляло мне удовольствие. Странное, мстительное удовольствие, перемешанное с болью. — Значит, всё кончено? — Джим смотрел на Эдварда, словно умоляя того дать отрицательный ответ, — Ты выбрал его? Приезжего? Какого-то латиноса, нелегального мигранта, бандита… Договорить он не успел — мой удар по лицу буквально свалил его с ног. Вытирая разбитую губу, парень с ненавистью смотрел на меня, вот только говорить гадости больше не решался. Я усмехнулся, победно глядя на соперника. А кулаки-то у Карлоса оказались что надо! Прежде мне ещё никогда не доводилось так легко разбираться с противниками. Да и вряд ли этот наглец испугался бы Джулию. А вот Карлоса… Конфликтовать с ним непрошеный гость явно опасался. — Значит, тебе нравятся дикари, — с горечью усмехнулся Джим, вновь переводя взгляд на Эдварда, — что-то испортился твой вкус после смерти дорогой жёнушки… — Замолчи, Джим… — едва слышно процедил Эдвард, — уходи, прошу тебя… — Гонишь меня, значит? Неблагодарный мудак! А ведь я так старался, делал всё ради тебя… Думал, что оценишь! А ты… Променял меня на какого-то дикаря, нелегала из Мексики! Что, гастарбайтеры лучше отсасывают? Отвечай! — Джим неожиданно толкнул любовника, а затем плюнул ему в лицо. Кажется, он был близок к истерике. — Тьфу на тебя, предатель! А ведь я надеялся… Думал, что когда твоя жёнушка узнает о нас… Да, это я всё подстроил. Именно я попросил отправить ей наши фотографии! Это был я… Дальше я уже ничего не слышал. В глазах потемнело, а внутри всё пылало огнём. Накинувшись на сбитого с ног парня, я со всей силой начал избивать его, наносил удар за ударом, пропуская мимо ушей его мольбу о пощаде. — Убийца! — в исступлении прокричал я, задыхаясь от подступавших к горлу рыданий, — Ты убил меня! Ты во всём виноват! Всё это из-за тебя… Эдвард с трудом оттащил меня от почти потерявшего сознание Джима. Ещё немного, и я убил бы его. Но тогда я не думал о последствиях. Ведь теперь я знал имя виновника. Имя того, кто разрушил жизнь Джулии, по чьей вине, пусть даже косвенной, произошла та авария. Он убил меня! Отнял всё, что мне было дорого. Отнял прежнюю жизнь, семью, дочь, даже моё тело. А всё из-за своего желания разлучить нас с Эдвардом. Из-за тех проклятых снимков! Всё началось из-за них! Я рыдал, не в силах больше притворяться, играть роль того, кем на самом деле не являлся. Эдвард, всё же выставив побитого Джима, молча вернулся в спальню. Он смотрел на меня, не скрывая удивления. В тот момент он был также шокирован произошедшим. — Мне показалось или… — он начал очень осторожно, при этом продолжая сверлить меня взглядом, — ты был сильно взбешён, ты кричал… Кто ты, Карлос? Почему ты так странно отреагировал на слова Джима? Я имею в виду… — Ты по-прежнему хочешь знать, как я был связан с Джулией? Тебя ведь только это интересует? — Нет… Но ты на самом дел вёл себя очень странно. Словно в тебя бес вселился… А эти твои крики: «Ты убил меня!», как вообще их понимать, Карлос? Почему ты говорил от имени Джулии? — Ты действительно хочешь знать правду? — горько усмехнувшись, я поднялся, встретившись взглядом с Эдвардом. — Да. Потому, что я уже не знаю, чего думать. Ты так похож на неё, но при этом ты совершенно другой. И потом… Я кое-что выяснил. Твоя тётка Глория не знакома с моей покойной супругой. Они никогда не жили в одном приюте, и родственной связи между вами также никогда не было. — Ты уже знаешь ответ на свой вопрос, Эдвард… Знаешь, но очень боишься произнести вслух. Боишься признать то, что давно стало очевидным. Не переживай, ты вовсе не сходишь с ума. Так что давай, озвучь то, что давно крутилось у тебя в голове… Он молчал, собираясь с мыслями. Я тоже не желал больше делать подсказок. Всё и так было понятно. Нужно просто решиться. Произнести вслух. Эдвард подошёл ко мне вплотную. Взял за плечи, а затем, глядя прямо в глаза, вымолвил: — Ты — моя жена, моя Джулия. Не знаю, как получилось, что ты оказалась в этом теле, но других вариантов у меня нет. Я долго обо всём думал, прикидывал, взвешивал… Нет, ничего другого мне попросту не пришло на ум. Ты — Джулия, и ты вернулась, чтобы отомстить мне.
Примечания:
Всё-таки будет миди, прошу прощения за то, что писала дезинформацию, что выходит макси. НЕ выходит. Я просто ошиблась с подсчётом страниц. Будет миди, теперь уже 100%.

И я по-прежнему жду отзывов)))
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.