Вторая жизнь 123

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Описание:
Смерть не всегда означает конец. Мне она дала второй шанс. Вторую жизнь в теле другого человека.

Посвящение:
Авторам и создателям одноимённого сериала, а также всем своим читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
СПОЙЛЕРЫ!!!!!!!!!!
Эта работа написана по мотивам латиноамериканского сериала "Вторая жизнь" (2005)
Предупреждение!!! В работе очень много элементов гета, но все эти элементы описаны в низком рейтинге.

Трейлер сериала - https://www.youtube.com/watch?time_continue=3&v=3vXsMRKBkYA
Если интересно сравнить, можете посмотреть, но там СПОЙЛЕРЫ!!!

13

3 августа 2019, 14:41
Всё началось с поездки в магазины, куда я сопровождал Кэтрин. Подруга умоляла помочь ей, примеряя всё подряд, что попадалось под руку. Я же откровенно скучал, понимая, что шоппинг меня больше не привлекает. Разумеется, Кэт предлагала посетить и мужской отдел, даже обещала помочь с выбором одежды, но я сразу отказался, дав понять, что у меня есть всё необходимое. Схватив несколько платьев, Кэтрин скрылась в примерочной, в то время как я ждал её в зале магазина. Я вновь думал о Мелиссе. О нашей ситуации, о будущем. Мысли об Эдварде я усиленно гнал прочь, при этом внушая самому себе, что тот навсегда остался в прошлом. В прошлом, которое ушло вместе с Джулией… — Карлос? — чей-то незнакомый голос заставил вздрогнуть, резко оборвав поток мыслей, — Не знала, что ты тоже в Лос-Анджелесе… Поспешно оглянувшись, я увидел перед собой девушку. Невысокую, худенькую, с пышными тёмно-русыми волосами. Она смотрела на меня с удивлением, широко раскрыв свои и без того огромные, ярко-голубые глаза. — Простите… — я замер, совершенно не зная, что говорить. Кто эта девушка? Откуда она знала меня? Или же… Догадка, осенившая меня в следующую минуту, напугала ещё сильнее. Голубоглазая шатенка, стоявшая напротив меня, была никем иным, как Аделой — той самой девушкой, из-за которой Карлос пытался покончить с жизнью. Это была его бывшая невеста. — А, мне что-то говорили насчёт твоего отъезда, — беспечным голосом продолжала Адела, — но я не думала, что ты переехал именно сюда. Как же тесен мир! Америка — такая большая страна, а мы оба здесь, в Лос-Анджелесе… — Да… — растерянно кивнул я, лихорадочно соображая, что делать. Наврать про амнезию? Сделать вид, что я обижен и не хочу общаться с ней? Впрочем, закончить эти мысли вновь не дала настойчивая подруга Карлоса. — Когда мы с тобой последний раз виделись, ты был каким-то странным. Говорил ужасные вещи насчёт самоубийства, а ещё сказал, что тебе не интересно жить… В общем, полный бред, — Адела недовольно скривилась, — надеюсь, сейчас ты об этом не думаешь? Выбросил из головы эту ересь? Ну, расскажи, чем ты тут занимаешься… Я молчал, не зная, что ответить наглой девице. И как только беднягу Карлоса угораздило влюбиться в эту стерву? Эгоистку, которой плевать на всё, кроме собственной выгоды. Рассказать о самоубийстве? Нет, её это не тронет. Она даже не поймёт, не осознает, насколько виновата во всём случившемся. Ведь таким всегда легче обвинять кого-то другого, смеяться над чужими чувствами, плевать в душу любящим их людям. — Пошла вон, — с ненавистью процедил я, при этом сильно сжав кулаки, — и больше не подходи ко мне. Никогда. Ясно? — Но… Карлос, я… — Адела явно растерялась, не ожидая подобной реакции, — я думала, что все проблемы в прошлом, что ты смирился… В общем, ладно, я не хотела, я только… — Карлос, дорогой, посмотри, как тебе это платье? — внезапно появившаяся Кэтрин заставила вздрогнуть и без того потрясённую Аделу. Теперь глаза девушки увеличились ещё больше, а в них застыло неподдельное удивление, с которым она изучала мою спутницу. — Ты теперь с ней, да? — немного отойдя от шока, Адела продолжила задавать вопросы, — Нашёл себе богатую американку? — Да! — не дав мне и рта раскрыть, неожиданно вставила Кэтрин, — Карлос теперь со мной! Именно так, дорогуша. Так что проваливай, пока я не вызвала охрану. Ведь хозяйка магазина — моя давняя подруга. В ответ на это Адела лишь раздражённо фыркнула, после чего исчезла, моментально скрывшись в толпе. Немного помолчав, я перевёл взгляд на Кэтрин. Моя подруга ехидно улыбалась, очень довольная произведённым эффектом. — Бедняжка, — съязвила Кэтрин, — мы её напугали, не правда ли? — Ты поняла, кто это? — Ага. Не сложно было догадаться… Та сучка, да? Которая довела бедного парня… — Она самая, — кивнул я, испытав некое облегчение. Теперь Адела вряд ли захочет докучать мне, а её недовольное лицо говорило о том, что девушка на меня крепко обиделась. И осознание этого доставляло странное удовлетворение, словно я хоть немного отомстил ей за предательство. — Я знаю, о чём ты сейчас думаешь, — неожиданно сказала Кэтрин, забирая пакеты с купленными вещами, — да, эта стерва действительно виновата в его смерти, но… Посмотри на всё с другой стороны. Ведь если бы мексиканец остался жив, то… Дальше ты и сам всё понимаешь. — Конечно… — я грустно усмехнулся, неожиданно осознав, какой дорогой стала цена моего воскрешения. Моей второй жизни. Но стоило ли моё возвращение такой жертвы? Не лучше ли было умереть мне, а молодому мексиканцу продолжать жить дальше? — И сейчас я знаю, о чём ты думаешь… О том, что парень был молод, у него вся жизнь впереди и всё такое. Но не вини себя в случившемся. Так было решено очень давно, ещё до вашего рождения. Никто не может изменить судьбу, Джулия. — Кэт, не забывайся, — я с укором посмотрел на подругу. — А я и не забываюсь. Но сейчас в тебе говорит Джулия. Она всё ещё жива, Карлос. Твоя прежняя личность никуда не делась. Как бы ты не пытался отрицать это. Как бы не пытался похоронить её, скрыть в потаённых уголках своего сердца. Я молчал, не решаясь отвечать Кэтрин. Она вновь прочитала мои мысли, без слов угадав то, что творилось в моей душе. Прошло ещё несколько дней, за которые я начал забывать о той неприятной встрече. Я по-прежнему занимался садом, помогал по хозяйству Берте, играл с Максом, общался с Мелиссой. Ночевал, как и прежде, у Кэтрин, несмотря на просьбы дочери вернуться домой. Но был ли этот дом теперь моим? Эдвард появился неожиданно, застав меня за работой в саду. Он просто смотрел на меня, не решаясь подойти, начать разговор. Молча стоял, устремив взгляд в мою сторону. И этот взгляд, такой тяжёлый, цепкий, продолжительный, не давал сосредоточиться на деле, отвернуться, забыть о присутствии бывшего мужа. — Что ты здесь делаешь? — откинув в сторону лейку, я решительно подошёл к Эдварду. Страстно хотелось нагрубить ему, но вместе с тем что-то мешало, останавливало, не давало сказать то, что крутилось на языке. — Я за вещами пришёл, — он, кажется, смутился, а после опустил взгляд, — кое-что забыл в своей комнате… Наверное, надо было попросить Берту, но не хотелось беспокоить. Вот и заехал после работы. А я, что, мешаю тебе? — Да нет, если только за вещами… — я резко замолчал, прислушиваясь к голосу своего сердцу. Эдвард скоро уйдёт. Навсегда. Да и сейчас он пришёл вовсе не ко мне. Просто забрать что-то из одежды. Мне грустно? Обидно? Тоскливо? — Я больше не побеспокою тебя. Обещаю. С Мелиссой буду общаться на нейтральной территории, а что касается дел, то… Он также не закончил свою фразу. Неспеша приблизился, вновь бросив на меня свой долгий, проницательный взгляд. Я стоял на месте, чувствуя, как по коже неожиданно пробежал озноб. Странно, ведь ещё недавно мне было жарко… Да и день стоял довольно тёплый, а солнце припекало по-летнему. — Ты меня ненавидишь? — этот вопрос заставил меня вздрогнуть. Зачем Эдвард опять заговорил об этом? Почему? С какой целью? — Мы это уже обсуждали, — я всё же отвернулся, сделав вид, что вспомнил о работе, — не люблю по сто раз говорить на одну и ту же тему. Ведь я уже всё сказал… — Помню, — он горько улыбнулся, продолжая стоять на своём месте, — но я не могу так, Джу… Прости… Карлос. Я не могу так легко покончить со всем. Не могу уйти, сделав вид, что всё кончено, а мы чужие друг другу люди. Я… я люблю тебя. — Что? — я ошарашенно смотрел на него, не в силах подобрать слова, способные выразить мои чувства, — Ты… меня? Меня или… — Тебя. Карлоса. Удивительно красивого парня с душой моей погибшей жены. С моей родной душой. Именно это сочетание я искал всю свою жизнь. Но, увы, встретил слишком поздно, да ещё при таких обстоятельствах… Прости, если мои слова ранят тебя, как Джулию, но такова моя природа, мои предпочтения. И я вовсе не горжусь этим. Напротив, мне стыдно за то, что я не любил тебя. За то, что изменял, врал, предавал тебя… Сказав это, он подошёл ещё ближе, а затем осторожно взял за плечи, не разрывая зрительного контакта. Он смотрел мне в глаза, молча, выжидая какой-то реакции. Но я также не знал, что ответить. Слишком неожиданно прозвучало его признание. Слишком неуместно, слишком… Мысль оборвалась в пути, когда пальцы Эдварда с осторожностью легли на моё лицо. Он взял меня за подбородок, а затем приблизил к себе. Я замер, понимая, чем это закончится. И как бы не протестовал в тот момент мой разум, оттолкнуть Эдварда, сорваться с места и убежать я тогда попросту не мог. Его губы вновь коснулись моих, только на сей раз он делал это как-то особенно — нежно, трепетно, волнующе. Это был не просто поцелуй любовника. Обычно так целуют обезумившие от любви мужчины. — Карлитос… Боже, пресвятая Дева Мария! — чей-то крик, неожиданно раздавшийся совсем рядом, заставил меня отпрянуть в сторону. Быстро переведя взгляд, я вновь замер от неожиданности. Передо мной стояла Глория! Тётка Карлоса, которая каким-то образом нашла меня! — Мистер Бёрк… Что всё это значит? — она подошла ближе, изумлённо посмотрев на Эдварда. Они, что, знакомы? Мысль, осенившая меня в этот момент, только усилила эффект неожиданности, лишив возможности придумать хоть какое-то объяснение. — Карлос, да как ты мог! — темпераментно жестикулируя, Глория продолжала возмущаться, — Исчез, не звонил, наврал мистеру Бёрку про то, что ты — родственник его покойной жены… А ведь я, между прочим, волновалась! Переживала за тебя! Думала, может, у тебя какие-то неприятности или ты опять решил сделать глупость. Хотела даже в полицию обратиться… И тут вдруг заявляется этот господин и расспрашивает меня о тебе! Да, он приезжал в Сан-Диего! Около двух недель назад. Я потом звонила тебе, писала в интернете, но ты вообще не реагировал. Будто провалился сквозь землю! Вот я и решилась приехать… Ну, а что ещё я могла сделать?! Ты сам не оставил мне выбора! — Значит, ты ездил к ней… — совсем забыв о присутствии Глории, я с упрёком посмотрел на Эдварда, — пытался всё выяснить… — Это было ещё до того разговора в пляжном домике, — бывший муж отвечал довольно уверенно, — но уже тогда я начал сомневаться… А после встречи с Глорией и вовсе запутался, не понимая, кто из вас хочет обмануть меня. Я не мог до конца доверять вам, а потому… — Прекратите, мистер Бёрк! — Глория вновь вмешалась в разговор, явно желая высказаться, — Я вам всё тогда объяснила. Что мой племянник — чокнутый, что он свихнулся на этой своей девке, а потом возомнил себя чёрт знает кем. Это ж надо такое придумать! Родственник богатой американки! Да это всё от тех таблеток, которых он тогда наглотался… Побочный эффект или как там это называется! — Простите, миссис Акоста, — решительно вставил Эдвард, повернувшись к Глории, — мы с Карлосом уже всё выяснили. И он действительно имел отношение к моей жене. Но какое… Это пусть он объясняет сам. — Да плевать мне на эти его фантазии! — вновь закричала тётка Карлоса, — Сейчас меня интересует другое. Что значит то безобразие, которое я только что видела?! Вы с ним, что… это самое… Голубые, да? — Это моё личное дело, — на сей раз я не испугался правды, понимая, что лжи было уже достаточно, — и я не обязан давать вам объяснения. Хотя… Если вас это успокоит, то с Аделой всё кончено. Она меня больше не интересует. — И ты думаешь, что я этому обрадуюсь?! — Глория завопила ещё громче. Она уже орала на весь сад, никого не стесняясь, не боясь, что нас могут услышать. — Твоя Адела хотя бы девка… Какой бы тварью она ни была, всё равно девка! А теперь что получается? Ты и этот… О, Господи, бедные Себастьян и Амалия… Да они бы умерли во второй раз, узнав о том, до чего докатился их сын. Сначала бегал за шлюхой, а сейчас… Нет, мне даже страшно произнести это вслух! — Так, всё, успокойтесь! — её крик резко оборвал Эдвард, — Не надо закатывать истерики! Я люблю Карлоса, ясно вам? Люблю! И если вам это не нравится… — А кому бы это понравилось? Кому?! Мистер Бёрк, мой племянник никогда не занимался таким… Да, он всегда был глуповат, то и дело влипал в неприятности, но чтобы с другим мужчиной… — Глория неожиданно начала креститься, — Пресвятая Дева Мария! — с этим воплями она с силой схватила меня за руку, — Поехали со мной сейчас же! Тебе лечиться нужно, причём как можно скорее! — Никуда я с вами не поеду! — мне всё же удалось вырваться из цепких рук женщины, — И вообще… Я — не ваш племянник, Глория! Я не Карлос Мендоса! Признание вырвалось само собой, вот только ситуацию оно никак не облегчило. Пришлось вызывать Кэтрин, которая, попросив оставить её наедине с Глорией, попыталась объяснить той, что случилось на самом деле. Эдвард выглядел напряжённым, однако в разговоры не вмешивался, а в какой-то момент и вовсе скрылся в кабинете. Я не пошёл за ним, стараясь не думать о его признании. Как и о поцелуе, таком неожиданном, неподходящем, неуместном… — Вы должны вернуть это тело Карлосу! — воцарившуюся тишину внезапно разрезал крик Глории. Она стояла передо мной, а её глаза были наполнены ненавистью. В тот момент она желала мне смерти. — Простите, Глория, но… это невозможно, — к ней подошла взволнованная Кэтрин, всё ещё желавшая разрешить мирно неожиданно возникший конфликт. Однако я в это больше не верил. Глория ненавидела меня, проклинала, считала убийцей своего племянника. — Я буду молиться за его душу, — твёрдо произнесла женщина, — и она вернётся в своё тело, ведь мой племянник так молод, у него вся жизнь впереди. Он должен вернуться! Обязательно! Она тихо зарыдала, но никто из нас так и не решился подойти и как-то утешить её. Лишь Берта принесла стакан воды, предложив также выпить успокоительного. — Мне ничего от вас не нужно, — процедила сквозь зубы мексиканка, — я всего лишь хочу вернуть племянника. И я верну его. Чего бы мне это не стоило. — Но Джулия… она не виновата, — Кэтрин вновь попыталась достучаться до сердца Глории, — у неё есть маленькая дочка, и она тоже очень страдает… — Карлос вернётся, — казалось, Глория не слышала её слов, пропуская мимо ушей всё, что говорила ей Кэтрин, — я верну ему это тело. Он будет жить. И всё будет, как прежде… Она ушла, даже не обернувшись в мою сторону. А я стоял, потрясённый услышанным. Неужели, я и правда должен умереть? Снова. И на сей раз без надежды на второй шанс. — Она может вернуть Карлоса? — это был первый вопрос, с которым я подошла к Кэтрин. — Всё очень сложно, — задумчиво протянула подруга, — конечно, шансов на возвращение души латиноса не так много, но… С другой стороны… — Что? — во мне всё замерло, словно заледенело от ужаса. — Он всё-таки может… — Да… Понимаешь, твоя линия жизни. То есть линия Карлоса… Теперь она соединяется. Разрыва больше нет, но есть два момента… Первый — когда он покончил с собой. А вот второй… Судя по всему, это случится очень скоро. Возможно, даже в этом году. И тогда он опять будет между жизнью и смертью. А затем всё вернётся в исходное положение. Как и было до твоей аварии, до самоубийства Карлоса. — То есть… Я умру? А душа Карлоса всё же вернётся? Но ведь ты говорила другое! Ты обещала мне долгую жизнь… — в тот момент я был близок к истерике. Я понимал, что теряю всё — Мелиссу, Эдварда, новое тело. Я терял свою жизнь, вот только уходить из неё мне совсем не хотелось. И особенно сейчас, когда всё налаживалось, когда Эдвард признался, что любит меня. — Мы ничего не сможем изменить, — взгляд подруги оставался серьёзным и напряжённым, — всё решает судьба. Нам она выбора не оставляет…
Примечания:
Ну, как вам такой замут?))) Делаем ставки, дорогие. Кто с кем в конце останется? Джулия в теле Карлоса с Эдвардом, Карлос в своём теле с Аделой или Карлос с Эдвардом?)))

А автор, как всегда, ждёт отзывов...
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.