Дух меча 4

Има. автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Михоук Дракуль, Перона, ОЖП, ОМП
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU Близкие враги Драма Месть ОЖП ОМП ООС Пре-гет Прощение Смерть второстепенных персонажей Согласование с каноном Холодное оружие Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда на мир опускается темная Ночь, лишь Белая Луна укажет путь, что уходит в глубины прошлого, озарит своим чистым сиянием настоящее и позволит взойти на небосвод будущему.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:

Часть 1

30 сентября 2019, 22:00
— Черт бы тебя побрал, Соколиный Глаз!       Один из немногих офицеров морского дозора, которому посчастливилось выбраться из-под обломков рассеченного пополам фрегата и доплыть до суши, с яростным криком кинулся на Михоука в бессмысленной попытке нанести сильнейшему мечнику мира хотя бы один удар. Закаленная волей сабля моряка столкнулась с черным, словно ночное небо, клинком и, озарив прибрежные скалы снопом металлических искр, разлетелась на осколки, спустя мгновение обагрившиеся кровью их бывшего владельца.       Дракуль взмахнул мечом, очищая безупречное лезвие от следов секундной схватки с очередным воином, ни имени, ни лица которого он не запомнил, и устремил пристальный золотистый взгляд на уничтоженный флот морского дозора в сотне метров от берега. На еще не ушедших под воду обломках кое-где вспыхивал огонь, раздавались приглушенные крики моряков, погребенных под кучами древесины. Мужчина не сдержал усмешки.       Это было слишком ожидаемо.       После того, как вскрылись дела Дофламинго на Дресс-Роуз, расформирование системы «Шичибукай» стало вопросом времени. Вопросом, который от Дракуля никоим образом не зависел и, соответственно, практически его не интересовал. Однако, несмотря на это, в глубине души мечник надеялся, что дозорные будут более благоразумны в попытке арестовать бывших союзников, а не кинут на тех, кого раньше называли «одной из трех великих сил мира», обычных солдат. Пусть и в таком большом количестве.       Но все произошло именно так.       Михоук не был сентиментален, однако, когда его взгляд цеплялся за совсем юных моряков, которые толком не овладели ни мастерством меча, ни хаки, но уже были вынуждены выполнять абсурдные приказы начальства, в его душе закипал гнев. Они слишком молоды, чтобы так бессмысленно расставаться с этим миром, который о них больше никогда и не вспомнит. Их жертва абсолютно напрасна. Они еще не видели настоящей жизни.       Подобные мысли не должны были тревожить Соколиного Глаза. Но они тревожили. Били по уже давно забывшимся воспоминаниям. Ведь когда-то Михоук и сам был таким же молодым и неопытным. И совершал множество ошибок. Ошибок, о которых бы сейчас жалел, если бы они не сделали из того растрепанного, но упрямого мальчишки с боккэном сильнейшего мечника мира. Хотя были и те, о которых он сожалел. Те, которые сделали столь желанный в юности и молодости титул не наградой, а настоящим проклятьем. Клеймом, преследовавшим его многие годы.  — Это… Еще не конец…       Михоук обернулся. Последний дозорный, грудь которого пронзила Ёру, разрываясь от приступа кровавого кашля, нелепо пытался подняться с земли.  — Ты уже не сможешь встать, — безразличным голосом отозвался Соколиный Глаз. — Прими смерть достойно…  — Не я последний… — прохрипел моряк, затуманенным от боли и кровопотери взглядом скользнув по расплывающейся фигуре пирата. — У тебя… Много врагов… И… Если раньше… Твой статус сдерживал… Их… То теперь…       Очередной приступ кашля прервал и так едва разборчивую речь мужчины. Его дыхание на несколько мгновений участилось, а затем оборвалось. Михоук некоторое время вглядывался в остекленевшие глаза бывшего врага, видя в них свое отражение.       Да, врагов у него было много. Пожалуй, даже слишком много. Но тех, кого он помнил и с кем желал скрестить клинки, было не больше пяти. И у одного из них, несмотря на принципы, которых Михоук придерживался всю жизнь, было женское лицо.

***

 — Значит, это и есть резиденция Соколиного Глаза? — тихо пробормотала Юри, окинув взглядом едва заметный в густом тумане остров. Небольшой, сплошь покрытый жутким темным лесом, среди которого возвышались скалы и холмы странной, похожей на гребни морских волн формы.       Женщина, фыркнув, спрятала замерзший носик в складках длинного черного шарфа и уютнее закуталась лазурное кимоно с белым геометрическим узором на рукавах. Вряд ли оно, едва прикрывая колени, сильно спасало ее от пронизывающего холодного морского ветра. Это скорее было делом привычки.  — Именно так, Сорано-сан.       Юри, обернувшись, скосила взгляд на нежданного и ничуть не желанного собеседника. Нечто антропоморфное с виду, закутанное в длинный белоснежный плащ и с необычной маской на лице. Это существо — именно существо, потому что исходящая от него аура смерти не позволяла женщине назвать это человеком, — стояло в нескольких метрах позади нее. Несмотря на то, что Сорано за свою жизнь и сама убила не одну сотню людей, трупный смрад, исходящий от этой твари, даже у нее вызывал тошноту.       Стараясь отвлечься от неприятных ощущений, женщина огляделась. Больше на палубе корабля не было ни души. Видимо, приказ сверху требовал полной конфиденциальности.       Ничего удивительного.       Иначе даже у дозорных возникли бы вопросы к решениям Мирового Правительства. Сначала объявлять шичибукаев вне закона, а потом для их ликвидации привлекать на свою сторону убийц и пиратов… Затея весьма странная. Но от этого не менее эффективная, судя по всему. Иной причины, по которой агенты CP-0 оказались на пороге ее дома несколько недель назад, Юри просто найти не могла. Конечно, кого еще недальновидные власти могли натравить на сильнейшего мечника в мире, если не человека, о ненависти которого к Соколиному Глазу ходили слухи по всему миру?  — Полагаю, основные силы морского дозора, отправленные на Курайгану, уже уничтожены, — продолжил свой монолог агент, приблизившись к Сорано. — И Вам никто и ничто не помешает разобраться с Михоуком.       Женщина прикрыла глаза и усмехнулась. До берега оставалось всего несколько десятков метров. Расстояние вполне достаточное.  — Да… — тихо отозвалась Юри.       Левая рука Сорано скользнула за накинутое на плечи кимоно. Изящные длинные пальцы сжали увитую черно-белыми шелковыми шнурами рукоять катаны, закрепленной светлыми ремешками на поясе. Белая Луна, давшая женщине ее красивое прозвище, отозвалась на беззвучную просьбу своей хозяйки едва ощутимой дрожью нетерпения. Юри улыбнулась.  — Будет крайне обидно, если нам кто-то помешает… — едва слышно произнесла она.       Агент почувствовал неладное лишь тогда, когда ярко вспыхнувшие в сумерках оливковые глаза Юри оказались напротив его лица, скрытого маской, а идеальное, кипенно-белое лезвие Широтсуки, словно раскаленный нож, пронзило грудную клетку. Женщина изящным движением вырвала клинок из опешившего противника и легким ударом заставила его отшатнуться, хватаясь за небольшую, но от этого не менее смертоносную рану. Сорано, презрительно фыркнув и удобнее перехватив меч, оттолкнулась от носа корабля и взмыла в небо. Взмах обагренного кровью меча, и разрушительный поток сжатого воздуха рассек агента на две части, не оставляя ему шансов на выживание.       Сделав несколько воздушных шагов, Юри осторожно приземлилась на вершину одного из странных холмиков, который заприметила еще с палубы корабля. Придирчиво осмотрела свой клинок. Кровь безымянного агента, до этого отвратительным пятном портившая идеальное белое лезвие, буквально на глазах исчезала, впитываясь в сияющую сталь.  — Какими бы чистыми не были одежды, они не скроют черноту души… — Сорано усмехнулась и с нежностью провела кончиками пальцев по клинку. — Похоже, подруга, ты никогда не почернеешь от крови невинных.       Меч на мгновение вспыхнул чистым белым светом, соглашаясь с хозяйкой, и погас. Женщина привычным движением вернула Широтсуки в ножны и осмотрелась. Несмотря на вечерние сумерки, внимательный взгляд, многократно обострившийся от притока хаки наблюдения, зацепился за возвышающиеся в чаще леса шпили старого замка. От него веяло знакомой аурой. Чертовски знакомой.       Юри полной грудью вдохнула сырой прохладный воздух, насыщенный запахом хвои и мха, и медленно выдохнула, стараясь успокоить гулко бьющееся в груди сердце. Воспоминания беспощадной волной накрыли женщину, утягивая сознание в счастливое прошлое. Прошлое, что в один миг из доброй сказки обернулось настоящим кошмаром.  — Уже столько лет прошло с тех пор…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: