В прицеле суперзлодеек

Гет
NC-17
В процессе
1529
автор
Borland94 бета
Размер:
65 страниц, 3 части
Описание:
- Каждая заслуживает на второй шанс, если она шикарная знойная красавица, - уверенно произнёс высокий парень с каштановыми волосами медленно приобретающих отчетливый алый оттенок чем ближе к их кончиках смотреть.
- Она едва не убила нас всех! - раздражённо бросил кто-то позади него.
- Едва не считается, - беспечно продолжил парень изучая своими серебряными глазами новую злодейку перед собой. - К тому же она шикарная знойная красавица, а потому все в пределах правил.
Примечания автора:
Да, название чистый плагиат. Но ведь кто-то должен быть адвокатом дьявола... Или лучше сказать адвокатом дьяволиц?
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1529 Нравится 218 Отзывы 460 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Итак, начну с самого главного:
1) Как можно заметить за последних три месяца у меня крайне мало обнов, причины тому две: нехватка времени и банальная усталость от приевшегося фэндома. Потому я пока временно отойду от ДхД не замораживая их, но дожидаясь Музы. Муза есть просто она спит - устала.
2) Это не пролог. Ещё раз ЭТО НЕ ПРОЛОГ. По сути это глава примерно с середины мной продуманного сюжета.
3) Это прон. Гипертрофированный, художественной приукрашенный и преувеличенный прон. Дорогие читатели 16 лет и младше, не верьте написанному, в жизни так не бывает. Всё написанное не происходило в реальной жизни и не имеет под собой достоверного фундамента.
4) Работа будет писаться не слишком долго, до мига пока не вернётся настрой писать по ДхД. Это месяца два-три. После чего вновь придётся врубить режим Хатико и ждать чуда.
5) Вы можете сотворить Чудо. Скажем если проявиться достаточная активность в комментах и народу зайдёт, то я не против писать дальше. Опять же в ущерб другим проектам.
6) Мне нужен совет, какой цыкл комиксов читать для наиболее полного и актуального понимания Людей Х, Мстителей, Человека-Паука и в целом вселенной Марвела. Ибо мне откровенно тяжело выловить из всех веток, что есть Тру, а что НеТру.

Приятного чтения:)



Borland94: таки отбечено. Столько порнухи я не то что не редактировал, но даже не писал соло. Наслаждайтесь)
- Не пытайся скрыть свою ревность, чертенок, - подойдя сзади и воспользовавшись рассеянностью девушки, юный парень поймал ту в свои объятия, и, под испуганный писк, притянул к себе, уткнувшись носом ей в макушку, вдыхая аромат её волос, что переливающимся полотном ночи струились вниз по её спине. - Я-я н-не рев-вную, - совсем тихо, заикаясь в каждом слове от подступившего комом к горлу волнения, пропищала она, залившись краской от тех пошлых мыслей, что всколыхнули в ней провокационные слова молодого человека, в то время как её глаза лихорадочно бегали от одной точки комнаты до другой. - Именно поэтому ты была готова убить взглядом ту рыженькую девочку, с которой я решил пообщаться, пока она ждала свой заказ? - медленно, миллиметр за миллиметром, уголки его губ приподнимались в лукавой усмешке, глаза наполнял задорный блеск, а кончики пальцев начали свой танец на животе девушки. Он был настолько близко к своей жертве, что его дыхание, подобно ветру Сахары, обжигало уши слушающей его девушки. - Я не глазела, это не так! – всё ещё находясь в нежном плену, жертва коварного мужчины не знала куда деть свои глаза и как скрыть проступающие на её лице первые признаки смущения, а так же унять участившееся дыхание и начинающее быстрее стучать сердце. Слишком близко, слишком интимно, слишком приятно, слишком желанно! Но она должна держать себя в руках, ведь она не может кинуться на него в только что закрывшемся кафе. Ведь не может? - А её кофе внезапно оказался пересолен… - Я же извинилась, это было абсолютно случайно! Ёмкости с сахаром и солью стояли рядом и были очень похожи между собой! - у девушки едва не перехватило дыхание, когда его руки, покоящиеся до этого на её животе, поползли вверх, а горячее дыхание, до этого терзающее её уши, вдруг обдало открытый участок шеи. - О да, какая досадная случайность! Спустя три месяца работы все ещё теряешься в мелких деталях! Что же ты тогда скажешь про тот десерт, что ты с олимпийской точностью метнула ей в лицо? - Это всё кошка клиентки! Она неожиданно прыгнула мне в ноги, и я запнулась от неё! - голос девушки становился всё более неуверенным, высоким от волнения, с первой хрипотцой. - Ах, именно из-за этой кошки ты так была рада, что обиженная клиентка устроила скандал и ушла прочь? Я помню, как ты сияла радостью, провожая её удаляющуюся прочь спину, - он видел, что происходит с девушкой, как её тело готово предать свою хозяйку, как оно жаждет ласки, и именно потому он тянул, заигрывал с этой голодной демоницей в опасной игре. Неизвестно, чего было больше в смотрящих вверх золотых глазах девы - растерянности или обиды - когда мужские руки, вместо того, чтобы продолжить свой путь, приблизились к одной из её опасных зон, ловко повернули её тело на сто восемьдесят градусов, из-за чего она неловко покачнулась, и, чтобы не упасть, переложила свой вес на ближайшую опору. Которой оказалась грудь парня в нескольких жалких сантиметрах от неё! Её раскрытые ладони упали ему на грудь, а её тело тесно прижалось сверху. И теперь девушка оказалась в действительно опасном положении: одно дело было наслаждаться теплом объятий, а другое - взглянуть в эти серебряные омуты, что будто гипнотизировали её. От одного только взгляда вверх она теряла волю, ноги превращались в желе, а дыхание предательски замирало от порхающих в животе бабочек. Сглотнув ставшую вязкой слюну, она сумела таки продолжить этот сладкий допрос: - Она глазела на тебя! – быстро выпалила она, будто эти её слова объясняли всё на свете. - На меня много кто глазеет, чертенок, - говоривший наслаждался собой, девушкой, всей этой ситуацией и тем, что именно он держал нити власти над происходящим. А потому, чтобы ещё больше ограничить простор маневра для красавицы в своих руках, одна его рука зашла той за спину, уверенно остановившись на талии, в опасной близости от ягодиц девушки, а вторая схватила двумя пальцами ее подбородок, приподняв его вверх, ближе к себе, от чего жертва была вынуждена податься выше, вытянувшись на носочках. Она была так близко к его тёплым, алым, губам, так близко... и всё ещё так невообразимо далеко. Как он мог быть настолько преступно высоким? Почему она не могла дотянуться до него? - Она не просто глазела, она глазела так, будто хочет тебя здесь и сейчас, на глазах у всех! А эти её нелепые попытки выделить свою грудь расстёгиванием пуговиц на декольте! Шлюха! – золотистые глаза на миг потемнели от переполняющих её чувств. Как же она хотела разбить лицо этой рыжей нахалке, вырвать все её волосы и переломать конечности! Одно лишь воспоминание о ней пробуждало кровавую пелену ярости в её разуме! - Чертенок, - парень видел её мучения, страсти и желания, а потому принял решение, что зрело уже давно. Зрело в этих неловких касания, среди смущенный взглядом и распутных мыслей. – Будь честна со мной, будь честна с собой… Она видела, как он наклонил к ней свою голову, она понимала к чему всё идёт и почему-то именно в этот миг ей захотелось зажмурится. Трусливый и детский порыв, но только благодаря нему следующее действие приобрело некий трепетный, чарующий и западающий в душу эффект. Как две пары губ встречаются в робком касании, почти детском жесте, но с течением времени, с каждой секундой чувство мягкости твердело и росло; когда всё, что было доступно тебе - осязание, а картина мира имеет свои чарующие краски и плюсы. Сто процентов своего внимания было отдано на запоминание и наслаждение этим новым для неё опытом. Пускай неловко, пускай неумело, пускай так! Но она навсегда запомнит этот трепет первого поцелуя, чувства, когда воздуха в лёгких становится катастрофически мало, как пропадает стук сердца, как выцветают все звуки и запахи мира, оставляя её наедине с этими губами, что покрывали её уста. -…будь честна, и тебя ждёт награда, - ей было почти физически больно наблюдать за тем, как подаривший ей опыт первого поцелуя возвращается в своё исходное положение. Она так хотела продолжения, она так хотела… Пальцы, покоящееся на его груди, сжались в кулачки от досады, а сама она потянулась вслед за отнятым чувством, но безуспешно, отчего ей оставалось лишь обиженно взирать в серебряные колодцы. - Ты хочешь большего, Клэр? – прозвучавшее имя заставило и без того смущенную девушку потеряться между двух огней: безумного желания продолжить и всепоглощающего смущения, приказывающего как можно быстрее убежать. Вот только стоило её ноге попытаться сделать шаг назад, как она ощутила, что её нежно, но уверенно держат на месте, а потому оставался лишь один возможный ответ, который произнести было невероятно трудно, несмотря на всё желание. Сперва она вскинула голову кверху, а затем так же мгновенно, как и действие перед этим, опустила алое лицо вниз, к полу, помотала головой из стороны в сторону, будто выискивая где может прятаться правильный ответ или подсказка к нему. Эмоции на лице девушки были столь же чисты, как и всегда, её лицо обладало потрясающе глубокой мимикой и, видимо, из-за него же, девушка не могла толком врать. Предательское лицо всегда показывало другим её настоящие мысли. Вот только она бы ни за что не променяла его ни на какое-либо другое лицо, а всё из-за когда-то произнесенных тёплых слов: «Я нахожу восхитительным твоё лицо, чертенок, оно такое прекрасное и честное…». - Можешь… можешь поцеловать меня, Джон? – наконец, переборов робость, она немигающим взглядом своих полных надежды золотых глаз взглянула в серебряные колодцы. И в ответ получила добрую улыбку: - Конечно, чертенок, твоя честность вознаграждается, - она знала, что должно произойти, и вновь её застали врасплох, но на этот раз она не успела закрыть глаза, а совсем наоборот. Сейчас её широко раскрытые, нечеловеческие, золотые глаза в немом потрясений были соединены неразрывно нитью с наполненными смехом необычными серебряными омутами. Смех в его глазах не был обиден, он лишь согревал её сердце колышущимся огоньком, ведь он смеялся не над ней, а вместе с ней. Он знал, как рада она была, несмотря ни на что, а потому и сам брал от неё часть этого весёлого настроя. На этот раз она ощутила не только мягкость и теплоту от соприкосновения губ, но и сильную руку, что поддерживала её талию, чтобы она не упала, не заметив, как её ноги потеряли силу и единственной опорой дня неё был лишь он. Ощутила, как теперь его вторая рука была убрана с её подбородка, чтобы лечь сзади на шею, не позволяя отклонить голову от сплетения уст. Ощутила, как тяжелеющее с течением времени дыхание щекочет ей кожу, каков его дурманящий запах, и как стремительно её тело сдаётся без боя, теряя все свои силы под тяжестью сладкой неги. - Ха… ха… - в унисон, тяжело, дышали они. - Подожди, у меня есть идея, - произнесли его уста, и он утянул девушку за собой к ближайшему столику в пустом кафе. – Садись, - он указал на свои колени, и девушка, словно в трансе, взобралась на диванчик к нему. Подогнув под себя ноги, она села на него, так, чтобы теперь их разница в росте свелась к нулю. Руки были, в порыве смелости, закинуты ему на шею, где сцепились плотным замком, который никогда не будет добровольно открыт. Казалось, будто она у открытых ворот Рая, будто ей удалось найти начало своей светлой и счастливой сказки. Впрочем, она уже давно жила с подобными ощущениями, и сегодня лишь ещё глубже нырнула в кроличью нору собственной страны чудес. Было немного страшно, капельку стыдно, чуть-чуть неловко, но так же и очень волнующе, приятно и крайне захватывающе. Как прыжок в тёмную бездну без всякой страховки. Это был её первый поцелуй и должен быть первый раз чего-то большего. И хоть бурлящий в крови коктейль из эндорфина и адреналина не позволял остановиться, но вот сделать шаг - недостаточно. Она была трусихой. Именно потому момент, когда он её приподнял и повалил спиной на до этого только убранный кофейный столик, за которым всего лишь ещё полчаса кто-то принимал свой заказ, был встречен с внутренним писком радости. Она действительно была никудышной женщиной, раз даже сейчас не могла проявить силу воли и, собрав решимость в кулак, стать первой скрипкой. Вместо этого она позволяла руководить мужчине. Она - женщина! И она же позорно молилась, чтобы он не прекращал, продолжал и дальше не замечать то, насколько же она слабая личность. И вот, вместо того, чтобы хоть раз принять свою роль представительницы сильного пола, она в очередной раз решила спрятаться и убежать, пускай и в собственных мыслях. Продолжая купаться в самобичевании и наслаждении, она лишь глубже погружалась в происходящее с ней, стараясь как можно сильнее завлечь своего партнёра в их с каждой минутой всё более горячие ласки. В это же время инициатор взрыва их долгое время подавляемого влечения и похоти наслаждался плодами своих трудов. Он не прикрывал глаз от страха или страсти, он не отводил взгляд, нет. Это было не в его стиле. Вместо этого он неотрывно, без всякого стыда, глазел на извивающуюся под ним девушку. Он радовался её пальцам, что вцепились ему в спину, едва не пробивая кожу до крови своими острыми ногтями; наслаждался тем, как сильно она не хотела отрываться от него, сцепив на его талии свои ноги, или как её выбравшийся из под одежды хвост обвился вокруг его бедра. Он был рад тому, насколько же сильно его партнёр хотела быть рядом с ним и как можно ближе к нему. Видя эту безумную мольбу в золотистый глазах, он продолжал шаг за шагом позволять себе всё больше, заходя за все более опасные границы. Если сперва были едва ли не невинные касания губ, то сейчас творящийся разврат назвать как-либо, кроме животным, было нельзя. То, как мягкость её губ сменилась жадным вторжение ему в рот и жаркой битвой между их языками, то, как его руки сперва ласково держали её стройное тело, а теперь жадно вцепились в её упругую задницу. То, как они едва не разрывали собственные одежды от рвущейся наружу похоти, было столь дико и необузданно, что сложно было довольствоваться малым. С каждым мигом хотелось большего. А потому зачем себя сдерживать? Когда видишь, как затвердели и приподняли тонкую ткань блузки сочные, тёмные, соски, когда на пальцах блестит сок её желания, когда знаешь, что она хочет большего. Следуя взгляду, сильная рука опустилась к груди, ухватившись за мягкое, манящее полушарие, чтобы сжать его, а найдя на ощупь твёрдую бусинку, зажать её между пальцами, сжимая и поглаживая оную для стимуляции девушки ещё больше. Но стоны от неё не смогли огласить собой пустой зал - оставшись запечатанным продолжающейся борьбой их языков, рот девушки не проронил звуков больше обычного. Вторая же рука, поняв, что держать и так лежащую на спине красавицу нет никакого смысла, последовала ниже; погладив плоский животик, она медленно пробралась к самой трепетной и требующей нежнейшего обращения части тела, что изнывала в ожидании, когда её жажда будет утолена. И пока рот и груди были под непрекращающимся штурмом, ловкие пальчики парня легко расстегнули единственную пуговицу на юбке, и с победным маршем последовали к открытым и беззащитным вратам замка. Несомненно, там было горячо, кончики пальцев как будто прикасались к покрытому текущей магмой вулкану. - Аххх! – этот стон было не заглушить. Когда к маленькой ягодке впервые прикоснулись, будто электрический разряд пронизил тело девушки, заполнив её на миг чистым наслаждением. – Ммммх! – продолжала она стонать от ощущения, как впервые в её узкую и маленькую пещерку входят пальчики, отличные от её собственных. – Это так хорошо, - шептала она, наслаждаясь даруемыми ей ощущениями, отдав свое тело во власть другому и нисколько не жалея об этом решении. - Ты такая красивая, Клэр, - парень на время отстранился от девушки, позволив ей отдышаться, наслаждаясь видом перевозбужденной девы в его руках. – Ты всегда была особенной, - мягко говорил он с блеском любви в глазах, смотря на неё. – Ты прекрасна. И ты моя, чертенок, - на миг приблизившись, он клюнул её в губы, под смущенный взгляд партнерши. Сейчас он хотел не просто видеть её под собой, но и держать в руках, ласкать и прижимать к себе, абсолютно голую. Он хотел видеть всю её, во всей прекрасной наготе. Видеть принадлежащее ему сокровище. Его манило и завораживало в ней абсолютно всё: бархатная кожа цвета морских глубин, что при разном угле падения света на неё колебалась от тёмной лазури до светлой ночи; пылающие золотые глаза, что особо выделялись на фоне её необычной кожи, такие честные и добрые; улыбка, при которой можно было увидеть то, как на свет краешком показывается ряд белоснежный зубов с немного большими, чем принято у людей, клыками; за её грацию в неожиданные моменты, но абсолютную неуклюжесть в обычной жизни; за её доверчивый, немного робкий, но стойкий характер. И вот сейчас, смотря на это маленькое чудо, с потемневшими от смущения эльфийскими ушами, он знал, что никому, никогда, ни за что её не отдаст и не отпустит. Он не видел в ней фрика, урода, мутанта, как это делали другие люди. Он видел достойную девушку, что прошла через нелегкие испытания, но сумела сохранить в себе доброту к другим. Джон Доу, признай - ты влюбился… - Клэр, чертенок… ты поверишь, если я скажу тебе, что влюбился в тебя? – он несмело улыбнулся, это было не то время, не то место и не те обстоятельства для подобных вопросов, но он чувствовал, что должен это спросить сейчас, прежде чем они зайдут дальше. Будь на её месте кто-либо другой, он бы даже не задумался о подобном, но вот своего милого чертенка он не желал ранить. - Я… - Она замерла без движений, будто в испуге, но спустя два или три выдоха таки продолжила, преодолев пелену схлынувшего возбуждения. – Я была бы самой счастливой женщиной на свете, будь это так, - она улыбалась, широко и открыто в то время как в уголках её глаз собиралась влага. - Тогда ты стала бы моей? И, смотря снизу вверх на желанного ею мужчину, лёжа перед ним в столь открытой, столь беззащитной позе, желая его тепла и заботы, она выдохнула: - Конечно же да! Дикая и необузданная страсть пропала без следа, её смыли прозвучавшие слова и эмоции от этих слов. Теперь вновь соединивший их поцелуй не был столь поспешен, груб и ненасытен, вместо этих ярких и сильных чувств пришли не менее сильные, но куда более глубокие и спокойные чувства. Девушки не нужно было бояться, а парень знал ответ на важный для него вопрос. И им было хорошо вместе. - Дай я сниму это, - проговорил парень, начав расстегивать пуговицы впитавшей пот от тела девушки блузки. - Только если это ты, - и хоть даже сейчас она не могла смотреть ему в лицо прямо, отвернув свою голову немного в бок, глаза же её продолжали искоса наблюдать за действиями её мужчины. Медленно и не спеша, последняя пуговица таки покинула своё место и две половинки тонкой одежды медленно сползли по бокам не без помощи ласковых мужских рук. С пропажей единственной верхней одежды, что до этого была на девушке, перед серебряными глазами во всей своей красе предстали две прекрасные полные груди и манящий животик без грамма лишнего жира. - Ты ещё прекрасней, чем я мечтал, - завороженно произнёс парень, у него перехватило дыхание от той красоты, что он мог видеть, а рот почему-то стал невыносимо сухим. На лице юной девы от его слов в противостояние вступили смущение и гордость. Она была как смущена его словами, так и довольна ими. - Не говори так, - тихо, едва бубня слова под нос, попросила она. - Ты права, я не должен говорить, - под эти слова две ладони легли и сжались на двух упругих холмиках. – Я буду преступником, если потрачу ещё хоть миг на пустую болтовню, когда у меня в руках эти две прелести, - и, чтобы показать окончание их времени на диалоги, его голова опустилась ниже к нежной, открытой шее, оставив на той след его жадного касания. - Аххх… хах… хааААа! – всё что оставалось девушке это покорно принять даруемое ей удовольствие. Так продолжалось некоторое время: он покрывал её шею, грудь и живот своими поцелуями, руки сосредотачивались то на прекрасных мягких холмиках, дотошно исследуя те, сжимая, поглаживая и переминая их в руках, не забывая о чувствительных сжавшихся к каменной твёрдости сосках, то просто играя с ними пальцами, посасывая ртом, или же уделяя внимания её стройной спине и гладкому животу. Извиваясь и изгибаясь, девушка тонула в этой сладкой амброзии, что дарило её разуму её тело. Она едва несколько раз не достигла пика от лишь одних этих ласок. И с каждым пройденный мгновением ей нужно было больше, она изнывала там внизу, ей нужно было нечто большее чем просто ласки рук и губ её партнёра, чтобы утолить разрастающийся огонь внутри её живота. - Джон… прошу… дай… мне… больше! - Музыка для моих ушей, - он не мог отказать, когда его так просили. А потому вскоре его руки легли на край ранее расстёгнутой юбки. Секундная встреча взглядами и он получил робкое позволение двигаться дальше в виде быстрого и краткого кивка. Опустились на колени перед лежащей на столе девушкой, он крепче сжал поясок юбки и медленным, аккуратным движением приспустил ту, а после и вовсе снял, чтобы она не мешалась. И ощутил напряжение в теле своей любимой, когда те же действия принялся выполнять с промокшими от сочащейся смазки трусиками, но не остановился, а несколькими нежными поцелуями во внутреннюю часть бёдер девушки заставил ту расслабить своё тело, после чего выкинул испачканные трусики прочь. Но, видимо, стыд все же был сильнее, в результате чего ноги девушки свелись вместе, её пальцы прикрыли любовную норку, а сверху их накрыл заканчивающийся кисточкой меха хвост. - Не стесняйся, ты прекрасна в любом месте и любом виде. А здесь и подавно,- ещё несколько поцелуев, сперва в колено, после немного выше, а следом опасно близко от покрытого небольшим пушком лобка, чтобы в итоге его губы накрыли намокшие от собственных соков пальцы девушки, от которых за мгновение до этого был убран кончик верткого хвоста. – Тебе нечего стесняться, Клэр. Я этого хочу так же сильно как и ты. Не бойся, я буду очень нежен. От его слов сжатые вместе ноги и пальцы, закрывающие вход в заветную дырочку, дрогнули, и под касаниями его губ не спеша разошлись в стороны, пока и вовсе не пропали прочь с пути его взгляда. Теперь он мог лицезреть это прекрасное и сокровенное место своей девушки. Сперва он просто наклонился к открытой сокровищнице, приблизив свои глаза к истекающей влагой киске и положил по два пальца на полуоткрытые половые губы, что, налившись кровью от возбуждения, заметно прибавили в объёме, отчего девушка задрожала при его касаниях к ним. Медленно её нижние губки были раскрыты, обнажая голубую плоть девственного влагалища, которое быстро распространяло дурманящий голову аромат. И только налюбовавшись на почти готовую к основному блюду дырочку, он перешёл к более смелым шагам. Поцеловал первой все ещё удерживаемую им открытой киску, он ,не забывая о синенькой бусинке, перевёл своё внимание на последнюю. Опробовав на вкус кончиком языка открытый для ласки женский клитор, отчего ласкаемая им женщина повысила частоту своего дыхания и громкость исторгаемых ею шумов, он принялся дальше играться с так понравившейся ему синеющей ягодкой. Уверенно и напористо он начал лизать и посасывать так понравившуюся ему конфетку, унося любимую девушку к все более высоким пикам блаженства. И пока его рот был занят маленьким клиторком, свободные пальцы аккуратно проникли в мгновенно сузившуюся и сжавшуюся вокруг них и без того узкую дырочку, благо обилие вытекающей из девушки смазки позволило начать двигать пальцами внутри неё, не доставляя неудобства. Едва ли не сходя с ума от терроризируемого наслаждением тела разума, Клэр со всей силы вцепились в края стола обеими руками и, закинув ноги на спину своему любовника, все ближе подходила к своему первому оргазму за этот вечер. Ровно до того мига, как её тело выгнулось в спазме, пальцы побелели от силы, с которой она ухватилась за стол, а глаза едва не закатились. -АааааАаАах! – во весь голос вскричала она, когда волны эйфории омывали её тело стараниями мужчины. Спустя несколько десятков секунд она обессиленно вернулась в предыдущую расслабленную позу, наслаждаясь той лёгкостью, что принес на смену себе отступивший оргазм. И лишь когда глаза девушки вернули себе осмысленность, парень поднялся с колен, оторвавшись от ублажения дрожащей от похоти дырочки, чтобы ласково провести по важному от капель пота телу, наслаждаясь каждым его изгибом. - Ты готова? – спросил он, когда его готовый к бою меч коснулся входа во влажные ножны. - Д-да, - одним выдохом был дан ему ответ, - давай сделаем это, - и вокруг ноги её партнёра обвился тонкий хвост, связывая их во едино. Мужчина понятливо кивнул девушке, и прежде чем начать, положил стройные ножки своей партнерши себе на плечи, сведя их вместе, придерживая их левой рукой, а правую он переплёл в замке пальцев с доверившейся ему красавицей. Его боец уже был у ворот замка и ожидал лишь отмашки на штурм, горячий ствол плоти жаждал мига, когда он сможет погрузиться в ласковый плен влажной и ждущей его чертовки. Медленно, чтобы не причинить лишней боли, сперва вглубь истекающей выделениями киски вошла набухшая, алая головка члена, мигом ощутив, как горячая плоть захватила ту в тиски. Но на этом продвижение вглубь не остановилось; сантиметр за сантиметром все глубже погружалась, входила оставшаяся снаружи часть мужского органа, пока не уперлась в тонкую преграду, чтобы уверенно преодолеть оную. - Уй! - ойкнула от кольнувшей её боли девушка, лишь крепче сжав предложенную ей для поддержки руку партнёра. - Сейчас, боль утихнет, - успокоил её любовник, и после нескольких секунд простоя, отведенного на то, чтобы затмить неожиданную боль и дать время привыкнуть к охватившему нутро чувству наполненности, он начал свои первые движения внутри дрожащей девушки. С каждым новым движением боль забывалась, уходя прочь, и теперь его партнёрша могла оценить прелести настоящего секса, когда её влагалище растягивали, то доходя до самых глубоких точек, то почти выходя из неё, оставляя за собой сосущее чувство пустоты, требующее вновь быть заполненности. Скользя внутри неё о влажные стенки киски своим горячим напряжённым органом, будто насаживая её на раскаленный прут, только несущий вместо боли наслаждение. Совсем скоро зал заполнили не заглушенные ничем стоны и звуки шлепков влажной плоти друг о друга, а воздух наполнял сладкий аромат секса. Двое слились в одно, даря друг другу всё что они могли сейчас дать, и наслаждаясь тем как их тела наполнял огонь любви и страсти. - Ааах, да! Я люблю тебя! – вскричала девушка, чувствуя, что не может больше терпеть. Здесь не было места состязанию в умении или выносливости, лишь двое любящих друг друга существа, что хотели быть вместе. А потому не удивительно, что юная и куда менее опытная девушка не смогла удержать своё тело от подступающего всё ближе пика и во второй раз изогнулась дугой на столе, мелко подрагивая, пока её партнёр всё продолжал двигаться дальше в резко, и сильно, сжавшем его женском влагалище, приближая и свой пик как можно ближе, чтобы как можно быстрее последовать за своей партнершей. И у него это получилось - жадно заглатывающая киска чертовки, её невероятная влажность от соков и сила охвата напряжённого за время секса члена сделали свое дело. - Аргх, - с тихим рыком парень загнал свой член как можно дальше, почти касаясь входа в матку девушки и излился горячим семенем внутрь неё, заплескивая белым потоком спазмирующую от оргазма киску, чтобы спустя несколько секунд после излияния медленно вытащить свой утративший былую твёрдость инструмент из девушки, вслед за которым несколькими каплями наружу вытекла белеющая жидкость, тут же смешавшаяся с недавней вытекшей оттуда тонкой струйкой крови и женской смазкой. - Клэр, я люблю тебя, - обратился парень к застывшей без движения девушке, но ответа не получил. Лишь тогда, немного присмотревшись, он заметил, что глаза её были закрыты, а вялое, омытое негой тело символизировало, что она уснула после своего второго оргазма. – Какая ты все же эгоистка, - хмыкнул парень, осознавая, что продолжения не будет. – Мы должны поработать над твоей выносливостью, чертенок, - усмехнувшись мыслям о том, как именно они будут над этим работать, он подхватил на руки бессознательное тело любовницы и пошёл к лестнице наверх, где на третьем этаже располагалось их жилище, чтобы оставить на кровати уставшую девушку, а самому пойти в душ. Что же, если хочешь рассмешить Бога, то расскажи ему свои планы. Лишь открыв двери в свою квартиру, Джон застыл на месте, ведь на него с весёлым блеском смотрели пара небесно-синих глаз и пара темных, как бездна космоса, омутов. - Так приятно, когда тебя рады видеть, - произнесла высокая блондинка в весьма открытой одежде, состоящей из узкого топика, что плотно обхватывал её лишённые бюстгальтера груди, добавляя им только в объёме от того, как они стремились прочь с плена плотной ткани, и белых в тон верху брюк, выгодно подчеркивающих стройные длинные ноги женщины. Она открыто улыбалась, явно наслаждаясь секундой растерянности мужчины, что застыл в дверном проёме с будучи без штанов с уже вновь эрегированным членом и голой девушкой на руках, из влагалища которой медленно стекали капельки спермы, а на внутренней части бёдер и промежности засохли следы крови. - Эмма, Виктория, - вновь вернув себе самообладание, поздоровался он. Право дело, это пускай и была пикантная ситуация, но даже ей было далеко до лидеров в его списках самых глупых, курьезных и смущающих случаев в его жизни. Тем более в этом, перевернутом для него, мире. – Рад вас видеть, - он прошёл дальше и, добравшись до дивана, положил свою ношу на него. – Вы давно тут? Я не видел, как вы вошли, - освободив руки, он не стесняясь своей наготы, прошёл между сидящим в зоне кухни женщинами к раковине, где, помыв руки, включил кофеварку. - Главное не то, сколь долго мы здесь, а как именно мы проводили время здесь, - томно проговорила названная Эммой блондинка и, подойдя сзади к молодому парню, собственически ухватила его за задницу одной рукой, а вторую, просунув вперёд, положила на напряжённый и готовый к подвигам орган, несколько раз погладив тот вдоль своей нежной рукой. - Ты был слишком увлечён своей мутанткой, чтобы увидеть как мы вошли, - сохраняя ровное выражение как лица, так и спокойствие чёрных глаз, пояснила ему черноволосая женщина. - Странно, обычно я легко ощущаю всё, что происходит вокруг меня, Виктория, - ответил он одной из жён и, повернувшись лицом к пристающей к нему блондинке, притянул ту с долгим поцелуе к себе, опустив обе руки ей на упругие ягодицы и сжав их, пододвинув женщину тем самым ещё ближе к себе так, чтобы его стоящий член измазал прижатый к нему живот блондинки своим предэякулятом. - Это все потому, что мы решили не отвлекать тебя от девочки, а ты как раз был лицом в самой «гуще событий», - на этот раз ответила первая из женщин, когда их глубокий поцелуй был разорван. – Знаешь, я очень соскучилась по тебе за эту неделю в Чикаго, а потому пришла сюда в надежде получить свою компенсацию, - промурлыкала она, вновь поймав половой орган мужчины в свои тонкие пальчики. - С тобой все ясно, Эмма, - улыбнулся он наблюдая как женщина приспустила свои штаны вместе с белыми трусиками на которых виднелись мокрые пятна, опустилась перед ним на колени, и, прильнув лицом к его младшему, провела носом от его основания до кончика головки, наслаждаясь исходящим от него ароматом, а после повторила свое движения, но уже используя язык как основной инструмент осязания, дегустируя желанный ею член на вкус. - Кисленько, - поделилась она своим выводом в слух, - это от твоей новой пассии скорее всего. Но ничего, сейчас я исправлю это недоразумение и сперва верну твой настоящий вкус, а после же заменю его на свой, - и с этими словами она ухватилась одной рукой за основание ствола, второй рукой прижала яички, медленно начав массировать их, а широко открытым ртом заглотила наполовину желанный ею трофей внутрь себя, начав секундой после быстро, агрессивно и глубоко заглатывать тот, качая головой сверху вниз и обратно. - Твой ротик чудо, Эмма, - положив одну из рук на голову женщине парень начал контролировать её движения, с каждым разом насаживая её чуть дальше того предела, где остановилась она сама, вызывая тем самым грязные хрипы из её рта. - Хррхррхр! – хрипела она, не способная издать ни одного другого звука, пока толстый и длинный член её любовника насиловал её глотку, проникая в самые глубины её тела и вызывая спазмы от его грубости у неё, что только лишь больше распаляли мужчину и он лишь яростно использовал её горло и рот для удовлетворения себя. Впрочем сама женщина так же получала от этого извращенное удовольствие, от понимания того, насколько грязной она выглядит со стороны наблюдающей за ними второй женщины, от чего вниз на пол из её влагалища тянулась длинная тонкая нить смазки, успевшая сделать небольшое липкое пятно на нём. И в один из особо яростных мигов мужчина грубо схватил женщину за волосы и насадил её на свой кол до самого основания, заставив ту упереться носом в свой лобок и беспомощно пытаться оттолкнуть его. Так как сейчас его член, проникнув особенно далеко в её глотку, напрягся и, несколько раз дернувшись, выстрелил в пищевод густой горячей спермой, затопив тот белой жидкостью. Весь его оргазм женщина была вынуждена быть беспомощно прижатой к его паху, ожидая, когда тот отпустит её. Но он не спешил этого делать, наслаждаясь послевкусие своего оргазма. И лишь спустя долгие десять секунд, когда к горлу женщины начал поступать ком, а её измазанные потекшей тушью глаза грозились закатиться внутрь, он, несколько раз вздрогнув, вынул свой стержень обратно. Весь испачканные в слюне и только что выступившим последним каплям семени, он выскользнул из горячего рта женщины, с громким важным чавком потянув за собой толстую нить слюны, что ещё больше испачкала лицо блондинки. Но женщине было не до своего внешнего вида, ведь за миг до оргазма своего партнёра она опустила одну из своих рук к своей киске, начав яростно маструбировать, особенно сильно сосредоточившись на клиторе, чтобы быстрее всего добиться собственного оргазма. И у неё это получилось - её любовник излился ей в живот на середине её собственного бурного пика, когда её тело сотрясали судороги наслаждения, а в лёгких не хватало воздуха и она была готова вот-вот потерять из-за этого сознание, её мужчина продолжая грубо трахать её глотку дошёл до финала. Лишь упав на пол, она зашлась в громком кашле, наконец получив долгожданный воздух. - Кха, Кха… хкха! – слизь стекла по её подбородку на пол, а само её тело вряд ли бы сейчас могло подняться на ноги. - Ты чудо, Эмма, - отойдя на пару шагов назад и поймав позади себя руками край кухонного стола, парень оперся на него. - Всё для тебя, дорогой, - тихо прохрипела женщина, одарив того широкой улыбкой, что на её грязном лице выглядела для мужчины очень возбуждающе. Настолько сильно возбуждающе, что только кончивший член вновь загрубел, окреп и поднялся к очередном раунду. - Виктория? – Мужчина вопросительно посмотрел на молчаливо сидящую на границе кухонной и спальной зоны его жилища-студии женщину, что закинув ногу на ногу и сложив руки под грудью, сохраняя бесстрастность каждой клеточкой своего тела, наблюдала за ними. - Ну уж нет! Предлагать мне такое после того, как побывал в двух женщинах подряд... Я и пальцем не прикоснусь к тебе и тебе не позволю прикоснуться к себе, пока ты не примешь хороший душ, - высокомерно процедила она с явным намёком, лишь отвернув голову в сторону. - Какая стесняшка, - донёсся голос с пола, в котором так и слышалось «я все о тебе знаю». – Не переживай, Джон, она хочет тебя так же сильно, как и любая из нас, просто стесняется смелых экспериментов. - Не лезь в мой разум, Фрост! – тут же рявкнула черноволосая женщина кинув злой взгляд на блондинку. - Да было бы куда там лезть, фон Дум, - ехидно ответила на злой голос той Эмма. – Твой разум пылает от похоти, как лесной пожар. Это сложно не заметить, даже когда не хочешь. В ответ разоблаченная женщина молча подорвались со своего места и быстрым шагом ушла прочь, в единственную отдельную комнату среди всего открытого пространства – ванную, где с громким хлопком закрыла дверь за собой. И если успеть присмотреться, то можно было заметь, как сильно покраснело лицо стальной леди в этот момент. - Хах, я была права, - довольно улыбнулась блондинка. – Потом нужно будет её успокоить тебе, Джон, - обратилась к парню она медленно подымаясь на ноги. – А пока тебе нужно позаботиться о кое чем другом, - и для наглядной демонстрации того, что она имела ввиду, она, нагнувшись, легла животом на единственный стол, вызывающе приподняв свою задницу кверху и, раздвинув руками мокрые ягодицы в стороны, открыла свои две розовые дырочки взгляду парня, после чего выжидательно посмотрела ему в глаза. – Я уже вся изнываю от нетерпения. Пожалуйста засади мне как можно глубже и сильнее, Джон! - едва не умоляла она. - Не могу тебе отказать, когда сам так сильно этого хочу. Одна рука мужчины, ухватившись за свой член, на головке которого все ещё были остатки спермы, направила тот в заботливо раскрытое для него влагалище женщины. А второй намотал несколько раз на свой кулак золотистые волосы женщины, натянув те на себя, чтобы та выгнула свою спину как можно сильнее к нему, а так же вытянула свою тонкую шею. После чего одним рывком вошёл на всю глубину, упершись во вход матки внутри неё своей головкой и даже немного приоткрыв ту. После чего так же быстро вышел едва не до конца из сжавшейся дырочки, чтобы в следующий миг грубо забить член обратно, целуя головкой члена приоткрытую матку женщины. - Да! Да, блядь, еби, трахай меня своим огромным членом! – завыла от удовольствия Фрост изливаясь потоком грязных ругательств. – Я хочу чтобы ты насиловал мою пизду пока она не превратиться в кусок дурнопахнущего мяса! Заполни меня до краёв своей спермой, трахая из раза в раз! Ах, да! Вот так! Как же это блядски хорошо! – она, не стесняясь, кричала в голос, когда её любовник полностью доминировал над ней, едва ли не выворачивая наружу её киску, вгоняя свой ствол на всю длину в плоть телепатки. Раз за разом, пока не ощутил, что сам, в который раз за день, подошёл к своему лимиту, а потому, ухватившись за одну из доступных ему сисек женщины, он начав грубо мять её, ускорив свой темп до предела, заставив женщину не просто кричать ругательства, а орать в голос от переполнявших её разум ощущений. - ААААААААААА! – зашлась она в особо громком крике в миг, когда её тело больше не способно было выдержать, с головой окунувшись в свой второй оргазм, ощущая как семя её любовника проникли глубоко в любезно открытую для него матку, наполняя горячим нектаром её внутренности. – Хаах…хах, ха, ха, - спустя добрую минуту женщина смогла прийти в себя, но до сих пор тяжёлое дыхание было сложно унять. Тем не менее она сумела заметить, как её мужчина все это время продолжал оставаться внутри неё и уже был готов начать двигаться вновь. – Стой! Подожди, кажется, я переоценила себя, дай мне пять минут отдыха, а лучше все десять. - А я думал, что ты хочешь, чтобы я трахал тебя, пока твоё влагалище не превратится в беспомощный кусок мяса, - удивлённо произнёс он, не прекращая, впрочем, медленных движений тазом, смазывая свой меч внутри её ножен в ленивом темпе. - С кем не бывает, немножко переоценила свои возможности и недооценила тебя… Или это ты просто решил выплеснуть на меня всё своё возбуждение, что не удовлетворила эта малышка? – обессиленно развалившись на прохладной поверхности деревянного стола, женщина взглядом указала на всё ещё бессознательную девушку необычного фиалкового оттенка. – Может, ты пока сходишь к нашей стальной леди? Успокоишь её своим крепким членом и сильными руками? - Отдыхай, - понятливо выдохнул парень и, взъерошив волосы женщины с итак разрушенный причёской, проведя рукой от начала шеи вниз по спине к упругой заднице, он отошёл от неё, направившись в ванную, из которой уже добрых минут пятнадцать, а то и больше, не выходила Виктория. Скинув по пути бесполезную, пропахшую потом, рубашку он зашёл внутрь абсолютно нагим, блестя от покрывающего тело пота, чтобы застать там любопытную картину. Застывшая в испуге, как подросток, впервые пойманный родителями за просмотром порнофильмов, сидя на крышке унитаза, подобрав под себя ноги и раздвинув в сторону с расстегнутыми штанами и рубашкой, сидела Виктория фон Дум. Одна её рука покоилась внутри брюк, а вторая ухватилась за большую, не меньше четвёртого размера грудь, массируя ту и сжимая между большим и указательным пальцами набухший сосок. И сейчас она, залившись краской, молча глядела на неожиданного зашедшего к ней голого гостя. Стоило ей опустить с его улыбающегося лица взгляд вниз, как её тёмные глаза были намертво прикованы к окрепшему за секундный отдых половому члену. Мужчина прекрасно слышал, как тяжело сглотнула женщина, не отрываясь от вида набухшего жезла. Как она едва не прикусила себе губы от досады за столь глупую поимку себя. - Вижу, сейчас твоя позиция не столь категорична, - удовлетворённо усмехнулся парень, подойдя к сидящей на унитазе женщине настолько близко, что его испачканный пахнущий другими женщинами пенис почти касался полных алых губ правительницы Латверии и он видел как она была готова принять его, охватить своими устами и используя язык очистить от соков других женщин, оставив только свой, но гордость стальной леди, успешного магната, политика и учёной не могла так просто поддаться простой похоти, пускай та даже была не против этого. - Разве я тебе не говорила? - её губы изогнулись в высокомерной усмешке, а глаза оторвались от направленной на неё оголенной головки к двум серебряным глазам, - Сперва прими хороший душ, а после я подумаю о том, позволять тебе сегодня прикасаться к моему телу или нет. - Забавно слышать это от той, кого самолично застал за актом маструбации, пока двое других кончали в соседней комнате. Не кажется ли тебе, леди Извращенка, что это несколько лицемерно говорить подобные слова моему члену у своего рта? - Нисколько, - легко отмахнулась она, - я легко могу признать, что хочу секса с тобой, но я не намерена делать это после того как ты только что слез с другой. У меня есть гордость. Иди помойся, - приказала она. - Хм, это все дело в том, что я спал с двумя мутантками? Но странно, ты прекрасно работаешь с Эммой. - Нет, это потому что ты спал с одним не человеком, - раздражённо бросила она. - Почему ты так не любишь Клэр? – теперь парень был намерен докопаться до правды. И пускай может ещё одного сеанса секса у него не будет, но он зато получит свои ответы. - Она… Я… я просто не люблю её. Хорошо? Я просто человек, и как простой человек я могу не любить кого-то просто потому, что не люблю. - Это далеко не причина и весьма слабое оправдание, ты это не просто знаешь, а понимаешь, - мужчина присел перед женщиной взяв одну из рук той в свои ладони. – Дай угадаю. Дело в её явной нечеловеческой внешности? – по тому, как вздрогнула женщина, он понял, что сразу встал на верный путь. – Ты боишься, что можешь превратиться в нечеловеческого монстра, - мужчина не без хмурости во взгляде заметил, как часть кожи на кончиках пальцев женщины треснула и из под этих трещин виднелся металлический блеск, - а Клэр будто живая иллюстрация того, во что ты можешь превратиться, только ты знаешь, что твой облик будет куда ужасней… - Прекрати это! – сердито крикнула женщина выдернув свои пальцы из рук мужчины. – Ты хотел секса? Что же, давай просто займёмся им и оставим эту тему в стороне до лучших времён. Я не люблю её просто потому, что не люблю, там нет скрытых подтекстов. Она мне конкурентка в борьбе за тебя, и если полезность телепатки Фрост я уже успела ощутить на собственной фирме, то вот зачем ты взял под крыло бесполезную бродяжку и воровку я не пойму. Она бесполезна. Я не вижу в ней смысла. Было бы лучше, если бы ты её выкинул прочь! – гневно отчеканила она, пытаясь скрыть свой страх, дрожь от факта, что её так легко прочитали. - Тебе не разозлить меня так, Виктория, и я знаю, что хоть твои слова звучат логично и холодно, но это не твои настоящие мысли. – пальцы женщины вновь оказались в его руках, и он поцеловал их, ощутив не смытый кислый вкус на их кончиках от того места, где они недавно были. И после того как он убрал свои губы прочь трещины на них пропали прочь, они были абсолютно целы и ничто не напоминало о начале их трансформации. – Мы найдём способ, Виктория, я тебе это обещал. Сколько бы времени на это не ушло мы все: я, Эмма и даже Клэр поможем тебе. И ты же знаешь, со мной тебе не о чём беспокоиться, ведь что-что, а времени я тебя могу дать бесконечно много, вся вечность в моих руках. - Я… прости… я… давай просто забудем об этом. - И я знаю, как помочь тебе забыть это лучше всего. - Джон, нет! - Джон, да! – не слушая свою женщину и любые её возражения, парень, ухватившись за брюки и трусики женщины, приспустил их ей к коленям, после чего закинул её ноги по одной на каждое плечо, так чтобы они свисали позади его спины и подтянув попку одной из самых прекрасных по его мнению дев мира ближе к себе, к краю керамического изделия, на котором она сидела, чтобы после, со всем удобством, зарыться той между ног к благоухающему цветку, который он не замедлил одарить своим вниманием. - Аххх! – простонала женщина, использующая бачок унитаза позади себя как спинку кресла, оперившись на него спиной и теперь наблюдая, поверх своих обнажённых грудей, как её любовник начал поедать её киску. – Ммммх! Джон… - стонала она его имя, когда горячий язык принялся играться со входом в её дырочку, а ловкие пальчики зажали между собой её алую бусинку, от каждого прикосновения к которой ей хотелось кричать в голос, настолько приятно было её телу. И ещё более хорошо ей стало в миг, когда внутрь неё вошёл мокрый язык, принявшийся, как любопытный ребёнок, исследовать её пещерку, а вслед за ним туда же проник одинокий пальчик, начавший удовлетворять её в противоположных местах от вошедшего первым языка. -Хах! Ах! Ммм! - Стоны лились из её рта непрерывным потоком, оглашая мир о том, как ей было хорошо, до того момента, как парень не довёл её до финиша. – Кьяяя, аааааах! – схватив его за голову своими руками и вдавив себе в промежность, стискивая его же своими ногами, зашлась она в стоне оргазма, выплеснув из себя порцию сока точно в лицо любовника. - Пф, - фыркнул парень, когда его таки отпустили от пульсирующей вагины, и он смог вытереть рот рукой. – Наконец нормальная еда, - усмехнулся он, ощущая кисловатый вкус во всем рту. – А теперь пошли в душ. И, поднявшись на ноги, он потащил женщину за собой в просторную душевую кабину, где свободно могли поместиться два, а то и три человека, не мешая друг другу. – Ты ведь хотела, чтобы я принял душ, не так ли? Тогда я дам тебе возможность помочь мне с этим. - Посмотрим, чем я смогу тебе помочь, - вернула улыбку женщина, и, найдя нужный переключатель, включила режим подачи воды с вертикальных омывателей так, чтобы поток воды бил у неё из-за спины, и, подобрав нужную температуру, она опустилась на колени перед мужчиной. Вновь встретившись с его пенисом ртом к головке и на этот раз она не отворачивалась от него прочь, а напротив, приоткрыв свои сочные губки, она сперва поцеловала его в открытую плоть, а после медленно толкнула ту внутрь своего рта, плотно обжав основание навершия его копья своими губками. Основную роль же взял на себя её верткий язычок, что тут же начал облизывать поданную ему на обед головку, вылизывая её до идеальной чистоты. Счищая вертким языком любые следы оставшиеся от соитий с предыдущими женщинами, она готовила его к скорому погружению в себя. А потому эта часть тела её любовника должна была быть идеально чистой, ведь Виктория крайне ревностно относилась к своему телу и не позволит его пачкать. Наконец, убедившись, по хриплым стонам и частому дыханию своего партнёра, что она достаточно почистила его вершину и можно переходить к основанию. Черноволосая красавица тут же выпустила из своего рта кончик пениса, позволив ему со шлепком упасть на заботливо поставленные груди, чтобы после наблюдать, как он тонет между её крупных сисек, прямиком к ложбинке. Убедившись, что он встал на положенное место, она сжала руками свои груди вокруг него и начала приподнимать и опускать их, заботливо лаская языком кончик пениса, что был ей доступен при лёгком наклоне головы вниз. - Ты не представляешь, как я обожаю, когда ты так делаешь, - вычленив момент прохрипел парень, наблюдая, как на лице красавицы расцветает довольная улыбка и она лишь увеличивает степень своего усердия. – Я… почти готов… Кончаю! – с предупредительным рыком первая струя выстрелила точно в лицо женщины, в то время как два последующих, более мелких, залпа ушли вовремя среагировавшей любовнице в накрывший член рот. И лишь высосав последнюю каплю густой жидкости, она подняла свое заляпанное спермой лицо вверх. Показывая свой открытый рот полный спермы любовнику, поигрывая его семенем, языком переливая его из стороны в сторону. Закрыв же рот и открыв его вновь, она дала убедится в его абсолютной чистоте, после чего широко улыбнулась белоснежный улыбкой: - Теперь ты достаточно чист, чтобы быть со мной. - Спасибо большое за твой труд, не уверен что смог бы отмыть себя так же как ты это сделала. - Ох, и что бы ты без меня делал, - поднявшись с колен женщина улыбнулась своему мужчине и поцеловала его в губы. - Зато я знаю, что я буду делать с тобой, - схватив женщину за одну из ног, он приподнял ту в вертикальном шпагат оперев пяткой на своё плечо. Тем самым предоставив себе прекрасный доступ к поблескивающей от ожидания киске. Этим шансом было грех не воспользоваться, и, приблизив таз к женской промежности, он легко ввёл сперва кончик своего члена внутрь сжавшейся щелочки ощутившей свою желанную добычу и всю оставшуюся часть, вызывая дрожь в теле партнёрши. Медленно и аккуратно, он начинал свои движения внутри её влагалища, толкая свой пенис вверх к её матке, пока в это же время захватил в свою власть с помощью поцелуев её лицо. Казалось бы, он столько раз уже сегодня кончил, но его боец вновь и вновь вставал в строй почти мгновенно. И за это его женщины так любили, что он мог дарить им наслаждение вновь и вновь. В контроле над временем были свои прелести. Как например эти: - Ммммхг! Даже не верится в то, каким твёрдым ты можешь быть, аах! Ты вновь готов кончить… можешь делать это когда захочешь. И будто только дожидаясь этого разрешения, мужчина, ускорившись, за десяток движений довёл себя до пика, выплеснув очередную порцию белесой жидкости в живот женщины, уже которой за этот вечер. Но от этого он даже не остановился, лишь продолжил свой яростный темп, почти каждый десяток ударов по её матке делая очередной выстрел. Казалось, будто он отматывает время для себя назад за несколько секунд до очередного залпа, чтобы вновь и вновь отправлять очередную порцию своего семени в утробу женщины. И если парень легко и непринуждённо поддерживал подобное безумство, то вот женщина ещё державшаяся первую минуту после пятой порции внутрь матки не могла больше продолжать как раньше достигнув своего второго оргазма, а следом и третьего под непрекращающимся залпами что наполняли её один за другим. Для неё это превратилось в нескончаемую череду доводящих её до безумия кульминаций, едва не разрывающих её изнутри. Из-за чего она уже не могла стоять, а потому была подхвачена крепкими мужскими руками и оторвана ими же от скользкого пола. Лишь краем сознания она сумела заметить свое отражение в зеркале внутри душевой. Поддерживаемая под коленями с разведенным в сторону ногами, спиной прижатая к мускулистому торсу любовника, она безумно трясла своими сиськами вверх-вниз от каждого грубого и быстрого толчка, которым её насаживали на большой член. Как там где он находился вздымался холмиком её живот, как после каждого нового семяизвержения часть спермы протекала наружу стекая на пол и очередным толчком будто насосом продавливалась внутрь неё. Ей казалось, будто вот-вот и она лопнет как воздушный шарик перекачанный не воздухом, но эйфорией. - Блядь, блядь, блядь! Кончаю! – и больше не способная выдержать ещё одной секунды, ещё одного вздутия живота, она изверглась всем, что у неё было на отражения самой себя в зеркале, забрызгав то смесью смазки, спермы и мочи. Наконец, из её влагалища вышел утратившим прежнюю твёрдость мужской пенис, открыв всему миру неспособную сейчас самостоятельно закрыться обратно вагину, из которой густым потоком вытекало, все то, что он ей дал. Женщина завороженно наблюдала, как медленно её вздутый живот приходит в норму чем больше белой жидкости вытекает прочь. - Ха, ха, безумие просто, твои силы просто безумие и ты их используешь, чтобы дольше трахать женщин, - усмехнулась усталая красавица, смотря на свое отражение. – Знаешь, Джон, сегодня я заночую у тебя. Не думаю, что смогу уверенно пользоваться ногами, - Она повернула голову вверх и схватив партнёра за затылок притянув к себе благодарно поцеловала. – А теперь давай мыться… нормально мыться, - и немного подумав добавила. – Помоешь меня? И тут створки душа открылись и с другой стороны прозвучало: - Иди-иди, стесняшка, там само веселье, - и к двум стоящим под струи воды на глаза предстали две обнажённые девушки - стесняющаяся своей наготы чёртовка и толкающая в спину эту стесняшку блондинку. – Оу, - хитро улыбнулась блондинка, взглядом оценив представшую перед ней картину. – Мне кажется, или это воительница должна держать принца на руках, а не он её, хотя то, как тебя держит этот принц, Виктория, мне очень по душе. - Может, я выйду? – совсем потемнев от стыда, потянулась к выходу юная мутантка. - Стоять! – но не успела она ступить и шага назад, как её под локоть ухватила улыбающаяся телепатка. – У нас тут сейчас будет групповое… купание, - широко улыбнулась она и толкнула удерживаемую девушку точно в находящуюся на весу стараниями единственного парня Викторию, из-за чего не совладавшая со своими ногами девушка врезалась точно в груди темноволосой женщины. – Возражения есть? В ответ двое только закончивших любовников переглянулись между собой и понимающие вздохнули. Нормально помыться им предстоит ещё не скоро...
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты