Течный омега 2.0 627

Park_Minni автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Тэхён — шестнадцатилетный омега, который решил устроиться на работу, чтобы не сидеть на шее у своих родителей, поэтому он устраивается работать стаффом у самого известного айдола Кореи, но кто же знал, что много лет назад они дружили и даже клялись друг другу в вечной любви, но потом альфе пришлось уехать и забыть о своём друге.

Посвящение:
Тем, кто это читает~

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История родителей Тэхена (Юнмины):

https://ficbook.net/readfic/8309111

~07.07.19 100 лайков
~23.07.19 + 200 лайков
~ 02.09.19 +300 лайков, господь, спасибо ^3^
~28.03.20 +600 лайков, я хуею с вас

~ 10.07.19
№43 в топе «Слэш по жанру Ангст»
№38 в топе «Слэш по жанру Драма»
№18 в топе «Слэш по жанру Любовь/Ненависть»
№24 в топе «Слэш по жанру Омегаверс»

~ 11.07.19
№38 в топе «Слэш по жанру Ангст»
№36 в топе «Слэш по жанру Драма»
№18 в топе «Слэш по жанру Любовь/Ненависть»
№22 в топе «Слэш по жанру Омегаверс»

Глава 7

27 июля 2019, 23:00
Примечания:
Блять, спасибо за +150 ждущих, это пизда как много и извиняюсь за мат, просто у вашего автора нереально болит голова и кроме мата у него ничего не приходит в голову :Р

veugi написала под прошлой главой
“.... Либо случится какой-то пиздец и нам придется страдать и жрать стекло в перемешку с их тупостью в течении огромного количества глав, пока по чистой случайности один из них не включит мозг. ”, я лишь скажу, что ты попала не в бровь, а в глаз)))

Приятного прочтения и жду ваших отзывов ^3^

P.S. некоторые возмущались/просили еблю Юнги и Чимми так, что наслаждайтесь :D 3 ёбанные страницы порева, так много ебли я никогда не писала))
Lea Michele — Run to You — И-извините, — заикаясь говорит Тэхён, не отводя взгляд от этих чёрных омутов, в которых видит своё отражение. Он незаметно для себя опускает взгляд и теперь смотрит в упор на пухлые персиковые губы и на родинку под нижней губой, которая так и напрашивается на поцелуй. — Не надо извиняться, — усмехается альфа, с притягательным запахом молочного шоколада с нотками чего-то сладкого, который Тэхён почувствовал даже с блокаторами, парень осторожно отпускает омегу, чтобы тот мог отойти, что он и делает.       Тэхён опускает немного голову, чтобы не было видно его красных щёк, он никогда в своей жизни так не краснел, этот альфа кажется ему смутно знакомым, эти глаза, эта родинка под губой, этот взгляд, пугающий, но при этом невероятно притягятельный. — Тэхён, — говорит Вонхо, тот самый парень, который проводил омегу по этому зданию, — это господин Чон, человек, на которого теперь ты работаешь. — Можно просто Чонгук, — мило улыбается Чонгук, а парень видит эту улыбку, кроличью улыбку и до него медленно доходит кто это. Чон Чонгук Чон Чонгук Чон-твою-мать-Чонгук       Тот Чонгук, с которым он дружил на протяжении нескольких лет, тот Чонгук, который играл с ним по вечерам, тот Чонгук, в которого он влюбился, но никому не рассказывал об этом, тот Чонгук, который клялся, что любит его, тот Чонгук, что бросил его и ничего после себя не оставил, лишь огромную дыру в ещё детском сердечке. А сейчас этот человек так лучезарно улыбается будто это не он принёс невыносимое количество страданий восьмилетнему мальчику, будто это не от него так сильно пахнет какими-то омегами. — Р-рад с вами познакомиться, Чонгук-ши, — ещё не поднимая голову шепчет Тэхён, снова эти ёбанные слёзы, он клялся себе, что больше не будет плакать из-за него, но видимо ему придётся нарушить клятву, данную себе много лет назад. Детская обида взыграла в нём. Все чувства смешались будто их забросили в блендер: злость, обида, тоска, счастье и…всёпоглощающая любовь, а слёзы так и наровят покатиться по его щекам, — Я… мне нужно отойти, — бросает он и убегает в туалет, который заметил до этого. Омега быстро добегает до туалета и закрыв дверь на замок, скатывается по ней, тяжело дыша и глотая слёзы.       Нет, он не готов работать на него, он не сможет смотреть на него, омега слишком долго пытался забыть эти чувства и эту обиду, но всё пошло по пизде, как вприниципе и обычно происходит в его жизни. Он должен снова забыть его, будто не он поддерживал его изо дня в день, будто не он спас его, не он скрашивал его одинокие вечера. Но как забыть того, кто так крепко засел в твоём сердце и не собирается оттуда уходить?

***

      Чимин просыпается в тёплых объятиях мужа из-за знакомого жара во всём теле, боли, ломающей тело пополам, и смазки, которая уже пропитала простыни под ним. Омега осторожно поворачивается в кольце рук и смотрит на спящего альфу, он выглядит слишком мило и мужчина не может удержаться от нежного поцелуя в кончик носа, затем в верхнюю губу, нижнюю, а потом он мягко целует сладкие губы Юнги.       Альфа никак не реагирует на поцелуй и Чимин начинает дуться, как маленький ребёнок, которому не купили сладость: выпячивает губу, щёчки надувает, которые становяться розывыми от усилий и брови сводит вместе. Не взрослый мужчина, которому за тридцать, а настоящий пятилетний ребёнок.       Тогда у Чимина появляется одна очень коварная идея, как разбудить своего альфу и дать понять как мучается его омега, пока он тут спит и не удиляет ни капельки внимания его мужу, у которого между прочим течка. Мужчина знал, что во время течек он становится очень капризным, но не мог с собой ничего поделать. Омега осторожно, чтобы не разбудить Юнги, выбирается из его объятий, а потом садится на край кровати, разминая затёкшие конечности.       Чимин, слегка пошатываясь из стороны в сторону из-за боли в заднице, идёт в другой конец номера, где валяется его сумка с одеждой, которую он схватил, пока выбегал из квартиры. Мужчина осторожно тянет молнию, чтобы было как можно меньше шума и начинает искать не очень нужную вещь, которую будет не жалко испортить. Под руку сразу попадается его футболка, Чимин берёт её и не закрыв сумку, хотя это сейчас вообще не играет никакой роли, тихими шагами направляется к своему мужу, который даже не подозревает что задумал омега.       Мужчина осторожно садится чуть выше колен Юнги, наклонившись над ним привязывает его руки к изголовью кровати. Как только руки альфы обездвижены, то омега привстаёт с мужчины и резким движением сбрасывает с него одеяло и Чимин не может удержать томного вздоха, когда он видит тело его мужа. Фарфоровая кожа, ну почти, вся шея Юнги усыпана засосами омеги, ахуенно-красивые музыкальные пальцы, слегка виднеющиеся кубики пресса и уже вставший член. Мужчина тихо усмехнулся, смотря на реакцию тела альфы на его течку.       Смазка потекла с новой силой и терпеть приносящую дискомфорт пустоту он больше не намерен, поэтому Чимин осторожно кладёт свои ладошки на достоинство Юнги и начинает медленно водить ими по увитому венами стволу. Альфа тяжело выдыхает, его дыхание становится тяжелее, а запах сильнее и ярче. Чимин лукаво улыбается и начинает слегка быстрее водить руками по члену, слышится копошение, а потом тихий мат альфы. — Блять, — шумно выдыхает Юнги, ещё до конца не просыпаясь. Мужчина ещё больше улыбается, а потом сильно оттягивает крайнюю плоть, — Минни, — хрипло стонет альфа, направляя свой взгляд на Чимина, который убирает свои руки с члена Юнги, — Что ты задумал? Развяжи мои руки немедленно, — специально дергая связанными руками, рыкает альфа, от такого тона у омеги по спине прообежала стая мурашек и на секунду он даже хотел передумать, но затуманенный течкой разум сразу же отбросил этот вариант и решил продолжить свои действия. — Неа, — игриво усмехается Чимин, — просто смотри и наслаждайся, — шепчет он и слегка опускается корпусом, опираясь руками о бёдра своего мужа. Мужчина смотрит в глаза альфы и не разрывая зрительного контакта, начинает медленно посасывать головку.       Юнги откидывает голову от наслаждения и начинает шумно дышать, а Чимин довольный результатом, начинает толкаться кончиком языка в уретру, доставляя неописуемое удовольствие мужчине. Омега слегка отстраняется, чтобы обвести головку языком, а потом он проводит им по каждой венке на члене альфы, который тихо стонет от действий мужа. Чимин лукаво улыбается и начинает не спеша заглатывать достоинство Юнги, который дергает руками, а ткань начинает неприятно трещать, но не поддаётся напору мужчины и продолжает сдерживать его руки.       Головка члена упирается в заднюю стенку горла, а омега пока не двигается, пытаясь подавить рвотный рефлекс, который ослаб со временем, но не пропал полностью. Спустя несколько секунд мужчина сжимает горло, чтобы проглотить слюну, которая стала активно выделяться. Юнги хочет высвободить руки из этого заточения и схватить Чимина за волосы и самому направлять его омегу, но ткань, как на зло только жалобно трещит.       Чимин усмехается и пропускает член дальше в горло, слегка водя языком по выступающим венкам. Как только омега утыкается носом в лобковые волосы, то он выпускает член изо рта с характерным чмоком, а затем сразу же снова заглатывает его, проводя языком по всей длине члена.       Юнги выгибается в спине и стонет, уже с заметной хрипоцой, ткань неприятно стягивает кожу на руках, но сейчас это уже не столь важно, альфе просто необходимо вплести пальцы в волосы своего мужа, чтобы доминировать ситуацией, но видимо ему никто не даст это сделать. Мужчина чувствует приближающуюся разрядку и начинает толкаться бёдрами в чужой горячий рот, но Чимин сразу же прижимает чужие бёдра к постели, не давая самостоятельно двигаться. — Блять, Чимин~а, — жалобно стонет Мин, когда чувствует, что жар чужого рта пропадает. Юнги сразу переводит взгляд вниз и видит омегу, который кончиком языка пошло проводит по губам, слизывая естественную смазку, — Сейчас же развяжи меня. — Ещё рано, Юнни, я не наигрался, — хихикает Чимина и дарит мужу мягкий поцелуй, сразу же отстраняясь и не давая альфе углубить его. Мужчина приподнимается над Юнги и осторожно взяв член альфы, медленно насаживается на него.       В номере послышалось два стона удовольствия, высокий и низкий. Чимин блаженно закрыл глаза и открыл рот в немом стоне, упираясь своими маленькими ладошками в грудь Юнги. — Ох, Юнги~я, — тихо простонал омега, слегка ёрзая на члене мужа. Мужчина открыл глаза и посмотрел на альфу, который был злым, пиздецки злым. — Мин Чимин, если ты сейчас же не развяжешь мне руки, то ты не сможешь двигаться ближайшие две недели, — рычит Юнги, ещё раз дёргая руками.Чимин на это мило хихикает и наклонившись, чмокает альфу в нос, победно улыбаясь. — Ну, Юнни, — плаксиво говорит омега, уткнувшись в шею мужчины и вдыхая полной грудью запах кофе, будоражущий кровь в венах, — ты меня игнорировал, теперь моя очередь, — поднимается омега, опираясь руками о грудь альфы, медленно поднимается и также медленно опускается на член, — Оххх, — стонет Чимин, закатывая глаза от волны удовольствия, прошедшей по телу от того, что головка члена прошлась по чувствительному комочку нервов.       Омега задаёт медленный темп, наслаждаясь близостью мужа, который гулко рычит из-за слишком неспешного для него темпа, хотелось обвить руками тонкую талию омеги и жёстко вбиваться в податливое тело, а потом остановить это безумие и просто заняться самым ванильным сексом, который только существует в этом мире.       Чимин слишком занят и из-за своих стонов не слышит, как рвётся ткань, а в следующий момент, когда он снова приподнимается над альфой, он чувствует крепкую хватку рук на своей талии, а потом в него сильно толкаются. Омегу подбрасывает и он резко открывает глаза, Юнги одним движением переворачивает мужчину на живот и начинает со всей силы втрахивать Чимина в матрас. — Я, — толчок, — предупреждал, — толчок, — тебя, — шепчет на самое ухо альфа, потом отстранившись, вплетает пальцы в волосы омеги, больно их оттягивая, заставляя выгнуться, а потом начинает грубо толкаться в разработанную дырочку.       Чимин пытается заглушить рвущиеся наружу стоны в подушке, которая уже вся намокла из-за его слюны и слёз удовольствия, но альфа не даёт ему это делать, снова и снова оттягивая его голову ему, а потом омега резко хватается руками за наволочку, когда Юнги начинает попадать членом по простате. Альфа резко наклоняется и не переставая вбиваться со всей силой в мужчину, опаляет ушко горячим дыханием. — Ты меня специально провоцировал, а, Минни? — покусывая мочку уха, шепчет Юнги, снова оттягивая волосы Чимина. — Д-да…— стонет омега, выгибаясь дугой от грубых и глубоких толчков. Он уже чувствует, как внизу живота всё начинает скручиваться в тугой узел наслаждения. — И зачем ты это сделал? — также шепчет альфа, немного смягчая амплитуду своих толчков. — Т-ты не обраща-ахл на меня вним-мание, — надрывно стонет Чимин, а по его щёчкам текут слёзы и он сам не понимает от наслаждения или нет. Юнги вдруг останавливается и осторожно переворачивает омегу на спину, нависая над ним. У него заплаканное лицо, нижняя губа вся искусана и на ней виднеется небольшая капелька крови, ресницы трепещут, а на них ещё осталась влага.  — Ох, Чимин~а, — шепчет альфа и осторожно припадает к красным губам, слизывая ненавистную капельку крови.       Омега тихо хнычет от такой резкой смены настроения, мягко, даже как-то робко обвивая руками шею мужчины, вплетаю свои маленькие пухлые пальчики в мягкие волосы мужа. Юнги нежно посасывает то верхнюю, то нижнюю губу, оглаживая плавные изгибы тела Чимина, который начинает плавиться от этих нежных ласк, как шоколад в жаркий июльский день.       Юнги осторожно расставляет коленки мужа, удобнее устраиваясь между ними, Юнги проводит кончиком языка по губам омеги, спрашивая разрешения и омега сразу же приоткрывает рот, впуская туда юркий язычок.       Альфа отрывается от сладких губ пары и расставив руки Чимина по бокам от его головы, переплетает их пальцы, слегка сжимая ладони. Юнги медленно входит в омегу, наслаждаясь узостью стенок и выцеловывая каждый миллиметр любимого лица. Когда мужчина входит до конца, он нежно смотрит на Чимина, а потом снова дарит ему тягучий приторно-сладкий поцелуй. — Люблю, — шепчет он, слегка отстранившись, деля одно дыхание на двоих. Запахи давно смешались, образуя вкуснейший коктейль, который заполнил всё пространство в номере. Юнги чмокает Чимина в кончик носа, а тот дарит ему просто прекраснейший в мире тихий смешок и альфа начинает двигаться, снова припадая к губам мужа.       Это не просто секс или прихоть природы, а единение душ.

***

      Тэхён судорожно хватается за свою рубашку, тяжело дыша. Господи, у него началась ёбанная паническая атака из-за такого же ёбанного Чон Чонгука. Пространство рядом начинает всё больше сужаться, стены давят на омегу и ему кажется, что он оказался в воде, он так же не может сделать глоток спасительного воздуха. Тэхён судорожно пытается вспомнить, что говорил его папа, когда у него такое случалось. — Дышать, — шепчет омега и делает глубокий вдох грудью, думая о чём-то успокаивающем. На ум сразу приходить Пусан и его море, в котором он так любит купаться, когда они всей семьёй ездят к папе домой. Или спокойная ночь на горе в Тэгу, где он недавно был с папой.       Дыхание становится медленнее и спокойнее, омега открывает глаза и сразу же на дрожащих ногах идёт к раковине, чтобы умыться и смыть остатки панической атаки.       Тэхён быстро ополаскивает лицо холодной водой и вытерев руки о полотенце, идёт к тому месту, откуда он убежал. Там стоят Вонхо и Чонгук, которые о чём-то разговаривают. Как только он подходит к ним, то Вонхо резко подскакивает к нему и спрашивает, почему он убежал. — Я-я просто плохо себя почувствовал, — извиняюще улыбается омега, а потом чувствует крепкие объятия сзади и запах парфюма, который он никогда не спутает с другим, — Хён! Зачем же так пугать? — Тэ, я так по тебе скучал, — ещё крепче обнимая своего любимого тонсэна, говорит Хосок. Бета потом поворачивает Тэхёна и смотрит ему в глаза, — Ты хорошо себя чувствуешь, ТэТэ? Ну, после того инцидента. — Просто отлично, хён-ним! — ярко улыбается омега, забывая про какого-то там Чонгука, — Мы с папой хорошо отдохнули в Тэгу. — Мм, в домике твоего отца? — солнечно улыбается Чон. — Да, там просто отлично, я теперь понимаю, почему папе и отцу там так нравится. Там просто шикарнейшие виды. — Это да, но ещё, — наклоняясь к уху Тэхёна, шепчет Хосок, чтобы только он его услышал, — там отличная звукоизоляция, — улыбается Чон, омега сначала глупо хлопает глазами, ничего не понимая, а потом резко их распахивает и покрывается ярким румянцем, грозно смотря на бету, который согнулся от хохота.       А они за всеми этими приятными разговорами не заметили испепеляющий взгляд антрацитовых глаз, устремлённый на них.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.