Течный омега 2.0 622

Park_Minni автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Тэхён — шестнадцатилетный омега, который решил устроиться на работу, чтобы не сидеть на шее у своих родителей, поэтому он устраивается работать стаффом у самого известного айдола Кореи, но кто же знал, что много лет назад они дружили и даже клялись друг другу в вечной любви, но потом альфе пришлось уехать и забыть о своём друге.

Посвящение:
Тем, кто это читает~

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История родителей Тэхена (Юнмины):

https://ficbook.net/readfic/8309111

~07.07.19 100 лайков
~23.07.19 + 200 лайков
~ 02.09.19 +300 лайков, господь, спасибо ^3^
~28.03.20 +600 лайков, я хуею с вас

~ 10.07.19
№43 в топе «Слэш по жанру Ангст»
№38 в топе «Слэш по жанру Драма»
№18 в топе «Слэш по жанру Любовь/Ненависть»
№24 в топе «Слэш по жанру Омегаверс»

~ 11.07.19
№38 в топе «Слэш по жанру Ангст»
№36 в топе «Слэш по жанру Драма»
№18 в топе «Слэш по жанру Любовь/Ненависть»
№22 в топе «Слэш по жанру Омегаверс»

Глава 15

19 января 2020, 00:23
Примечания:
я попыталась быстро написать главу, но вышло что вышло ...и я немного расстроена, что было не очень много отзывов, но я понимаю, что я редко выпускаю проду, так что я не обижен
(´-ω-`)

и я не мог писать из-за ебанного ремонта, мех

я постараюсь еще раз выпустить в этом месяце проду, но ничего не обещаю, скорее всего нет, чем да, просто кто-то умирает от недосыпа и мне просто слишком сложно в моральном плане..ну, это не слишком важно, правда

и клуб романтики меня затянул, еще я чуть не сдох сегодня на штуке для выбора куда поступать, вроде навигатор поступления, но я чуть не сдох там

жду ваших отзывов и приятного прочтения _(┐「ε:)_
— Х-хватит смеяться, хен! — почти пищит Тэхён, неистово краснея, а Чонгук кидает на него взгляд, и снова заходится в хохоте, сгибаясь пополам, потому что Ким слишком милый, когда смущается.       Чонгук честно пытался не смеяться. Тэхён хмурит свои брови, пытаясь не обращать внимания на свои горящие щеки, и, скрестив руки на груди, обиженно хмыкает. — Вот и смейся тут дальше, а я пошел спать, хён, — Тэхён уже выходит из прихожей, слыша, что смех прекратился, направляясь в сторону спальни, как его резко хватают за талию, притягивая к себе, и Тэхён чуть ли не врезается в Чонгука, утыкаясь носом тому в шею, ощущая жар, исходящий от кожи. — Ты обиделся, м? — мягким голосом спрашивает Чонгук, жарко дыша Мину на ухо, которое сразу же покраснело. Тэхён шумно сглатывает и обиженно опускает голову, супясь. Конечно он обиделся, ведь его выставили настоящим дураком, хотя он сам эту кашу и заварил. Но это сейчас не важно! — А ты как думаешь? — дерзко бросает он, ещё не поднимая головы, потому что стыдно даже стало из-за этих его истерик, которые приходится терпеть Чону, но он сам заслужил! Ведь так? Тэхён же не настолько опозорился перед ним и предстал как полная истеричка? Он надеется на то, что это просто симптомы приближающейся течки, а не его влюблённость в Чонгука, и как следствие эти тупые истерики, причины для которых высосанны из пальца. — Ох, Тэхён, я не знал, что ты обидешься, но на самом деле это было глупо покупать такие маленькие презервативы для меня, — Тэхён чувствует, как он становится еще краснее, чем был, и хватается кончиками пальцев за футболку Чонгука, понимая, что альфа снова над ним издевается. — Да хватит говорить про свой чл-.. — Тэхён резко останавливается, понимая, что хотел ляпнуть и опускает голову, смущаясь еще больше. Он чувствует, как трясётся грудь Чонгука, когда он начинает тихо смеяться, немного переходя черту и притягивая ещё ближе к себе омегу, утыкаясь носом тому в макушку, чувствуя, как шелковистые волосы щекочат его нос. — Тэхён-а, ты такой милый, — смеётся Чон, пока Тэхён умирает, расплавляясь шоколадкой на солнце в жаркий июльский день, ведь это так сахарно и приторно. Омега, пользуясь моментом, выдыхает и сильнее прижимается к Чонгуку, потому что он так скучал по таким объятиям. Слишком скучал, потому что это было так давно.       Он неуверенно обнимает в ответ Чонгука, расслабляясь в крепком и таком родном кольце рук. Мин пытается задушить в себе жалкий всхлип, потому что он понимает, что эти объятия не продлятся слишком долго и скорее всего сейчас он интересует Чона лишь в плане интима. Ведь он, по идее, для Чонгука никто. Просто сотрудник, стафф, не более, и рассчитывать на отношения с ним это наиглупейшая идея.       И что бы сейчас не делал Чонгук, это не то, потому что он не испытвает к Тэхёну и йоты тех чувств, которые он испытывает, которые он так старательно прячет внутри себя, потому что он уже захлебнулся ими, когда Чон его бросил.       Для Тэхёна в тот момент перестал существовать мир, а для Чонгука это, кажется, было не таким уж и важным событием, ну подумаешь бросил своего друга. Подумаешь над ним потом из-за этого издевались и именно из-за этого ему и пришлось перевестись в другую школу. Ну подумаешь маленький Тэхён-и не понимал, чем он хуже всех остальных, раз его бросил человек, признавшийся ему в любви.       Тэхён не знает, сколько они так стоят с Чонгуком в объятиях друг друга, но Тэхён первым отстраняется, нарушая ту хрупкую атмосферу, что воцарилась между ними. Он пытается не смотреть на Чонгука, потому что и так на грани истерики, и ему кажется, что от любого прикосновения он рассыпится на миллион кусочков, и в этот раз он не уверен, что сможет себя собрать, если Чонгук снова им воспользуется.       Чонгук отходит от него, шепча, что им уже давно пора спать, и Тэхён кивает, плетясь за Чоном, понимая, что не нужен он ему, ведь он бросил его уже один раз, хотя клялся в любви. Мин с силой закусывает губу, стараясь не думать об этом.       Альфа садится на кровать, похлопывая по ней, приглашая Тэхёна, что опустил голову, не смотря на него, уже лечь спать, потому что Чон точно сейчас отрубится, но стоит ему заметить одиноко катющуюся слезу по щеке омеги, сон как рукой сняло. Чонгук сразу притягивает Кима к себе, укладывая на кровать, ощущая, как омега начинает ещё больше плакать, утыкаясь мокрым носиком ему в шею, будто прячась от всего этого мира. — Всё, ш-ш-ш, — тихо шепчет он, поглаживая Тэхёна по спине, давая тому выплакать всё, что в нём накопилось за этот поистине тяжёлый день.       Тэхёна трясёт, потому что, чёрт, он так устал от этого образа, от этой показушной пошлости, от этих соблазнений, потому что ему это всё далеко. Он любит сериалы по нетфликсу, какао и посиделки с друзьями, а не всё это. Этот образ бляди, готовой, чтобы её выебали. Этот отвратительный образ суперсуки тысячелетия.       Тэхён плачет, пытаясь освободить всю ту боль, что копилась в нём за всё это время, боль, которая поедала его, не давая нормально мыслить. Он плачет, пытаясь оставить их прошлое, которое как назло никак не хотело оставлять его в покое.       Это прошлое каждый раз всплывает в сознании, пока Тэхён так отчаянно пытается не вспоминать их последний день.       Омега сам не замечает, как проваливается в сон в крепких объятиях Чонгука, выплакав всё, что можно.

***

      Первое, что Тэхён чувствует, проснувшись, так это крепкие руки на своей талии, горячие дыхание в районе шеи и мокрые трусы, которое неприятно прилипли к его члену. Он мученически стонет, пытаясь понять, что это, и нехотя выбирается из тёплых рук, сразу же ёжась от холода. Мин отбрасывает одеяло, садясь на край кровати, опуская свой взгляд на свои штаны, чуть не пища. А все потому, что его штаны (ну как его, Чонгука) пропитаны спермой, неприятно прилипшей к телу.       Тэхён судорожно пытается понять, откуда она могла взяться, и сразу ясно, что это его. Мин вскакивает с кровати, хватая из шкафа Чонгука новую пару штанов, забегая в ванную.       И Тэхёну абсолютно не нужно знать, что он ночью начал потираться о стояк Чонгука своим, пока сам не кончил, оставив Чона ни с чем.       Чонгук стонет, понимая, что приятное тепло Тэхёна пропало. Он переворачивается на спину, потирая руками глаза, принимая во внимание тот факт, что он совершенно не хочет вставать с кровати и идти в агентство. Чону лишь хочется продолжить валяться в кровати с Кимом, потому что это оказалось таким приятным занятием.       Чонгук садится на кровать, потягиваясь и разминая затёкшие мышцы. Альфа зевает и по привычке берёт телефон с прикроватной тумбочки. Чонгук снова зевает, разблокируя телефон и проверяя его на наличие сообщений от менеджера, которые обязательно будут. Он мученически стонет, когда читает их. от кого: Чихоль-хён позвони мне, Чонгук, когда проснёшься. нам нужно обсудить твоё выступление на KBS.       Чонгук дует губы и строит недовольное лицо, потому что Чихоль не самый любимый его менеджер, ведь тот слишком приставучий и строгий. Он заходит на кухню, тут же останавливаясь на пороге, потому что он немного забыл про Тэхёна.       Омега стоит за плитой, что-то жаря, из-за чего желудок Чонгука сжимается в тугой узел, напоминая о себе. Тэхён тихо поёт себе под нос его песню, слегка пританцовывая, и, чёрт, Чонгук только сейчас замечает на его голове маленький хвостик и все мысли Чонгука сейчас это: Миломиломиломило       У него в груди разливается тепло, будто так всегда и было, будто Тэхён это недостающая деталь его квартиры, без которой он не мог быть целым. Чонгук смотрит на омегу и чувствует, будто оказался дома.       Чонгук даже не знает природу таких мыслей, но разве это должно сейчас волновать его? Чону бы сейчас обнять Тэхёна, как в сопливых дорамах для омег, поцеловать его в макушку и стоять так.       И он бы продолжил наблюдать за Тэхёном, если бы он не чихнул, из-за чего Ким подпрыгивает на месте, смотря огромными глазами на Чонгука, покрываясь красными пятнами от смущения. — Хён, я не ожидал увидеть тебя тут, — он неловко кашляет, выключая комфорку. Чонгук на это хмыкает и медленно подходит к Тэхёну. — Действительно, что же я могу делать у себя дома? — Чонгук изображает задумчивый вид, получая деревянной лопаткой по голове. — Тебе говорили, что ты несносен? — Тэхён достаёт тарелку, перекладывая туда мясо, которое приготовил для Чонгука, осторожно его выкладывая, а после поливая кисло-сладким соусом. — Не раз, но в этом и вся фишка, бэйба, — подмигивает Тэхёну Чонгук, проходя мимо него, и, не упустив такой шикарной возможности, щипает того за бок, слыша его визг и последующие гневное “Чон Чонгук!”. Чонгук показывает ему язык, плюхаясь на барный стул, а Тэхён ставит перед ним тарелку с мясом. Чон облизывается, уже беря палочки, чтобы попробовать, что приготовил Тэхён, пока он сам отходит убраться на кухне, как слышит звонок. Чонгук недовольно стонет под тихий и довольный смех Тэхёна. Чонгук берёт телефон, который до этого положил в карман, и отвечает на видеозвонок. — Чон Чонгук, почему ты не отзвонился мне, м? — ворчит Чихоль, и Чонгук погружает в рот кусочек мяса, тут же жмуря глаза и довольно стоня, потому что это самое вкусное, что он ел. — Я фпал, — говорит с набитым ртом Чонгук, благодарно смотря на Тэхёна, который притих, понимая, что Чон разговаривает с кем-то важным и, наученный опытом, когда отцу звонили его партнёры, он молчит в тряпочку и тихо есть зелёное яблоко, — Это очень вкусно, Тэ! Спасибо. — Какой ещё Тэ, Чонгук? Ты снова балуешься связями на ночь!? — гаркает недовольно Чихоль, и Чонгук понимает, как проебался. Он видит, как давится своим яблоком Тэхён, и Чонгук уже хочет к нему подойти, но Ким его останавливает знаком, — Отвечай, Чонгук! — Это наш сотрудник! —вскрикивает Чонгук, смотря обиженно в телефон. — Ты снова пошёл по сотрудникам, Чон Чонгук! Как тебе не стыдно! — орут из телефона, и Тэхёну даже жалко становится Чонгука, поэтому он подбегает к нему, быстро тараторя: — Господин менеджер, мы с Чонгук-ши не спали! Господин Чон просто помог мне, когда мне стало плохо в здании агентства и отвёз меня к себе домой! Между нами ничего не было и мне не кажется, что такой благородный человек, как Чонгук-ши, когда-нибудь мог опуститься до такого уровня, чтобы он мог переспать с Вашими сотрудниками.       Мужчина на экране хмурится, явно не слишком веря в слова омеги, потому что тот сам начал так рьяно защищать Чона, ведь ну не станет обычная омега на ночь так защищать Чонгука. Не чисто тут, и Чихоль обещает себе разобраться с этим, потому что и лицо омеги ему смутно знакомо, да и этот голос он где-то слышал. — Ладно, — недовольно говорит он, хмуря свои брови и складывая руки на груди, откидываясь на спинку кресла, ещё пытаясь понять, где видел этого омегу, — но мы это обсудим в агенстве, Чон Чонгук! — Конечно, хён, — Чонгук вымученно улыбается, сразу же сбрасывая звонок. Альфа тяжело вздыхает, запуская руку в волосы, слегка их оттягивая. — Я снова спас наши задницы и не слышу благодарностей, — Тэхён дует губки, и Чонгук легко смеётся, потому что это настоящий ребёнок. — Спасибо, Тэхён-ши, за то, что снова спас наши задницы. Может тебе ещё ручку поцеловать? — язвит Чонгук, и Тэхён тыкает ему наугад в ребро и идёт к мойке, чтобы наконец вымыть грязную посуду, которая мозолит ему глаза.       После Чонгук принял душ, переоделся, дал новую одежду Тэхёну, чтобы тот выглядел не как школьник, который украл у старшего брата вещи. Чёрные джинсы, которые почти идеально сели на него и чёрная футболка, которая оказалась немного большой, и Мин заправил ее в штаны.       Тэхён берёт свою сумку, натягивает сандалии и бежит за Чонгуком, который уже вышел из квартиры, ожидая омегу около лифта. — Ты же придёшь на работу в понедельник? — вдруг спрашивает Чонгук, когда они заходят в лифт. Чон нажимает на кнопку с цифрой “Один”, и лифт трогается с места. — Ну, скорее всего. После того, что произошло, мне немного страшно идти туда, — под конец Тэхён начинает хрипеть, и его голос садится. Чонгук мягко прикасается к его плечу, поглаживая. — Тэхён-а, всё будет хорошо, этот ублюдок больше не зайдёт в агентство, — Чонгук снова зарывается носом в волосы Тэхёна, ощущая еле заметный запах вишни, прикривает глаза, наслаждаясь им. — Хорошо, хён, — Тэхён расслабляется в руках Чона, прикрывая глаза и отдаваясь этому моменту их близости, потому что как только они расстанутся, то Тэхёну снова придётся играть роль суперсуки.       Он слышит, как двери открываются, и Чонгук отстраняется от него, и либо у Тэхёна глюки на нервной почве, либо Чонгук чмокнул его в волосы.       Чонгук идёт с Тэхёном к парковке, где стоит его машина, оставленная тут ещё вчера. Чон открывает пассажирскую дверь Тэхёну, помогая ему сесть, потому что его колени снова заболели. Чон садится на водительское сиденье, пристёгиваясь и заводя мотор. — Куда везти нашу принцессу? — спрашивает, смеясь, Чонгук, получая новый тычок в ребра. Он поворачивает голову на смутившегося Тэхёна и улыбаётся, потому что этот омега слишком милый, и от его присутствия становится так легко и хорошо на душе. — Район Каннам, дальше я сам покажу куда ехать, — бормочет все ещё смущённый Тэхён, из-за чего не видит откровенно ахуевший взгляд Чонгука.       Каннам — район для проживания богатых папиков и их жён, но никак не для проживания такого милого парня, который, на секундочку, студент. Чонгук выезжает со стоянки, включив джаз на фоне, чтобы было не так тихо. Спустя минуту Тэхён начинает что-то рассказывать про его любимого художника и что он обычно рисует под джаз, иногда под другую музыку.       И время в дороге пролетает незаметно за легким разговором об интересах. Под конец дороги парни понимают, что оба обожают Бибера, ненавидят дождливую погоду, обожают вишнёвое мороженое и ночные прогулки. Что оба фанаты марвел и любят танцевать, а на красные яблоки у обоих аллергия. — Прямо, — говорит Тэхён, управляя Чонгуком, чтобы тот приехал куда нужно, — И ещё меня сразу уносит с алкоголя. — Да? Меня тоже, это так приятно найти похожего на тебя человека, — смеётся Чонгук, и Ким резко говорит “Стоп!”, — Приехали, да? — Да, спасибо, хён, — Тэхён открывает дверь, выходя, и подходит к водительской двери, откуда выходит Чонгук, — Если бы не ты, я не знаю, что бы произошло. — Хватит меня благодарить, — Чонгук легко улыбается, засовывая руки в карманы и облокачиваясь о машину, — Это тебе спасибо, ты два раза спас меня от менеджеров. — Хосок-хён опасен, когда он злой, — смеётся Тэхён и закусывает губу, потому что ему пришла абсолютно безумная идея, и он хочет притворить ее в жизнь, — Спасибо, хён, и, — Тэхён резко поддаётся вперёд, целуя Чонгука в щёку, ощущая на губах еле заметный вкус шоколада. Тэхён так же быстро, как и поддался вперёд, отстраняется, почти убегая в сторону входа в дом, — До свидания, хён!       Ким машет ему рукой, забегая в двери дома, а Чонгук прикладывает руку к щеке, именно туда, куда поцеловал его Тэхён, ощущая, как оно начинает приятно гореть, и на его губах сама по себе расплывается довольная лыба.       И жалко Тэхён не заметил, что за всей этой картиной наблюдал Юнги, у которого терпение чуть не лопнуло, когда его сын приехал с каким-то уродом, и он еле удержался от убийства, когда увидел, как его горячо любимый сын поцеловал в щёку этого.. мудака, но машина для срочной конференции так не вовремя приехала, и Юнги пришлось отложить кончу кончину этого перекачанного урода.       Тэхён тихо заходит в квартиру, пытаясь сильно не шуметь и не навлекать на себя смерть в виде его папы. Он осторожно стягивает сандали, слыша лишь гробовую тишину. Тэхён садится на корточки, чтобы положить сандали на их место в шкафу, но падает на пол, стоит только услышать пропитанное злостью: — Ну что, у тебя кто-то появился, да? Ведь да! А ты родному папе не хочешь об этом рассказывать! — смахивая невидимую слезу, говорит Чимин, смотря на опешившего Тэхёна. — П-па, н-нет у меня н-никого, это просто кол-ллега! Тэхён сразу подскакивает с пола, чувствуя, как блокаторы перестают действовать, и он расслабленно выдыхает, слава богу это случилось не при Чонгуке. — Конечно, по твоей шее всё видно, ну расскажи, он ведь хорош, да? — Чимин грязно играет бровями, и Тэхён закрывает лицо руками от смущения. Он уже хочет снова сказать, что нет у него никого, как оба слышат звон ключей, а потом входная дверь открывает и заходит Хосок, видя такую интересную картину, развернувшуюся в прихожей. — Оу, Хосок-хён, какими судьбами? — спрашивает Чимин, и Тэхён понимает, что пришла его смерть, потому что Хосок сказал — Хосок сделал. И если он сказал, что узнает правду, значит он её сейчас узнает. — Да так, Минни.. я вчера пошёл к своему боссу, чтобы уточнить о его выступление на одной премии, захожу значит в квартиру, сижу и жду его, потому что услышал воду в ванной, — он замолкает, кидая взгляд на сжавшегося Тэхёна, — а потом слышу томные вздохи, затем стоны, и думаю, что он тра-, кхм, занимается сексом с омегой, ну бывают у него омеги на ночь, нет тут ничего такого, ведь своей омеги у него нет, ведь так? — спрашивает Хосок, получая кивок от Чимина, не слишком понимающего к чему клонит бета,— а потом из ванной выходит мой босс с красным Тэхёном на руках.       Тэхён видит, как на него сразу обращают взор его папа, и он сжимается. Мин вжимается в стену, пытаясь слиться с ней, но видимо ничего не выходит, потому что он слышит немного удивлённый голос его папы: — Сразу в душе, Мин Тэхён? И у меня в голове не укладывается, — Чимин молчит, а потом смотрит обиженно на него, — КАК ТЫ МОГ ОБ ЭТОМ НЕ РАССКАЗАТЬ! НО ПРИЗНАЙСЯ, ОН БЫЛ ГОРЯЧ? — ДА Н-НИЧЕГО НЕ БЫЛО! — пищит Тэхён, ещё больше вжимаясь в стену и ставя преграду в виде его сумки перед собой, чтобы его не сожрали заживо. — Ага, конечно, по тому, как от тебя пахнет шоколадом сразу ясно, что вы не спали, — язвит Чимин, обиженно смотря на своего сына. — П-ПА! — снова пищит смущённый Тэхён, у которого скоро сердце откажет, потому что это уже слишком. — Не папкай мне тут! — дуя губы, говорит Чимин и топает ногой, — я тоже вообще-то хочу знать подробности твоей сексуальной жизни! — Тэхён смотрит умоляющими глазами на своего хёна, но тот отрицательно качает головой, давая понять, что не будет его спасать от злого Чимина, жаждущего подробностей, горячей (а в этом он уверен) ночки его сына, — ну, Тэхён-и, кинг сайз, да? — Д-да, ой, нет, Я-Я НЕ ЗНАЮ! — По твоему багровому лицу это видно, значит кинг сайз, ну что, хорошенького отхватил, — Чимин улыбается, и Тэхён пищит от смущения, прикрывая лицо ладошками. — Да не бы-ыло ничего! Он-н просто мен-ня вымыл... — ХА, А Я ГОВОРИЛ! — Чимин прыгает на месте, хлопая в ладоши, и кажется, будто у него сейчас лицо треснет от улыбки. — ДА НЕ БЫЛО НИЧЕГО! — Конечно, а любой альфа, не импотент конечно, будто не возбудиться, если будет смотреть на голое и красивое тело омеги, м? — П-па! — Я вам не мешаю? — выгибает бровь Хосок, на которого откровенно все забили, пытаясь разобраться, спал ли Чонгук с Тэхёном, хотя видно, что некий сексуальный контакт у них был. — Ты не видишь, хён, у нас тут важный омежий разговор? — Пап, н-ну хватит, правда ничего не было. Он просто меня вымыл! — Даже совсем чуть-чуть...? — Чимин недоверчиво щурится, складывая руки на груди и оценивающе смотря на своего багрового сына. — Да, даже совсем чуть-чуть! — Тэхён врёт как дышит, но перед глазами сразу пролетают воспоминания о том, как Чонгук откровенно мял его зад, как водил круги по бедру, доводя его этим до оргазма, горячие дыхание в районе шеи и этот жар, исходящий от тела. Да, у них даже не было совсем чуть-чуть. — А чё у тебя тогда от разговора в штанишках приподнялось, а?       Тэхён опускает взгляд вниз, видя свой небольшой стояк, натянувший ткань чёрных джинс, и он тут же прикрывает ладошками свой пах, возмущённо смотря на своего гадко улыбающегося папу. — Н-ничего не приподнялось у меня!       Он сжимается и утыкается носом в футболку, ощущая яркий запах шоколада, исходящий от вещи Чонгука, прикусывая губу, потому что это уже слишком и, чёрт, он чувствует, как природная смазка начинает выделяться, а его запах становится ярче. — Воу-воу, Тэхён-и, полегче, от тебя стало пахнуть возбуждённой омегой, и после этого ты ещё будешь говорить, что ничего не было? — Можно я пойду..? — Хён! Ты останешься, потому что ты сам начал это. Ну, говори, Тэхён-а. — Да н-не было ничего! — Именно поэтому ты стоишь тут и смазкой истекаешь! — П-пап! — Не папкай, а нормально расскажи, что между вами произошло! — Н-ну, х-хорошо.. только не пер-ребивайте! — ГОВОРИ! — Я-я при-иехал к нему, чт-тобы закончить проект, и мы вроде как его закончили, и мне стало плохо, поэтому он предрожил мне ополоснуться, но я еще в-в компании упал и еще б-больше разодрал коле-ени, и он помо-ог мне дойти, и потом он спрашивает смогу ли я сам помыться, и я говорю, что нет. А по-отом он меня раздел и сам скинул футболку, помог зайти в душ и начал мыть. Н-но потом, когд-да дело дошло до мытья.. — Тэхён жутко смущается, пытаясь подобрать коректное слово, — ...нижней ч-части тела, он завис, скорее всего от во-озбуждения, и начал водить круги по моему бедру и.. ну, я возбудился! потому что это моя.. - еще больше смущается он, - эрогенная зона.. вот и все! Так ничего не было! Ну..такого.. — МИН ТЭХЕН! ТЫ, ЭТО ЖЕ БЫЛ ТВОЙ ПЕРВЫЙ СЕКСУАЛЬНЫЙ ОПЫТ, ДА? — Д-да..? — И как тебе ощущения, м?       Тэхён смотрит огромными глазами на своего папу, моля взглядом снова помощи у хёна, что оставался беспрекословным. — П-пап, — жалостливо смотрит на него Тэхен, сильнее сжимаясь, но не видит в глазах родителя никакой пощады, а лишь сверкающую уверенность, — н-ну хорошо, ладно! — тяжело выдахет он, сдаваясь, и мнет свои пальцы, пытаясь подобрать слова, — м-мне.. понравилось, я думаю, т-то есть не думаю, но да, и это было приятно, а ещё ужасно щекотно, к-кажется, но я не уверен! И это так будоражило все внутри, что я просто терялся в пространстве и своих ощущениях, и мне хотелось выть от этого всепоглощающего наслаждения, — быстро тараторит он, не в силах остановить этот поток, зажмуриваясь, не задумываясь о том, что говорит, — так что я мог бы это повторить и ещё у него большой хуй и ему не подошёл средний презерватив! — У нас была похожая ситуаци-.. прости, что?       Тэхён вжимается сильнее в стену, только сейчас понимая, что он ляпнул, потому что папа на него смотрит взглядом, не обещающим ничего хорошего, и Тэхён молится, чтобы тот его просто не задушил. — Ты хочешь сказать, что вы трахались без презервативов? — шипит Чимин, хмуря брови, а Тэхён краснеет, а потом, кажется, бледнее становится, у него голова раскалывается, и давление уже скачет от стресса, и ёбанный стояк никак не пройдёт. Хуев Чонгук. — Да мы не траха.. занимались любовью! — ТОГДА ЗАЧЕМ ВАМ НУЖЕН БЫЛ ПРЕЗЕРВАТИВ И ОН ЕГО МЕРИЛ?! — П-па.. это сложно объяснить! — пищит Тэхён, надеясь на то, что боги сжалятся над ним, и кто-то спасёт от гнева его папы. — СЛОЖНО ПИСАТЬ ИТОГОВОЕ СОЧИНЕНИЕ, А ТВОЁ ПОХОЖДЕНИЕ НА ЧУЖИЕ ХУИ ЭТО ЛЕГЧЕ ЛЁГКОГО! — ПАП! ДА НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕ БЫЛО! — Тогда, сука, объясни мне нормально всю ситуацию, потому что я не хочу, чтобы это мудак потом тебя послал на три буквы, на которых ты до этого скакал! – Мненужнобылоночьюваптекуияушёлпотомвернулсяисказалчтопошёлзапрезервативамиаонспросилразмериясказалсреднийонрассмеялсяисказалчтонеужелияеготакнелооцениваю, — Тэхён выдыхает, переводя дыхание, а потом продолжает пищать, — даиввваннебыловидночтотаммаксимальный!       Он опускает взгляд, безбожно краснея и ломая свои пальцы, потому что стыдно. Тэхён слышит лишь тяжёлое дыхание омеги, понимая, что тот пытается осмыслить то, что он только что протараторил. — Мин Тэхён, ты, конечно, молодец, мне аж плохо стало, — Чимин пытается выровнять дыхание, ощущая, как перед глазами на секунду темнеет, но он промаргивается и смотрит на совсем сжавшегося сына, — но я пока поверю. — Пиздец, — слышится со стороны, и все резко переводят взгляд, замечая Чонина с баночкой спрайта в руках. — А кто тебе разрешал материться, Чонин?! — Никто, я пошёл к себе! — Чонин быстро убегает из прихожей, не желая получить пенделя от злого папы. — И что зна- — Так, всё, Чимин, — перебивает Хосок Мина, становясь перед Тэхёном, как бы прикрывая его от злого омеги, — хватит мучить мальчика, он и так тебе всё рассказал. — Но..! — Нет, он устал и, учитывая, что я пришёл к Чо-, кхм, к моему боссу в два часа ночи, то он точно не выспался. — М-м, ладно.       Чимин дует губы, что-то обдумывая, но для Тэхёна всё это проходит как в тумане, он лишь слышит, как с ним прощвется Хосок, а после Мин плетётся к своей комнате, сразу же падая на кровать лицом, засыпая, потому что силы, кажется, полностью его покинули.

***

      Тэхён крутится на стуле, пока Богом пошёл им за обедом, отказываясь взять с собой Тэхёна и говоря, что тот должен немного отдохнуть, как самый младший член их команды долбаёбов стилистов.       Вообще, эта неделя прошла плодотворно, потому что Тэхён снова довёл до ручки (спермотоксикоза) Чонгука и, ох, это было шикарно. flashback       В здании агенства есть спортзал для его работников, и сюда можно прийти, чтобы позаниматься, и обычно здесь находится человек пять, может десять, и в основном сюда ходят потрахаться (Тэхён это понял на своей шкуре, когда увидел парочку, трахающуюся на одном из тренажёров), а сам он приходит сюда размять затёкшие после работы мышцы и в основном просто бегает на дорожке. Ему и этого хватает с его-то израненными коленями.       И раньше Тэхён сидел и болтал обо всём на свете с Богомом во время их отдыха, если бы эта сволочь не ушла с работы пораньше, потому что он почувствовал себя плохо. И вот теперь Тэхёну куковать одному, поэтому он и решил пойти в зал побегать хотя бы, потому что всех глав отделов собрали на собрание насчёт будующего тура Чонгука. И, кстати о нём, Тэхён не видел его уже как три дня после того случая, и ему жутко неловко за тот поцелуй, но время не обернуть вспять, так что он просто попробует это забыть.       Тэхён выходит из раздевалки, надеясь, что никого не будет сейчас в зале, ведь он чувствует себя очень некомфортно в своей домашней одежде, о да, он перепутал стопку одежды и кинул в сумку домашние шортики, которые при любом случае задираются, оголяя его ягодицы и немного короткую футболку, на которой нарисовано милое сердечко.       Тэхён расслабленно выдыхает, видя, что в зале никого нет, и идёт к облюбленной беговой дорожке, на которой он обычно бегает, потому что с неё открывается шикарный вид на Сеул. Тэхён встаёт на неё, одёргивая задравшиеся шортики, и включает музыку в своих беспроводных наушниках. Он включает среднюю скорость и начинает свою мини-пробежку.       Тэхён тихо напевает себе под нос песню, не замечая ничего вокруг и даже забивая на снова задравшиеся шортики, и он бы так и продолжил бегать, если бы не чёрное пятно, промелькнувшее сзади него. По позвоночнику пробегается холодок, а в голове промелькивают воспоминания недавно случившихся событий. И Тэхён чуть ли не наворачивается на дорожке, запутавшись в ногах, если бы не руки, поймавшие его.       Он, до этого крепко зажмурившись, открывает глаза, пытаясь понять, кто спас его от падения на его прекрасный зад, и чертыхается, потому что это Чонгук. Тэхён сразу же пытается вырваться из рук Чона и самостоятельно встать, но снова чуть ли не падает. Альфа усмехается, помогая встать омеге, пытаясь не смотреть на его шортики, непозволительно обтягивающие его зад. — Спасибо, Чонгук-ши, — Тэхён кланяется, а потом опускает взгляд вниз, пытаясь не смотреть на Чонгука, потому что неловко. — Я же просил называть меня хёном, — Чонгук улыбается, беря пальцами подбородок Тэхёна и заставляя посмотреть себе в глаза, — всё хорошо? Ты так испугался, когда я прошёл. — Просто, ну, я ещё, боюсь, что это Оньё и-и может что-то похожее случиться, — Тэхён кусает свои губы, смотря в глаза Чонгука, даже не замечая, что начинает облизывать губы постоянно. — Его больше не пустят в здание агентства, да и ближайшие пару месяцев он не встанет с больничной койки, так что не бойся,— из Чонгука вырывается немного нервный смешок, а после он отходит, погладив перед этим подбородок Тэхёна. — Спасибо ещё раз, хён,— Тэхён слегка кланяется, а потом отходит от Чона, направляясь к дорожке, снова на неё вставая.       И Мин снова забывается, правда он пятой точкой ощущал как на неё пялятся, но старался на это не обращать внимания, потому что это его план — соблазнить Чона, так что это нормально! Ведь так? Ну он на это надеется.       Когда же Тэхён выдыхается, а это происходит через час, то он останавливает дорожку, вытаскивая наушники из ушей и поворачиваясь, тут же замирая.       Чонгук сидит на свободном месте и, ебаный в рот, тягает штангу. Тэхён тяжело сглатывает, видя как напрягается рука Чонгука и как проступают синие вены на его руках, так ахуенно выпирая.       Пощёчина       Тэхён слегка опускает взгляд вниз, начиная задыхаться, потому что Чон снял свою толстовку и сейчас сидел и занимался в майке с огромнейшим вырезом, в котором были видны тёмные бусины сосков.       Удар под дых.       А после до слуха Тэхёна доносятся эти томные вздохи и полустоны, пока Чонгук делает новые упражнения. Нокаут.       Тэхёна можно уже выносить отсюда и нести в морг, подписывая на надгробье причину смерти — ахуенность Чон Чонгука.       Тэхён кашляет, привлекая чужое внимание, а потом, виляя бёдрами, идёт к своей сумке, стоявшей на лавке. Он тоже не лыком шит, так что пусть Чонгук тоже пострадает. Заслужил.       Чонгук смотрит на почти неприкрытые ягодицы омеги, желая по ним со всей силы ударить, чтобы звонкий шлепок отразился эхом от стен, но закусывает губу, пытаясь отвлечься. Он бегает взглядом по телу Кима, наблюдая за тем, как он берёт из сумки баночку с йогуртом, откручивает крышку, а после жадно припадает губами к ней.       Чон видит как капли белой и густой жидкости медленно стекают по подбородку омеги, теча дальше по шее, огибая кадык и исчезая за кромкой футболки. А Тэхён будто не замечает, продолжая жадно пить этот ёбанный йогурт.       Альфа смотрит как Тэхён отстраняется от бутылочки с громким чпоком, начиная тяжело дышать, облизывая свои пухлые губы, на которых остался йогурт, а после он недовольно цокает, замечая, что он испачкался, наигранно вздыхая. — Какой же я неряха,— он собирает пальчиками йогурт с подбородка, а потом, смотря Чонгуку прямо в глаза, погружает в рот свои пальцы, слизывая с них жидкость.       Чонгук не может прервать этот контакт, понимая, что умирает на месте, пока его стояк начинает неприятно натягивать ткань свободных (до этого времени) штанов. end of the flashback       Тэхён счастливо улыбается, продолжая крутиться в стуле, хотя его начинает слегка мутить. Ожидание Богома затягивается, хотя тот стал в последнее время каким-то немного другим. Альфа стал пристальнее смотреть на Мина, делать ему комплименты, да и он познакомился с его папой, пока отец начал пропадать на работе.       Богом стал странным и это факт. И у омеги пока не хватает сил, чтобы спросить что именно с ним происходит, потому что эти фразы по типу: — Ты стал мне куда дороже, чем просто друг. — Ты правда мне очень дорог. — Я не знаю, как бы существовал без тебя.       И это немного напрягает, хотя некоторые стали их негласно считать парочкой, ну потому что они постоянно вместе, да и Пак время от времени называет Тэхёна деткой или малышом, но это ради прикола (Тэхён так себя успокаивает). Но ему даже нравится, потому что это приятно, когда тебя так называют, но скорее всего это просто у Тэхёна что-то не то в голове или может его в детстве роняли, а ведь все его странности этим можно и объяснить..       Но великие думы о том, роняли ли его в детстве, прерывает Богом, так вовремя появившийся с пакетом из их любимой кафешки в руках. — Там была огромная очередь, прости,— виновато улыбается Богом, ставя пакет на стол, и тут же видя Тэхёна, выпрыгнувшего из кресла, который прыгнул ему в руки, а Богом не растерялся и, уже приученный к таким выходкам Тэхёна, ловит его, умещая руки на заде. — Спасибо, Богом-и!— улыбается Тэхён, обвивая крепкую шею руками и обнимая своего друга,— Что бы я без тебя делал! — Всегда пожалуйста, детка,— Богом улыбается, не слыша как в комнату заходят Чонгук и Хосок, пока до них долетает обрывок фразы, сказанной Богомом.       Тэхён замечает вошедших людей и хмыкает, дуя губы, и слезая с Богома, а альфа помогает ему встать. Мин бросает взгляд на Чонгука, у которого в глазах не по-хорошему блестит огонь, а сам альфа будто напрягся всем телом, ощущая противника. — Кхм, так как скоро у Чонгука тур,— говорит почти ровным голосом Хосок, пока на его губах играет загадочно-насмешливая улыбка, что не нравится от слова вообще Тэхёну,— Мы пригласили на работу новую сотрудницу, которая будет вам помогать в создании образов для Чонгука и последующей работе. Рад вам представить Лалису Манобан.       В помещение заходит девушка среднего роста, в свободных штанах и кроп-топе с огромным декольте. Её длинные волосы собраны в высокий хвост, глаза необычной формы подведены, а губы накрашены тинтом, что делал их пухлее и привлекательнее. От неё пахнет лишь духами, видимо она на блокаторах, а во взгляде её читается усмешка. — Надеюсь вы подружитесь!— счастливо говорит Хосок, а у Тэхёна появляется чувство, что с этого момента всё пойдёт по пизде и он даже не понимает откуда такое чувство появляется.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.