Вынужденная мера 1012

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Гарри Поттер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, PWP, POV, AU
Предупреждения:
OOC, Твинцест
Размер:
Миди, 65 страниц, 18 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
18+

Пассивно-активный Снейп и активно-пассивный Поттер. Как-то так.


П.С АУ Персонажи старше 18 лет.

Посвящение:
Тем,кто решил это прочесть))

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Еще одна история о вынужденном браке.

Фик наконец то вычитан и отбечен.
Огромнейшие спасибо janaslawna за то, что выполнила работу в короткий срок и так качественно)

Пы.Сы. Раз десять садилась переписывать первые главы, знаю что они слабые, но никак не выходит, начинаю переделывать, сюжет убегает. Так что, пусть будет как есть.)
Пы.Сы 2
Персонажи меняются в плане раскладки, но новая шапка фикбука не позволяет это указать

10. И прочие неприятности...

30 ноября 2014, 18:31

Судорожно извиняюсь за столь редкую проду. Обстоятельства сложились так, что фигачу на двух работах и со временем совсем беда) так что не серчайте, дорогие мои, я допишу) правда-правда)))
____________________


Блек в сотый раз объяснял, что он спал, спал не просто так, а под воздействием зелья, что он не меньше других переживает за судьбу крестника. Дамблдор был неумолим. Все члены Ордена, как и преподаватели, были искренне поражены такими переменами. Словно добродушного старичка кто-то подменил. Какие там лимонные дольки! Директор рвал и метал, не в силах справиться с эмоциями.

Сириус Блек, на пару с Ремусом Люпином, для надежности был заключен под стражу в подвалах Хогвартса.

На поиски Снейпа и Поттера были брошены все резервы, лучшие маги, сильнейшие разведчики и уйма магических артефактов для поиска. Все безрезультатно.

***


POV Гарри

Я сидел на кухне с отвисшей челюстью. Старый мерзавец! Все это время под личиной доброго дедушки скрывался старый маразматик, который, по всей видимости, окончательно выжил из ума. Черт бы его побрал, достаю сигареты – хоть Снейп и против, мне просто необходима сейчас порция никотина.

Снейп. Черт, не представляю, что ему сказать кроме как спасибо. Спасибо за то, что он, несмотря на все, каждый раз спасает меня.

Любопытно, найдет ли нас директор, а если нет, то кем он заменит свое главное оружие? Не будет ли использовать Сириуса, чтобы выманить меня, как Волдеморт в прошлом году?

Мысли бушуют, подобно рою рассерженных пчел, и я ума не приложу, как их успокоить. Столкновение тарелки со столом немного приводит меня в чувства. Мысли снова возвращаются к моему мужу, и я понимаю, что мое уважение и благодарность по отношению к этому сложному человеку перерастают в нечто большее, теплом согревающее душу. Но я отмахиваюсь от этой мысли.

– Спасибо, Северус, – говорю я, – и за омлет тоже.

Он горько хмыкает, поглощая завтрак, и смотрит куда угодно, только не на меня.

Меня мучает совесть.

***


POV Снейпа

Когда я только обнаружил выход из этой западни, что устроил нам достопочтенный директор, мне хотелось убить хоть кого-то. Себя. Гарри. Темного Лорда. Директора. Неважно, лишь бы избежать этой участи. Несмотря на то, что я явно хочу мальчишку, и даже несмотря на его опыт, я не готов быть снизу, я и сверху-то готов не был.

А он сидит, не заметил даже, как пропала из его рук сигарета, и тарелку бы не заметил, если бы случайно ей не стукнул о стол.

– Спасибо, Северус. И за омлет тоже.

Забавно. Неужели он не понимает, что спасать его стало фактически моим смыслом жизни. Только он и война. Которую не известно, переживем ли мы.

Раньше я даже не строил планов на будущее. Не имело значения. А теперь мне хочется жить.

Проклятый мальчишка. Проклятый директор. Проклятая война.

***



Сегодня первый день. Я приготовил все необходимые зелья, благо, сложных заклинаний и свидетеля для этого не нужно. Как в бреду, иду в ванную, не помню, как моюсь, чувствую только, что замерз, когда понимаю, что пришел в спальню мокрый и без полотенца. Гарри тоже в каком-то странном оцепенении, достает мне полотенце и с отсутствующим выражением лица начинает хаотично меня вытирать. Грубо. Я почти пришел в себя.

– Поттер, – я пытаюсь быть грубым, выходит, конечно, неважно, – если вы сделаете мне больно, я вас четвертую.

– Что ты, Северус, – улыбается он. – Я буду предельно нежен и осторожен.

Он осторожно и вправду нежно, будто собрав всю волю в кулак, укладывает меня на постель. Мы держимся за руки, как велит книга, и одновременно пьем зелье, смешивая его остаток в поцелуе.

И то ли это действие контр-ритуала, то ли долгое почти воздержание – мы целуемся, как сумасшедшие.

Меня трясет.

Он невероятно нежен.

– Северус, – шепчет он мне куда-то в шею и при этом дышит, как загнанная лошадь, – расслабься, отдайся ощущениям.

И целует меня. Везде. Хаотично и непредсказуемо вылизывает мою шею, вырывая у меня вдохи-всхлипы. Сосок. Удивительно правильно выбирая силу укуса-поцелуя. У меня уже стоит, и я чувствую его член, задевающий мое бедро. Поддаваясь неожиданному порыву, перекидываю его на спину и почти полностью повторяю его движения. Мне будет стыдно за это. Потом. Плевать.

Поцелуями прокладываю дорожки по его груди. Соски. Судя по реакции, они у него более чувствительные, чем у меня. В процессе поднимаю на него глаза, зрачки расширены, он рвано дышит. Легко кусаю его, вырывая стон.

– Сев… Боже… Да!!!

Вдохновляет. Продолжаю изучать его тело. Целую выемку локтя, ребро, провожу языком влажную дорожку вдоль живота и замираю, собираясь сделать то, о чем, не признаваясь даже себе, мечтаю пару недель.

Осторожно касаюсь кончиком языка влажной головки члена. И еще. И еще. Он стонет. Я слышу, как шуршит простыня, которую он сжал руками, вижу, как напряжены его бедра, которые, как я понимаю, он сдерживает. Определенно, вдохновляет. Полностью беру головку в рот и легко посасываю.

– Мммм… мффф, боже! Да! Да!

Дрожь в бедрах усиливается, и я вбираю его в себя насколько могу глубоко, пока горло не начинает рефлекторно сжиматься. Старательно вожу ртом по стволу. Он стонет так, что мой уже явно перевозбужденный член истекает смазкой, и мне кажется, я готов кончить от одних только стонов, как подросток. Когда я чувствую первые конвульсии его члена, я немного застываю, не зная, что делать, но решаю все-таки все проглотить. Он кончает, я чувствую, как тугая струя щекочет мне небо и горло. Мне нравится, лизнув напоследок пару раз, я ложусь рядом на спину.

Он пару минут лежит молча, пытаясь отдышаться, а потом набрасывается на меня с удвоенной энергией, глаза горят, он лихорадочно целует мое лицо, нос, щеки, гладит одной рукой по волосам, опираясь на вторую.

– Сев… это было... Черт. Это было просто потрясающе, – говорит он, восторженно улыбаясь.

Продолжает целовать меня, и я понимаю, что вот-вот кончу, беру его руку и направляю к своему члену. Не иначе, это все из-за ритуала, у самого у меня не хватило бы смелости. Он сдавленно стонет и с явным огорчением отрывается от меня.

– Тебе пока нельзя кончать, для твоего же блага.

Он берет с тумбочки смазку, нежно проводит ладонью по моей щеке. Меня разрывает от нежности.

Зачерпнув немного, он кружит пальцами вокруг отверстия. Я чувствую, как сердце, минуя всю грудную клетку, стучит в горле. Слегка нажимает, зачерпывает еще и осторожно вводит первый палец. Я почти не дышу. Неприятно.

– Поттер, – я удивляюсь тому, что почти рычу, – меня не возбуждают твои пальцы, совсем.

Он весело фыркает.

– Если я начну вылизывать тебя языком, – от этой фразы мой начавший было опадать член заинтересованно дергается, – то ты кончишь, а нам это пока ни к чему. И если я начну сразу входить в тебя, это будет больнее.

– Я чувствую каждый твой заусенец, и каждую маленькую мозоль, и ноготь, – возмущенно говорю я. – Давай сразу, я потерплю.

Внутренне готовлюсь, собираюсь, как перед круциатусом Темного Лорда. Чувствую головку возле входа. Он слегка надавливает и проскакивает внутрь где-то на дюйм. Зеленые глаза блестят и смотрят на меня с такой нежностью, что меня самого пробирает, хватаю непослушные вихри рукой и тяну на себя. Стонет. Целую его долго, вдумчиво. Чувствую, как понемногу он проходит глубже, расслабляюсь, как могу. Приятного мало, но и не так больно, как я ожидал.

Гарри опирается на локоть и одной рукой поглаживает мой немного опавший член.

Через пару минут он снова целует меня и начинает катастрофически медленно двигаться. Неосознанно вскидываю бедра ему навстречу. Я как-то потерял момент, когда «терпимо» переросло в «приятно».

– Давай же, – почти рычу.

Мальчишка лукаво улыбается, шире разводит мои ноги и на вытянутых руках начинает вколачивать меня в матрас, плавно наращивая темп. Когда один из ударов проходится по простате, меня подбрасывает ему навстречу.

– Сильнее!

Он закидывает мои ноги к себе на плечи и трахает так, что я забываю напрочь, кто он, кто я и для чего мы это делаем.

Стонем. Его лоб покрыт мельчайшими капельками пота, на лице полубезумная, счастливая улыбка, и меня посещает подсознательный страх, что на моем лице он видит то же самое.

Чувствую подступающий оргазм. Взрыв. Меня трясет. Из горла вырывается жалобный стон. Хорошо. Он делает пару движений и кончает вслед за мной, падая на меня. Пару минут лежим молча, я перебираю его волосы, и мне так хорошо, что даже страшно. Мальчишка немного сползает с меня, и только его голова остается у меня на груди. Хотел было убрать руку, но он прижал ее своей. Так и засыпаем.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.