Вынужденная мера 921

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Северус Снейп/Гарри Поттер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, PWP, POV, AU
Предупреждения:
OOC, Твинцест
Размер:
Миди, 65 страниц, 18 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
18+

Пассивно-активный Снейп и активно-пассивный Поттер. Как-то так.


П.С АУ Персонажи старше 18 лет.

Посвящение:
Тем,кто решил это прочесть))

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Еще одна история о вынужденном браке.

Фик наконец то вычитан и отбечен.
Огромнейшие спасибо janaslawna за то, что выполнила работу в короткий срок и так качественно)

Пы.Сы. Раз десять садилась переписывать первые главы, знаю что они слабые, но никак не выходит, начинаю переделывать, сюжет убегает. Так что, пусть будет как есть.)
Пы.Сы 2
Персонажи меняются в плане раскладки, но новая шапка фикбука не позволяет это указать

13. Между молотом и наковальней, или Из двух зол выбирают меньшее

20 декабря 2014, 00:13
POV Снейпа

Решение пришло само собой. Если Гарри не хотел воевать, значит, нужно было заключать мир. Заключать мир с Дамблдором не представлялось возможным.

Остается Лорд, который чуть более предсказуем, однако более неадекватен и агрессивен. Ну и совсем феерический, невозможный вариант – уничтожить обоих.

Но этого мы физически не потянем, значит, остается только Лорд. Хотя оставалось непонятным, как на это отреагирует Гарри. Да и реакция самого Темного Лорда остается загадкой.

Для начала надо разузнать, что происходит в мире. Нужен «Ежедневный пророк», и надо как-то возобновить самые надежные каналы связи. Заставить Поттера принять лордство, обелить имя Блека и очернить директорское.

И как-то подготовить к этому мужа, который мирно сопит у меня на плече.

Он в последнее время какой-то странный. То молчаливо-задумчивый, то рычит на Блека, то ко мне ластится.

***



– Гарри, – говорю я за завтраком, – мне сегодня нужно отлучиться, возможно, на весь день.

Поттер удивленно поднимает брови и вопросительно склоняет голову. Неудивительно, за все время нашего тут пребывания мы покидали дом один раз. Вместе.

– Мне необходимо разузнать обстановку в Британии и, исходя из сведений, составить план действий. Мы же не хотим всю оставшуюся жизнь прятаться?

– Но Сев... – Я знаю его аргументы наперед. – Это опасно!

– Гарри, я похож на идиота?

***



Вполне ожидаемая перепалка шла почти час, и вот я уже в Лондоне, под оборотным зельем и с очень хитрым артефактом, изменяющим магическую ауру.

Скупив полную подшивку «Пророка» за последние два месяца, я накупил магических сладостей, по личной просьбе сдавшегося мужа.

По возвращении домой я с удивлением понимаю, что Поттер решил принять самое прямое участие в выяснении обстановки – он допрашивал Блека.

Едва увидев меня, он тут же улыбнулся.

– Как?

– Все хорошо, меня никто не узнал, жив, здоров, газеты и сладости купил, – улыбнулся я в ответ.

Блек смотрел на нашу идиллию круглыми от удивления глазами.

А от самого Блека, как оказалось, толку не было. Пока мы скрывались, добродушный директор посадил его под замок. Так, на всякий случай.

Я поднялся в кабинет и приступил к изучению прессы. Как оказалось, общественность уже активно настраивалась против директора. Обвиняли его во всем: в снижении уровня образования, низком уровне безопасности школы, в общем состоянии школы и даже в снижении нравственности выпускников.

Нам просто неприлично везет. Да еще и темный Лорд начал вести себя разумнее, может, прошло необходимое время после ритуала, и мозг восстановился? Я нервно хохотнул, надо будет спросить при встрече, если жить надоест.

Я то и дело натыкался на знакомые имена в статьях о новых министерских назначениях и реформах. У Лорда было все схвачено. Остается как-то сообщить все мужу. Ну и самому Темному Лорду.

***


POV Гарри

Последние пару дней Северус какой-то подозрительно тихий, даже не вступает в перепалку с крестным, хотя тот активно его провоцирует. Меня мучает совесть, думаю, что это из-за моих слов он такой.

Но я в самом деле не хочу воевать!

И даже сейчас, когда я лежу у него на плече, я слышу, как мысли шуршат в его голове. Хотя, пожалуй, я и сам не лучше.

У меня появился новый фетиш – будить его по утрам минетом. К моему удовольствию, он почти всегда спит на спине, а утренний стояк у него, как и у любого здорового мужчины.

Провожу языком по члену и слышу, как он сонно стонет, еще не до конца проснувшись, но через пару минут сонные глаза открываются в удивлении.

– Гарри... – шипит он, и в этот момент я понимаю, что хочу его, именно в себе.

Мы только-только относительно стабилизировали последствия ритуала, но сейчас мне плевать. Старательно смазываю его член слюной, плюю себе на руку и наспех смазываю себя, и вижу, как ошарашенно округляются его глаза, когда я медленно начинаю на него насаживаться. И он будто хочет что-то сказать, но давится стоном, пока я покрываю его лицо поцелуями.

– Гарри… Гарри… ммм… что ты... – шепчет он.

Я затыкаю его поцелуем и, немного привыкнув, начинаю отчаянно насаживаться на его член. Мы стонем в унисон. Последние следы сна давно исчезли с его лица, он кладет руки мне на талию и вскидывает бедра навстречу каждому моему движению.

У меня проскакивает смазанная мысль, что никаких звуконепроницаемых чар тут нет, а через пару дверей спит крестный, но эту мысль вышибает очередной удар по простате. Северус притягивает меня для очередного поцелуя, запустив руку в волосы и крепко сжав, потом укладывает меня подбородком на плечо, и я почти лежу на нем, рука в волосах сжимается сильнее, он яростно вколачивается в меня, и мне кажется, еще немного, и я потеряю сознание от того, как мне хорошо. Свободной рукой он неожиданно шлепает меня по заднице, из моего горла вырывается хриплый крик, ему определенно нравится моя реакция, и он повторяет удары еще несколько раз. Я чувствую первые предоргазменные судороги и от избытка эмоций впиваюсь в его плечо зубами, кончаю, он совершает пару рваных движений и изливается вслед за мной.

Немного придя в себя, я чувствую на языке металлический привкус крови. «О, черт! Я прокусил ему плечо!» Посмотрел внимательно, вроде не сильно, в каком-то полубреду начинаю зализывать ранку, пока он гладит меня по голове и пытается отдышаться.

В этом самый момент я понимаю, что ужасно счастлив.

Мы идем завтракать.

Во время завтрака Сириус держится демонстративно вежливо, и я, признаться, удивлен.

– Доброе утро, Сириус.

– Доброе, Гарри, Снейп, – он кивает каждому.

– Блек, – приветствует, если можно так сказать, его Сев.

Семейная идиллия, ничего не скажешь.

– Снейп, – сложив руки под подбородком, говорит Сириус, – я нутром чую, что ты что-то затеваешь, и у меня к тебе вопрос: что ты задумал?

Было видно, что Северус напрягся. И меня крайне удивил его спокойный тон.

– Никакого плана еще нет, – сообщил он.

– Но задумки имеются? – вставил я.

– Безусловно. Но для начала я хотел бы узнать, на что вы готовы пойти ради мирной жизни? – Северус очень серьезно посмотрел на каждого из нас.

Мы затихли и задумались. Не знаю, что за мысли посетили крестного, но у меня зародились очень нехорошие подозрения.

Мир с директором невозможен априори, хотя, думаю, старикан был бы счастлив вновь заполучить любимых пешек в свободное пользование... Уничтожение двух главных врагов не вариант, сил не хватит. Мир с Волдемортом… Как-то я это смутно представляю, но, видимо, это наиболее вероятный вариант.

Из раздумий меня вырвал вопрос Сириуса:

– И какое из зол мы считаем меньшим?

– Волдеморта, – ответил я.

Двое мужчин уставились на меня, первый с облегчением во взгляде, второй с легким удивлением.

– Да-да, я сам в шоке, – сообщил я им устало. – Посудите сами: Дамблдор живет этой войной, да и если бы директор дал нормально пожить Волдеморту, а не ссылал его каждый раз в приют, дал бы ему возможность преподавать после школы и не отвлекал непонятными пророчествами, самое страшное, что могло бы с нами случиться, – он стал бы министром. Но нет, директор вырастил чудовище. Да и чего уж там, вспомнить, кому он меня отдал, – я бы совершенно спокойно смог стать вторым Темным Лордом. У меня даже иногда возникают мысли о том, что на Волдеморта наведено какое-то проклятие или помутняющие разум чары. Что-то такое. Хотя, возможно, я просто параноик. Тем не менее, никто с точностью не может сказать, что происходило во время обучения Тома.

Они слушали меня внимательно, и постепенно их лица озаряло понимание того, о чем я говорю. Ведь о том, что директор тот еще манипулятор и интриган, знали все.

– Все в наших руках, – сказал Снейп, – и я очень рад, что вы сами, без намеков, пришли к тем же выводам, что и я. В «Пророке» последние пару месяцев активно хают директора, вспоминая все его ошибки и просчеты, половина министерства уже занята людьми Темного Лорда, и весьма адекватными, должен заметить. И это означает, что, во-первых, удача на нашей стороне, во-вторых – к Темному Лорду возвращается былая адекватность.

– Осталось придумать, как взаимовыгодно договориться с Волдемортом, – подвел итог Сириус.

– А давайте напишем ему письмо? – брякнул я.

И мы сели думать над текстом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.