I'm coming to you, Dany 24

Vasha Angel-a автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Игра Престолов

Пэйринг и персонажи:
Джон Сноу/Дейенерис Таргариен
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Психология

Награды от читателей:
 
Описание:
Я иду к тебе, Дени. Я искуплю свою вину. Пусть и не в этом мире.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 июля 2019, 00:38

Я тихим эхом прокричу, Что я одну тебя люблю, Все время той секунды жду, Когда сказать это вновь смогу!!!!!! И не изменит это время, Не изменит это жизнь, Ведь ты — ангельское творенье, Прошу тебя меня дождись!!!!! Ведь я уже к тебе иду, Стирая ноги в кровь, Вот так и Землю обогну, Но скажу тебе: ТЫ МОЯ ЛЮБОВЬ!!!

Вячеслав Литвинов

Дейенерис отошла от Дрогона, завороженно смотря на открывшийся перед ними вид. Хрустальные струи водопадов, словно россыпь брилиантов, пробиваясь сквозь камни, стекали вниз. — Здесь можна остатся на тысячу лет, — улыбнулась она и повернулась к Джону. — Никто нас не найдет. — Мы станем очень старыми, — не отрывая своего взгляда, говорит Сноу, завороженный ее красотой и искренностью в этот момент. Ее улыбка на мгновение становится грустной и она подходит ближе к нему, а он идет навстречу. Идет на поводу своих чувств и не сожалеет. Джон вглядывается в любимые черты и понимает, что обрел дом, рядом с девушкой, которая стала частью его сердца. Сноу. Снег. Так и есть, он самый настоящий снег. Джон понял это еще в ранней юности. Когда встретил Призрака, его белоснежного друга. И Дейенерис — его снежная королева. Ее волосы, чистое серебро, на ощупь, словно шелк. Джон знает. Сам пропускал их через пальцы в их совместные ночи. Но так же, он знает, что Дейенерис — не снег. Она — Таргариен. Неудержимое пламя. И сердце ее из огня, любящее и согревающее. — Мы могли бы быть так счастливы, — вдруг говорит она, теснее прижимаясь к нему, а он и не против, обнимает ее, отдавая все тепло, на которое способен. — Да, и все еще можем. — Нет, не можем, — грустно говорит она, почти всхпывая. — Но почему? — не понимает Джон, не отрывая от нее взгляда. И ее глаза, только что так тепло и нежно, смотрящие на него, становятся, словно замершие льдинки — холодными и отстраненными. — Потому что ты убил меня, — словно вонзая кинжал в сердце, говорит она. Джон с ужасом смотрит, как кроваво красное пятно расползается по белому меху шубы его любимой. Сноу потрясенно переводит взгляд на нож, который он держит в своей руке. Дени, уже не в силах стоять, медленно падает на белый снег, а лужа крови расцветает вокруг нее, словно алая роза. Джон, уже не сдерживая слезы, притягивает к себе хладный труп и не в силах уже что-то изменить, повторяет, как мантру: — Нет, Дени! Очнись! Вернись ко мне! Очнись!.. — Нет!!! — кричит Джон, в который раз просыпаясь в холодном поту. И так каждую ночь. Садясь на край кровати, он обхватывает голову, пытаясь прийти в себе. Любовь — смерть долга. Всю жизнь он пытался поступать правильно. Быть сыном своего отца. Но, как оказалось, Эддард Старк не его отец. Он воспитывал его, учил быть человеком чести. Но его отец Рейегар Таргариен. Человек, который любил его мать так сильно, что сбежал с ней от всего мира. И из-за этой любви погибли тысячи. Но разве можно осуждать за любовь? Особенно, если мир так жесток, что топчет все ее проявления. Вот и Джон, каждую ночь мучаясь от агонии в своих кошмарах, сожалеет, что пламя Дрогона поглотило Железный трон, а не его. Вместо этого он все вспоминает угасающие глаза своей королевы и понимает: не тот выбор он сделал. Выбор, что обернулся ему пожизненным проклятьем. Но меньшее он и не заслуживал. Клятвопреступник. Клеймо, которое не смыть. Он предал то, чем руководился всю жизнь. Он потерял все. Нарушил клятву, что давал королеве и убил возлюбленную. Загубил и долг, и любовь, послушав тех, кто совсем ее не знал. Он так и не видел их с момента его ссылки на Стену. Он знал, что Санса, будучи королевой Севера вышла замуж за какого-то малоизвестного лорда и у них родился сын. Бран, будучи Трехглазым вороном и королем Шести королевств, больше заботился о своих видениях, чем о государстве. А страной, по большей части, управлял Тирион Ланнистер, его Десница. Спустившись вниз по леснице, Джон сразу же заметил Тормунда, сидящего за столом, распивающего эль. Его, вообще, сложно не заметить. Крупного телосложения с огненно рыжими волосами. Поцелованный огнем. Так говорила Игритт. Еще одно предательство. Может он правда проклят? — Чего опять раскисаешь, Сноу? — как всегда весело откликается друг, — я знаю, это от недостатка женского внимания. Закрути интрижку и все путем. — Я не могу, больше не могу, — Джон присаживается рядом с ним, к нему, как всегда тихо, подходит Призрак и Сноу чешет его за ухом. У него есть лишь эти двое. — Это все из-за твоей королевы, — вздыхает рыжеволосый, — нельзя же казнить себя всю жизнь. А то смотри, я и череп могу проломить. Так и проходили его дни на Стене. В ней, на самом деле, после победы над Иными не было нужды, но сюда все еще ссылали преступников, как раньше. Каждый день они с Тормундом и Призраком охотились, собирали дрова, выживали, как могли. Но потом наступала ночь, а с ней и сны, в каждом с которых была она, его Дэни и каждый заканчивался одинаково, превращаясь в самый худший кошмар. В одном из снов Дейенерис пришла к нему в каюту ночью, в другом они жили в Красном замке, в третьем они просто разговаривали после долгих переговоров или стояли на побережье Драконьего Камня. Но конец у них всех был одинаковый. Нож. Кровь. Смерть. Все дни жизни Джона слились в одно расплывчатое пятно. Он не понимал, почему Владыка Света вернул его? Какой был в этом смысл? Чтобы восстановить справедливость? Убить любимую? Да и жизнь перестала интересовать его, как таковая. Он лишь считал дни до своего конца. И когда он наступил, Джон Сноу не боялся. Он лежал в своей постели, укрытый мехами, а сквозь белую пелену, застелившую ему глаза, он видел знакомую ему фигуру с серебристыми волосами и аметистовыми глазами, которая звала его к себе. Я иду к тебе, Дэни. Теперь ты никогда не будешь одна. Я искуплю свою вину. Пусть и в другом мире.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.