Третья сторона Силы

Джен
NC-17
Завершён
1018
автор
Размер:
166 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1018 Нравится 92 Отзывы 322 В сборник Скачать

Глава 02

Настройки текста
Постепенно меня начали вводить в курс дел в лаборатории, поручая простенькие задания. Как оказалось, сидхи занимались тут изучением Силы. Поскольку напрямую я её почувствовать не мог, то воспринимал исключительно в виде графиков и чисел. Опять-таки, суть опытов мне не объясняли, так что видел я только внешнюю часть всех экспериментов: положить кристалл внутрь прибора, записать выданные параметры, сравнить с контрольными значениями и записать результаты анализа. Что за всем этим стояло, мне было решительно непонятно. Но постепенно, читая пояснительные тексты к заданиям, я осознал, что сидхи пытались понять, как измеряемые ими характеристики Силы влияли на способности её пользователей. К примеру, если человек мог метать молнии, то это можно было отследить, измерив в этот момент его «ауру» с помощью специального оборудования. А пропустив сидха через сканер, можно было узнать о его способностях. С этой точки зрения, работа была достаточно интересной, и я уже не так огорчался от необходимости вручную проводить обработку данных, которые потом уже более подробно разбирались на компьютере за пределами лаборатории. Ведь иногда требовалось получить предварительный результат прямо сейчас, а не через несколько часов, когда запись результатов эксперимента будет доставлена на другой конец базы, где помехи от всплесков силы ощущались куда меньше, что позволяло расположить там настоящие компьютеры с искусственным интеллектом. Отношения с сидхами в лаборатории у меня были не такими уж и плохими. Конечно, они не относились ко мне как к равному, скорее, как к полезному. Никаких унижений, наездов, попыток втоптать в грязь. Меня воспринимали как ещё один вид лабораторного оборудования. А ведь помня то, как вёл себя сидх на моей родной планете и как относился к нам руководитель Департамента Чистоты, я настраивался на худшее. Ближе всего я общался с Дартом Крениром. Он не гнушался спрашивать моё мнение и использовать мои предложения по улучшению рабочего процесса. Через пару месяцев моей работы лаборантом он завёл со мной необычный разговор.  — Сейрю, ты уже закончил исследование образцов партии А18-72?  — Да, господин. Последние результаты я отправил на обработку ещё вчера.  — Хорошо. Тогда, мне понадобится твоя помощь в получении кристаллов следующей партии. Ты знаешь, как мы их получаем?  — Без понятия. Могу только предположить, что вы просите разных одарённых зарядить их. Каждая партия — это результат работы одного сидха.  — Это предположение довольно близко к истине. Но всё не совсем так. Завтра мы начнём процесс создания новой партии кристаллов, и ты должен будешь управлять медицинским дроидом. Это один из немногих нормальных механизмов в этой части комплекса. У нас сейчас нехватка персонала — Дарт Мивус и Дарт Невер уехали по делам. Так что мы будем экранировать возможные всплески Силы, а тебе придётся повозиться с компьютером.  — Конечно. Но было бы неплохо сначала изучить интерфейс пользователя.  — Да. Я запишу на твой рабочий компьютер модель. Она несколько упрощена, но всё самое важное там есть.  — Хорошо. Что-то ещё?  — Это очень важный эксперимент, и от того, насколько эффективно ты будешь работать, зависит очень многое. Поэтому отнесись к этому заданию со всей серьёзностью.  — Обязательно. Готов служить на благо ордена. Дарт Кренир согласно кивнул и отправился по своим делам. Ох, что-то мне не нравится это продвижение по службе. Судя по взгляду моего начальника, если я облажаюсь, то следующей моей остановкой будет утилизатор пищевых отходов. На следующий день меня повели в ту часть лаборатории, где я ещё ни разу не бывал. Поддержанием чистоты там занимался один из специальных уборщиков, с которым я за всё время виделся от силы пару раз. Так что я понятия не имел, что именно там находится. Мы вышли в большой круглый зал, в центре которого находилось ложе медицинского дроида. Панель управления им находилась недалеко от входа у стены. Рядом с ложем стоял непонятный агрегат, на внешней стороне которого находилось несколько пустых стеклянных колб в держателях, а также серия уже знакомых мне кристаллов силы, пока ещё не светящихся внутренним светом.  — Занимай своё рабочее место. — Махнул мне рукой Дарт Кренир. — Там же находится журнал с сегодняшней программой действий. Я быстро прошёл к панели управления и начал изучать доступные мне функции. Что именно все эти операции делали, нигде не объяснялось. По сути, мне нужно было просто выбирать нужные пункты меню, руководствуясь письменными инструкциями и устными указания начальства. Через полчаса в зале собрались все имеющиеся в наличии сидхи, обладающие необходимым доступом. Их было всего трое, так что моя помощь выглядела нелишней. После этого небольшой отряд охраны вкатил в зал каталку, на которой лежал закованный в цепи человек. Как только доброволец добрался до места назначения, его освободили от цепей и переложили на операционный стол. Похоже, тут проходят опыты над людьми. И если я начну ратовать за соблюдение прав человека, то следующим пациентом буду уже я сам. Мужчину, судя по всему пребывающего под действием наркоза, пристегнули к ложу, лишив его даже теоретической возможности двигаться.  — Начинаем по протоколу три, сценарий Б. — Дал команду мой начальник, и я перелистнул журнал на нужную страницу. Мне нужно было вводить идентификаторы команд и следить за процессом их выполнения. С этим справился бы даже самый примитивный искусственный интеллект, но из-за влияния Силы доверять ему никто не мог. Слишком уж сложным и странным могло быть её воздействие. Дальше я вводил номера операций, громко читал их названия, которые мне по большому счёту ни о чём не говорили, и запускал операцию на выполнение. Первым этапом шло банальное обследование пациента различными сканерами и анализаторами. Техника показывала, что подопытный здоров как бык, а также имеет небольшие отличия во внутреннем строении от того, что я изучал в школе. Также, отдельно шли результаты сканирования способностей человека к Силе. Общий потенциал владения Силой был равен 73, а мягкие ткани содержали 7209 фурозитов на клетку. Что это были за фурозиты, я не понял, но акцентироваться на этом пока не стал. При запуске каждой операции мне становилась доступна краткая справка о сути выполняемых действий, так что пока сидхи занимались своими непостижимыми делами, а техника работала, я изучал документацию по процессу расчленения жертвы. К этому, похоже всё и шло. После исследования образца шла операция по сбору фурозитов в состоянии покоя. Тут нужно было выбрать одну из конечностей, и я переадресовал этот вопрос своему начальству.  — Какую конечность использовать для первого шага? Сидхи переглянулись, Дарт Кренир ещё раз осмотрел пациента и вынес вердикт:  — Левую ногу до колена. Мне пришлось разбираться с дополнительными настройками, чтобы суметь указать не всю ногу, а только половину. Из ложа выдвинулись манипуляторы автоматического хирурга и быстро провели ампутацию нужной конечности, зашив при этом рану и остановив кровотечение. Сама же голень была переправлена в соседний агрегат, где её старательно измельчили до состояния каши, а потом извлекли из неё искомые фурозиты. Одна из колб на поверхности прибора заполнилась светящейся жидкостью, после чего ещё пришлось выполнить несколько операций по зарядке нескольких кристаллов излучаемой ей энергией. Пока я занимался всеми этими задачами, мой начальник наблюдал за мной, пытаясь обнаружить следы неуверенности или нежелания выполнять свою работу. Но так ничего и не дождался. Я же понимал, что жизнь этого человека скоро прекратится в любом случае. Следующим этапом был сбор фурозитов в возбуждённом состоянии, и это было уже более интересным событием. Сидхи начали как-то воздействовать на тело жертвы, после чего по нему прошла серия судорог. Пациент пришёл в сознание, но пока мог только вращать глазами, осматривая потолок. Второй жертвуемой конечностью стали остатки левой ноги. На этот раз я видел, что человек испытывает боль, но пункта «анестезия» среди доступных операций не было. Дальнейшее можно не описывать. Медицинский дроид последовательно разбирал пациента на органы, из которых потом извлекались фурозиты. Отходы производства банально спускались в канализацию. К моменту, когда мужчина лишился всех конечностей, он обрёл способность говорить, и начал проклинать всех присутствующих, требуя остановиться и угрожая сообщить обо всём Императору. Но его воплей никто не слушал, а через пару минут мне дали приказание выполнить ещё одну операцию по удалению голосовых связок. После этого нас уже ничто не отвлекало от процесса разделки туши. Через час мы закончили со всей этой канителью, переработав остатки трупа. Дарт Кренир подошёл ко мне и похвалил за отлично выполненную работу.  — Сейрю, ты отлично справился. Я знал, что могу на тебя положиться. Если хочешь, можешь сегодня отдохнуть от работы в лаборатории.  — Спасибо. Я бы расслабился на пару часиков, а потом могу начать работу с новой партией кристаллов.  — Хорошо. Подходи к двум часам в третью лабораторию. Буду учить тебя комплексному анализу данных по всей партии. Думаю, ты уже достаточно набрался опыта.  — Рад вашей оценке, господин. Этот эпизод с разделкой человека на органы стал определённым экзаменом на мои способности. Даже прочие сидхи начали относиться ко мне не просто как к дроиду, а рассматривали уже как младшего сотрудника. Это были мелкие детали, но в целом можно было сказать, что я влился в коллектив. Да уж, совместные пытки сближают. В течение следующего месяца я вникал в суть проводимых исследований. Фурозиты оказались микроскопическими организмами, чувствительными к Силе. Они обитали в теле практически любого живого существа, частично беря на себя функции митохондрий и снабжая организм энергией за счёт обращения к Силе. Этот уровень никак не контролировался сознанием живого существа. Но при достижении определённой плотности фурозитов в тканях тела, живое существо получало возможность сознательно обращаться к Силе и использовать её для выполнения каких-то задач. При этом, наличие развитого разума не было необходимым условием. В мире встречались животные, насекомые и даже растения, способные управлять Силой. Помимо количества фурозитов в одной клетке большое значение имела их настройка на энергию определённого типа. Именно эта настройка давала доступ к разным способностям. Какие-то организмы требовали для своей жизнедеятельности только определённый тип энергий, а другие, например, человеческий, могли использовать любые мыслимые комбинации. Тип Силы определялся с помощью оборудования, позволяющего отследить семнадцать параметров. За это отвечали семнадцать разработанных сидхами датчиков. Проблема была в том, что иногда эти параметры были взаимосвязаны, а иногда действовали независимо, что создавало сложности в понимании природы Силы. Я плотно занялся работами по доведению до ума сканера Силы, позволяющего оценить потенциал одарённого. Конечно, такое сканирование не позволяло напрямую выяснить возможности человека по управлению Силой, потому что это управление в первую очередь зависело от сознания. Но зато клеточный уровень сканирования позволял обнаружить даже тех сидхов, которые пытались скрыться от обнаружения. По моему предложению, сканер был оформлен как типичная рамка металлоискателя. Это позволяло воздействовать на исследуемый объект с четырёх направлений и по отклику в Силе оценить его характеристики. Через пять недель после моего участия в извлечении фурозитов из тела носителя, в торжественной обстановке прошла презентация первой тестовой версии сканера. В торжестве принимали участие шесть сидхов и я — скромный лаборант и техник, благодаря гению которого и был собран этот прототип. Пока его точность оставляла желать лучшего, но даже в таком виде он представлял изрядную ценность. Это было физическое свидетельство того, что работы переходят в завершающую стадию, и через пару лет мы сможем выдать готовый продукт приемлемого качества. Теперь, сидхи в основном занимались технологией изготовления датчиков, а я взял на себя составление алгоритмов анализа данных. Самым сложным тут было то, что нельзя было использовать цифровую обработку данных. Уж слишком просто было нарушить работу процессора. Так что мне приходилось изобретать аналоговый компьютер. Конечно, большую часть работы выполнял искусственный интеллект дроида-инженера, но даже просто постановка задачи для него была крайне сложной задачей. Обычно, тестовым образцом для сканера выступали Дарт Кренир и его начальник Дарт Мивус. Кроме того, иногда я использовал уборщиков, чтобы протестировать работу сканера на обычном человеке. А вот когда я пытался измерить свой уровень силы, то постоянно получал крайне странный результат. После недели безуспешных попыток понять, что же именно показывает прибор, я обратился за помощью к своему научному руководителю. Больше всего меня поставил в тупик отчёт об отрицательном количестве фурозитов в некоторых частях моего тела. Дарт Кренир заинтересовался этим эффектом и пропустил меня через все виды сканеров, что были в его распоряжении, а также взял образцы моих тканей для анализов.  — Сейрю, должен признаться, что я удивлён результатами исследования твоего тела. Ты первый по моим данным человек, в теле которого нет ни одного фурозита. Даже бактерии в твоём кишечнике имеют их, а вот клетки твоего тела полностью свободны от этих симбионтов. При этом, я вижу, что в твоём теле есть признаки его адаптации к управлению Силой. Так выглядит тело человека, обладающим минимальным уровнем Силы, при котором имеет смысл обучать его чему-либо. Есть какие-то предположения, как такое могло произойти? А какие у меня могут быть предположения. Похоже, до моего вселения в это тело, его хозяин владел способностями управления Силой. А когда в него вселился я, то все фурозиты резко сдохли. Впрочем, был и ещё один вариант объяснения. Тот самый непонятный дух, охотившийся за душами людей, вполне мог поглощать и фурозитов из их тел. Пришлось мне рассказать о том, что я пережил нападение такого духа. Дарт Кренир тут же загорелся идеей посетить мою новую родину с целью отловить существо, способное извлекать фурозиты из тела, не разрушая его. Так что следующий месяц я провёл без своего непосредственного руководителя. За это время я осознал, что прочие сидхи в нашей лаборатории всё-таки относятся ко мне немного свысока. Это с Дарт Крениром у меня отношения были почти дружескими. А остальные терпели меня только потому, что я и вправду был крайне полезен для их дела. Возвращение моего протеже было далёким от триумфального. Он потерял два десятка солдат и лично вступил в бой с одной из этих энергетических тварей, но так и не смог захватить её или даже как-то изучить. Впрочем, он не унывал. Результатом этой поездки стала идея о способе изменения параметров Силы у фурозитов, которые уже были извлечены из тела человека. Это позволяло изучить характеристики Силы в диапазонах, которые не встречались в природе. Мне же за это время пришла в голову мысль о том, что я могу получить доступ к Силе, если верну фурозитов в свои клетки. Правда, было непонятно, почему они не восстановились, переселившись из бактерий, что обладали ими. Когда я задал этот вопрос Дарту Крениру, он дал довольно подробный ответ.  — Дело в том, что фурозиты одного организма представляют из себя единую колонию с точно определённой частотой энергий. Если в одной клетке появляются фурозиты, работающие на разной частоте, то они просто начинают борьбу друг с другом, которая как правило заканчивается их взаимным уничтожением или разрушением всей клетки. Именно поэтому никому ещё не удалось усилить себя за счёт введения дополнительных фурозитов в организм. Ведь даже такой показатель, как количество фурозитов в одной клетке определяется характеристиками Силы. А фурозиты из одноклеточных не приспособлены для существования в многоклеточном организме. Они могли поселиться в отдельных клетках кишечника, но не во всём организме в целом.  — Но у меня ведь фурозиты отсутствуют полностью. Значит, мне можно внедрить колонию, обладающую необходимыми свойствами. Она не встретит никакого отторжения, и я получу возможность управлять Силой.  — Всё никак не можешь избавиться от этой идеи? — Усмехнулся сидх. — Впрочем, ты прав. Если найти способ извлекать все фурозиты, не разрушая тело, а потом заново заселять его нужной колонией, то можно будет сделать обычного человека адептом Силы. Кроме того, он сможет обладать необычными способностями, которые до этого ещё ни разу не встречались. Это перспективное исследование, и мы займёмся им после того, как закончим работу со сканером. При этом, Дарт Кренир смотрел на меня как на многообещающий образец. Но я не был против. Ведь в результате я обрету Силу. Более того, я могу сделать себя величайшим сидхом во всей Галактике. Потом, конечно, этот проект запретят и засекретят, но я-то уже своё получу. Перейти от теории к практике мне удалось только через год. За это время я не только довёл до ума сканер, но и разработал Теорию Силы. Я вытряс из начальства возможность работать с со специальным дроидом-аналитиком, который проанализировал весь объём известных данных о работе семнадцати видов датчиков и построил теорию о существовании Силы в девятимерном пространстве. Эти семнадцать датчиков оценивали параметры по одному, двум или даже трём измерениям. Это позволило, наконец, создать программное обеспечение для сканера, позволяющее точно определить характеристики Силы у одарённого. Кроме того, эта теория позволила объяснить наблюдающиеся классы способностей у разных одарённых. Что самое интересное, все известные науке случаи позволяли описать только восемь процентов от всего доступного нам диапазона характеристик Силы. Основываясь на этой модели, я создал для себя настройку на свою будущую Силу. Она гарантировала мне владение телекинезом на среднем уровне, а также наличие неизвестных никому способностей. Последнее можно было оценить по результатам анализа излучения кристаллов, заряженных этой Силой. Мы смогли создать устройство, меняющее параметры Силы для помещённых в него фурозитов. Из-за длительного процесса настройки, для живых организмов подобные изменения оказывались фатальными. Это происходило из-за того, что отдельные фурозиты меняли свои характеристики с разной скоростью, и пока они не «устаканивались» в одном состоянии, между ними происходила уже известная взаимная борьба. Кроме того, организм в целом сопротивлялся такому воздействию. А вот когда мы воздействовали просто на бульон из фурозитов, не имеющий никакого клеточного строения, то процесс взаимного уничтожения шёл крайне вяло. И вот, спустя полтора года после моего появления в этом мире всё было готово для того, чтобы сделать меня будущим Императором сидхов. Ну это я так надеялся. И надежда моя была основана кроме всего прочего на одной небольшой махинации. Я специально сделал ошибочное допущение в Теории Силы, которое позволяло неверно оценить влияние одной из характеристик на количество фурозитов в клетках тела. Грубо говоря, вместо экспоненциальной зависимости я использовал степенную. Для обычных людей и сидхов это давало практически одинаковый результат. А вот для крайне одарённых личностей расхождения должны были быть довольно значительными. Вот только ни один из таких монстров ещё не проходил через сканер, так что и заметить мою ошибку никто не мог. В результате, я должен был получить куда большее количество фурозитов в одной клетке, чем предполагалось. В среднем, одарённые имели в одной клетке от пяти до восемнадцати тысяч фурозитов. Но некоторые гении и уникумы могли похвастать цифрами в двадцать, а то и в пятьдесят тысяч. Я же должен был по моим прикидкам получить около пятисот тысяч фурозитов в каждой клетке. Сойти от этого с ума я не боялся, потому что это явление регулировалось совсем другим параметром, который я выкрутил в нужную сторону. Все последние приготовления были завершены, и я посмотрел на наблюдателей, столпившихся за стеклом. Я находился внутри небольшой стеклянной камеры, установленной в лаборатории. Она специально предназначалась для удержания одарённых, так что разрушить её изнутри мне вряд ли удалось бы. Снаружи стояли всё те же шесть работников лаборатории. И если взгляд Дарта Кренира был обнадёживающим, то в глазах всех остальных читался только интерес к занятному эксперименту. Я в последний раз проверил все показания приборов, вставил капсулу с фурозитами в специальный разъём и лёг на удобное ложе медицинского дроида. Тут мне предстояло провести следующие три часа, пока происходило внедрение симбионтов в мой организм. Я уже проводил подобную операцию над мышами, и всё работало без сбоев. Ну, с богом! Иглы впились в моё тело, и начали вводить в кровь специально разработанный состав. Каждый фурозит был окружён особой оболочкой, которая должна была раствориться только после того, как он попадал внутрь клетки. Эта биотехнология была довольно широко распространена и использовалась для адресной доставки лекарств в организм. Первые полчаса я не ощущал ничего необычного. А вот потом почувствовал, что моё тело постепенно начало покалывать, зудеть и вибрировать. Это было не очень приятно, но и болью это назвать было нельзя. Наконец, процедура завершилась, и я слез с кровати.  — Как самочувствие? — Поинтересовался Дарт Мивус — руководитель всей лаборатории, с которым я почти не пересекался, если не считать приём результатов разработки сканера.  — Сложно сказать. Неприятно. Но, возможно, это результат внедрения капсул с фурозитами в клетки. Пока никаких скрытых сил в себе не ощущаю. Дарт Мивус усмехнулся и отправился прочь, наказав позвать его, если что-то изменится. За эти три часа большая часть персонала уже разошлась по своим делам, и сейчас рядом со мной остался только Дарт Кренир, колдующий над медицинским оборудованием. Спустя неделю я смог поздравить себя с тем, что стал одарённым. Под руководством своего учителя я овладел простеньким телекинезом, которым и развлекался большую часть времени. Из стеклянного бокса меня не выпускали, и я уже начал подозревать, что меня и вовсе из него выпускать не планируют. Об этом говорили взгляды некоторых сидхов, теперь рассматривающих меня в качестве конкурента. Содержание фурозитов в моём теле постепенно росло, приближаясь к тому уровню, при котором оно могло вызвать беспокойство у окружающих. Так что я в ближайшее время планировал перейти ко второй части моего плана. Дело было в том, что выбранная мной характеристика силы должна была дать мне сильные способности к управлению чужим сознанием. Я нигде это не озвучивал, и ни в одном из документов нельзя было найти упоминания о возможном наличии у меня таких способностей. Но это предположение было результатом длительного анализа, так что я был в значительной степени уверен в том, что так оно и есть. И теперь я планировал совершить побег, взяв под своё управление несколько человек. Для начала, один из уборщиков должен был открыть мою камеру. После этого я должен был переодеться в броню солдата и добраться до космического корабля. А там уже можно было попытаться взять под управление пилота или выдать себя за одного из пассажиров. Весь этот план сейчас зависел от того, смогу ли я выбраться из «аквариума». Материал его стенок ослаблял возможности манипулирования силой, но поскольку я сам был одним из его разработчиков, то знал и самое уязвимое место этой тюрьмы. В корпусе моей камеры были довольно большие отверстия для водопровода, вентиляции и канализации, и я собирался воздействовать на людей через них. Кроме того, я скрывал от сидхов открывшуюся у меня способность вызывать какой-то чёрный туман. Пока что я «крутил» его только под одеждой, пытаясь понять, что это вообще такое. Дополнительным моим плюсом были тренировки по сокрытию Силы. Зная принцип работы сканера и принцип сокрытия в Силе, я разработал для себя программу тренировок, позволяющих скрыть собственный уровень владения силой от окружающих. Сканер и анализы, конечно, показали бы настоящий результат, а вот сидхи вряд ли смогли бы почувствовать мой настоящий уровень. Для них я должен был выглядеть слабаком, едва-едва достойным называться одарённым. К концу второй недели я смог добиться значительных результатов, хотя они всё ещё были далеки от необходимого уровня. Я смог прочитать мысли уборщика. Свою работу он выполнял неторопясь, так что у меня было время влезть к нему в мозги и узнать, о чём он думает. Открывшаяся мне истина заставила меня перейти от расслабленного ожидания к лихорадочным поискам выхода из ситуации. Уборщик случайно подслушал разговор Дарта Кренира и Дарта Мивуса о том, что меня следует пропустить через экстрактор. Именно так называлась та лаборатория, где происходило извлечение фурозитов из тел подопытных. От своего наставника я знал, что Дарт Мивус на неделю покинул комплекс, чтобы предоставить какой-то отчёт. Это давало мне совсем немного времени для организации побега. Будто почувствовав мои намерения, Дарт Кренир запретил посещение лаборатории для всех, кроме сидхов, что добавило мне головной боли. Но за два дня до предполагаемого возвращения Дарта Мивуса события приняли неожиданный оборот. Я сидел в своём аквариуме в гордом одиночестве. В лаборатории никого не было, так что я мог потратить это время на медитацию и исследование своих способностей. По моим ощущениям, я мог уже довольно многое, но при этом не рисковал применять все свои способности, чтобы не всполошить сидхов. Ближайшей ночью я планировал совершить попытку побега, а пока просто сидел и ничего не делал. И тут, к моему удивлению в лаборатории включилась аварийная сигнализация. Это свидетельствовало о возникновении какой-то чрезвычайной ситуации. Что бы это могло быть? Согласно протоколу безопасности, в случае включения сигнализации требовалось заблокировать большую часть помещений и начать эвакуацию самого ценного оборудования. Через минуту в дверь лаборатории влетел Дарт Кренир, который начал судорожно собирать все разбросанные по столам документы.  — Что случилось? — Спросил я у него.  — Нападение. Дживаи как-то узнали о наших исследованиях, и теперь прорываются сюда с целью захватить лабораторию. На этом все объяснения закончились и все остальные мои вопросы остались без ответа. Впрочем, времени на ответы у сидха не было. Все бумаги он кинул в утилизатор. После этого он взял стоявший возле стены большой ящик на колёсиках и начал сгребать в него всё оборудование, не заботясь о его сохранности. Когда все значимые приборы оказались в ящике, сидх запихал его в специальную печь, где обычно происходил синтез кристаллов. Он выставил температуру разогрева на 4000 градусов, а потом с помощью простейшей манипуляции с силой отключил индикатор последнего ноля. В результате, отображаемая на дисплее температура стала выглядеть в десять раз меньше реальной. Следующим шагом он вытащил из складок одежды металлический цилиндр, который оказался световым мечом. Включив его, он подошёл к моему аквариуму, и я изрядно напрягся. Решил убить меня, чтобы не дать захватить? К счастью, сидх не стал резать меня на куски, а ограничился активацией уже известной мне команды, которая должна была выпустить ядовитый газ.  — Прости, Сейрю, но сам понимаешь, ты не должен попасть в руки дживаев. — Сделал попытку оправдаться Дарт Кренир. Он что серьёзно? Просит у меня прощения? Впрочем, неважно. Я давно уже изучил строение своей камеры и знал о наличии в ней баллонов с ядом. Вот только создавалась камера впопыхах, плюс я тоже приложил свою руку к разработке её концепции, так что всё оборудование было размещено внутри ограниченного бронированным стеклом пространства. Это позволяло транспортировать клетку целиком, не беспокоясь о выступающих частях, но за одно помещало всё важное оборудование в пределах моей прямой досягаемости. И естественно, одной из первых вещей, что я сделал, было перекрытие Силой выходов ядовитого газа. А вместо него должен был выпускаться простой пар. Для активации ядовитого газа он должен был предварительно нагрет до двухсот градусов, и когда вместо газа в эту систему попадала вода из системы пожаротушения, образовывался безвредный пар. Я разыграл убедительную картину своей смерти и принялся наблюдать за дальнейшими событиями. А они не заставили себя ждать. Буквально через пять минут в помещение лаборатории вломилась целая толпа людей в светлых балахонах. Они отважно махали световыми мечами, но даже со всем своим преимуществом им понадобилось пять минут и четыре трупа, чтобы убить одного сидха. Дарт Кренир оказался настоящим мастером меча и постоянно использовал телекинез, чтобы создать брешь в обороне противников. После того, как голова сидха отделилась от тела, я поднялся с пола и вытер с губ выступившую пену. Эта деталь моего спектакля была самой убедительной. А всего то и надо было — взять в рот кусочек мыла. Вкус омерзительный, но зато моя смерть выглядела натуральной. Дживаи начали обыск помещения, а один из них подошёл к месту моего заключения.  — Кто ты?  — Меня захватили в плен. Ставили на до мной какие-то опыты. — Изобразил я жертву науки.  — Стивен, хватай этого парня и тащи на корабль. Он может быть полезен.  — Да, сэр. Пара взмахов светового меча показала, что мой аквариум отличается изрядной прочностью. Так что дживаю пришлось медленно вырезать дыру достаточного размера, чтобы я смог в неё пролезть. Уже когда я выходил из комнаты, ко мне обратились с вопросом:  — Ты знаешь, куда дели всё оборудование?  — Его минут десять назад загрузили в печь. Вон в ту. — Указал я на заготовленную ловушку.  — Ясно. Иди отсюда. Стивен, головой за него отвечаешь. Мы вышли из лаборатории и прошли до самого конца коридора, как позади раздались дикие вопли и звук горящего пламени. Мой сопровождающий было ринулся назад, но не решился оставить меня и повёл дальше, передав под конвой обычных военных в белых защитных скафандрах. Те обсуждали между собой закладку взрывчатки, так что я решил, что лучше не пытаться сбежать, а покинуть это место вместе с нападавшими. Моё решение ещё больше утвердилось после того, как я застал сцену расстрела беззащитных уборщиков. Детей просто согнали в кучу и расстреляли из бластеров. К моему удивлению, направились мы не к дальним ангарам с кораблями, а в одно из соседних помещений, в потолке которого зияла изрядная дыра. Там меня погрузили в лифт, вышел из которого я уже внутри корабля. Затем меня отвели в какую-то каюту и заперли, не сказав ни слова.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.