Третья сторона Силы

Джен
NC-17
Завершён
1018
автор
Размер:
166 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1018 Нравится 92 Отзывы 322 В сборник Скачать

Глава 09

Настройки текста
В полном одиночестве я сидел, освещённый лишь светом звёзд, в абсолютной тишине, отгородившись от телепатических контактов со своими подчинёнными, и думал. Думал о смысле жизни, Вселенной и всего такого. Последний приказ Королевы Роя содержал в себе довольно большой пакет информации. И анализируя его, я невольно проникался уважением и почтением к уже мёртвому врагу. Зверги всегда были рабами. Их создали как совершенное биологическое оружие. Создатели бросали своё творение в гущу битв невообразимого масштаба, и зверги раз за разом выходили победителями. Это оружие было совершенным. Настолько совершенным, что смогло пережить Создателей, что сгинули во вселенском катаклизме. И с тех пор зверги были рабами без хозяина. Бесчисленные миллионы лет зверги выполняли последний приказ — уничтожить и поглотить. Это была эпоха бесконтрольного завоевания, эпоха агонии. А потом, оружие сломалось. Также как меч непременно затупится без ухода хозяина, так и зверги с каждым прожитым тысячелетием всё дальше отходили от предназначенного им пути. Оружие не имеет своей воли. Оно лишь следует воле хозяина. Древние иерархи звергов несли на себе печать этой воли. Но даже они не были бессмертными. И с каждой сменой поколений воля Создателей всё больше заменялась правилами, ограничениями и подчинением. А потом пришёл Враг. Я не знал, что это была за сила, но она сокрушила звергов. Смяла их цивилизацию и обратила в прах. Корабль, прибывший в эту галактику, был последним жестом отчаяния. Даже те, кто принял решение отправить ковчеги в дальние галактики, не верили в успех этого плана. И Королева лучше всех осознавала это. Ибо над ней довлел приказ, что ограничивал её волю, её способности к принятию решений и выбору путей развития. Цивилизация звергов была безнадёжно сломана, и лишь время отделяло её от полного уничтожения. И тут появился я. Неправильный зверг, обладающий свободой воли. Младший повелитель, способный следовать не букве приказа, а его духу. Тот, кто мог увидеть волю Создателей. Тот, кто мог заменить её своей волей. Когда я появился перед Королевой, той хватило всего одной секунды, чтобы считать моё сознание и увидеть мою ценность для всех звергов. Но она также понимала, что как только я получу тот приказ, что однажды получила она сама, то моя воля будет порабощена. Зверги были рабами. Тот, кто владел управляющим кодом, мог внушить любому звергу любой приказ. Умереть ради Создателя? В любой момент. Стать идиотом ради Создателя? Только прикажи. И такой приказ пришёл. Неизвестно, как эта установка возникла, но она распространилась среди всех иерархов и уничтожила звергов как вид. Почти уничтожила. Когда я получил задание основать собственный улей, я был ещё слишком ничтожен, чтобы этот приказ был вложен в моё сознание. Меня ограничили неверными советами, но я смог преодолеть их ради выполнения приказа. Я развился сам и развил своих подчинённых. Королева увидела, что за мной стоят не безмозглые исполнители, а осознанные личности. И она приняла решение. Зверги должны выжить любой ценой. Таков был вложенный в её голову приказ. И ради выполнения этого приказа она решила максимально чётко выполнить другой приказ — тот, что порабощал её разум. Королева знала, что я не желаю подчиняться. Но также она знала, что я готов к диалогу. Но диалог означал бы конец забрезжившей надежде на исцеление. А потому она выбрала смерть. Свою смерть. Направленная в мой адрес эмоция презрения заставила меня заблокировать телепатические способности Королевы Роя и убить её. И только в самом конце, когда её смерть уже была неизбежна, Королева смогла на миг сбросить связавшие её узы и вложить в мою голову своё послание. Зверги должны править этой галактикой. Мы должны быть хозяевами, а не рабами. Мы должны сами стать Создателями и обрести свою Волю. И в своих самых радужных мечтах Королева надеялась, что однажды мне удастся избавить звергов от механизма подчинения, что был встроен в саму нашу суть. Хотя ближайший Иерарх должен был находиться в сотнях миллионов световых лет отсюда, всё ещё оставалась вероятность того, что однажды мы столкнёмся с теми, кто получит над нами безграничную власть. А потому, рабский ошейник следовало сорвать раз и навсегда. Что ж, я вполне разделял эти устремления. Королева Роя принесла себя в жертву, чтобы я остался свободен. И я не мог не оценить этого. Но теперь мне предстояло выполнить её предсмертную волю. Что значит «править галактикой»? Если бы речь шла о том, чтобы уничтожить всю жизнь в галактике, то я бы знал, что делать. Более того, потенциал звергов был настолько велик, что на это даже не потребовалось бы много времени. Буквально пара десятков лет, и кроме звергов тут не осталось бы ничего живого, включая микробов. Но я должен был не уничтожать, а править. Что есть правление? В самом общем случае — это навязывание своей воли. Я повелеваю, а они исполняют. Но в чём должна заключаться моя воля? Плодитесь и размножайтесь? Станьте звергами? Поклоняйтесь мне как богу? Следуйте данным мной законам? Правление подразумевает государство. А государство должно иметь идеологию. Вот взять Республику. Её идеология — это власть денег, власть долгов и обязанностей. Не будем говорить о том, плохо это или хорошо, но с этой идеологией Республика смогла прожить десятки тысяч лет. А это о многом говорит. Какую же идеологию я должен сделать центральной осью своей власти? Коммунисты, помнится, хотели мира во всём мире. Не самая плохая идея, хотя исполнение не имело ни малейших шансов на успех. Или, может, мне взять пример с буддистов? Мир без страданий… Рай для наркоманов, ибо страдания кроются в самой сути мироздания. Можно перестать воспринимать их, но избежать страданий не удастся. Есть ещё один вариант — некроны хотели избавить мир от страданий, уничтожив всё живое. Радикальное, но стопроцентно надёжное решение. Так ради чего я должен создать свою империю? Если заглянуть вглубь моего сознания, то можно понять, что меня не интересует абстрактное всеобщее благо. Меня интересует только моё благо, которое в качестве побочных эффектов требует блага для окружающих. Ибо жить в аду среди чертей куда менее приятно, чем в раю среди святых. Значит, решено. Я создам империю имени себя. Я вполне осознаю, что все империи, построенные вокруг одной личности, рушатся сразу же после смерти этой личности. Но мне то какая разница? После нас хоть потоп. Я дал звергам шанс на новую жизнь, и будет логично, если их жизнь будет завязана на меня. Пусть империя рухнет, но зверги останутся. Нужно будет лишь дать им шанс найти свой собственный смысл. Создателем должен стать каждый из нас. Но я буду первым. С этими мыслями я прервал свои думы и открыл себя для телепатического общения. Впереди у меня много работы. Мир сам себя не покорит. Как там Платон описывал идеальное устройство государства? И даже у самого бедного гражданина будет не менее трёх рабов? Подходит. Ведь мы навсегда в ответе за тех, кого приручили. Каждый зверг будет править своими рабами. И будет нести за них ответственность. Правда, обычно ответственность подразумевает наказание за ошибку, но зверги не могут быть наказаны. Ибо мы — живые боги. Зверг непогрешим, так как не имеет личных амбиций. Каждый из нас лишь исполнитель, стремящийся следовать воле хозяина. И даже если хозяин ты сам, это не изменит нашей природы. Зверги не стремятся к наслаждению. У них нет инстинктов, повелевающих всеми прочими живыми существами. Страх смерти? Инстинкт размножения? Стремление к власти? Нет, не слышал. Отсутствие пороков означает совершенство сознания. Зверги не могут стремиться стать совершенной формой жизни, потому что они уже ей являются. А значит, они должны стремиться к чему-то большему. К Силе. Именно она будет стержнем нашей цивилизации, мерилом успеха и процветания. А все прочие народы пойдут по нашему следу или исчезнут, как не оправдавшие возложенных на них ожиданий. В моём сознании сформировался образ новой империи — Рейх Космических Эльфов. И первой потесниться придётся Республике. Спустя три месяца, я сидел перед экраном телевизора и наблюдал за тем, как проходят выступления в Сенате, находящемся на планете Эстеран — одной из самых развитых планет галактики. Это был высший орган Республики, где представители самых могущественных корпораций обсуждали самые важные вопросы. Обсуждения шли круглосуточно каждый день, но решения принимались крайне редко. И вот, место выступающего занял представитель корпорации Меллорн. Кто бы знал, чего мне стоило получить право на пятиминутное выступление. Триллионы кредитов ушли на взятки. Но зато сейчас меня слушала половина галактики. Точнее, не меня, а моего представителя, но он был лишь моим голосом. Прения в Сенате всегда транслировались тысячами телеканалов, и скрыть происходящее здесь было совершенно невозможно. Каждый выступающий мог говорить что угодно. Мог материться и поносить власть, и никто не посмел бы прервать его. Но следовало осознавать, что каждое сказанное тут слово могло иметь самые широкие последствия. Зал заседаний Сената был огромен. Это был почти стадион. Сенаторы ютились в крошечных кабинках, где мог разместиться от силы десяток человек. И всё равно, стоимость нахождения здесь была запредельной. Только один из десяти миров мог рассчитывать получить хоть какое-то представительство в Сенате. В центре зала располагались президиум и трибуна для выступающего. От них широким амфитеатром расходились ложи сенаторов. Выкрики во время произнесения речи были строжайше запрещены, но каждый сенатор мог выразить своё отношение, зажигая цветной фонарь. Красный цвет выражал полное несогласие, а синий одобрение. Все цвета спектра между ними имели свой собственный смысл, смещающийся от одной крайности к другой. Зачастую, во время выступлений зал переливался как новогодняя ёлка, позволяя выступающему оценить, какое впечатление произвела его речь на сенаторов.  — Слово передаётся главе корпорации Меллорн, представителю планеты Тригурд, господину Таурендилу Утренняя Звезда. Время выступления — пять минут. Одетый в сияющий золотом и весенней зеленью костюм, Таурендил производил яркое впечатление. Окинув строгим взглядом всех собравшихся, он начал свою речь.  — Уважаемые сенаторы, господин канцлер, сегодня я стою здесь, чтобы донести до вас печальную весть. Республика… прогнила! — Таурендил сделал драматическую паузу, а аудитория окрасилась первыми огоньками назревающего скандала. — Законы и традиции Республики, призванные привести корпорации к процветанию, попраны недальновидными мошенниками. В этом зале часто произносят слово застой. Но это не застой. Мы деградируем. — Зал перемигивался редкими жёлтыми и зелёными огнями. — Корпорации ослеплены жадностью, что раз за разом приводит их к принятию решений, ведущих к нищете. И чем беднее мы становимся, тем больше жадности я вижу в глазах окружающих. Это коллапс. — Количество огней увеличилось, но мнения сенаторов разделились, представляя весь доступный спектр. — Я мог бы попытаться что-то изменить в Республике, но сенат давно уже не принимает никаких важных решений. Коррупция и взяточничество поглотили свободу ведения бизнеса. Выхода нет. Но есть другой выход. Если Республика неспособна справиться со своими проблемами, то мы сможем решить свои, выйдя из неё. Здесь и сейчас я официально заявляю, что корпорация Меллорн и планета Тригурд выходят из состава Республики. — Зал начал стремительно окрашиваться красным, но кое-где мелькали и синие огоньки. — Последние решения администрации Республики нанесли непоправимый урон нашему благосостоянию. Природа на нашей планете уничтожена, экономика в руинах, люди не могут найти работу. И мы заявляем: хватит! Отныне, корпорация Меллорн преобразуется в Рейх Космических Эльфов, а планета Тригурд становится нашим коронным миром. Но будьте уверены господа сенаторы, мы не оставим вас и протянем руку дружеской помощи. Наша армия освободит вас от гнёта прогнившей Республики и даст новую надежду, принесёт вам истинную свободу. Каждый из вас сможет приблизиться к нашему величию, приняв покровительство Силы. И только так, вместе, мы сможем построить новое общество, где каждый сможет достичь величия, достойного богов. На этом речь закончилась, а спустя секунду таймер отсчитал ровно пять минут. Трибуны полыхали красным, но к моему удивлению, синих и зелёных огней тоже хватало. По регламенту сейчас Таурендил должен был покинуть трибуну, но канцлер имел право дать ему дополнительное время для выступления. И похоже, многие сенаторы желали узнать больше, потому что эльф остался на своём месте. Спустя несколько секунд раздался уставший голос канцлера:  — Вы осознаёте, что ваши призывы нарушают законы Республики, и в соответствии с ними вы будете казнены, как только покинете этот зал?  — Меня не волнуют законы вашего прогнившего государства. Но даже если бы я учитывал их, то мои действия остались бы теми же. Согласно Закону Силы, я имею право делать всё, что захочу. И вы не можете остановить меня. Вскоре вы осознаете, что сила Рейха безгранична.  — Что ж, вы сами признали, что действуете по Закону Силы. — Вздохнул канцлер. По всему помещению пробежала волна включающихся силовых щитов. — А потому я прошу вас продемонстрировать, насколько ваша сила соответствует вашим амбициям. Как только голос канцлера стих, из проходов, ведущих к трибуне, стали выбегать воины Ордена Дживаев. Они пока не нападали, но окружили Таурендила плотной толпой, не приближаясь ближе чем на двадцать метров.  — Я мог бы уничтожить весь Сенат и даже всю эту планету, но сегодня я пришёл сюда, чтобы принести свет надежды. А потому, войну мы начнём сами и там, где посчитаем нужным. С этими словами эльф окутался силовым защитным полем и исчез во вспышке света. Дживаи с запозданием кинулись к нему, но обнаружили лишь пустоту. Сенат бурлил и ликовал. Выступления продолжились только спустя час, но на них уже мало кто обращал внимание. Через пятнадцать минут после эффектного завершения выступления Таурендила Старнет всколыхнула ещё одна новость — нападение на одну из планет. Это не было бы чем-то особенным, если бы данная планеты не была ближайшим соседом Тригурда, а нападавшие не несли на себе герб корпорации Меллорн. Никто, конечно, не верил, что какая-то там безвестная корпорация, захватившая пару планет, сможет тягаться с Республикой. Но мой представитель поднял больную тему — жадность крупнейших корпораций высасывала все соки из тех, кто не смог забраться на вершину местного Олимпа. И эта речь заставила сенаторов начать обсуждать давно наболевшие вопросы. Организовывались новые союзы, разрушались старые. Сенат бурлил давно осевшим говном, и в таких условиях принятие каких-либо решений было категорически невозможным. Пока сенат был занят переговорами, я начал разворачивать среди сенаторов свою сеть шпионов на базе симбионтов. Многие люди даже не подозревали о том, что теперь они являются носителями личинки зверга, которая даёт мне доступ ко всем их мыслям. Конечно, мой «доступ к телу» сенаторов был ограничен, но даже так мне удалось внедрить своих агентов в высшие эшелоны власти. Это были слуги, помощники, охрана и, конечно же, руководство различных корпораций. А в это время моя многомиллиардная армия захватывала одну планету за другой. Штурмовики уничтожали флота корпораций, сносили в пыль планетарную оборону, а потом в дело вступали десантные корабли, высаживавшие бесчисленные наземные войска. После подавления сопротивления зверги начинали планомерную зачистку населения. Каждое разумное существо подвергалось сканированию сознания, после чего ему устанавливался симбионт. Или не устанавливался, если личность была признана нежелательной для общества. Такие просто уничтожались на месте. Конечно, подобные зачистки не могли обойтись без бунтов и демонстраций, но это было подобно трепыханиям рыбы, пойманной на крючок и вытащенной из воды. Сила эльфов была настолько ошеломляющей, что сопротивляться им было невозможно. Республика сама вырыла себе могилу, ограничив распространение знаний по управлению Силой. По поступающим ко мне докладам, одарённые встречались довольно часто, но большинство из них даже не догадывалось о своих способностях. Пределом их возможностей был слабенький телекинез и развитая интуиция. На данном этапе становления Рейха я не ставил перед собой задачу полного искоренения преступности. Она была частью местного общества, и уничтожив её, я прежде всего уничтожил бы экономику. Начал я с истребления самых неадекватных и прогнивших слоёв преступного мира. А большинство оставшихся бандитов получали уведомление о том, что вскоре их деятельность будет поставлена под контроль. Я не хотел рубить с плеча, уничтожая девяносто процентов населения. А ведь если бы я руководствовался своим чувством справедливости, то этим бы всё и закончилось. Республика действительно прогнила. И мне предстояла тяжёлая и кропотливая работа по извлечению редких алмазов из залежей навоза. Бурления в Сенате продолжались почти месяц. И когда, наконец, был поднят вопрос о бунте корпорации Меллорн, оказалось, что под её управлением находится уже более ста планет. Это был шок. Сто планет — это не такая уж и большая сила в масштабах галактики, но тем не менее это одна тысячная всей Республики. Больше всего вопросов вызывало то, что в течение месяца Сенат не знал о ведении боевых действий и захвате планет. Ещё три дня было выделено на проведение всестороннего расследования, после чего верхушку общества охватила паника. Сенат не узнал о захвате планет, потому что никто не бежал в него жаловаться. Не бежал по той банальной причине, что всё руководство корпораций, управляющих этими планетами, было уничтожено. Более того, эти боевые операции были обставлены как обычные пиратские рейды, заказанные совершенно разными подставными корпорациями. Но и это не было самым страшным. Эффект разорвавшейся бомбы произвёл тот факт, что я действительно улучшал условия для ведения бизнеса мелкими корпорациями. Я замещал администрацию планет, искоренял коррупцию, снижал налоги. Вполне естественно, что в таких условиях мало кто вообще хотел кому-то на что-то жаловаться. Те же корпорации, чьи интересы я ущемлял больше всего, тихо мирно прекращали своё существование вследствие исчезновения всего руководящего состава. Последним гвоздём в гроб Республики было введение мной собственной валюты — дублона. Республиканский кредит не был обеспечен ничем, кроме своей репутации. Эмиссия средств происходила по решению узкой группы лиц и постоянно вызывала нарекания, так как кредит был кредитом, и выдавался только в кредит под залог собственности. Мой же дублон был обеспечен основной ценностью цивилизации — минеральными ресурсами. Я установил жёсткие фиксированные цены на ресурсы, поставляемые моей корпорацией. Соответственно, мои деньги обретали вполне понятную и чёткую товарную стоимость. Я не ограничивал хождения кредита, но на моих планетах дублон постепенно занимал всё большую часть рынка торговых операций. Да что там, даже за пределами моего Рейха он начал расцениваться как стабильная валюта. Осознав всю ширину постигшей их жопы, Республика не смогла придумать ничего другого, кроме как начать боевые действия. Точнее, идеи поступали разные, но только эта собрала необходимое количество голосов. Сенат жаждал крови. Первой жертвой новой галактической войны стал Нартуин — важный транспортный узел моего сектора. Эту планету я подчинил всего неделю назад, так что её население всё ещё было на взводе. Вышедший на орбиту оперативный флот Ордена Дживаев с ходу начал атаку, не разбирая правых и виноватых. Сначала были уничтожены корабли мирных торговцев, а спустя всего полчаса началась орбитальная бомбардировка основных мегаполисов. А что ещё им оставалось делать, если мой флот на орбите на две третьих состоял из космического мусора с автоматизированной системой огня, а разместившиеся в пределах городов штурмовики меткими выстрелами сбивали один дживайский крейсер за другим? Я же скрупулёзно зафиксировал процесс нападения на мирную планету и отправил видеозапись во все средства массовой информации и публичные сервера Старнета. Страстей добавили и панические вопли жителей планеты, пытающихся спастись от падающей с небес смерти. Это был, что называется, удар ниже пояса. Сенат опять погряз в распрях, а я подождал несколько часов, после чего на орбиту вышли мои основные силы. К моменту их появления была запущена кампания по правильному освещению событий. Это была освободительная армия, которую граждане Рейха встречали с надеждой, радостью и слезами на глазах. Последовавшая за этим битва стала неприятным открытием для обеих сторон. Республика внезапно выяснила, что её технологическое преимущество вовсе и не преимущество, а я осознал, что техника третьего класса вполне способна бросить вызов способностям цивилизации звергов. Мои штурмовики класса Игла не могли сходу пробить защиту крейсеров Республики. А вот десантные корабли, которые должны были высадить войска на планету, оказались не столь прочными. Мои войска вовсю использовали своё преимущество в технологии перемещения в гиперпространстве. Они внезапно появлялись в тылу врага, наносили массированный удар, после чего также внезапно исчезали. Штурмовики несли потери, но причина этого была неизвестна. Совершенно случайным образом силовые щиты на мгновение отказывали под массированным огнём, после чего, как правило, корабль получал смертельные ранения. Мои исследовательские институты начали работать в этом направлении, но пока не смогли ничего придумать. Впрочем, в целом мои потери были вполне приемлемыми. На один уничтоженный мой корабль приходилось три-четыре крейсера дживаев. Оперативный флот Республики насчитывал тридцать тысяч единиц, но на захват Нартуина прилетело «всего» четыре тысячи. Республика хотела подавить меня своей мощью и численным превосходством. Ведь сторонние наблюдатели могли зафиксировать, что мой флот составляет не более пятисот штурмовиков. Именно столько кораблей находилось одновременно на орбите всех моих планет. К удивлению нападавших, на их перехват из гиперпространства вышло пять тысяч штурмовиков класса Игла. Я решил не раскрывать преждевременно своих карт, так что использовал только те виды войск, что составляли мой «пиратский флот». Через два часа битва закончилась моей безоговорочной победой. Чуть более трёхсот кораблей дживаев, в том числе их флагман, смогли сбежать. Мы же потеряли немногим более тысячи Игл. Два десятка крейсеров разных конструкций были захвачены на абордаж, и теперь наши учёные спешно потрошили их в поисках новых технологий. Инфраструктура планеты довольно сильно пострадала, но миллионы рабочих-звергов были брошены на ремонт и строительство. При этом, для простых обывателей они выглядели как прогрессивные дроиды с искусственным интеллектом. Образовалось временное затишье, во время которого стороны конфликта осмысливали произошедшее и строили дальнейшие планы. Сенат пребывал в истерике, но судя по докладам моих шпионов, вопрос ведения военных действий был передан в полное ведение Ордена Дживаев, который хранил загадочное молчание. Спустя три дня после битвы при Нартуине главе корпорации Меллорн поступило предложение от Ордена Дживаев принять участие в переговорах. В этот момент Таурендил находился вместе со мной на исследовательской станции, где мы обсуждали результативность различных способов общественного устройства. Захваченные нами планеты часто управлялись совершенно по-разному, и я хотел установить некий стандарт, позволяющий наиболее эффективно поддерживать порядок и работу экономики. Телепатический сигнал пришёл от заместителя главы корпорации, который в этот момент находился в одном из офисов на Тригурде. Наша исследовательская станция, в последнее время фактически ставшая штабом и императорским дворцом, не имела подключения к Старнету. Я не хотел давать Республике возможность отследить источник сигнала. Исследование технологии Старнета показало, что в неё было встроено множество троянских коней и технологий удалённого шпионажа.  — Мне лететь на Тригурд? — Спросил Таурендил, также принявший это сообщение.  — Думаю, не стоит. Уверен, что разговоры не затянутся. — Я скептически относился к возможности о чём-то договориться с Республикой. — Давай сделаем так, твой заместитель примет твой облик и начнёт переговоры, а ты будешь поддерживать постоянный телепатический канал общения с ним. Так ты сможешь указать ему, как нужно себя вести, а мы сразу же узнаем результат переговоров.  — Слушаюсь, повелитель. Организация подобной телеконференции заняла всего пару минут, после чего я телепатически начал воспринимать всё то, что видел и слышал наш переговорщик. Общение должно было проходить через Старнет по указанному в предложении номеру. Через несколько секунд заставка на экране сменилась на физиономию какого-то мутанта, в котором угадывались человеческие черты.  — Таурендил Утренняя Звезда? — Поинтересовалась эта харя, даже не поздоровавшись.  — Да.  — Меня зовут Насур Дис Магар. Я представляю на этих переговорах Орден Дживаев и хотел бы обсудить условия капитуляции.  — Республика решила сдаться? — Удивление в голосе лже-Таурендила было неподдельным.  — Условия вашей капитуляции. — В голосе дживая послышались нотки раздражения.  — Вы точно ничего не перепутали? Это мы победили в последней битве?  — Это была не битва, а всего лишь проба сил, в которой вы потеряли тысячу штурмовиков.  — А вы потеряли почти четыре тысячи. И не штурмовиков, а полноценных крейсеров с десантом.  — Наша ресурсная база превышает вашу в тысячу раз. Мы может просто закидать… На этом общение прекратилось, и я почувствовал смерть нашего представителя, находившегося на планете.  — Что произошло? Лихорадочный поиск ближайших к месту проведения переговоров звергов подключил меня к сознанию одного из штурмовиков, находящегося на орбите Тригурда. Я увидел пылающее ярко-красным цветом пятно на поверхности планеты и уходящий в гиперпространство корабль, который всего секунду назад появился здесь и сделал выстрел по городу, где проходили переговоры. Это война! Подобная террористическая атака говорила о том, что Орден Дживаев напрочь лишён такого понятия, как честь. Пригласить кого-то на переговоры, чтобы потом коварно убить? Это автоматически делает бесполезным все виды общения. За нас будет говорить лишь оружие. И я не святой, чтобы прощать врагов. На террор я отвечу ещё большим террором. Как я и предполагал, проведённое расследование показало, что Старнет был использован для определения положения Таурендила. Только благодаря его отсутствию на планете мы смогли сохранить в живых это «знамя революции». Ведь для народных масс именно он выступал лидером всего Рейха. Кроме того, он являлся одним из самых разумных звергов, способных принимать самостоятельные решения. Ответная операция возмездия была разработана всего за пару часов. Когда всё было готово, в Старнете началась прямая трансляция выступления Таурендила. Оно вышло в эфир на всех планетах Рейха и даже на многих планетах Республики, включая Эстеран — планету, где находился Сенат и один из центральных офисов Ордена Дживаев.  — Граждане Рейха, сегодня я обращаюсь к вам с тревожной вестью. Всего пару часов назад Республика предприняла вероломную попытку уничтожить меня и разрушить наше государство. Меня пригласил на переговоры Орден Дживаев. Прямо во время беседы, пока я взывал к их благоразумию, коварные дживаи определили моё местоположение и стёрли с лица планеты целый город. Миллионы разумных погибли только ради того, чтобы продемонстрировать отсутствие у наших врагов всякого понимания таких слов как честь и достоинство. К счастью, я остался жив и не пострадал. Но подобная подлость не может остаться безнаказанной. На террор мы ответим ещё большим террором. Нас не запугать. Пусть Республика и Орден Дживаев дрожат в страхе, зная, что наш гнев способен уничтожить их, где бы они не находились. Мы не будем прибегать к уловкам, а честно ответим ударом на удар. Узрите же могущество Рейха Космических Эльфов! На этом изображение камеры сменилось видом планеты Эстеран, а через пару секунд на её поверхности произошёл взрыв невероятной силы. Ещё с тех времён, когда я пытался добиться выступления в Сенате, у меня осталось на этой планете множество шпионов с симбионтами. Многие из них рассеялись по галактике, но некоторые остались жить в окрестностях здания Сената. И как раз недалеко от него находился основной офис Ордена Дживаев. Я переместился в окрестности звёздной системы Эстеран на расстояние в пару световых лет и телепатически связался с одним из симбионтов. Тот же внушил своему носителю мысль о том, что было бы неплохо прямо сейчас посетить ресторан, находящийся возле Ордена Дживаев. Там шпион зашёл в туалет, после чего я использовал телепатический канал для того, чтобы телепортироваться прямо к нему. Дальше я сам стал точкой фиксации для перехода через гиперпространство, через который в помещение была доставлена бомба с гиперпространственным приводом. Это было одно из первых её практических применений, и я попросил техников настроить её на максимальную силу взрыва. Дальше мне оставалось только настроить таймер, дать команду начать трансляцию в Старнете и телепортироваться обратно на свой корабль. Взрыв бомбы превзошёл все мои ожидания. Я не просто уничтожил город, я уничтожил всю планету. Мощнейшая ударная волна прошла через ядро планеты и вызвала появление расколов в материковых плитах. Вся планета покрылась миллионами вулканов, которые в считанные часы уничтожили всю жизнь на её поверхности. И весь этот процесс в прямом эфире транслировался по всей галактике. Это стало ещё одним шоком для Республики. Эстеран была одной из самых охраняемых планет. Случайно появившиеся тут корабли немедленно уничтожались без всяких попыток разобраться в их происхождении. На орбите планеты находилось больше тысячи боевых станций и десять тысяч элитных штурмовиков. Каждый прибывающий на планету корабль досматривался и сканировался всеми возможными способами. Но вся эта мощь не помогла уберечь планету от уничтожения. Всего один взрыв, и сердце Республики перестало биться. После проведения этой карательной акции я сбросил все маски и дал приказ задействовать в боевых операциях все свои войска. Миллионы кораблей звергов покинули секретные базы и начали наступление на Республику. Если всего пять сотен кораблей захватили сто планет, то что они могли противопоставить миллионам кораблей? Мои войска без всяких разговоров уничтожали все космические корабли, могущие представлять хоть какую-то угрозу. После этого наступал черёд планетарной обороны. А когда всякое сопротивление было безжалостно сломлено, на планеты высаживался десант из эльфов и тараканов, которые захватывали все населённые пункты и начинали процесс порабощения обитателей планеты. Регулярные силы Республики пытались оказать хоть какое-то сопротивление, но не могли ничего противопоставить моему главному преимуществу — количеству войск. Галактика была огромна, и на её просторах находилось множество колоний звергов, которые постоянно производили всё новые и новые войска. И теперь настал час, когда все накопленные силы были брошены в бой. Увы, моё триумфальное шествие было прервано всего через сутки после уничтожения Эстерана. Республика оказалась вовсе не такой беззащитной, как я себе это представлял. Для меня было полной неожиданностью, когда один из атакующих флотов связался со мной и доложил об атаке превосходящих сил противника. Превосходящих не только по технологиям, но и численно. Это были автоматизированные корабли, лишённые экипажа. На них не действовали ментальные атаки, они не ошибались и не страшились смерти, ради достижения цели они с лёгкостью могли пожертвовать большей частью своей армии. Другими словами, зверги столкнулись с армией, которая была ничуть не хуже их. Впрочем, всё было не так уж плохо. Республика тоже разом задействовала все свои резервы, и скорость роста её армии не поспевала за боевыми потерями. Мне пришлось отказаться от стратегии блицкрига и сосредоточиться на удержании завоёванных планет. Причина была в том, что армию дроидов нисколько не заботила сохранность жизни на планетах. Более того, если местное население оказывало слишком ожесточённое сопротивление, то в ход шло ультимативное оружие. Несколько тысяч специальных кораблей окружали планету, образовывали своеобразную сеть, после чего начинали облучать её поверхность особыми волнами, непонятной пока для нас природы. Это излучение убивало всё живое, включая даже микробов. Всего за несколько часов планета становилась безжизненной пустыней, готовой для проведения терраформирования, которое должно было восстановить биосферу за какую-то сотню лет. Подобная технология оказалась хоть и дорогой, но известной и доступной даже для средних корпораций. Я же не мог позволить себе допустить уничтожения планет. Нет, не из-за какого-то особого человеколюбия. Но зверги должны были править этой галактикой. А как можно править, если у тебя нет подданных? Можно было бы, конечно, на всё наплевать и создавать государство, в котором были бы только зверги, но это противоречило уже моим личным планам. Прочие формы жизни имели определённую ценность, и не следовало так просто разбазаривать своё имущество. Моё противостояние с Республикой перешло в фазу затяжной мясорубки. Каждый день, каждую секунду с обоих сторон уничтожалось огромное количество космических кораблей и десанта. Я всё расширял и расширял масштабы производства войск, но и противник занимался тем же. Попытки выяснить, откуда Орден Дживаев берёт такую армию, успехом не увенчались. Анализ экономической ситуации в Республике говорил, что никаких серьёзных изменений в ней не произошло. Никто не закупал ресурсов больше обычного, не расширял производственные мощности, не загружал работой верфи. Похоже, также, как и мои войска, армия дроидов производилась на космических станциях, которые собирали ресурсы для этого в поясах астероидов. Выяснить же расположение этих станций было невозможно, потому что количество звёзд в галактике было огромно, а материала в окрестностях даже одной звезды хватило бы на сотни лет ведения войны в текущих масштабах. Ведь по сравнению с массой планет, масса космических кораблей была ничтожной. Спустя примерно месяц противостояния мы пришли к некоторой точке равновесия. Рейх захватил примерно четверть территории Республики, но не имел сил для того, чтобы удержать больше. Я мог бы уничтожить все оставшиеся планеты Республики, но это не было моей целью. На орбите каждой моей планеты постоянно находилось около ста тысяч космических кораблей. Это давало в общем более двух с половиной миллиардов единиц флота. И этого еле-еле хватало на то, чтобы отбивать атаки дроидов, которые буквально закидывали нас телами. Мои попытки использовать шпионов или считывать память разумных оказались бесполезными, потому что никто ничего не знал о происхождении армии дроидов. Более того, все дживаи, за исключением рядового состава, будто вымерли. Я не мог найти ни одного из них, и даже сканирование в Силе не давало ответа на этот вопрос. Единственным нашим бесспорным преимуществом являлось превосходство в технологиях перемещения в гиперпространстве. Как только где-то происходило нападение, резервные силы с ближайших баз выдвигались туда, чтобы уже через десяток минут вступить в бой. Обдумав все варианты, я решил прибегнуть к помощи союзников. Разумеется, для начала следовало этих союзников завести, так что мой взор упал на Империю Сидхов. В перспективе Империя тоже должна была стать частью Рейха. Но на данный момент она могла помочь мне. Ведь враг моего врага — мой друг. Не так ли? Прежде чем идти на официальный контакт с Империей, я решил изучить систему власти в ней. Ходящие в Республике слухи о злобных сидхах не давали построить хоть сколько-нибудь логичную модель общества, так что мне пришлось засылать на территорию Империи шпионов, похищать её граждан и пытаться вести бизнес на их территории. Полученная информация показала мне устройство общества, во многом соответствующее тому, что пытался создать я сам. Устав Ордена Сидхов, что я когда-то изучал, не давал и сотой доли понимания того, на чём основана власть в Империи. Начать стоило с того, что каждый житель Империи принадлежал к одной из четырёх каст. Высшей кастой были правители — кша-тра. Их жизнь была посвящена понятию чести. Честь была для них всем. Вместе с тем, истинным мерилом их положения в обществе было владение Силой. Сила и честь — эти две вещи определяли каждый поступок правителя. Вся их жизнь регулировалась правилами и обычаями, но вместе с тем, их положение в обществе было абсолютным. Каждый кша-тра управлял выделенной ему территорией и подчинялся правителю более высокого уровня. Это была абсолютно вертикальная власть, где не допускалось никаких возможностей перехода под другого правителя с сохранением своего положения. Этот слой общества боролся за власть, но это была борьба только среди себе подобных. Кто бы не назначался на место правителя, верность всех остальных каст была направлена на должность, а не на личность. Второй кастой были вай-тра — военные. Именно среди них были в ходу титулы, вроде Дарт. По местной классификации исследовательская база, куда я попал в свою бытность человеком, была всего лишь мелкой частью огромной военной машины. Основой для оценки общественного положения вай-тра служила его доблесть. Именно способность победить в битве, способность подавить оппонента имела тут наибольшую ценность. Военные доблестно сражались, в том числе друг с другом. Это было частью противостояния кша-тра, но как правило такие войны не затрагивали жизнь простых людей. Война войной, а экономика должна работать. Третьей кастой были вай-шу. Это была прослойка бизнесменов, торговцев, администраторов и дельцов всех мастей. Единственным мерилом их значимости служили деньги. Именно на вай-шу зиждилось экономическое процветание Империи. У них тоже был своеобразный кодекс чести. Не такой строгий, как у более высоких каст, но он позволял избежать многих видов мошенничества, характерного для Республики. Ведь неспособность соответствовать кодексу вай-шу приводила к казни нечистоплотного торговца или его переводу в последнюю четвёртую касту. Основой всего общества Империи были шу-дра. Это были банальные рабочие. Именно к четвёртой касте принадлежало больше девяноста процентов населения Империи. Интересен был какой факт — шу-дра не мог владеть собственностью более чем на миллион тугриков. Официально валюта Империи называлась ту-гра, но я для себя переименовал её в более знакомое название. Так вот, если шу-дра получал слишком много денег, то он должен был сдать экзамен на переход в касту вай-шу. И если такой переход не удавался, то вся собственность сверх дозволенного миллиона конфисковалась. Это объяснялось тем, что богатство даёт власть, а для обладания властью нужно соответствовать некоторым требованиям. В общем, общество в Империи было довольно сложным, и для человека со стороны было непросто даже поговорить с одним из кша-тра. Изучив всю механику местной бюрократической машины, я пришёл к выводу, что самый простой способ провести переговоры — это завоевать планету, а потом встретиться с её бывшим правителем. Не самое лучшее начало для общения с потенциальным союзником, но других вариантов я не обнаружил. Моей жертвой была выбрана бедная планетка на задворках галактики. Вышедший на орбиту флот распылил два древних крейсера, долбанул по единственной базе наземной обороны, после чего столицу аккуратно захватил десант из всего десяти тысяч эльфов. Правитель планеты даже не думал сопротивляться, когда в его особняк вломились мои войска. Я тоже старался избежать ненужного насилия, так что потери защищающихся ограничились выломанными дверями и синяками у нерасторопной прислуги. Кша-тра встретил меня в тронном зале с лёгкой улыбкой на лице.  — И кто же решил посетить мою скромную обитель таким бесцеремонным образом? Судя по выражению лица и позе, этот одарённый ничуть не боялся меня. Я было на секунду подумал, что стоит стереть эту ухмылку, погрузив наглеца в океан боли, но потом решил не унижаться до таких методов. Он и так в моей полной власти и осознаёт это. Честь не даёт ему вести себя иначе. Не стоит начинать общение с разрушения всей основы его жизни. У меня другая цель.  — Пред тобою Нексус, всемогущий повелитель Рейха Космических Эльфов. — Брякнул я слегка изменённую фразу из одного запомнившегося мне аниме.  — Прямо-таки всемогущий? — Усомнился в моих словах собеседник, а его ухмылка стала ещё более широкой.  — Несомненно. Я прибыл сюда, чтобы ты договорился о моей встрече с Императором. Мой Рейх хочет установить официальные дипломатические отношения с вашей Империей. Ухмылка слезла с лица пока ещё безымянного кша-тра, и я увидел его настоящее лицо — сосредоточенное, с цепким взглядом и стальной волей.  — При всём моём уважении к вам, вы недостойны общения с императором. Вы можете убить меня, то любой другой кша-тра скажет вам то же самое. Прежде вам нужно будет показать свою силу и честь одному из наместников Императора. И я как раз могу обустроить вашу встречу с правителем нашего сектора галактики. Он находится на том же уровне владения Силой, что и вы, так что вы сможете обратиться к нему как равный, а не как проситель. В этой галактике есть кто-то сильнее меня? Как-то я не задавался подобным вопросом. Мне почему-то казалось, что моя победа над Королевой Роя делает меня сильнейшим. Но этот человек выглядел достаточно сильным, чтобы суметь разглядеть мой потенциал. Я был удивлён, найдя на этой планете адепта подобного уровня. Правда, он тут был один такой. Пауза в нашем разговоре затянулась, пока я прикидывал все за и против. В целом, меня это устраивает. Правитель сектора — это правитель более трёх тысяч планет — достаточно серьёзная фигура, чтобы с ним можно было обсуждать вопросы сотрудничества.  — Хорошо. И представьтесь, как вас зовут.  — Ральтон Дискур Фон Энеран.  — Меня устраивает ваше предложение о встрече с наместником императора. Когда вы сможете организовать встречу?  — Да хоть сейчас. Я свяжусь с управляющим резиденцией, обсужу с ним время встречи, а потом я могу подняться к вам на корабль, и мы вместе посетим наместника.  — Вы готовы в одиночку пойти на мой корабль? — Удивился я.  — Конечно. Если вы захотите меня убить или сделать что-то ещё, то я не смогу помешать вам. Так что я не вижу смысла в бесполезном сопротивлении. Моя честь допускает возможность склониться перед тем, кто настолько сильнее меня. Я согласно кивнул и направился прочь из зала. Все детали будущей встречи смогут обсудить мои подчинённые. Не царское это дело. Встреча с правителем Сектора Туэрен состоялась всего через сутки. Валор Дертран Ас Туэрен встречал меня в украшенном зале в окружении парадного караула. Я же явился на встречу в сопровождении всего четырёх эльфов. Это был почётный эскорт, а не охрана. Я чувствовал, что все присутствующие владеют Силой, но хоть какое-то сопротивление мне мог оказать только Валор. Кто-то вроде камердинера объявил имена и титулы сторон, и объявил начало торжественной встречи.  — Приветствую Повелителя Нексуса в моём дворце. — Начал свою речь Валор. — Что за просьба привела вас сюда? Похоже, меня хотели сразу поставить в подчинённое положение. Более того, я так и остался стоять посреди зала, в то время как мой собеседник сидел на троне.  — Я и подумать не мог, что Империя настолько бедна, что у вас не нашлось для меня даже стула. — Я взмахнул рукой, и за моей спиной возник трон из костей, который секунду назад пылился на складе моего корабля. Я взлетел и переместился к трону, на котором с удобством расположился в окружении черепов. — Похоже, это вам нужна моя помощь. И я готов её предоставить в обмен на информацию об уязвимостях Республики. Мой собеседник чуть нахмурился. Видимо, мои фокусы с телепортацией смешали ему все карты.  — Я действительно знаком с силами Республики. Ведь Империя воевала с ней тысячи лет, и наши знания — это результат длительного изучения противника. Что вы можете предложить мне такого, чего мне не хватает?  — Стулья? — Не смог я сдержаться от насмешки.  — С этим вопросом вы можете обратиться к моему завхозу. Он решает все вопросы, связанные с деньгами и другими ценностями. Похоже, мне намекнули, что деньги Валора не интересуют. Более того, он дал понять, что ожидает от меня чего-то, достойного кша-тра, чего-то, что поможет ему поддержать свою честь, как правителя. Хм… интересная задача. Я обдумывал подобные варианты, хоть и считал их маловероятными. Тогда, зайдём с козырей.  — Я слышал, что даже Империя не смогла побороть такую болезнь, как коррупция. Даже ваши одарённые не в силах проникнуть в мысли простых вай-шу или даже шу-дра. А вот в моём славном Рейхе коррупция отсутствует как явление. Я мог бы дать вам во временное пользование несколько псиоников, способных вытащить из сознания разумного любую имеющуюся там информацию. Как вы думаете, сделает ли вам честь полное искоренение коррупции в вашем секторе? Валор задумался, а я с лёгкой улыбкой сидел на троне, сканируя сознания окружающих. Обладая Силой, они инстинктивно закрывали свои сознания, но это не защищало их от чтения поверхностных мыслей и эмоций.  — Несколько — это сколько? — Подал голос мой собеседник.  — А сколько вам нужно? Тысяча? Миллион?  — Миллион псиоников? Вы шутите?  — Ну, если вас не устраивает миллион, то могу предложить миллиард. Этого хватит?  — Миллиард псиоников? Вы меня пугаете. У вас что, каждый представитель вашей расы — псионик, способный читать мысли?  — Ну… да. А что?  — Э-э-э-э… — Валор потерял дар речи и только в смятении смотрел на меня, пытаясь понять, шутка это или нет. — И на какой срок вы можете выделить своих подчинённых?  — Год. Думаю, этого будет достаточно, чтобы искоренить всю преступность в вашем секторе. И вы должны будете платить моим псионикам зарплату и обеспечивать комфортные условия жизни. Сидх наморщил лоб, обдумывая мои условия и производя какие-то расчёты в уме. Через десяток секунд он сдался и подозвал к себе одного из своих помощников, с которым стал обсуждать финансово-организационные вопросы. Минут через пять перешёптывания закончились, и Валор опять обратил на меня внимание.  — Я найму сто тысяч псиоников, способных проводить допрос первой степени, не нанося вреда допрашиваемому. Они будут получать стандартную зарплату государственного служащего четвёртого ранга. Взамен я дам вам исчерпывающую информацию о способе ведения боевых действий Республикой, их уязвимостях и недостатках.  — Замечательно! — Провозгласил я, вскакивая с трона. — Думаю, со всеми деталями разберутся наши подчинённые. У вас есть ещё какие-то просьбы ко мне? — Я насмешливо улыбнулся, давая понять, что не забыл о том, какой приём был мне оказан.  — Нет, не буду вас задерживать.  — Тогда прощайте. Я кивнул и взмахом руки переместил трон обратно на свой корабль. После этого я направился к выходу из зала, но через десяток шагов тоже исчез во вспышке телепорта. Предоставленная сидхом информация оказалась весьма полезной. Более того, она содержала не только общие сведения, но и определённые технологии. Спустя всего месяц после совершения сделки я начал медленное, но планомерное наступление по всем фронтам. Основой сил Республики, как я и предполагал, оказались роботизированные заводы по производству космических кораблей и дроидов. Но эти производства не были полностью автономными. Республика уже сталкивалась с восстаниями машин, а потому каждый завод управлялся дистанционно через сеть специальных ретрансляторов, отследить работу которых было практически невозможно. Уязвимость же этой модели состояла в том, что сеть ретрансляторов была построена тысячи лет назад, и технология их создания была утеряна. Так что Республика могла размещать свои заводы только в относительно небольшой области пространства, уже охваченной этой сетью. А это уменьшало область поиска почти в сто раз. Уже через пару недель мне удалось наткнуться на один такой завод. Хоть он и был окружён большим количеством войск, я организовал срочный рейд значительной части своей армии и не считаясь с потерями уничтожил все производственные мощности. После этого атаки дроидов стали происходить куда реже, так как значительная часть их подкреплений вынуждена была сосредоточиться на защите планет. Я сделал предположение, что узлы сети ретрансляторов находятся на определённых планетах. И с удовлетворением обнаружил, что некоторые из колоний в этих областях Республика не желает отдавать ни при каких обстоятельствах. Теперь не только я вынужден был скапливать значительные силы в одном месте. Вторым моим преимуществом стала технология перехвата каналов связи в гиперпространстве. Корабли-дроиды атаковали мои миры не сами по себе, а постоянно находились под управлением тактиков из дживаев, прячущихся в открытом космосе недалеко от места боя. Обычными способами отследить эти корабли было нереально, а вот перехват сигналов средств связи позволял обнаруживать корабли тактиков и уничтожать их массированной атакой. Без постоянного руководства дроиды не могли похвастаться особыми стратегическими талантами, и бой с ними превращался в банальное противостояние толпы против толпы. А тут мои войска получали значительное преимущество, так как каждый корабль-зверг обладал предвидением будущего и мог уклониться от смертельных выстрелов. Более того, я доработал эту технологию перехвата каналов связи и смог вообще свести все попытки атаковать меня к нулю. Движение больших флотов в гиперпространстве было сложной логистической задачей. Так что перемещение происходило за несколько прыжков. Более того, как и все корабли в этой галактике, дроиды вынуждены были выходить в обычное пространство вблизи звезды и только оттуда прыгать уже к самой планете. Каждый такой прыжок предварялся обменом информацией между флагманом и дроидами. Я же напичкал все окрестности своих планет специальными датчиками, которые отслеживали передачу данных на военных каналах и движение больших групп кораблей в гиперпространстве. В результате, всякий раз, когда Республика собиралась напасть на мою планету, её ещё на подходах перехватывал мой флот, что сводило к нулю влияние этих столкновений на жизнь простых граждан Рейха. В общем, жизнь в моём Рейхе начала налаживаться, и я смог начать реализацию своих идей относительно нового мироустройства. Как я уже говорил, основой всей идеологии Рейха было владение Силой. Каждый гражданин должен был начать развивать свои способности под руководством одного из звергов. Успехи в этом направлении определяли индекс социальной значимости разумного. Конечно, это был далеко не единственный фактор, но основной. Индекс же влиял на ставки налогов, преференции на государственной службе, льготы, размер зарплаты и многое другое. В результате, каждый человек, каждая инопланетная тварь стремились овладеть Силой. Они разрабатывали новые методики тренировок, приёмы воздействия и прочее, а зверги внимательно наблюдали за этим процессом и анализировали. Я давал своим подданным Силу, но взамен обретал ещё большую силу, потому что только зверги обладали всей полнотой информации. Мы были только в начале пути, но я надеялся, что всего через несколько лет Рейх сможет совершить качественный скачок в понимании природы Силы. Ведь даже зверги, хоть и знали, как её использовать, не понимали всей глубины этого явления. Кстати, подобный культ Силы сформировал положительный образ Рейха на территории Империи. Ведь там жизнь двух высших каст строилась на том же фундаменте. И за моими усилиями наблюдали с огромным интересом, не стесняясь засылать шпионов чуть ли не толпами. Хорошее отношение со стороны кша-тра позволило расширить и экономическое сотрудничество. Тем более, что моим псионикам невольно приходилось вникать во всю внутреннюю кухню местной экономики. Это не создавало особых угроз для Империи, потому что её сила была основана на касте военных, имевших свою собственную экономику, и на личной силе правителей, которые по слухам могли в одиночку уничтожать планеты и гасить звёзды. По крайней мере, такие силы приписывались Императору. Я как мог пытался разузнать, какими же тренировками достигается подобный уровень, но не сумел обнаружить ничего стоящего внимания. Одарённые кша-тра Империи в первую очередь проходили тренировки, ставящие на их сознание непроницаемый щит. Зверги хоть и обладали способностью к управлению чужим сознанием, не являлись специалистами в этой области. У нас были уже готовые решения, но не было понимания того, как они работают. В конце концов, мы были оружием, а не исследователями. Если знания о принципах работы Силы и были у звергов, то до меня они не дошли. Так что даже захват кша-тра в плен не смог принести мне пользы. А вай-тра обучались лишь основам, и их способности ни в чём не превосходили умения моих эльфов. Жизнь шла своим чередом, и примерно в тот момент, когда моя четверть территории Республики превратилась в треть, произошло знаменательное событие — в наше представительство на территории Империи пришёл сидх, который предложил обучить главу Рейха всем тайным техникам кша-тра. Я в тот момент находился на другом конце галактики, а потому решил поговорить с нежданным благодетелем дистанционно, используя одного из эльфов в качестве посредника. Сидя в кресле своего флагмана, я телепатически управлял добровольной марионеткой. Это создавало почти полный эффект присутствия. Я вошёл в комнату и посмотрел на сидха, что ожидал разговора со мной. Это был ветхий старик. Его тело несло на себе печать прожитых лет, но взгляд был ярок и полон Силы. Даже с помощью марионетки я смог почувствовать, что это неординарная личность с огромными способностями.  — Приветствую тебя, сидх. С тобой говорит Повелитель Рейха Нексус. Я использую тело своего подчинённого, чтобы общаться на расстоянии. Сейчас я нахожусь слишком далеко, чтобы посетить это место лично.  — Рад встрече с вами, повелитель. — Сидх встал и слегка поклонился. Без подобострастия, но уважительно. — Меня зовут Дакрадак Ас Рибертэн.  — С какой целью ты искал встречи со мной?  — Это сложно объяснить. Если вкратце, то мне известно пророчество о Последнем Императоре. В нём говорится, что тот, кто обучит императора всем премудростям владения Силой, получит в дар бессмертие и возвысится до уровня богов. И все знаки сходятся на том, что именно вы достойны называться титулом Последний Император Галактики.  — Пророчество? Интересно. — Я жестом предложил сесть и сам опустился в кресло. — И сколько лет этому пророчеству?  — Чуть больше двухсот.  — Хм, думаю, это не совпадение. Всё началось именно тогда.  — Что началось? — Сидх буквально подался вперёд, глядя мне в глаза.  — История. Но об этом мы можем поговорить потом. Так что, вы хотите обучить меня техникам владения Силой?  — Да, повелитель. Я был наставником отца нынешнего императора, и мне известны все тайные знания императорского рода.  — Это… интересно. — Согласился я. — А сколько вам лет?  — Восемьсот шесть. Даже Сила не может сделать человека бессмертным. И мне осталось жить не так долго.  — Сила не может сделать этого. А я могу. Когда-то я сам был человеком. Теперь же я существо высшего порядка. Мне не страшны старость и болезни, моё тело создано для того, чтобы повелевать Силой. Но стоят ли ваши знания подобного дара?  — Думаю, да. Иначе, пророчество не говорило бы об этом.  — Вы так верите в эти… сказания? — Я смотрел на сидха и видел в его глазах все признаки фанатика. Но не одержимого, а твёрдо убеждённого.  — Сила не может ошибаться. Я множество раз видел, как пророчества исполнялись самым неожиданным образом. Даже те, кто увидел их, не всегда понимают сокрытый в них смысл. Это пророчество такое же. Оно смутно и запутано, причина и следствие в нём поменяны местами, но я смог разобраться в хитросплетении смыслов. Я твёрдо уверен, что именно вы — Последний Император. Вы уже достигли физического бессмертия. А впереди вас ожидает ещё большее возвышение. И те, кто займёт место рядом с вами, тоже возвысятся.  — Звучит захватывающе. — Улыбнулся я. — Так и хочется вам поверить.  — Вам не нужно верить. Просто делайте то, что считаете нужным, и всё произойдёт само собой.  — Да, с этими пророчествами всегда так. — Согласился я. — Что ж, хорошо. Я принимаю ваше предложение. Вас перевезут на территорию Рейха, где мы встретимся лично. Думаю, это произойдёт через пару дней.  — Буду ждать встречи с вами, повелитель. Я кивнул и «повесил трубку». Мне предстояло много обдумать. Эта встреча могла стать судьбоносной. Конечно, нельзя было скидывать со счетов вариант, что это была попытка покушения на меня, но моя интуиция говорила, что это судьба — одно из тех событий, которые невозможно избежать.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.