Вечеринка недопонимания 33

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Тэхён/Пак Чимин, Чон Хосок/Чон Чонгук
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Нецензурная лексика Повседневность Реализм Современность Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Разлитый чай, сломанный палец, неловкая ситуация.

Посвящение:
Неудачникам.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Я просто ОЧЕНЬ сильно ударила свой мизинец на ноге... Именно так и появился этот драббл.
29 августа 2019, 20:38
— Тэ, ты слышал? — Чимин от неожиданного стука вздрагивает и немного разливает горячий чай из кружки, что держит в руке на бежевый ковёр, — Что-то упало?.. — Кажется, это у соседей, — Ким не обращает внимания на странные звуки, которые продолжают усиливаться с каждой секундой и глушат собой передачу по телевизору. Он безразлично (или нет, ведь это его любимое тв-шоу) прибавляет громкость на несколько цифр. — Чимин-а, мы же только недавно ковёр из чистки забрали, — хмурится Тэхён и накрывает пятно попавшейся под руку грязной футболкой, до этого лежавшей на спинке дивана. В ответ на тяжёлый вздох Пака он пожимает плечами, мол, и то, и то всё равно придётся стирать, ковёр, кстати, снова, а так хоть не наступишь на мокрое. Спустя две-три минуты гнетущей тишины со стороны соседей вновь раздаются странные крики и Чимин упорно старается делать вид, что всё в порядке, раз Тэхён и бровью не ведёт, но громкое: «Заебал, скотина. Сколько можно? Я так больше не могу! Я звоню в полицию!», всё же озадачивает и напрягает обоих. Грубый мужской голос продолжает орать и перекрикивать мольбы о помощи. — Разве наша соседка не старушка лет семидесяти? — шепчет Чимин, ставя на журнальный столик почти полную кружку чая. — Ага, — теперь уже убавляет громкость телевизора Тэхён, — Старушка с семнадцатилетним внуком. Что-то точно происходит. Определённо что-то, о чём Чимин будет жалеть, если ничего не предпримет. Долго не раздумывая, Пак быстрым шагом идёт в спальню за мобильником, и, вот неожиданность, по пути сильно ударяется мизинцем ноги о комод. Пометка: выкинуть к хуям собачьим. Приятно познакомиться, блять, а вот и главный неудачник нашей истории — Пак Чимин, то есть, неудачник в квадрате Пак Чимин. — Тэхён-а, звони в полицию, — сквозь слезы, — и в скорую тоже. — Думаешь, там всё так плохо? — Тэхён подбегает к осевшему на пол парню. Удивлён ли он этим происшествием? Нет, не удивлён. Часто ли Чимин калечит себя? Да, ещё как. — Скорая для меня, — в подсознании что-то скребётся, прося нагрубить Киму в ответ, но он сдерживается, — кажется, я сломал его. Пак указывает на свой палец и старается не рыдать в голос. И это выше его сил, ведь мизинец пиздецки как сильно болит. Ощущение, будто машина с весом в пять тонн, не меньше (а может и больше) проехалась по ноге. Да и на вид мизинец странно выгнут и перекрывает собой соседний палец. За что ты так его, комод? Тебя ведь... купили. — Сло-омал. Я то-точно сломал его. Сломал, блять, пиздец. Тэхён поднимается с пола и, пока Пак не начал истерику, что может произойти в любую секунду (если уже не, судя по его невнятным звукам-матам), тащится на кухню за аптечкой. Ким уже настолько привык к ранам своего парня, что все его действия происходят на автомате: зайти на кухню, открыть вторую полочку слева от раковины, взять жёлтую сумку с надписью «аптечка», сделанной маркером вручную, со скоростью света вернуться к умирающему, на ходу доставая мази, пластырь, таблетки, бинты и начать операцию по спасению. — Из со-соседней квартиры доносятся крики и… и, кажется, звуки ударов, похожих на… на избиение! Грубые ругательства! Ор-орёт мужской голос, а это при том, что у нас в со-соседях, не помню точно семидесяти или восьмидесяти лет, старушка. Совсем старенькая, понимаете? — резко начинает тараторить в трубку Чимин, не до конца успокоившийся после принятия обезболивающего, пока Тэ обрабатывает (как умеет???) ранение. — Чим-и, адрес, — напоминает Тэхён, слушая вполуха. Наложив мазь, а сверху приклеив пластырь средних размеров, Тэ начинает перематывать ранение и всю ступню бинтами, чтобы было не больно наступать. Ну, точнее надеется на такой результат, ведь он по специальности, к сожалению, не медик, а с переломом (?) сталкивается впервые. Вся надежда на специализированных врачей, да… Тэхён очень серьёзен и сосредоточен на своём деле, поэтому пропускает момент, когда Чимин делает звонок в скорую. После, тот начинает интересоваться о звонке в пожарную, но быстро сообразив, что это будет лишним, собирает больше ненужные вещи обратно в аптечку и благодарит своего спасителя. От соседей всё ещё слышатся крики, и Чимин был бы не Чимином, если бы не сорвался в сторону источника шума даже с травмой. Тэхён только хотел было начать отговаривать Пака от этой затеи, но тот, полностью взяв себя в руки и успокоившись благодаря обезболивающему эффекту мази и таблеток, уверенно попрыгал на одной ноге до 795 квартиры. О слава Всевышнему, что та находится недалеко; на той же площадке, всего лишь в паре шагов от их с Тэхёном семейного гнёздышка. Чимин колотит в дверь с такой силой, будто вымещает всю свою боль, и Ким не уверен, что та выдержит такой напор. Он точно успел услышать хруст. — Открывайте же дверь, — не выдерживает Пак, — Иначе мы выломаем её! Ответа долго ждать не приходится, и уже через несколько секунд Чимину открывают дверь. Тэхён стоит по левую руку от Пака, и как только слышится щелчок открывающейся двери, он аккуратно берёт того под локоть и заводит себе за спину. Сам не знает, чего ожидать в данной ситуации, но безопасность и так не очень (очень-очень) удачливого парня превыше его собственной. Когда-нибудь он точно пожалеет о такой политике в отношениях, когда-нибудь с переломами и ушибами четвёртой степени, под капельницей, наверное. — Простите? Дверь открывает подросток, которого Тэхён уже знает. Чонгук. Тот самый мальчик, что живёт здесь со своей бабушкой. Тэхён встречается с ним каждый раз, когда получается пораньше вернуться с работы. Они одновременно заходят в подъезд, поэтому иногда перекидываются парой слов, а иногда перекуривают по одной, отойдя подальше от окон (чтоб семьи не бузили, но давайте по правде… от них несёт, поэтому и Чим, и Бабуля всё-ё знают). У Тэхёна вообще-то отношения с соседями а-ля: «Здравствуйте» — всем на расстоянии до 10 метров от их с Чимином квартиры (у того тоже не лучше). Поэтому соседей напротив можно назвать особенными. — Чонгук… — начинает Ким. Тот стоит в домашних шортах, которые, видимо, были надеты наспех, собственно, как и футболка. Обе вещи наизнанку. — Ты в порядке? — срывается Чимин, налетая на парня. — Это ты так кричал? Тебя, что, избивают? Что с тобой произошло, мальчик? Говори же. — Пак переходит в режим «мамочки», начиная рассматривать, трогая и проверяя руки подростка (на вид лет 15, но Тэхён уверен, что интересовался возрастом Чонгука, и тому 17) на сильные ушибы. Тэхён, как и Чимин, замечает небольшие порезы, синяки, да и хромоту парня, который, вырвавшись, пятится. Но Ким не уверен, что Пак заметил искусанные и опухшие губы, румянец, да и… стояк? — Я всё ещё жду — раздаётся знакомый грубый голос насильника, — Ты скоро, зайка? … Стоп, что? Чимин неожиданно уверенно и твёрдо шагает в сторону голоса, оставляя позади смущённого мальчишку и, кажется, единственного понявшего в какой ситуации все оказались Тэхёна. — Только не говори мне, что бабушка тоже дома, — шепчет Ким, смотря на прикрывающегося Чонгука. Пак минует гостиную и заходит в спальню. Руки еле подрагивают. Страшно, если честно. Даже очень. Ведь он сейчас встретится с тем самым мужиком, что прямо здесь и сейчас избил, а возможно и изнасиловал невинного подростка! Воспитатель внутри просто вопит от ярости. Да, Чимин уже вызвал полицию. Да, этого мужчину арестуют, накажут по закону, но это будет, только когда копы прибудут на место, а пока… — Эй, ты! — Что? Мужик (так его прозвал Чим, но на вид парень не старше 25) ударяется о ножку кровати, стараясь быстрее засунуть ногу в штанину. Боль отдаётся по всему телу, изо рта вырывается тихое «Блять». Он, видимо, не ожидал гостей. Да… — Что происходит? — Эй, Чим, — из-за спины слышит Пак и оборачивается, выставляет вперёд руку, показывая знак «стоп» и давая понять, чтобы Тэ помолчал. Он справится сам. — Да как ты посмел избить невинного ребёнка?! — продолжает Чимин, смотря на мужика (парня, не старше 25), но ближе подойти не решается. Голос чуть подрагивает, но тот факт, что за спиной стоит Тэхён придаёт сил. Он справится сам. Глаза напротив широко раскрываются, руки перестают пытаться застегнуть эту ебучую ширинку, что никак не поддаётся, а боль уходит на второй план. — Ещё раз… Что? — Вы, — подаёт голос Чонгук, выходя вперёд из-за спины Кима к незнакомцу-насильнику, — Вы всё неправильно поняли. Хосок-хён не избивал меня, — косится на свои руки, — то есть, да, но… Мы тут… играли? — щёки младшего чуть ли не пунцового цвета от собственных слов. — Оу, — произносит Хосок. — Оу? — Чимин, мы… — Тэхён устало пытается урвать себе немного внимания на этой вечеринке недопонимания, но его вновь прерывают и в этот раз шум из коридора. — Это полиция! Всем на пол, руки за голову!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.