Кристалл +118

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Shingeki no Kyojin

Основные персонажи:
Энни Леонхарт
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Психология
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"А пока она лежала, и тело ныло от тупой боли...
Зима царила внутри".

Посвящение:
Энни. Потому что она крута.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Немного бреда. Поток мыслей.
Все мои непонятности вылились сюда. Попыталась как-то объяснить необъяснимое.
20 мая 2013, 22:22
Она пообещала отцу вернуться. И тогда, когда оказалась на волосок от смерти, исполнила свое обещание.

Внутри кристалла не было холодно, как во льду, было только пусто. Прочнейшие стены давили на кожу, сжимали кости и мышцы, сминали лицо, что все равно оставалось неподвижной маской. Кристалл давил и уничтожал, а тело с той же скоростью регенерировало.

Зима царила внутри.

Телу было не больно, боль давно ушла на второй план, оставив за собой шлейф ноющей ломоты и огромный простор для мыслей. Место для логических цепочек, ломких от событий планов, воспоминаний, тайных мечтаний и не менее глупых надежд. О чем может мечтать солдат, чья правая рука разжевана зубами гиганта, а левая нога давно съехала вниз по скользкому пищеводу? Наверное, о том, чтобы умереть до того, как он окажется в отвратительном гигантском желудке и увидит своих товарищей. Увидит их лица или то, что от них осталось. Услышит их стоны, настоящие или плод сходящего с ума воображения. Он просит у всех богов, каких знает, умереть прежде, чем умрет его душа.

Кристалл били, рубили, пилили, ковыряли, даже пытались подорвать. Ненавидели. Чего только не делали. Постоянно мешали сосредоточиться на мыслях. Даже боль не так мешала, как они.

Она вспоминала свои тренировочные бои. Тогда, когда двое излишне усердных солдат решили проучить отлынивающую лисицу, она с легкостью уложила Райнера на лопатки. Смогла бы она повторить свой успех в иной ситуации? Например, за всеми стенами, где в облике человека ты станешь самоубийцей без шансов. Ха-ха.

Она вспоминала солдата ее выпуска, что так рьяно рвался уничтожить их всех. Всех этих мерзких тварей, что разрушили его дом. Убили его родной городок. Убили кого-то очень важного для него. Кого – он никогда не говорил. Только пытался все добраться туда, где когда-то жил, и открыть старый подвал еще более старым ключом. Ключ болтался у него на шее, в голове болтались мысли: от ненависти до страха, от страха до ненависти.

Подвал был так важен для человечества. А ей он казался каким-то ящиком Пандоры. Открыв его, люди бы узнали что-то такое, о чем нельзя им даже думать. Что-то, что нужно было знать только самому Эрену. И, возможно, ей. И еще Райнеру, и Бертхольду, и Имир. Мастера маскировки уже не мастера.

Так почему люди настолько стремятся к запретному?

Она ушла в королевскую полицию не потому, что хотела спасти свою задницу, как некоторые, а…

Хотя кому здесь врать? Именно поэтому она и ушла. Защититься от любых нападений на тело, на душу, на драгоценную задницу. Проникнуть в самую гущу человечества, ведь если хочешь что-то спрятать – клади это на самое видное место. И никогда не переставай быть человеком, чтобы страшащаяся толпа не превратилась в страшную.

Но толпа все равно прознала. И до сих пор пыталась вытащить предательницу из кристалла любыми способами.

Какое слово-то жуткое. Она ведь не хотела никому зла. Наверное. Хотела просто защитить того самого человека, что сильнее всего на свете ненавидел гигантов, от толпы. Он ведь и сам гигант. Она почему-то тоже. Она его понимала. Она не хотела оставаться одна, не хотела оставлять его.

Все те жалкие люди, что пытались ее остановить, зачем они полезли к ней? Зачем пытались, жертвуя своими жизнями, спрятать от нее того, с кем она все равно встретится? Зачем окрашивать землю, если она и так уже красная? Ведь ей пришлось убивать их, своих товарищей.

Они бы встретились все равно, не по воле судьбы, так по схожим сущностям. Им бы пришлось встретиться и открыть глаза. По-другому ведь нельзя. Поверит ли человек другу, если тот, с кем он прошел огонь, кровь и зубы гигантов, раскроет вдруг свою настоящую сущность? На словах…

А пока она лежала, и тело ныло от тупой боли, вновь регенерируя. Оставалось лишь надеяться, что он доберется до того самого места и узнает правду. Откроет таинственный ящик и спасется, спасет ее и их несчастных товарищей, что уже успели поддаться безумию. Или умрет.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.